home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Гренландия, Кюджаллек.

=======================================

Обильный снегопад, прошедший ночью по всей южной Гренландии, к утру почти прекратился. Небо было затянуто серыми тучами, но в воздухе кружились только отдельные пушистые снежинки. По белой равнине ползали недавно приобретенные мэрией Кюджаллека небольшие «беспилотные» бульдозеры-электромобили. Они безошибочно находили засыпанные сугробами трассы и отгребали снег в стороны.

Четверо людей в разноцветных толстых куртках наблюдали за этим монотонным процессом из-под широкого козырька, а точнее – из-под рулевого весла древнего драккара викингов. Положа руку на сердце, данный драккар был вовсе не древним, а викинги не имели к нему прямого отношения (если не считать концепт-идеи). Этот корабль никогда не выходил в море, поскольку являлся не кораблем, а таверной под гордым именем «Javladrakkar».

Один из этих четверых, высокий широкоплечий скандинав флегматично перекатил губами сигарету из левого угла в правый и одобрительно проворчал.

– Удачные булли. Европейские бы здесь завязли.

– А это чьи машины? – Поинтересовался другой мужчина, существенно старше, но поменьше габаритами.

– Новая Зеландия – Меганезия, – ответил скандинав.

– Аотеароа – Меганезия, – поправила молодая женщина, стоявшая между ними.

– Ау, Скалди, – произнесла другая женщина, чуть помоложе, – По-моему, Жанна уже бредит Океанией.

– Это фанатизм, Хелги, – с напускной серьезностью ответил скандинав. – Главная психологическая беда двадцать первого века… И двадцатого, наверное, тоже.

– Жанна Ронеро-Хаамеа, – авторитетно объявил старший мужчина. – По определению должна применять океанийские, а не европейские топонимы, поскольку она является традиционной заморской женой полинезийского короля.

– Фрэдди, хватит издеваться, – сказала Жанна, толкнув его плечом. – Хелги, а давай вываляем парней в снегу?


Минуты через три из кормовой двери драккара появились ещё двое: совсем молодые ребята, одетые в пестрые свитера и яркие однотонные штаны, раздутые на манер воздушных шариков (по местной молодежной моде). Парень – типичный германо-европеец лет шестнадцати, спортивно сложенный, но слишком худощавый (как это обычно и бывает в средне-тинэйджерском возрасте). Девушка – чуть помоложе его, характерная датско-эскимосская метиска: невысокого роста, крепкая, но по-своему изящная, круглолицая и обманчиво-невозмутимая. Она окинула взглядом четверку людей, азартно запихивающих друг друга в сугроб, и прокомментировала:

– Считается, что взрослые.

Затем она подняла глаза чуть выше, на первые две арки будущего рекреационно-тропического купола – тонкие дуги, уходящие на полтораста метров верх, и на алое пятнышко флага, развевающегося на ветру в их верхней точке – и добавила:

– У наших негров международный коммунистический праздник.

– Разве мпулуанские гастарбайтеры – коммунисты? – Удивился парень.

– Нет, Отто, – спокойно ответила она. – Конечно, мпулуанцы не коммунисты. За исключением случая, когда можно выдавить из менеджера стройки оплачиваемый выходной день.

– Толково, – признал Отто.

Девушка опустила взгляд ниже, на катающиеся по снегу беспилотные бульдозеры.

– Нашли роботам дурную работу. Расчистят как раз к следующему снегопаду.

– Они расчистят к раннему вечеру, – заметил парень.

– Да, – девушка кивнула. – И будет снегопад.

– Слушай, Норэна, откуда ты знаешь?

– Знаю, – лаконично и чуть загадочно ответила она.

