home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Остров Росса (Антарктическая территория Новой Зеландии)

=======================================

В 7 утра паб на горнолыжной трассе «Эребус-Юг» на острове Росса был пуст, если не считать бармена, отчаянно зевающего за стойкой. Но уже в 7:05 в пабе возникли два колоритных персонажа. Мужчина-скандинав средних лет и среднего роста, одетый в футболку с картинкой, изображающей рыжего неандертальца, и свободные зеленые нейлоновые шаровары, и женщина-киви моложе его где-то на треть, упакованная в элегантный красно-белый горнолыжный костюм.

– …И нечего вертеть мне мозги! – Произнес скандинав, жестикулируя курительной трубкой, похожей на маленький саксофон. – Ты аферистка, Диззи! Я даже уточню: абсолютно бессовестная аферистка!

– Что ты сказал, Торверк? – Переспросила она, картинно выкатывая глаза, как бы в крайнем удивлении. – Я аферистка? О, черт! Будто это меня, а не тебя уже год ищет юстиция Евросоюза, чтобы предъявить обвинение в экстремистской деятельности!

– Ты ещё и формалистка! – Объявил он. – И, кстати, эта юстиция хочет меня видеть по поводу действий, которые ты, Диззи, нахально копируешь, чтобы сделать PR своей антарктической газовой лавочке! И попробуй скажи, что я вру!

– Ты не врешь, ты искренне заблуждаешься, – невозмутимо ответила она.

Бармен за стойкой героическим усилием подавил очередной зевок и произнес:

– Доброе утро, мисс Крузо и мистер Хникарсон. Что бы вы хотели выпить или съесть в данное время суток? Сразу предупреждаю: еда, как еда, только с 10:00, а пока…

– Бобби, – перебил Хникарсон, – объясни мне, неотесанному исландскому болвану, что такое еда НЕ как еда? Парафиновые муляжи фруктов? Пластмассовые бифштексы?

– Нет, просто сэндвичи, японские роллы и всякое такое, что не надо готовить.

– А кофе? – Спросил исландец, – я дьявольски хочу крепкого кофе!

– А я, – добавила Десембер Крузо, – хочу кофе с шапкой сливок. Большую чашку.

– Сделаем, – лаконично ответил бармен.

– Отлично! – Хникарсон шлепнулся на стул и хлопнул по столу ладонью. – И ещё я бы сожрал сэндвич с лососем… Два… Пока. А там посмотрим.

– В таком случае мне маленькое пирожное с джемом, – сказала Крузо, садясь напротив исландца, – кстати, Бобби, ты не в курсе, китайцы уже сели на Луну?

– Китайцы – на Луну? – Переспросил Бобби. – Это какой-то новый прикол?

– Нет, сто дьяволов в печенку! – Проворчал Хникарсон. – Это не прикол. Это позор для трансполярного сообщества. Мы прозевали эту тему и теперь китайцы будут первыми людьми на обратной стороне Луны. Хочешь узнать больше – включи TV-ящик.

– Хм… – Сказал бармен и ткнул клавишу на пульте, включив широкий экран на стене, и занялся приготовлением кофе.

Торверк Хникарсон повернулся к Крузо.

– …Так ты считаешь, что я заблуждаюсь? Тогда скажи, чем ваша программа «Hobbit landmark» отличается от нашей арктической программы «Neanderthal shelter»?

– Всем, – ответила она. – Даже в названии нет одинаковых слов.

– Да! Ты почти права! Ошибка тут в деталях формулировки! Правильно будет сказать: «Hobbit landmark» отличается ТОЛЬКО тем, что в её названии совсем другие слова.

– Нет, Торверк! Не только.

– Ах да! – Он звонко хлопнул себя ладонью по лбу. – Конечно! Ещё полушарием. Наша программа в северном полушарии, а ваша – в южном! Конечно, эти два отличия такие принципиальные, что говорить о бессовестном плагиате было бы нелепо. Так, Диззи?

– Ты хочешь, – спросила Крузо, – чтобы я призналась в интеллектуальном разбое? ОК! Чтобы сделать тебе приятно, я признаюсь. Ну, легче тебе стало?

– Так, вот ты какая, антарктическая акула, – проворчал Хникарсон, – Чёрт возьми! Ты умеешь поставить простого исландского парня в неловкое положение.

– Маленькая женская хитрость, – с обворожительной улыбкой пояснила она.

– Гм, – Хникарсон повертел в руках свою трубку-саксофон. – Правильно будет сказать: «маленькая хитрость из арсенала океанийской военно-прикладной психологии».

– Откуда ты это взял? – биженно спросила новозеландка.

