home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement






Чуть позже. Небо над Тихим океаном в округе Маршалловы острова.

Флайка «Eretro-XF», похожая на зверски погнутую некрупную стеклянную летающую тарелку, пожирала расстояние. Из кабины с высоты более 13 тысяч метров скорость (примерно вдвое превышающая звуковую) практически не ощущалась. Серое полотно океана с бурыми чёрточками островков и зеленоватыми кляксами мелководных банок постепенно уползало за корму. Справа по борту ослепительный шар солнца медленно падал к закату, постепенно становясь из чисто белого желтовато-оранжевым.

Бэмби уступил штурвал сидящей рядом Фрутти, закурил сигару и повернулся назад.

– Hei foa! Почему все такие тихие и грустные? Мы сделали классный рейд, разве нет?

– Лично я, – сообщила Элеа Флэгг, – думаю, как уболтать дока Обо Ван Хорна начать работать без аванса. Прикинь, Бэмби, там надо сразу ввалить немаленькую сумму.

– Ну, – начал тот рассуждать вслух, – для начала надо меньше пятиста килофунтов…

– Все равно это серьезная сумма. Закон бизнеса: всё, что больше десяти килофунтов, требует оперативного учета, аналитического контроля и системного планирования.

– Папа обещал: деньги будут, – тихо, но решительно сказала Кияма Хотару.

– Твой папа серьёзный дядька, – проворчала Фрутти, – но прикинь: у нас, у канаков, на большие суммы с незнакомыми людьми на чистом доверии обычно не работают.

Младший лейтенант Дземе Гэнки, сжал и разжал кулаки и хрипло произнес.

– Я не понимаю. Там мои товарищи готовятся умереть, а вы все о деньгах, о деньгах…

– Вот что я тебе скажу, бро… – Бэмби выпустил изо рта облачко синеватого дыма, – не зачетное это дело, готовиться умереть. Ведь для чего люди воюют? Чтобы потом на отвоеванном месте жить. Строить дома и всякое хозяйство, веселиться, работать без фанатизма, заводить детей. Они подрастут, и ты спросишь: Как думаете, мелкие? Не напрасно папа воевал? Было за что? Если они ответят «да», то все ОК. А если «нет»…

– …То не хрен было папе махать крыльями и жать гашетку, – договорила Фрутти.

– Простите ли вы меня, если я выскажусь непочтительно? – Спросила Хотару.

– Y una polla… – удивленно отреагировала Элеа. – Хэй, гло, мы не в театре, ага? Мы простые ребята. Когда такой флэйм за жизнь, то мы, что думаем, то и говорим.

– Это честно, – согласилась дочь адмирала. – И я надеюсь, вы не обидитесь. Я очень уважаю вашу смелость, но сейчас вы рассуждаете, как фермеры.

– Так, мы и есть фермеры, – сообщил Бэмби, выпуская изо рта новое облачко дыма.

– Только мы ещё не купили ферму, – уточнила Фрутти. – Хочется взять не что попало, а зачётную вещь. Чтобы свой водоисточник, свой причал в удобном месте и возвышение участка, чтобы не заливало при шторме. Ещё – хорошие рыбные банки рядом, чтобы не пилить за рыбой через полморя. И надо, чтобы соседи были в нашем вкусе, а мы – в их вкусе. Чтобы подбрасывать друг другу детей на сколько-то дней и просить друг друга присмотреть за фермой. Короче: мы здорово нарубили фунтиков на четырех войнах и дополнительно нарубим за пару лет в OCSS. По ходу, на всё хватит.

– Самая классная штука, это сегмент мелководной лагуны, – высказалась Элеа, – туда можно продолжить ферму. Сейчас изобрели столько всяких овощей для мелководья.

Бэмби попыхтел сигарой и с сомнением покачал головой.

– Огород на литорали и под мелкой водой, это, конечно, классно. Но там много всяких хитростей, которые надо знать. Типа, специфика другая, чем на обычном грунте.

– Простите ещё раз, – вмешалась Хотару, – но неужели вы воевали на четырех войнах просто, чтобы купить себе ферму и остаток жизни ковыряться на огороде?!

– Пф! – Фыркнула Фрутти. – Ну у тебя заходы, гло! Остаток жизни! Joder! Я себе этот остаток мыслю длиной ещё лет семьдесят, как минимум. И что значит: «ковыряться»? Прикинь: есть столько всего интересного для фермы, если увлекаешься биологией.

– По плану, – добавил Бэмби, – лет через сорок мы скинем ферму детям, а сами начнем кататься по шарику, сочинять книжки и снимать кино. А то обидно: в стольких местах побывали и ничего не зафиксировали, потому что на войне было слегка не до того.

– Считается, – сказал Гэнки, – что солдату важнее думать о смерти, чем о ферме.

– Ну… – Бэмби на секунду задумался и кивнул, – когда боевые действия, надо думать, чтобы тебя не обнулили. Всё равно можешь обнулиться, если сильно не повезёт. И не только на войне. Если сильно не повезёт, то можно утонуть в тарелке с супом. Жизнь вероятностная штука, но чтобы снизить хреновую вероятность, надо думать, ага!

– Я имел в виду, – уточнил Гэнки, – думать о смерти, а не о том, как уцелеть.

Фрутти хлопнула ладошкой по контрольной панели и без особых эмоций объявила:

– Если ты обнулился, то как бы одно из двух. Или там ничего нет, или там что-то есть. Лично я считаю, что есть. Но, по-любому, заранее не узнаешь. Зачем ломать голову?

– Док Обо считает, – заметил Бэмби, – что там ни то, ни сё. Как бы там что-то есть, а с другой стороны там как бы ничего нет. Такая фишка, типа многозначной логики.

– Док Обо учёный, – сказала Фрутти. – У него так многозначно устроен мозг. Типа, это адаптация под научные задачи. А мы с тобой технари, на фиг нам это надо?

– По ходу, нам это на фиг не надо, – согласился он.

Кияма Хотару, поняв, что самурайский стиль восприятия жизни и смерти для канаков совершенно не характерен, перевела разговор в практическую плоскость.

– А кто, все-таки, этот доктор Обо Ван Хорн? Ученый? Изобретатель? Военспец?

– Он ученый изобретатель военспец, – уверенно ответил Бэмби.

– Док Обо, – добавила Элеа, – был лидером группы физхимии в Военном Крематории.

– Где? – переспросила японка.

– Это «Creative Laboratory», – объяснила ей Фрутти, – сокращенно «Creatory», а в эпосе «Военный Крематорий». Главный инновационный центр Народного флота Конвента.

– Да, – произнес Дземе Гэнки. – Я читал о центре «Creatory». Очень сильная военно-инженерная школа. А чем сейчас занимается доктор Ван Хорн?

– Он преподает физхимию в университете Факаофо, в округе Токелау – ответила Элеа Флэгг. – Поэтому мы летим на атолл Факаофо.

– Не только поэтому, – добавил Бэмби. – Там недалеко есть ещё ребята, которые…

– Подожди с этим, – перебила Фрутти. – Всё надо делать по порядку.


Атолл Факаофо. Токелау, Меганезия. | Драйв Астарты | 21:00, океан к северу от входа в пролив Бунго (отделяющего Сикоку от Кюсю).