Некоторое время назад Отто Хаземан пришел к выводу: его жена Норэна Анна-Мария-Магдалина Кииклик-Хаземан (таково было теперь её полное имя) это самое загадочное существо на планете. Большую часть времени она выглядела веселой, общительной, простой и понятной девчонкой, но иногда в ней проявлялось что-то такое первозданно-первобытное, палеолитическое, возможно, связанное с древней магией иннуитов, с их сложным миром оккультных сил. Этот тайный мир был источником психологической поддержки, очень важной для Отто Хаземана, жизнь которого иногда казалась театром абсурда. Теоретически Отто унаследовал контрольный пакет акций «Gelion, GmbH» (Германия, ЕС), оцениваемый в полста миллионов долларов, а практически жил в студенческом кампусе в micro-flat вдвоем с Норэной на зарплату стажера плюс две стипендии (свою и её)… Далеко не граф Монте-Кристо… От внутреннего монолога юношу оторвал ласковый тычок локтем в бок.

– Гляди, – сообщила Норэна. – Великий неандертальский литератор едет. А я-то уже думала: засыпался в сугробе на своей дурацкой телеге.

– Нормальная телега, – возразил Отто.

– Нормальная телега вот, – авторитетно сказала девушка, кивнув на тоббоган Скалди, припаркованный в десяти шагах от входа в таверну. – А у нашего Гисли Оркварда не телега, а раскрашенный сапог с говном. Только не говори это ему, а то он обидится.

Легкие спортивные аэросани Оркварда, шелестя пропеллером и поднимая за собой длинный шлейф снежной пыли, развернулись и затормозили рядом с несколькими массивными тоббоганами и миниатюрными студенческими сноу-скутерами.

– Ух! – Воскликнул литератор, соскакивая на скрипучий снег и небрежно стряхивая ледышки, образовавшиеся в его короткой, но широкой рыжей бороде, – А однако отличная погода сегодня, верно, молодежь?

– Ну, вроде как, – ответила Норэна. – Только ты опоздал на час. Скалди уже сказал: приедет этот рыжий и пусть только попробует не поставить всем по кружке эля.

– Хм… Он так и сказал? А где он, кстати?

– Вон в том сугробе, – ответила девушка.

– Протри глаза, рыжий боров, – раздался мощный рев Скалди со стороны сугроба, на котором расселись четверо участников возни, изрядно засыпанные снегом.

– Я боров? – Возмутился Гилси. – Ты на себя посмотри, оглобля с ушами!

– Подеремся? – Спросил Скалди, подойдя ближе. Он был примерно на голову выше Оркварда, немного шире в плечах и уступал только в толщине пуза.

– Кто же дерётся около кабака на трезвую голову? – Вмешалась Хелги. – Это будет поступок, недостойный викингов и неандертальцев. Кстати, Гисли, я должна тебя порадовать: сегодня мы пьем первый круг за твой счет.

– Меня уже порадовала та девчонка, – ответил неандертальский литератор, кивнув в сторону Норэны, – Ладно, дьявол с вами, пошли пропивать мой трудовой гонорар.



Таверна «Javladrakkar» была стилизована под боевой корабль викингов не только снаружи, но и изнутри. Правда, на месте мостика располагалась стойка бара, а между скамьями вместо рукоятей весел торчали тяжелые доски столов. Едва все семеро расселись с двух сторон от одного из таких столов, Орквард завопил:

– Э-ге-ге! Крувир! Тащи сюда пять кружек темного эля и два стакана Эппл-фрэша!

Пятеро негров – гастарбайтеров в ответ синхронно ударили тяжелыми оловянными кружками по столу и рявкнули на всю таверну:

– Viva revolution! Viva Lenin! Viva Lumumba!

– Чего это они? – Удивился литератор.

– Седьмое ноября, балда ты, – откликнулся Крувир из-за стойки.

– Дата первой в мире социалистической революции, – добавила Жанна.

Орквард фыркнул и пренебрежительно взмахнул широкой лапой.

– Все эти социализмы, капитализмы, неоконсерватизмы, неолиберализмы, и тому подобные -измы индустриальной эры не заслуживают того, чтобы их запоминать. Унылый серый переходный период от яркой мифологической древности к яркому космическому будущему.

– Ты уже успел где-то хлебнуть джина? – Подозрительно спросил Фрэдди Макграт.

