home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Обзор событий за сутки.

------------------------------------------------------------------

Привет пассажирам нашей 1001-й тележки! Я, Элеа Флегг, резко жму на педаль акселератора, и мы мчимся на Гваделупу. Там Папа Римский Климент XV, недавно избранный на эту престижную для Европы и Америки религиозно-политическую должность, не по-детски зажигал вчера на круглом столе в Школе Астронавтики. Французская «L’Humanite» ехидно написала: «Бразильский дядюшка – полковник выступил с такой гремучей смесью технократии, клерикализма и милитаризма, что недавние спичи нашего кардинала-крестоносца Бернара Жюста показались просто плюшевыми. Чего за круглым столом не было, так это христианства. Новый Папа с армейской прямотой объявил: главное – это ходить в церковь по воскресеньям, а в остальные 6 дней недели убивать врагов Святого Престола: нацистов и мусульман. Климент XV предложил не умничать и фактически одобрил «океанийскую библию» (комикс про секс, про войну и про Бога, который учит, как это делать без проблем). Толерантность объявляется пороком, общечеловеческие ценности отменяются».

Таково мнение официальных французских левых, сочувствующих иммигрантам-мусульманам из бывших французских колоний в Северной Африке. А вот мнение неофициальных левых из той же Франции «POLitic POTential» пишет: «Римская Католическая церковь повела себя предсказуемо: как империалистический хищник, добивающий раненого конкурента. Суннитский ислам получил серьезный удар по карману и уже не может так эффективно скупать западных политиков и набирать наемников для террористической войны. Воспользовавшись этим, Римская церковь заменила дипломата Адриана VII на милитариста Климента XV, который занялся мобилизацией активной молодежи и заключением союзов с наиболее динамичными технократическими формациями, обладающими высоким военно-экономическим потенциалом. Религиозная ширма отброшена, как неуместная в процессе боевых действий. Мы наблюдаем развитие типичной империалистической войны, которая, согласно учению Ленина – Мао, есть продолжение политики иными средствами».

Европейские центристы (правящий оффи-блок) более единодушны. Они называют действия Папы «чудовищными и разрушительными» (The Times), «фашистскими и варварскими» (AFP), и «несовместимыми с европейскими принципами» (Die Welt). Умеренно-правая «Le Figaro» издевается над левыми и центристами: в редакционной статье написано «Коллаборационисты, продавшие Европу, чувствуют, что тридцать мусульманских серебренников скоро могут встать им поперек горла».

Реакции в Америке пока нет, только на нью-йоркской фондовой бирже снова обвал: ценные бумаги «пробили дно» (как выражаются эксперты) из-за слухов о том, что международные потоки «бумажных» активов и кредитов могут быть перекрыты по политическим соображениям чуть ли не в любой день. По ходу, какой-то краник в финансопроводе всемирного псевдо-денежного «поля чудес» стало заклинивать.

Реакция в исламских регионах. 11 исламских организаций публично (через прессу) пообещали убить Климента XV, как (цитирую по «Al-Jazeera») «Воплощение зла на Земле и прислужника Сатаны». По ходу, абсолютный рекорд популярности. 6 из них пообещали убить и двух французских физиков – доктора Сандри Ретел и доктора Луи Фурми. 4 пообещали дополнительно к Папе и французам убить нашего математика доктора Кватро Чинкла и гренландского литератора-фантаста Гисли Оркварда.

Шеф INDEMI Жерар Лаполо в ответ напомнил, что гражданин Чинкл, как и любой гражданин Меганезии, находится под безусловной защитой правительства. На мой вопрос: «Что принимается в связи с этими угрозами?» полковник Лаполо ответил: «Ситуация типичная, меры – тоже». Свежая info: Молодые исландцы из Фан-клуба Оркварда ночью разрушили единственную в стране мечеть (в городе Рейкьявик).


Другие политические новости:

– Циклон Аравийского пожара, по мнению ученых, стабилизировался. Его диаметр составляет примерно 300 миль, что соответствует ноябрьским прогнозам.

– Правительство Китая расширило военное присутствие на Мальдивах.

– Парламент Великобритании отклонил проект военных мер против флота Индии, продолжающего контролировать острова Тристан-да-Кунья.

– Представитель ООН в Бангладеш заявил о гуманитарной катастрофе, вызванной индийской блокадой. Количество голодающих превысило 20 миллионов человек.

– Начались Индийско-Бирманские переговоры о демаркации на севере Малакки.

– Завершена военная операция по разделу Эритреи и Северо-Восточного Судана между Эфиопией, США, Транс-Экваториальной Африканской лигой, Китаем-КНР, Китаем-Тайванем и Фую-Цин-Чао. В Северо-Западном Судане продолжаются боевые действия между египетскими коммандос и остатками армии бывшего Судана-Хартума.

