home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement





05 ноября. От Новой Каледонии до Автономии Нор-Номуавау, Наканатори.

Поэтеоуа Тотакиа 20-летний третий сын короля Фуопалеле был весёлый, симпатичный парень (обычное дело для утафоа, выросшего на провинциальном атолле с хорошими традициями), а кроме того лётчик высокой квалификации и человек, с которым просто интересно поболтать. После вылета из Новой Каледонии к морскому плато Наканотори, что в 3000 милях к северу, почти на широте Кюсю, Брют Хапиа почувствовала, что путешествие будет приятное и интересное. 15 из своих 34 лет Брют каталась в разных компаниях по разным уголкам планеты и уже с ходу умела определять такие вещи…

…Поэтеоуа отбарабанил какой-то ритм по панели рядом со штурвалом и сообщил:

– Я извиняюсь за скорость. У «May-bug» всего 400 узлов. Это семь с половиной часов полета. Можно посреди рейда пообедать на Каролинах в Понпеи и полетать над Нан-Мадол. Для скоростного пилотажа и боевых действий на малых высотах «May-bug» -классная машинка. Мой папа двигает её с упорством носорога. Это его идея, ага!

– А на этой флайке кто-то уже успел повоевать? – Спросила Брют.

– Ну, не то, чтобы повоевать, – ответил Поэтеоуа, – а, типа, пострелять немного. Мы отпраздновали Хэллоуин с филиппинскими курсантами. Обновили эту флайку.

– В кого стреляли? – Спросила она.

– В недобитых исламистов на северо-востоке Борнео. Я, как бы, не военный пилот, а младший инженер-инструктор, но по ситуации тоже пришлось пострелять. Вот. А для друзей я Поэте. Я иногда экспромтом пищу песенки, приблизительно как Вини Пух.

– Кричалки и вопилки? – Улыбнувшись, спросила она.

– …А также ворчалки и сопелки, – добавил пилот, – смотря по настроению.

– Классно! Я могу рассчитывать на маленький концерт?

– А как же! Но, как я сказал, нужно настроение. Мотив. Типа: операция на Борнео, мы прилетели после боевого задания в зоне Белурам, на базу на остров Джамбонган, а там вообще ни хрена. Брошенный малайский мини-отель и взвод филиппинской морской пехоты, контролирующий точку и сожравший последние консервы из холодильника.

– Неоптимистический мотив, – заметила Брют.

– Ага. Поэтому получилась ворчалка. Вот такая…

Автопилот «Майского жука» был уже включен, так что Поэте получил возможность не держать руки на штурвале и мог барабанить на панели ладонями простой ритм…

…Jambongan, Jambongan,

I just call, I just call,

We need food and pretty girl!

We arrived to Jambongan,

There is nothing food at all

And also nothing any girl.

Fucking island Jambongan,

Give us anything to eat!

Just we hate this fucking war!

Shit, Shit, Shit, Shit!

Брют Хапиа рассмеялась и покачала головой.

– Поэте, тебя могли обвинить в подрыве боевого духа.

– Нет! Все наоборот, гло! Филиппинский кэп-лейт поставил микрофон рядом с нами и позвонил шефу группы оперативной логистики на остров Бангги. Это 20 миль к юго-западу от Джамбонгана. Через полтора часа жратвы у нас было сколько угодно. А вот девочек, увы… Филиппинская оперативная логистика этим не занимается, прикинь?

– Прикидываю… А, вообще, по-моему, там все получилось как-то неправильно. И на Северном Борнео, и на западном Минданао и Сулу.

– Типа да, – нехотя признал Поэте. – Выглядит это некрасиво. Северо-восточный угол Борнео, бывшая Малайская федеральная территория Сабах, а теперь Автономия Сабао-Тембанг в конфедерации Малайзия, где, я это… Типа, инструктировал…

– …Не занимайся поиском слов, тут все свои, – предложила Брют.