– Я трезв, как стекло! Но меня, клянусь дьяволом, распирают эмоции! Я позавчера вернулся из космоса! Мы летели в космосе почти час, и вокруг были звезды! Целая пропасть звезд со всех сторон! Я видел мечту, вы поняли, бараньи головы!?

– Там, где ты был, ещё много этого? – Невинно поинтересовалась Норэна.

– Чего много? Звезд?

Юная эскимосо-датчанка качнула головой.

– Нет. Ганджубаса.

– Циничное дитя постмодерна, – вздохнул он. – Я действительно видел звезды. Меня прокатили на маленьком суборбитальном флаере с островов Кука до Хавигхивика! Чертову дюжину тысяч километров я летел в стеклянном шаре!

– Я думаю, – заметил Макграт, – что не в стеклянном, а в транспарент-композитном.

– Ты педант, Фрэдди! Тьфу на тебя!

– А что ты делал на островах Кука? – Спросил Отто.

– Что я делал на островах Кука!? Черт! Сначала я был в Туамоту на Элаусестере, где коммунизм, потом был на Муруроа, где космодром, потом отпраздновал Хэллоуин на атолле Фетиамити, потом полетел на острова Кука, на атолл Никаупара и посмотрел лабораторию, где знаменитый доктор Мак Лоу Линкс экспериментирует с тупайями и землеройками…

– Скрещивает их что ли? – Перебил бармен, сгребая с подноса кружки и стаканы и расставляя на столе.

– Темный ты парень, Крувир, – ответил Гисли. – Это разные семейства, они не могут скрещиваться. А главное – они очень недолго живут. Землеройка в природе живет не больше полутора лет. Её неделя, это как для нас год, понял? А в той лаборатории на Никаупара есть землеройки, с которыми начали работать ещё до Мак Лоу. И самым старшим уже по шесть лет, а они бегают, жрут и трахаются. Ты, Крувир, в триста лет сможешь бегать, жрать и трахаться?

– Вот доживу, тогда посмотрим, – легкомысленно ответил тот.

От столика, за которым сидели двое рыбаков с двумя девчонками раздался призыв:

– Крувир! Ты не переломишься зажарить нам двух дохлых цыплят?

– Ладно, сейчас, – отозвался бармен. – Живых бы я не стал жарить, негуманно это, а дохлых легко… А ты, Гисли, нетактичный парень, хотя и неандерталец. Болтался за границей больше месяца, на свадьбу не приехал, ребят не поздравил.

– Чего-чего? – Переспросил литератор.

– Того-того, – проворчал бармен, и гордо направился к стойке.

– Э-ге-ге… – Орквард почесал обеими пятернями рыжую шевелюру, и посмотрел на Норэну и Отто. – Так вы поженились?

– Ну, – предельно лаконично ответила Норэна.

– Расскажите! – Потребовал он.

Норэна повернулась к Отто, громко чмокнула его в щеку и погладила по затылку.

– Рассказывай, ты же старший в семье.

– Во-первых, – сказал Отто, – мы живем вместе и ведем общее хозяйство.

– Ну это я и так знаю, – перебил Гисли.

– … А во-вторых, мне в октябре исполнилось 16 лет, а значит, по новому закону Гренландии, я получил право на «conubium de jure», как сказал lawyer.

– При моей половой зрелости, – уточнила Норэна. – А с этим делом у меня все ОК.

– …И, в-третьих, если я получил гражданство Гренландии и заключил брак, то по Гренландским законам я стал взрослым «de jure». Значит, у меня теперь полная гражданская и судебная компетентность.

– Так ты теперь наш гражданин! – Обрадовался Гисли. – Настоящий гренландец!

Отто утвердительно кивнул и сделал глоток апельсинового сока.

