home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Картина утреннего куска дня, как мы её видим.

------------------------------------------------------------------------------------

Привет, глючный мир! Ты ещё существуешь? Блин! Это классно! Мы на это даже не надеялись. Думали: ляжем спать, проснемся, а ни фига то и нет. Но с планетой все в порядке, только на её политической карте рано утром немного порисовали разными красками. Вот смотрите, что получилось. Порадуемся за того парня-янки – сенатора в Вашингтоне, который недавно катался в Пекин и потом сказал: «Нашим странам надо быть ближе друг к другу». Реально: теперь от Янки-Окинавы до Красно-Китайских Северных Рюкю – миль 20. С юго-запада и с востока от Окинавы, но подальше – страна Фую-Цин-Чао – Народная Морская Манчжурия. Такой ромб 300 на 2000 миль.

Вы спросите: «Блин, а где Империя Цин-Чао?». А нету. Едва на атолле Улиси просохли чернила на меморандуме, как император Пу Лунг У сказал: «Миссия потомков Хубилая выполнена, и все свободны. Вот вам карта автономных провинций Великой Империи и гребитесь сами с эти счастьем, а я уезжаю на священный остров Бао-Лун и займусь там медитациями с целью постижением природы Будды»… Пиздец, да?

Если есть страна, то как бы нужно правительство. Политологи думали: «Ага! Сейчас президентом этой (уже не имперской, а народной) Цин-Чао станет доктор Го Синрен, известный чел». Но нет. Доктор Го – экономический советник президента, а президент – молодой парень, Домо Сойо, который был олдерменом островка Китаото недалеко от Иводзимы, к северу от наших Мариан. Президент Домо уже назначил спец-атташе в нескольких регионах. Спец-атташе по нашей терракватории стала Есано Балалайка, которая (как напечатано в info) была оператором логистики на атолле Окинотори.

------------------------------------------------------------------------------------


Есано Балалайка хотела тут же прокомментировать, но подавилась густым супом с кальмарами и бататом… Лейтенант Бенитес начал хлопать подругу ладонью между лопатками, а подруга, откашливаясь, потянула из кармана свой мобайл и…

– Извините, я вам не помешаю? – спросил молодой мужчина англосаксонского типа, одетый в белые шорты и белую рубашку с коротким рукавом, – Я Барнум Гарднер из «Discovery Travel», мы с вами вчера договаривались о встрече…

– Все ОК, мистер Гарднер, – отреагировал лейтенант. – Маленькая неудача с супом.

– Нет проблем, – сипло подтвердила Балалайка, тут на её вызов ответили, и она начала трещать на смеси сленгового японского и манчжурского «fuyu interlingua».

– У мисс Есано очень много работы? – Предположил репортер «Discovery Travel».

– Да, чертовски много, – подтвердил Бенитес, умоляя всех богов Америки и Океании сделать так, чтобы репортер не знал ни одного из языков «региона желтых морей».

Нетрудно было догадаться, что Балалайка общается с президентом своей страны. С понятным недовольством человека, узнавшего из TV-репортажа, что его (её) кем-то назначили, она выясняла у Домо Сойо некоторые вопросы. В основном, её реплики соответствовали по смыслу выражениям: «почему?», «зачем?» и «как?», но перевод с учетом модальности был ближе к: «какого хера?», «на хера?» и «хером что ли?».

Барнум Гарднер сочувственно покивал головой и спросил.

– А вы, Феликс, приехали в Меганезию отдохнуть?

– Да. У меня отпуск по боевому ранению… Точнее, по приравненной ситуации.

– Я знаю, – репортер кивнул. – По дороге сюда вы проехали большую часть Морской Манчжурии, верно? Как ваши впечатления об этой новой стране, её людях и обычаях? Действительно ли Цин-Чао это нация, а не просто отторгнутая часть Японии?

– Ну… – Бенитес пожал плечами, – мне там понравилось. И это, конечно, не Япония. Отношения между людьми проще. Чем-то то похоже на деревенские Гавайи.

– Понятно, Феликс. А вы общались в основном с этническими японцами?

– Уф! Я общался даже с броневиками-роботами. Вроде маленьких колесных танков.

– Э…? – Гарднер удивленно поднял брови.

– Вот-вот, – Бенитес подмигнул ему. – Я сначала тоже обалдел, когда это увидел. На островке Торишима, куда я доплыл после того, как наш вертолет сбили японцы…

– А это правда? – Перебил репортер. – В смысле, японцы намеренно вас сбили?

Лейтенант Бенитес снова пожал плечами.

– Ну, не знаю. Я не влезал в мозги к тому японцу, который сидел за пультом зенитного автомата, но он всадил в нас очередь, и двоих наших парней не стало. Мне чертовски повезло, и поэтому я жив. Так вот. На островке Торишима у Цин-Чао был контингент полностью из роботов. У нас тоже есть боевые роботы, но наш штаб предпочитает не использовать их так далеко от операторов и вообще от ближайших людей.

– Теперь ясно, – сказал Гарднер. – Ну а если говорить о людях в Цин-Чао? Это были в основном этнические японцы, или…

– Или, – ответил Бенитес. – Это были также корейцы, китайцы, меганезийцы, шведы…

– Вы сказали: шведы?

– Да. На Минамитори директор строящейся верфи – швед. А что тут такого?

Барнум Гарднер мгновенно насторожился, как пойнтер, почуявший дичь.