– ОК, – согласился пилот. – Короче: в этом регионе жило четыре миллиона человек, и половина из них – мусульмане. Миллион мусульман было в Кинабалу, это столичная агломерация. Они успели переместиться в Сити и на нефтяные участки, которые, по соглашению правительства Центральной Малайзии с Интегральной Народной Армией Филиппин и Тембанга, остались за конфедеративным центром. А миллион остальных просто исчез. Пуф… Кто-то не сообразил нарисовать ноги, а кто-то просто не успел. Знаешь, я видел с воздуха 1-е региональное шоссе Восток-Кинабалу. Везде на обочине сгоревшие грузовики и автобусы. Их просто спихнули с полотна. Так это и лежит.

– А люди? – Спросила Брют. – Люди, которые там были, тоже… Так и лежат?

Поэте Тотакиа слегка кивнул головой.

– Ну. Я поэтому обратил внимание, и спрашиваю лейтенанта учебно-боевого крыла: за каким хреном разбомбили беженцев? Кому мешало, что они спокойно уедут? А он хороший парень, и ему тоже неприятно, он отводит глаза и говорит: «Ну, понимаешь, инструктор, они осели бы тут рядом на территории Центра, в лагерях для беженцев, и получилась бы «пятая колонна», источник терроризма, типа как палестинцы на Синае. Поэтому лучше их было сразу – шлеп»… С одной стороны, логика, а с другой, ничто нормальное так выглядеть не может. И ещё эти римско-католические попы…

– При чем тут римские попы? – Удивилась Брют.

– При том, что их епископ вручал нашему учебно-боевому крылу христианский aku. Устроили по этому поводу такой цирк-шапито. Я, конечно, отвалил в сторону, я не католик. У меня, типа, было чем заняться: проверить для профилактики системы механизации крыльев у наших флаек, черкнуть SMS родичам… Но цирк устроили практически на авиабазе, и я слышал, как обер-поп гонит муссон про римского бога, которому нравится, когда кто-то забрасывает фосфорными бомбами поклонников мекканского бога. После этого, хор девочек. Блин! Нет бы, пригласить нормальных девчонок. Ну ты понимаешь… А обер-поп притащил каких-то школьниц, чисто для музыкального фона. А потом одну девочку отправили за мной. В смысле, чтобы я поучаствовал, иначе, типа, неудобно получается. Я смотрю на это малолетнее горе с ножками – спичками, и думаю: как ей объяснить без «fuck» и «joder», почему мне не нравится ни мекканский бог, ни его римский близнец?

– И что ты придумал, Поэте?

– Я придумал креатив. Типа, у меня медитативное настроение. И спел ей вопилку про Великую Лунную Жабу. Слушай!… – пилот снова отбил ритм ладонями по панели…

If you know the secret code

You can call The Great Moon Toad

Moon Toad I need you, I need you, I need you!

Moon Toad is cool, Moon Toad is shine,

Moon Toad is very-very fine!

Moon Toad I love you, I love you, I love you!

Брют Хапиа захлопала в ладоши.

– Классно! Настоящая космическая вопилка. Правда, с заимствованиями из Биттлз.

– Ну… – Поэте развел руками, – по ходу, они бы не обиделись, как ты думаешь?

– Да, наверное, – согласилась она, – А как отреагировала девочка?

– Ну… Девочка немного офигела. Потом, я ей показал, как устроен пульт гибридного управления «Майского жука», загрузил на борт-комп программу – симулятор боя, и посадил девочку играться. Полный восторг! Римский бог был забыт нах.

– Ты толково выкрутился, – оценила Брют, – А кстати, на счет борт-компа. Тут можно поймать киви-канал? Интересно, что нового на острове Росса.

– Легко, – ответил пилот, и коснулся пальцем сенсорного экрана…




Меганезия. Туамоту. Элаусестере. | Драйв Астарты | Остров Росса. Конференц-зал отеля на склоне вулкана Террор.