– Да. Хотя в Германии этого не признают. Они говорят, что до 18 лет я не имел права менять гражданство, и считают меня гражданином Германии. А по какому-то сраному гражданскому уложению позапрошлого века мужчина-германец может жениться лишь после 21 года, значит брак недействителен и моя компетентность недействительна. Из этого они выводят, что я не могу сам распоряжаться своей долей в «Gelion, GmbH» и судиться за долю не могу. Уроды! Но я подписал кучу бумаг албанскому юристу…

– При чем тут Албания? – Перебил Орквард.

– ALBAN, «Arctic Low Budget Aerospace Navigation», – сказал Макграт, – лаборатория, которую Лобстер, «LOw-Budget Space TERtiary», организовал на Баффиновой Земле и здесь, в Гренландии.

Орквард замолчал на секунду, прислушиваясь к своим мыслям, а потом выпалил.

– Э-ге-ге! Я слышал про это лабораторию! Ты там директор, так, Фрэдди?

– Да. На самом деле, по складу характера я научно-прикладной специалист, а не администратор, но шеф нашего Canadian Space-Agency меня уговорил.

– Точнее, морально изнасиловал, – уточнила Жанна. – Долг перед нашей канадской молодежью, которая гордится участием своего соотечественника, доктора Фрэдди Макграта, в проектах «Ballista» и «Caravella», открывших человечеству дорогу в…

– Не издевайся, – проворчал он. – Да, шеф перебарщивает с патетикой, ну и что?

– Значит, – невозмутимо констатировал Скалди, – именно ты, Фрэдди, управляешь трансатлантической войной чернильниц вокруг долей в той германской фирме.

Доктор Макграт со вздохом утвердительно кивнул.

– Получается, что так, хотя я не слишком разбираюсь в большой юриспруденции и слишком примитивно и прямолинейно мыслю, как утверждает наш юрист.

– Давай прямолинейно, – подначила его Хелги, – это веселее.

– Ну, если прямолинейно, то «Gelion GmbH» – это небольшая по космическим меркам компания, с капиталом около ста миллионов долларов. Тем не менее она добилась серьезных успехов в технологии фотоэлектрических конвертеров.

– Это я знаю, – сказала Хелги. – Фирма делает что-то вроде солнечных батареек.

– Не только, – ответил он, – ФЭК это любые прямые преобразователи волнового или корпускулярного излучения в электрический потенциал. ФЭК позволяет построить атомную электростанцию из реактора и штучки типа солнечной батарейки. Никаких котлов и турбин и даже никаких МГД-трубок. Поток радиации работает напрямую.

– О, черт! – Воскликнула Жанна. – Мне кажется, за это может быть большая драка…

– Война, – поправил Макграт. – Пока ещё речь идет только об удачных прототипах, которые приближают нас к рабочей модели такого конвертера, и эта война идет в относительно цивилизованных рамках. В смысле, пока никто не стреляет. Ну или стреляет, но не в массовом порядке, а так, единично.

Хелги посмотрела на уровень эля в своей кружке и покачала головой.

– У тебя занятные представления о цивилизованности, Фрэдди.

– Не у меня, а у нашего замечательного мира, – поправил он. – Но пока что главным инструментом этой войны является юридическое давление. Мы добились признания гренландского акта о компетентности Отто Хаземана в ряде стран. Конечно, в Канаде, далее – в Исландии, Швеции, Новой Зеландии и в нескольких штатах США. Страны Евросоюза пока колеблются между позицией Германии и нашей позицией. Серьезным успехом я считаю отстранение дирекции «Gelion GmbH» и назначение там судебного управляющего, а также арест активов компании в штате Массачусетс по иску Отто.

– Иначе говоря, – резюмировал Скалди, – вы их душите.

– А на чьей стороне люди? – Спросил Орквард. – Ну, те парни, которые в этой фирме двигают науку и инженерию, или даже просто щелкают кнопками и крутят гайки?

Фрэдди Макграт подмигнул ему, а потом погрозил пальцем.

– Вот это, дружище Гилси, огромный-огромный секрет.

– Значит, не скажешь?

– Не скажу, – подтвердил канадец.

