home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Результаты выборов Верховных судей Конфедерации.

---------------------------------------------------------------------

Объявляются официальные результаты рейтингового голосования и жеребьёвки, утвержденные действующим составом Верховного суда. Итак, новыми Верховными судьями Свободной Конфедерации Меганезия стали:


По рейтингу.

1. Йан Шан (Самоа). М. 54 года, математик, профессор Университета Апиа, участник «антарктической пятерки» ученых, осуществлявших мониторинг проекта «Ballista – Astarta», автор пособия «Прикладные задачи раскроя ограниченных поверхностей».

2. Ематуа Тетиэво, (Нукуфетау, Тувалу). М. 62 года, менеджер-директор партнерства «Hikomo», соавтор первого пилотируемого флаера на солнечных батареях, первого дешевого суборбитального флаера и популярного «карманного» байка «Microller».

3. Брют Хапиа (Новая Каледония). Ж. 29 лет, геолог, автор научно-популярной книги: «Профессия: астро-диггер. Небо в алмазах», о перспективах добычи минеральных ресурсов на астероидах и планетах Солнечной системы, в частности, на Юпитере.


По жребию.

4. Баикева Иннилоо (Тероа, Ист-Кирибати). М. 26 лет, комм утафоа.

5. Тоник Уэано (Арораэ, Вест-Кирибати). Ж. 30 лет, домохозяйка.

6. Нен-Ю (Факахина, Восточное Туамоту). Ж. 21 год, ваго.


Сейчас мы более подробно расскажем о каждом из судей, а с полными биографиями можно ознакомиться на сайте Верховного суда или…

---------------------------------------------------------------------


Экс-майор INDEMI схватилась за голову.

– О, праматерь Фрея! Это же полный пиздец!

– Любимая, ты мне обещала, что не будешь нервничать, – мягко напомнил Микеле и погладил её по брюшку-глобусу. – Хочешь, я сделаю вкусный тибетский чай?

– Я не нервничаю, – вздохнула она, – я просто констатирую факт.

– Давай, ты не будешь его так экспрессивно констатировать, ладно?

– Ладно, милый. А чай это хорошо.

– Тебе помочь, дядя Микки? – Спросил Хаген.

– Да. С чаем я сам справлюсь, а ты сделай так, чтобы тут не нервничали.

– А что такого случилось, ма? – Спросила Люси.

– Только очень-очень спокойно, ОК? – Произнес Хаген. – Очень-очень спокойно…

Чубби крепко похлопала его по плечу.

– Ты хороший парень, но не надо меня гипнотизировать. Значит так. Я докладываю в общих чертах, что произошло. Мы получили экстремистский состав суда. Нет ни одного умеренного. Только бескомпромиссные технократы и традиционные туземцы. Причём некоторые – и то и другое одновременно. Йан Шан, лучший математик страны. Он не экстремист, но радикал-технократ, потому он и попал в секретную группу «Баллисты». Ематуа Тетиэво – бесспорный основатель по-настоящему доступной суборбитальной авиации, технократ, родич Наллэ Шуанга и тоже humi. Ты помнишь команду, которая в начале прошлого года расстреляла с суборбитального дрона авиа-эскорт Тарика Аль-Аккана, эмира Сарджа, деятеля фундаметалистского христианско-исламского диалога? Кстати, по принципам humi всех фундаменталистов следует зачистить. Вообще всех!

– Мама, – вмешалась Люси, – а ты уверена, что это неправильный принцип?

Экс-майор вздохнула и погладила свое брюшко.

– Может быть, они и правы. Но, может быть, и нет. И эта партизанщина… В общем, получается игра больших детей с очень большими спичками… Теперь Брют Хапиа. Замечательная женщина. При этом – участник большой космической аферы «Itokawa Robotics» и, до того, косвенный участник истории с зачисткой Аль-Аккана. Она-то и мотивировала Штаубе на этот проект. Она и наши любимые Батчеры, Рон и Пума. И генерал Ндунти, разумеется. Чудесная компания! Это по рейтингу. Далее – по жребию. Баикева Иннилоо из традиционной общины утафоа, друг великого тахуна Рау Риано и доктора Джерри Винсмарта. Технократ и традиционный туземец в одном лице. Тоник Уэано, третья жена авиатора Герха Штаубе и младшая сестра мамы его другой жены. Роль Штаубе в ультра-милитаризации Великой Конго и в истории с Аль-Акканом…

– …Знаешь, мама, вот уж кого ни капли не жалко так это эмира Аль-Аккана!

– Хрен с ним, с Акканом! – Экс-майор врезала кулаком по столу. – Но эти партизаны в Верховном суде! И последняя судья по жребию: Нен-Ю. Казалось бы, просто «ваго», бездельничающая девчонка из Угла Рароиа в Восточном Туамоту. Но имейте в виду: Жерар-Рулетка практиковался именно в этом углу именно с такими юниорами-ваго и организовал отряд фрирайдеров. Тот отряд, который с чудовищным скандалом занял атоллы Чагос в середине марта этого года. Я не могу утверждать, что Нен-Ю из этой команды, но не могу утверждать и обратного. А Жерар-Рулетка сейчас шеф INDEMI. Прикиньте на пальцах, что это значит, и поймёте: это то, что я сказала в начале…

– В смысле, полный пиздец? – Невозмутимо уточнила Люси.