– Оккупационный корпус Африканского Единства продолжает удерживать часть континентальной территории Экваториальной Гвинеи.

– Правительство Испании поддержало требование Фронта Полисарио о выводе из Западной Сахары оккупационных войск Марокко (введенных туда в 1975 году).


Новости науки и техники.

– Шведская компания «Interdyn» сообщила об успешном расширении территории полярной платформы Астрид на подводном плато Нобеля за счет плавучего острова, построенного совместно с инженерной группой Наллэ Шуанга и Эрнандо Торреса.

– На орбитальную базу Лингам (Венера) прибыла первая партия роботов-рейнджеров «Trilobitapi». Шеф-инженер базы не назвал точную дату отправки этих аппаратов к поверхности Венеры, но рассчитывает сделать это до Нового года.

– Мы продолжаем следить за полетом экспедиции «Caravella» к Марсу…

----------------------------------------------------------------


…Кватро Чинкл услышал тихие шаги и поднял взгляд от экрана ноутбука на фигуру, возникшую возле его столика. Это был мужчина несколько старше 50 лет, одетый в свободные светлые брюки, яркую пеструю рубашку с коротким рукавом и лимонно-желтую бейсболку, тень от козырька которой падала на лицо.

– Вы не возражаете против компании? – Спросил мужчина.

– Вообще-то… – Начал Кватро, а затем узнал подошедшего. – …Joder! Это вы?..

– Называйте меня просто Хавер, – перебил тот, – я заглянул в это кафе неофициально.

– ОК. Присаживайтесь, Хавер. У вас ко мне какой-то деловой разговор?

– Верно, – подтвердил Папа Климент XV и повернулся к бармену. – Amigo, сделай, пожалуйста, очень крепкий кофе и притащи рюмочку красного рома и сигару.

– Кофе будет такой, что вы даже не поверите, мсье, – весело отозвался парень.

– Тогда чаевые будут такие, что ты не поверишь, – пообещал ему Папа и повернулся к доктору Чинклу. – Ваша очаровательная жена пошла в церковь, не так ли?

Меганезиец отхлебнул кофе и запил оранжем.

– Не понимаю, зачем спрашивать то, что вы и сами отлично знаете.

– Это для завязки разговора, док Кватро. Я должен слегка огорчить вас. Она будет разочарована. Она ждет от этого посещения храма слишком многого. Так обычно происходит, если человек долго мечтает о чем-то, а потом мечта вдруг сбывается.

– Иногда приходится расставаться с иллюзиями, – сказал Чинкл. – Такова жизнь.

– Вы не одобряете её религиозность, – предположил Климент XV.

– Одобряю или нет, какое это имеет значение для вас?

– Это имеет значение. Я хочу понять, как вы относитесь к нашей церкви.

– Так, – математик пожал плечами, – старая корпорация с множеством традиций и торжественных ритуалов, древность которых придает им видимость смысла.

– А вы говорили это своей жене?

– Зачем? – Лаконично осведомился Чинкл.

Климент XV взял с блюдца принесенную барменом сигару какого-то местного сорта, откусил кончик, снайперски выплюнул в урну и щёлкнул зажигалкой, сделанной из гильзы крупнокалиберного пулеметного патрона.

– Ваша тактичность просто поразительна, док Кватро.

– Тактичность тут ни при чём, – ответил математик, – просто технология жизни. У нас этому учат в школе. Объективно полезный навык.

– Тактичность ни при чём, – повторил Папа, глядя, как его собеседник невозмутимо уплетает мороженое. – …И толерантность, видимо, тоже ни при чём. Да?

Кватро Чинкл утвердительно кивнул, сделал глоток кофе и пояснил:

– У нас не в ходу этот вид публичного любительского театра.

– Я знаю и одобряю это. Но я не понял, о какой технологии или навыке вы говорите.

– Это элементарно, – ответил Чинкл. – О навыке работать или жить рядом, или жить вместе с человеком, который видит мир существенно иначе, чем вы.

– А разве это не то же самое, что толерантность? – Удивился Папа.

– Нет. Толерантность относится к идеям, убеждениям, религиям… К абстракции. А технология жизни относится к конкретному человеку или конкретным людям.

– Иначе говоря, – уточнил Климент XV, – вы любите свою жену, римскую католичку, однако римское католическое учение вы считаете вздором.

– Вы тоже считаете это учение вздором, – заметил математик.

– Интересно… Где вы это прочли?