– Секреты, – фыркнул литератор. – Ладно, дьявол с ними. Лучше скажи: когда первый парень шагнет на Венеру? Ну, как Армстронг на Луну. «Маленький шаг для одного человека, и огромный шаг для всего человечества». А?

– В принципе, – сказал Макграт, – это возможно уже в январе при условии разработки достаточно надежного теплозащитного костюма. Но я надеюсь, что это произойдет не раньше, чем через полтора года.

– Что?! Я ушам не верю! Ты хочешь затормозить первую высадку!?

– Я хочу спасти дурные головы тех ребят, которые по молодости рвутся в герои. Ты просто не представляешь, что такое Венера. Даже в январе она ещё будет оставаться значительно менее комфортным местом, чем центр лесного пожара. Темп остывания известен, темп спада вулканической активности – тоже. Так что пусть люди немного подождут. А в декабре Венеру могут начать осваивать трилобиты.

Орквард сделал могучий глоток эля и хмуро поинтересовался:

– Про трилобитов это шутка такая?

– Не следишь за научной прессой, – сказала ему Норэна.

– Ну ты, дитя постмодерна, при чем тут научная пресса? Трилобиты вымерли ещё до динозавров. Чему вас только учат в школе на биологии?

– Те трилобиты вымерли, – согласилась она. – А другие ползают. Ты почитай «World Planetology Digest» за сентябрь. Ты хотя и писатель, но читать тоже умеешь.

– Ты маленькая нахальная не-знаю-кто, – проворчал он.

– Она права, – вмешался Макграт. – Новозеландцы предложили использовать робота-рейнджера «Trilobitapi». Это разработка меганезийской верфи «Meyer Factory» для геологоразведки на опасных участках морского дна. После кое-какой доработки она оказалась очень подходящей для условий венерианской поверхности.

– Этот робот управляется радио-лучом, – добавил Отто. – Но в простых случаях он самостоятельно соображает, что надо делать. Например, свернуться в шарик, когда камнепад, или наоборот, развернуться в блин, чтобы куда-то заползти.

– Кругом роботы, – вздохнул Орквард. – Скоро человеку останется только нажимать кнопки. В этом есть что-то неправильное.

Доктор Макграт протестующее вскинул ладонь.

– Если ты думаешь, что сидеть на Лингаме и нажимать кнопки это так просто…

– Сидеть на Лингаме, – перебила Норэна. – Вот это, я понимаю, астронавтика! Wow!

– Я имел в виду орбитальную базу астероид Лингам около Венеры, – невозмутимо уточнил канадец. – А в смысле твоей реплики там в инструкции для операторов есть специальный пункт, чтобы этим не занимались на активной вахте. А то есть всякие сексуальные экстремалы… Хотя оператору робота-трилобита не до того, поскольку субъективно он находится там, где его машина. Весь фокус в интерфейсе…

– А вот про это я знаю! – Воскликнул Орквард. – И, между прочим, такой интерфейс придумали НФ-авторы, а ученые только реализовали после того, как в начале века появился фильм «Аватар». Ваши ребята так и называют эту штуку: «Аватар».

– Во-первых, – сказал канадец, – система «Аватар» устроена совсем не так, как в том фильме, а во-вторых, её придумали военные для пилотирования боевой авиации. Ты можешь прочесть подробности в бюллетене ООН. Эта система… Точнее, её военный вариант, названа там «Варварским, бесчеловечным и преступным видом оружия».

– Иногда меня поражает слабоумие чиновников ООН, – заметила Жанна. – Как будто обычный пулемет не соответствует этим трем признакам! Дебилы…

– Им за это платят, – спокойно заметил Скалди.

– Ты циник! – Возмутилась Хелги. – А, кстати, давайте съедим что-нибудь. Крувир! Отвлекись, пожалуйста, от TV! Мы соскучились по твоим дохлым цыплятам!

– Послушайте, – проворчал бармен, делая звук погромче, – случилось какое-то говно.


--------------------------------------------------------------


1. Приключения ядерных отходов. | Драйв Астарты | Катастрофа или террористический акт в Ла-Манше.