home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement





Это же время, острова Элаусестере, атолл Руго.

«Крейсер Аврора» сбавил ход и мягко приводнился на центральный корпус и два узких боковых поплавка-аутригера. Стрелка спидометра уехала влево, от самолетных двухсот узлов до корабельных тридцати. Уфти Варрабер протянул Лианелле бинокль и пояснил.

– Та зеленая точка прямо по курсу, это как раз атолл Руго. Форма близкая к кольцевой, средний диаметр рифа 3300 метров, лагуны – 1600. Есть 4 крупных моту с восточной стороны. Крупных – значит больше дека-гектара. Судоходных проходов нет…

– …Какая красота! – Прошептала юная француженка. – Там настоящий лес!

– Бангровые джунгли, – уточнил Гоген. – Бангр это ген-мод мангра и бамбука, он может расти в соленой воде, а если вокруг него есть свободное место, то воздушные корни из кроны центрального ствола становятся вторичными стволами, и получается баньян.

– Здесь эти баньяны заменяют бытовые постройки, – добавила Нехе Офаифаи.

– В смысле, их выращивают в виде домов? – Спросила Лианелла.

– Нет. Их выращивают в виде того, что нравится туземцам. А у них необычные вкусы.

– А что у них обычное? – Ехидно встрял Уфти.

– А у тебя что обычное? – Не менее ехидно парировала социнспектор.

– Что? – Он выпучил глаза, изображая крайнее изумление. – Нехе, прикинь: я простой парень, папуас из глубинки…

– Ага, – она демонстративно почесала пальцами свои уши, будто стряхивая невидимую китайскую лапшу, которую, по её мнению, вешал на них атаурский полковник.

– …А вот едет простая полинезийская девчонка, – встрял Гоген. – Хэй, Нехе, давай ты порулишь? Сейчас нам с Уфти будет не до того.

– Жила-была… – задумчиво произнес молодой полковник, глядя на приближающийся объект, – …в Швеции на крыше девушка – Карлсон с пропеллером в жопе. А потом ей показалось, что там тесно, и она улетела в наш океан. Теперь тесно здесь.

– Уфти, не наезжай! – Сказал Гоген, передавая Нехе штурвал. – Ты же знаешь, Бимини классная девчонка, но она ещё маленькая, а на нее столько всего свалилось…

– Я не наезжаю. Это был традиционный папуасский комплимент.


Лианелла подняла к глазам бинокль и поймала в поле зрения «девушку – Карлсона», с вращающимися за спиной лопастями воздушного винта. Мотор, видимо, находился в рюкзачке (кроме которого на девушке был лишь наплечный браслет с woki-toki). Все транспортное средство состояло из этого мотора и доски, похожей на ту, что обычно используется для кайтсерфинга. В данном случае вместо воздушного змея – паруса, зависящего от силы ветра, использовался автономный источник тяги… И довольно внушительной тяги, судя по тому, что за доской тянулся кильватерный след как за маленьким глиссером. Что касается самой девушки, то это была полинезийка, очень молодая, всего на пару лет старше Лианеллы…

– Она неплохо держит баланс, – похвалил Уфти. – А когда чуть-чуть подрастёт, будет бешено красивая девчонка, провалиться мне сквозь небо.

– Гибрид-эффект чистых линий, – сообщил Гоген. – У нее мама чистокровная маори из Роторуа, а папа чистокровный утафоа с Тубуаи. И вот результат. А её faakane, кстати, чистокровный австралийский абориген с острова Кеалалаега, что около Кэйп-Йорк.

– О! – Полковник поднял сжатый кулак. – Толковый выбор по генетике!

– Пфф, – фыркнула Нехе. – Крупные биологи собрались. Претенденты на нобелевскую премию, никак не меньше. Вы отвлекитесь от научной конференции и скажите: мне подруливать к ней или лучше лечь в дрейф?

– В дрейф, – ответил Гоген. – Так спокойнее.

Негромко гудевший движок «Крейсера Аврора» умолк, и наступила мягкая тишина, нарушаемая только слабым шелестом волн о поплавки тримарана.

– Кто эта девушка? – Спросила Лианелла.

– Это, – ответил полковник, – Бимини Хаамеа, мэр-королева Еиао, крайние северные Маркизские острова, дочка Лимолуа, мэра-короля Рапатара, и кузина Кайемао, мэра-короля Северного Тимора – Атауро. А у Гогена бизнес на Еиао совместно с Бимини и Динго. Динго это её парень… Короче, Гогену сейчас придется это разгребать. А я тут чтобы приглядеть за Симоной Сид, которая из Политбюро Восточного Тимора, и ariki Кайемао попросил меня параллельно приглядеть за обеими его кузинами…

– За обеими? – Переспросила француженка.

– Да. Есть вторая кузина, Тиатиа, сестра Бимини по отцу. Она на полгода старше, но совершенно без башни, судя по объективным данным.

– Точно, – Гоген кивнул. – Би говорит: сестричка Тиа вся в свою маму, Уираити. Типа, генетическая линия самых сексуальных женщин во всей Французской Полинезии.

– Это вопрос вкуса, – заметил Уфти. – Я считаю, что самые сексуальные женщины это папуаски. Утафоа и маори тоже очень сексуальные, однако…

– Что – однако? – Поинтересовалась Нехе.