– На Минамитори? Там случилась история с пленными корейцами и меганезийцами…

– Это фигня, – сказал лейтенант. – Канаки летели к мели Наканотори, они купили её у японцев. Минамитори там по дороге. Манчжуры заподозрили, что те везут японцам оружие. Посадили самолеты, досмотрели, извинились, и канаки полетели дальше.

– Но голые пленники, которых заставляли работать в воде? – Возразил репортер.

– Этим ребятам, канакам, – пояснил Бенитес, – было нечего делать, пока досмотр. Они решили помочь северокорейским рабочим. А что голые… Ну посмотрите вот туда.

В направлении, указанном лейтенантом, компания голых канаков возилась с каким-то гибридом трактора и катера-траулера (вероятно, машиной для сбора устриц и мидий).

– Да… – озадаченно произнес репортер. – Это канаки. А откуда северные корейцы?

– Корейцев, как я понял, манчжуры выкупили у Пхеньяна. В КНДР странные порядки.

– Выкупили? А могли их выкупить, чтобы использовать для принудительного труда?

– Нет, – Бенитес покачал головой. – Ну вы сами подумайте. Половина администрации верфи это шведы, другая половина – канаки. Какой, к черту, принудительный труд?

– Но в Меганезии же практикуются каторжные работы, – заметил Гарднер.

– Только по суду, Барнум. И то можно отказаться и просто сидеть в каталажке.

Есано Балалайка договорила по мобайлу, убрала трубку в карман, сделала несколько быстрых глотков остывшего какао из кружки и вмешалась в разговор.

– Барнум, что вы гадаете, было или не было? Сегодня на игру прилетит 20 тех самых корейцев с верфи Минамитори по профсоюзному турне. Они остановятся, конечно, в Икстлане, и вы сможете расспросить их про кандалы, плётки и надсмотрщиков.

– По профсоюзному турне? – Изумился репортер.

– Да. На верфи скандинавская дирекция и профсоюз тоже скандинавского типа.

– ОК. Наших зрителей, я думаю, заинтересует мнение северных корейцев. Ведь это настолько закрытая страна, что о жизни там почти ничего не известно. Мисс Есано, а можно задать вам несколько вопросов о политике? Ведь вы спец-атташе…

– Вот, блин!.. В смысле, я хотела сказать, что я спец-атташе по торговле, транспорту и снабжению, а не по политике, но я попробую ответить в общих чертах.

Гарднер продемонстрировал самую искреннюю белозубую улыбку.

– Спасибо, мисс Есано. Первый традиционный вопрос к представителю новой страны: скажите, какая у вас политическая система и как был выбран президент?

– Ну, система… – она задумалась, – …обыкновенная. У нас около ста тысяч жителей. Выбрать локальных тосиери несложно, в маленьком городке все на виду. А тосиери собрались и выбрали, кто из них пока займется общими делами. Дальше разберёмся.

– Я приблизительно понял. А социальный строй? Капитализм? Социализм?

– Ну… Свободное предпринимательство, это понятно. Но без обмана. Знаете, как нас достали банковские, страховые и вообще финансовые паразиты, монополии, запреты, лицензии и бюрократические пирамиды? На вид, вроде бы, свобода и демократия, а копнешь поглубже – и видишь почти ту же систему, что в Северной Корее.

– По-моему это ты загнула, – заметил Бенитес.

– Может и загнула, но попробуй займись в Японии бизнесом, не кланяясь поминутно всяким уродам… Вот мне нравится, как работают бизнесмены – скандинавы и канаки. Хочется построить похожую систему. Что-то от тех, что-то от этих, а что-то свое.

– Это не вполне определенно, – заключил Гарднер. – Но, главное, мы поняли, что вы сторонники свободного рынка, а не тоталитарно-коммунистического распределения. Теперь следующий вопрос: у вас большая, но малонаселенная страна. Сможете ли вы сохранить независимость при наличии сильных и не всегда миролюбивых соседей?

– Ну… – Балалайка сосредоточенно почесала себя за ушами, – мне кажется, обычно завоевывают тех, кто сам ложится под сильного соседа. А кто готов отбиваться всеми четырьмя копытами, того стараются не трогать. Мы, если что, будем отбиваться.

Американский репортер с некоторым сомнением качнул головой вправо-влево.

– Я не хочу обижать вашу страну, но, по-моему, вы сейчас очень сильно зависите от иностранного капитала. Ведь экономика у вас построена на иностранных компаниях, которые организовали верфи и другие предприятия на вашей территории.

– Это разные компании из разных стран, – ответила она. – Мы выживем, потому что не расслабимся и не поверим, что нас защитит какой-то добрый дядя. Но пока на нашей территории делают свой бизнес несколько сильных стран, которые никогда не смогут сговориться и которые не привыкли отступать без боя – мы непобедимы. Мы в клубе с нашими ребятами сто раз это обсуждали, так что у меня это твердо сидит в голове. В политике предают все. Хочешь выжить – полагайся только на себя, подозревай всех и никому не подставляй спину. Тебя никто не пожалеет, поэтому и ты никого не жалей.

– Это закон джунглей, – заметил Гарднер.

– Это закон жизни, – твердо сказала Балалайка.



15 октября. Утро (продолжение). Атолл Джонстон. Икстлан. | Драйв Астарты | Параллельные события на Филиппинах (поясное смещение – минус 4 часа). Перед рассветом. Авиабаза полка быстрого реагирования ВВС на острове Кухор.