– Оттуда. Я хоть и простой парень из мира кино, но не совсем тупой. А будь я даже абсолютно тупым, после операции «Сингапурский школьный автобус» я все равно бы догадался, откуда растут ноги у вашей гигантской антарктической газовой клизмы.

– Мы просто помогли этим замечательным умненьким подросткам, – сказала она.

– Ладно, – исландец махнул рукой. – За то, что вы помогли сорока юниорам смыться из этой гитлеровской мечты, я готов извинить вашу контору и за плагиат, и за все прочее.

– О! Торверк! – Лидер PR-отдела Антарктического Газового Консорциума наградила киносценариста ещё одной ослепительной улыбкой. – Это так мило с твоей стороны! Кстати, откуда ты знаешь детали той сингапурской операции? Если это не секрет…

– Не секрет. Мне вчера рассказал этот белый кролик из «Amnesty International».

– Логрин Уайтмид? – Уточнила Крузо. – А он-то откуда знает?

– У него, – ответил Хникарсон, – есть толстая-толстая папка, которую, по его словам, прислали из сингапурского Foreign-office. Тамошние фашисты уже сочинили супер-триллер про младенцев, обманутых австрало-новозеландской газовой мафией.

Десембер Крузо сделала большие глаза, артистично демонстрируя удивление.

– Вот как? А с чего это «Amnesty» стала делиться с тобой info по Сингапуру?

– Вероятно потому, – предположил исландец, – что я тот хороший парень, способный пойти против всех, если все поступают несправедливо. Я не уверен, что это так, но Уайтмид сделал этот вывод из того, что я вступился в суде за несовершеннолетнюю таиландскую мусульманку, которую несправедливо записали в банду исламистов.

– Но, – заметила Диззи, – вытаскивая эту девушку из неприятной истории, ты утопил остальных мусульман и, по-моему, Уайтмид был не в восторге.

– Да, – подтвердил исландец, – но этот амнистированный белый кролик ищет любых возможных союзников. Выбор у него здесь небогатый, и я оказался в реестре.

Подошедший бармен поставил на столик серебристо-белый поднос в форме карты Антарктиды и, сгружая чашечки и блюдца, заметил.

– Не понимаю, что вы докопались до Сингапура? Маленькая симпатичная страна, на улицах абсолютная чистота, и воздух чистый, хотя весь остров – сплошной мегаполис. Уровень жизни, образование, спорт, медицина, прогресс… В общем, круто!

– Ты бывал в Сингапуре? – Поинтересовалась Крузо.

– Бывал, потому и говорю. Конечно, там есть дурацкие правила, и там какие-то дикие штрафы, но, знаете, в любой стране можно найти минусы.

– Типичная точка зрения трехдневного туриста, – констатировал Хникарсон.

– А что? – Спросил бармен, – разве не так?

– Видишь ли, Билли, – исландец слегка похлопал его по плечу. – У всего на свете есть определенная цена. Когда я смотрю на что-то такое блестящее, красивое, модерновое, чистое и пушистое, то всегда интересуюсь: кто за это платит? Чем платит? И в каком объёме платит? Тут-то и зарыта дохлая свинья.

– Ну и где зарыта эта свинья?

– Ха! Жил-был мечтатель по имени Ли Куан Ю. В 1960-м он получил власть на нищем, грязном острове у южного конца Британской Малакки. Посмотрел он мечтательно на несколько миллионов нищих жителей и размечтался: А что, если построить большое современное предприятие во весь остров? Этих балбесов и бездельников превратить в персонал. Пусть они работают, скажем, 50 часов в неделю. На четверть больше, чем в бывшей метрополии, в Британии. А жить они будут в комфортабельном общежитии квартирного типа прямо на предприятии. Для их же пользы. Дирекция, в смысле, я со своими доверенными товарищами, приучит их к чистоте, дисциплине, нравственному поведению, честности, трудолюбию… Кто не хочет учиться – того брык!

Исландец сделал движение, как будто затягивая на своей шее петлю, и продолжил:

– …А кто учится недостаточно прилежно, того отлупить хорошенько, чтобы старался. Сингапурское правительство гордится, что у них бьют жителей кнутом или палкой с раннего детства и до старости. Денежно-политические воротилы в Европе и Америке пришли в восторг от этой идеи моментально, ещё в 1960-м. Как за 30 лет до того они приходили в восторг от идей Гитлера. Модерновая экономика, очищенная от всякой пакости, вроде демократии, свободы слова и уважения к человеческой личности!

– Там же, вроде, есть выборы, – неуверенно возразил бармен.