– …Однако в среднем у папуасок более экспрессивная фигура и стиль. Вот у тебя, например, наверняка в роду были папуасы.

– С чего бы, если я родом с Хаоранги, центральный Туамоту?

– Ну, мало ли… – молодой атаурский полковник улыбнулся во все 32 зуба.

Нехе начала было произносить длинную язвительную реплику по поводу источника оригинальных гипотез о происхождении тех или иных женщин, а также мужчин, и по поводу умственных способностей некоторых доморощенных антропологов, но в этот момент к «Крейсеру Аврора» подкатила Бимини на серфе. Мотор в рюкзачке уже был заглушен, скорость снижена до пешеходной и девушка, аккуратно проскочив в зазор между основным корпусом и правым аутригером, ухватилась за выступ рубки.

– Aloha foa! Примите лоцмана на борт!

– Легко, – отозвался Уфти, взял её за подмышки, без видимого усилия поднял вместе с рюкзачком и серфом и усадил на правое крыло скринера между поплавком и рубкой. Сейчас, когда «Крейсер Аврора» не летел, а шел в режиме лодки, крылья играли роль настила открытой палубы.

– Mauru, – поблагодарила она, снимая свое снаряжение. – Если кто-то на борту со мной почему-либо не знаком, то привет, я Бимини. Я как бы со всеми знакома. Короче, тут единственный нормальный проход, если не хотите снова взлетать. Нехе, надо рулить в просвет между вот этими моту, и ползти ровно по центру. Пройдем без проблем.

– Ясно, – откликнулась социнспектор и, включив движок на малые обороты, немного повернула штурвал, прицеливаясь носом скринера в рекомендованном направлении.

– Со мной ты тоже знакома? – Спросила юная француженка.

– Ага, – Бимини ослепительно улыбнулась. – Ты Лианелла Лескамп, дочка Доминики Лескамп из французской группы на Муруроа. Космодром проекта «Каравелла».

– Точно. А я не поняла, ты назвалась лоцманом, а полковник Варрабер говорил, что ты королева острова на Маркизах с названием из сплошных гласных.

– Я королева трех островов: Еиао, Хатутаа и Моту-оне. А про лоцмана я договорилась с карабинером подменить его на этот прогон. Он классный парень, Иржи Влков, с атолла Сонфао, Феникс, Ист-Кирибати, чуть старше меня, ему ровно 16. Если ты хочешь снять kane for make-love, то приглядись. Он колоритный: рыжие волосы, зеленые глаза…

– Прикинь, Би, – вмешался Гоген, – во Франции полно рыжих зеленоглазых парней.

– Joder… – Сконфуженно произнесла королева, – это я затупила… Короче, я хотела потрещать про Тиа. Процесс идет нормально, но доктор Гракх жаловался, что она выделывается, а ей надо вести себя осмотрительно с учётом факторов. Но тут есть девчонка, туземка Чеди 14 лет, и они с Тиа нашли друг друга. Экстремалки, блин.

– Туземка тоже в процессе? – Спросил Уфти.

Бимини утвердительно кивнула и добавила.

– И тоже два. Но у Тиа это как бы спонтанно, а у Чеди – намеренно.

– Внушает… – Задумчиво произнес Гоген.

– Ага, – она кивнула. – Оставлять их без контроля стремно, но мы с Динго не можем больше тут торчать. Мы отсюда по интернет задвинули чилийским форсам 80 тонн паучьего шелка за четверть миллиона баксов, но у них там бюрократия: визировать бумаги надо лично. С гавайскими янки проще: мы подписали бы им все по факсу.

– Но, – заметил Гоген, – через неделю выход нашей новой серии фитэпов на hi-tech экспозицию в Лантоне. И кто этим займется, если не я?

– По ходу так, – согласилась Бимини. – Но за неделю мы кого-нибудь найдем. Это абсолютно точно. А тут у тебя по-любому работа с франко-японским контрактом.

– Четыре дня, – уточнил он.

– Ну побудешь тут на два дня больше. Отдохнешь перед экспозицией. Тут, кстати, классно… Хэй! Нехе, сейчас два румба влево и за изгибом один вправо.

– Ясно, – отозвалась социнспектор, поворачивая штурвал.

«Крейсер Аврора» медленно вошел в узкий канал между двумя моту, покрытыми сплошными ярко-зелеными зарослями бангров, усеянных сростками желтых в алую крапинку цветов, проскочил через линию пены на гребнях волн, рассыпающихся при переходе от глубокой воды к метровому слою над погруженным рифовым барьером, сделал чуть заметный поворот и выскочил в лагуну.

– Полста метров прямо к центру лагуны, – сказала Бимини, – потом поворот на шесть румбов вправо. Там через триста метров пирс. Парковка на втором маркере.

– Принято, – подтвердила Нехе, продолжая уверенно рулить скринером. Через минуту прямо по курсу возник пирс, казалось, образовавшийся сам по себе из переплетения вертикальных и горизонтальных стволов тех же бангров.

– А вот, – сообщила королева трех островов, приветственно помахав ладошкой фигуре, стоящей посреди этого шедевра биотехнологии, – карабинер Иржи Влков.


------------------------------------------------------------------


Тогда же. Наканотори (Нор-Номуавау). | Драйв Астарты | Иржи Влков, 16 лет.