home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement





23 октября, ночь, 01:45, острова Ланг-Реданг.

Казалось, что 70-тонные десантные «Hydro-Hercules» заходят на лэндинг со стороны красноватого заката, а на самом деле этот фон создавался заревом сплошных пожаров, охвативших побережье. Четыре машины грузно опустились на воду, ориентируясь по направляющим лучам прожекторов на берегу, и проплыли почти до самых буйков, ограничивающих безопасную зону пляжа отеля «Sun-Beach Resort».

– Впервые вижу синхронную посадку тяжелых гидропланов, – заметил Олдсмит.

– Это потому, – предположил Даом Вад, – что такие удобные места встречаются редко.

– А нас на курсах как раз учили синхронному лэндингу, – сообщил Санта-Клаус.

– Это вариант атаки на бреющем полете, – уточнил Блэкджек, – твое звено шеренгой с интервалом сто метров по фронту, заходит на лэндинг и ведет непрерывный огонь…

Даом Вад понимающе кивнул.

– Я видел такое, когда вместе с вашими бойцами воевал за освобождение Замбези.

– Йох-йох! – Воскликнула Кикимора. – А ты знаешь семейку Нопи?

– Гкн Нопи был командиром звена авиа-прикрытия нашей роты коммандос, – ответил кхмер. – Его родичей я знаю мельком, но у второго экипажа из этого звена ферма на островке Жако, с востока от Тимора. Их зовут Алибаба, Юкон, Гаучо и Омлет.

– Кикимора, а ваш экипаж тоже воевал на Замбези? – Спросила Берилл.

– Нет, – ответила папуаска, – у нас в марте была спецоперация на Южных Молуккских островах. Лрл Нопи командовал нашей смешанной эскадрильей CSAR Hybird.

– Понятно, – австралийка кивнула, – а Оо Нопи это…?

– Это его сестра, ты её знаешь?

– Я брала интервью у нее и Леона Гарсиа, её парня. Они прилетели из Антарктиды…

– Охренеть! – Объявил Гууй. – Наша планета, это большая деревня!

Тем временем от группы австралийских десантников, уже выбравшихся на главный причал отеля сбоку от пляжа отделился офицер, легким полу-бегом приблизился к компании, четко козырнул и представился:

– Майор Петер Горанич, 5-й батальон SAS.

– Капитан 3-го ранга Джед Олдсмит, – Джед тоже козырнул, – Знакомьтесь, Петер. Это Даом Вад, линейный командир спецназа РККА, это Гууй, тан-командор ВМФ Папуа с аэромобильной группой, а это – Берилл Коллинз из «Sidney WIN Television».

– Военный корреспондент? – Удивленно спросил майор Горанич.

– Просто телерепортер, – ответила она. – А что ты обо всем этом думаешь, Петер?

– О чем? – Переспросил он.

– Об участии нашей страны в этой войне, – пояснила Берилл.

Майор наморщил лоб и задумчиво почесал мощной пятерней бритый затылок.

– Ну, это… Бандформирование захватило туристов, а мы это… Выполняем задачу по взятию под контроль ключевых точек, чтобы бандформирование не вернулось.

– Извини, Петер, я человек невоенный, и большинство зрителей – тоже. Я правильно понимаю, что на островах Ланг-Реданг будет постоянный австралийский гарнизон?

– У нашего батальона пока командировка на два месяца, – ответил майор.

– А что конкретно вы будете здесь делать эти два месяца?

– Ну, это… Оборудовать военный городок и опорные пункты на отдельно лежащих островках, размещать боевую технику и устраивать авиа- и морские терминалы.

– Это были курортные островки, – заметила Берилл. – А что будет теперь?

– Теперь? – Переспросил Горанич, окидывая взглядом окружающий ландшафт.

Даже при скупом освещении нескольких прожекторов и фонарей было видно, что отельному комплексу досталось в ходе короткой ракетно-артиллерийской дуэли с батареями Теренгану. Несколько легких деревянных корпусов были разметаны на отдельные доски и балки. На ухоженном газоне виднелась уродливая воронка. От единственного бетонного здания остался только цоколь, ощетинившийся прутьями арматуры. Бассейн превратился в нагромождение расколотых плит. Группа пальм и декоративных кустов, вырванных с корнем, образовывала бесформенную кучу, поверх которой нелепо лежала ванна и длинный погнутый кусок водопроводной трубы. По светлому песку пляжа и по воде растеклись огромные пятна мазута. Среди всего этого безобразия уже деловито перемещались австралийские и кхмерские военные, быстро нашедшие общий язык. Из грузовых люков гидропланов выгружались контейнеры и перевозились квадроциклами на территорию отеля, туда, где офицеры отметили флажками площадки для размещения грузов… Несколько понурых мирных жителей, молодых мужчин-малайцев, одетых в пестрые рубашки и светлые широкие штаны, с унылой обреченностью молча наблюдали за этими эволюциями.