– Это общее правило, Хавер. Топ-менеджер фирмы не должен попадать под влияние мифодизайна рекламы, ему надо объективно оценивать и свой товар, и потребителя.

Возникла пауза. Бармен подошел с рюмкой рома и чашечкой кофе.

– Крепче не бывает, мсье, попробуйте и сами убедитесь… – Тут он разглядел лицо посетителя под козырьком бейсболки. …- О, чёрт… Я хотел сказать, простите…

– Тс-с! – Произнес Климент XV, многозначительно поднеся палец к губам.

– Но это правда вы? – Прошептал бармен.

– Это я. Но данная встреча – тайная, сын мой. Тебя зовут Жак Тарсис, не так ли?

– Да, а откуда вы…

– Ты хороший католик, – перебил его Папа. – Но ты должен отказаться от порочной манеры ездить на мотоцикле в пьяном виде. Ты рискуешь своей жизнью и жизнью окружающих, и жена беспокоится, это вредно для молодой мамы. Тебе надо больше заботиться о жене и о своей маленькой дочери.

– Простите, святой отец… – Глаза бармена почти влезли на лоб от изумления.

– Господь тебя прощает, сын мой. Иди и больше не греши. И сделай лицо попроще. Встреча тайная, и не надо привлекать к нам внимание.

– Я понимаю, – прошептал бармен и чуть слышно спросил, – «Opus Dei», да?

– Да. «Opus Dei». – Папа произнес название «Персональной прелатуры Католической церкви» (попросту говоря – разведслужбы) спокойным деловым тоном.

– Я понимаю, – тихо повторил бармен. – Вам принести что-нибудь ещё?

– ещё чашечку такого же кофе чуть позже, – ответил Климент XV и повернулся к меганезийскому математику. – Вы говорили о правиле, общем для бизнеса и, как вы считаете, для церкви. Скажите, на ваш взгляд, церковь – это просто бизнес?

– Довольно крупный бизнес, – уточнил Чинкл, – извлекающий прибыль из специфики коллективной зоопсихологии некоторых популяций homo sapiens.

Папа сделал маленький глоточек кофе, втянул в себя дым сигары и на пару секунд зажмурился от удовольствия.

– Мальчишка прекрасно варит кофе. Хотя в остальном он изрядный балбес.

– Вы читали его полицейское досье? – Предположил Чинкл.

– Разумеется, читал. В ситуации, когда за твоей головой началась охота, желательно соблюдать осторожность и проверять точки, которые намереваешься посетить.

– Вы имеете в виду 11 исламских группировок, о которых пишет пресса?

– Их тоже. Среди них есть пара серьёзных. Но главная опасность не они, а свои. Те, которые ещё не поняли, что для сохранения бизнеса требуется смена концепции. Я перешел на ваш язык экономики для лучшего взаимопонимания. Смена концепции означает переориентацию на работу с перспективными рынками сбыта и с новыми направлениями инвестиций. Мне очень помогли ваши лекции о сингулярности и о сущности неоконсерватизма. Я понял, в чем ошибка той церковной партии, которая поверила в возможность возврата Европы к «старому доброму прошлому» или к «новейшему христианскому средневековью». Многих впечатлил успех исламских фундаменталистов, которые пошли по этому пути и приобрели огромное влияние. Временное и непрочное влияние, как показали события уходящего года… Так вот, почему-то мало кто задумался, что этот путь возможен только для тех, у кого под задницей прорва доступного ресурса, спрос на который почти не ограничен. Для Ближнего Востока это нефть и газ, а для Европы это люди с образованием. Их уже продают, как кроликов. Ну а что делать, когда ресурс исчерпается, или его научатся заменять чем-то другим? Некоторые полагают, что можно скупить перспективные предприятия в 1-м и 3-м мире и за счет дивидендов поддерживать такое новейшее средневековое благополучие вечно. Тупой неграмотный народ-рантье, счастливо и набожно живущий на триллионы долларов, безропотно перечисляемые честными менеджерами иностранных предприятий, свято блюдущими право собственности акционеров. Это даже не утопия. Это рождественская сказка для слабоумных.

Доктор Чинкл доскреб мороженое из вазочки и поинтересовался.

– С какой целью вы мне это рассказываете?

– Во-первых, я хочу узнать, правильно ли я понял ваши лекции.

– Правильно, по крайней мере, в общих чертах.

– Во-вторых, – продолжал Папа, – я объясняю вам свою позицию и позицию моих противников, предлагающих другое решение.

– Я понял, что предлагают они, – сказал Чинкл, – но я не понял, что предлагаете вы.