– Да! – Воскликнул Хникарсон. – Там чудесные демократические выборы! Ты можешь голосовать за кого угодно, но на бюллетене пишется ID-code. Это чтобы ты голосовал ответственно, а не как попало. На улице, в подъезде, в лифте, вообще везде имеются видеокамеры, чтобы ты не воровал, не хулиганил, не кушал пирожки на улице… Ты, наверное, помнишь, что кушать на улице нельзя, а то крошки сыплются.

– Помню. Гид нас предупредил. Штраф 500 баксов. А за рецидив – в тюрьму.

– Вот-вот, – исландец кивнул. – И правительство всё время должно тебя видеть, чтобы заботиться о твоем поведении. В твоем автомобиле должен быть радиомаяк, который сообщает полиции, где ты и куда едешь. А в квартирах тоже какие-то штучки, чтобы следить, не нарушаешь ли ты запрет ходить дома голым. Запрет для твоей же пользы, между прочим, чтобы ты не привыкал вести себя развязно или непристойно. Если ты занимаешься сексом с женой, то делай это, как положено. Вечером тебе может даже позвонить полисмен и, в зависимости от количества твоих детей и рекомендуемого количества детей на семью, посоветовать тебе либо пользоваться кондомом, либо не пользоваться. А если тебе приспичило повести себя непристойно, то делай это, где положено: существуют официальные бордели, там все под контролем…

– Fuck! Если так, то почему сингапурцы не бегут из этого фабричного общежития?

Торверк Хникарсон залпом выпил кофе и постучал чашечкой по столу.

– Вот! Мы дошли до основ системы Ли Куан Ю. Дело в том, что в стране с германо-романской порядком воспитания две трети жителей счастливы, если правительство регламентирует всю их жизнь и, при условии послушного поведения, обеспечит им материальное благосостояние и безопасность. Половина от оставшейся трети готова скорее терпеть такой контроль, чем бросить хорошую дорогую квартиру, хороший автомобиль и прочие штуки, купленные в кредит. Итого лишь одна шестая часть жителей захотят уехать. Реально уедет гораздо меньше. Счастливого пути! Никто не держит! Убирайтесь вон со своим дурным свободолюбием! На ваше место есть куча претендентов из менее благополучных стран, и мы выберем замену по конкурсу.

– Fuck! – Повторил бармен. – А откуда в Сингапуре германо-романское воспитание?

– От Ли Куан Ю, – ответил исландец. – Этот субъект ввёл в Сингапуре внутренний распорядок по образцу британского колониального правления. Знаешь, Билли, ведь фашизм придумали не Муссолини и Гитлер. Это изобретение по праву принадлежит британским и голландским колониальным коммерческим корпорациям XVII века.

– И детей там дрессируют в фашистском стиле, – добавила Крузо, – с битьем палкой и прочими пуританскими штучками. Особенно это касается детей политической элиты: будущих фюреров, и особо талантливых детей: будущих интеллектуальных негров на фюрерских Hi-tech плантациях. Цель: к 18 годам выдрессировать так, чтобы они даже думать забыли о собственных интересах. Только интересы клана. Singapore uber alles!

– Теорема Гисли Оркварда, – добавил Хникарсен. – В пуританских странах в семьях правящей касты детей дрессируют, бьют и унижают намного сильнее, чем в семьях обычных людей. Обычный ребёнок ещё имеет право расти нормальным, но ребёнок из элиты должен сожрать центнер говна с гвоздями, чтобы нажить все комплексы вины, неполноценности и садомазохизма. Он обязан вырасти конченым ублюдком, иначе не сможет стать идейным преемником и достойным наследником ублюдков-родителей.

Бармен растерянно почесал в затылке и покачал головой.

– А я думал, у тех, кто лезет к власти, наоборот комплекс величия.

– Мания величия, – поправила Крузо, – это такая форма паранойи. Как доказывает нам психоанализ, полноценная мания величия растет исключительно на почве комплекса неполноценности. Лучше всего выращивать это на фоне импотенции у мужчин или фригидности у женщин. Фрэйд популярно описал это за сто лет до Оркварда.

– Вот оно как… А я переживал, что красные китайцы завоевали Джохор на Малакке и дальше завоюют Сингапур. Выходит, что переживать нечего. Туда фашистам и дорога. Хотя город жалко. Сингапур – красивый город. Просто сказка. Фантастика…

– Континентальные китайцы не завоюют Сингапур, – спокойно сказала Крузо.

– Почему? – Удивился Билли.

– Потому, что им это невыгодно… Если тебе интересно, я потом объясню. А сейчас, пожалуйста, сделай TV погромче. Судя по картинке, началась лунная трансляция.


----------------------------------------------------------------------


7. Даже вопрос так не стоит, воевать или нет. | Драйв Астарты | Обратная сторона Луны. Мы – первые!