Берилл Коллинз медленно кивнула.

– Да. Что будет тут теперь? Ведь, наверное, неправильно превращать такие красивые островки в военную базу. Тут и так уже… Как бы сказать…

– …Насвинячили, – помогла ей Кикимора. – Но ничего критичного. Вот на побережье полуострова полный allez. А здесь как бы уровень легкого стихийного бедствия. Это можно исправить за сто часов. Только надо все делать в соответствие с инструкцией.

– С какой инструкцией? – Заинтересовался Горанич.

– Восстановление хабитабельности после локальных боевых действий, – пояснила она.

– Точно, – подтвердил Санта-Клаус. – Я не хочу лезть не в свое дело, но…

– Что – но? – Спросила Берилл.

– …Но я бы сейчас распаковал только легкое вооружение, а утром, когда можно будет обследовать ландшафт, сделал бы правильную разметку. Где гражданские объекты, где военные, а где вообще лучше ничего не трогать. Типа, оставить природную среду.

– На наших новых островах Дунгунг мы делаем именно так, – добавил Даом Вад.

– Вы оставите там гражданские объекты? – Удивилась австралийка.

Красный кхмер утвердительно кивнул.

– Да. Старший командир Ним Гок уже направил туда с Тимора двух наших молодых специалистов, товарища Ана и товарища Хина, учеников товарища Микеле Карпини, который помогал восстанавливать экономику Тимор-Лесте после мартовской войны.

– Гм… А какие именно гражданские объекты там будут?

– Там будет интернациональный спортивно-туристический кемпинг и экологически соответствующее рыболовное предприятие, – ответил кхмер. – Это решение приняло Политбюро на совещании. Подробности есть на сайте Партии Народного Доверия.

– Толковый выбор, – оценил Гууй. – Но я бы ещё сделал водорослевую ферму. Там мелководная банка вокруг, ровно как в примере из приложения к инструкции.

– А что бы ты сделал здесь, на Ланг-Реданг? – Спросила Берилл.

– Тут до фига всего можно сделать, – сообщил он. – Тут разнообразный ландшафт и на берегу, и под водой. Надо брать инструкцию и смотреть.

Берилл повернулась к майору Гораничу.

– А у нас в армии есть какая-нибудь похожая инструкция?

– Вообще-то, нет, – ответил тот. – У армии другие задачи, понимаешь?

– Честно говоря, не понимаю, – сказала она. – Почему бы армии не заниматься таким полезным делом? Или ты считаешь, что это неправильно.

– Ну, это… – он снова почесал затылок. – Нас на такие задачи не ориентировали.

– Мы можем вам помочь, – заметил Даом Вад. – Мы здесь теперь тоже соседи, как и на Тиморе, а соседи должны помогать друг другу. Так написано в исторической работе товарища Мао Цзедуна «О кооперации сельского хозяйства».

– Ну… – майор пожал плечами. – Я это… не читал работы Мао Цзедуна.

– По ходу, зря не читал, – сказала Кикимора. – Там есть интересные мысли.

– Я не спорю. Может, они там есть, – ответил майор Горанич. – Но, понимаешь, я по профессии не фермер, а военный.

– А для чего ты воюешь, Петер? – Спросила папуаска.

– Ну, это… Чтобы выполнить боевую задачу.

Кикимора вздохнула и пожала плечами. Похоже, у нее вертелась на языке ехидная реплика, но она не хотела обидеть австралийского майора.

– А для чего воюешь ты? – Поинтересовалась Берилл.

– Это понятно, – ответила Кикимора. – Война, это метод, как сделать мир. В смысле, безопасную, благополучную жизнь. Чтобы правильно воевать, надо в общих чертах разбираться, как эта жизнь будет устроена там, где ты воюешь.

– В этом весь смысл, – добавил Блэкджек. – Прикинь, Берилл: любая война раньше или позже завершается миром. И что тогда? Вот то-то и оно…



Прямой репортаж о спасательной операции на востоке Малакки. | Драйв Астарты | Дата/Время: 27.10.24 года Хартии.