– Синтез, – ответил Климент XV. – В культуре Европы много позитивного, но это не работает без эмоциональной раскованности, здоровой агрессивности, продуктивной индивидуальной свободы… Без тех катализаторов, которые можно найти в культуре Латинской Америки и Океании. Я бы добавил сюда что-то из Транс-экваториальной Африки и что-то из Северной Америки, но это уже детали.

– Понятно, – сказал Чинкл, закуривая сигарету. – Мне тоже грустно, что европейская цивилизация уйдет в историю как до того – древнеримская. Но при чем тут я?

– Вы можете помочь мне найти общий язык с бизнесом Океании, – пояснил Папа.

– Иначе говоря, – произнес меганезиец, – вы предлагаете мне придумать способ, как инвестировать ресурсы вашей корпорации в меганезийские предприятия?

Климент XV допил кофе, утвердительно кивнул и добавил:

– Я не предлагаю подпольное проникновение. Я открыто говорю: если вы растащите европейских специалистов, то зарежете курицу, которая несет золотые яйца.

– И снова: при чем тут я? – спросил Чинкл. – Это политика, а я ни разу не политик. Я математик-экономист, довольно известный только потому, что у нас в Меганезии не особенно много жителей. Поговорите с координатором Ясоном Дассом или с шефом нашего департамента развития Мелло Соарошем. Великая Хартия не запрещает им общаться с персонами вроде вас, если это перспективно для нашей экономики.

– Если я позвоню Дассу или Соарошу, – произнес Папа, – то они переключат меня на полковника Лаполо, а он скажет: хотите помощь – отдайте нам людей, специалистов.

Меганезийский математик равнодушно пожал плечами.

– Вероятно, они прогнозируют негативный ответ Верховного суда на любую другую, более сложную схему взаимодействия с вашей корпорацией.

– Вы эксперт Верховного суда Меганезии – заметил Климент XV. – Полгода назад вы предотвратили судебную ошибку в деле секты элизиан. Теперь к вашему мнению по вопросам на стыке религии, экономики и безопасности серьезно прислушиваются.

– Я надеюсь, – медленно произнес Чинкл, – что вы знаете законы моей страны так же хорошо, как мою биографию.

– Да, конечно, – Папа широко улыбнулся. – И я не намерен совершать враждебных действий в отношении Меганезии. Я не собираюсь оказывать давление на эксперта Верховного суда, тем более, вы мне симпатичны и как человек, и как специалист.

– Собирались вы, или нет, – ответил математик, – …но вы сказали то, что сказали, и я сегодня же сообщу об этом в секретариат Верховного суда и в INDEMI.

– Ничего другого я и не ожидал, – Климент XV снова улыбнулся и положил на стол тонкую книжку в черной пластиковой обложке без надписей, – здесь изложены те принципы, которые я предлагаю. Помимо бумажного варианта, в кармашке внутри обложки есть диск с электронной копией. Мне интересно ваше мнение об этом. Я понимаю, что вы перешлете копию в ваш суд и в разведку. Меня это устраивает.

Подошел бармен и с многозначительно-отсутствующим видом поставил перед Папой вторую чашечку кофе. Климент XV придал своему лицу такое же многозначительное выражение, протянул бармену крупную купюру и уточнил:

– Ваш кофе превосходен, так что не заботьтесь о сдаче.

– Спасибо, ваше… В смысле, просто спасибо.

– На здоровье, – Папа подождал, пока бармен вернется за стойку, и продолжил. – Мне представляется, что вашему суду и разведке также будет интересно ваше мнение и о содержании этой книжки, и обо мне. Я рассчитываю на вашу объективность.

– Обычно я стараюсь быть объективным, – проинформировал Чинкл.

– Это ценное качество… – Папа сделал глоток кофе. – …Ценное и редкое. Завтра вы проводите в нашей школе семинар по астроинженерной экономике, не так ли? Я с удовольствием посмотрю видеозапись. Сегодня я отправляюсь в поездку по другим островам региона, а к Рождеству улетаю в Рим. Но перед этим я вернусь сюда, на Гваделупу, и организую party, на которое хотел бы пригласить вас с вашей женой.

– Я спрошу Зирку, что она думает по этому поводу, – ответил меганезиец.

Папа улыбнулся, одним глотком допил кофе и добавил.

– Возможно, вашей жене лучше не знать о нашей встрече без галстуков.

– Да, наверное, – согласился Чинкл.

– Я рад, что мы поняли друг друга, – заключил Климент XV, поднялся из-за стола и протянул Чинклу руку. – Приглашение я пришлю вам официально, через секретаря.



Гваделупа. Заморская территория Франции. | Драйв Астарты | Дата/Время: 17 – 18.12.24 года Хартии. Вечер.