– Не повторяй это выражение, детка, а то папа будет недоволен твоим лексиконом.

Из дома вышел Микеле с подносом, на котором стоял большой стеклянный чайник, наполненный темно-рубиновой жидкостью и четыре чашки.

– Что тут происходит? Почему моя любимая женщина стучит кулаками по столу?

– У мамы разыгралась профессиональная паранойя, – сообщила Люси.

– Сейчас кто-то получит по заднице, – пообещала экс-майор.

– Родная моя, маленькая глазастая Чубби – ласково произнес Микеле, – Совсем не обязательно шлепать ребёнка по попе. Давай спокойно разберемся в создавшейся ситуации. В нашей стране с небольшим, но активным населением сложно найти человека, который ни в чём не замешан. За столом нет ни одного такого. Про тебя я просто молчу. И про себя тоже. И про детей. Все мы немного это…

Чубби сделала глоток чая и снова вытерла ладонью вспотевший лоб.

– Ну, что теперь поделаешь…. Ребята, это такая жаркая ночь, или мне кажется?

– Тётя Чубби, – проникновенно сказал Хаген, – ты перенервничала, а обещала, что не будешь. Ответь честно: Как ты себя чувствуешь?

– Как-то так… Знаешь, по-моему, это своевременный вопрос… Люси, детка, сбегай пожалуйста, в мой кабинет, принеси зеленую пластиковую коробку, которая стоит на тумбочке. Там маркировка: красный ромб и логотип «Fiji drive cyber-test».

– Да, мама! – Люси сорвалась с места и побежала в дом.

– Может быть, позвонить в медпункт? – Спросил Микеле.

– Не знаю. По-моему, нет причин суетиться. А ты как думаешь?

– Любовь моя, я никак не думаю, но мы договаривались, что позовём фельдшера.

– Вот этот дивайс, ма? – спросила Люси, возвращаясь с пластиковым медицинским тестером в типично-армейском исполнении.

– Да, детка, именно этот… – Чубби открыла коробку, щелкнула тумблером и прижала резиновый диск-сенсор на спиральном проводке к своему животу… – Так я и думала.

– Хэх, – сказал Хаген, глядя на экран. – Тётя Чубби, это, типа, ты начинаешь рожать?

– Типа начинаю, – передразнила экс-майор.

– Я звоню в медпункт, – проинформировал Микеле.



Вместо ожидаемого фельдшера из медпункта Колиа приехала Лаэа Лэфао, бакалавр экстремальной биомедицины, агрокибернетики и молекулярной генетики. 27-летняя утафоа, в недавнем прошлом студентка доктора Рохо Неи (по первой специальности), доктора Микеле Карпини (по второй) и доктора Мак Лоу (по третьей). Лэфао была искренне возмущена тем, что Карпини не позвонили непосредственно ей.

– Это не по-товарищески! – Объявила она, снимая с багажника своего трицикла два увесистых чемодана. – Надо же! Просто взять и позвонить в медпункт! Док Микеле, я такого никак не ожидала! Хорошо, что там все мои знакомые.

– Мало ли, вдруг у тебя дела, – вмешалась Чубби.

– Дела?! – Завопила Лаэа. – Ты о чём? Какие более важные дела, чем такое событие у друзей?… Так… Сейчас клеим тебе на пузо хорошие современные микро-сонары, и смотрим… Ага!… Что мы видим?… Видим… Ну! Классно! Хэй, Чубби, ты можешь полюбоваться своим парнем, вот он, на 3D-сканограмме… А кстати, а почему нет музыки? Я привезла диск, 500 рекомендуемых ритмов. Выбери, что тебе нравится.

Экс-майор, с любопытством посмотрела на полупрозрачное 3D отображение своего живота и младенца, как будто, висящего вниз головой.

– Знаешь, Лаэа. Я как-то не в настроении сейчас выбирать музыку.

– Давайте, я выберу, – предложила Люси. – Мама, у нас же похожие вкусы, так?

– Выбирай, только не hard-techno, – сказала Чубби. – Лучше что-нибудь ближе к афро-фольклору. Лаэа, а ты уже можешь определить, что получается по времени?

– Вот, прогноз на экране. 130 минут плюс-минус 15. А вот тут набор рекомендуемых движений. Ты, конечно, можешь ходить, стоять, сидеть. Короче: делать то, что тебе хочется в данный момент. Но рекомендации полезные, посмотри, ОК? Вдруг ты там увидишь что-то, что тебе нравится, но ты сама просто не догадалась.

– Это что, например? – С сомнением в голосе поинтересовалась экс-майор.

– Ну, – сказала биомедик. – Например, в августе мы летали в Южное Киву на новую территорию Мпулу. Коммандос зачищали в джунглях всяких лишних… Ну типа…

– Знакомая тема, – Чубби кивнула. – И что?

Лаэа Лефао артистично взмахнула руками, как фокусник над шляпой с кроликом.

– Они наткнулись на племена барла, реальных палеолитических пра-банту. Нас пригласили по программе сохранения культурно-этнического ресурса. Это длинная история, а по теме сообщаю: девчонки-барла, когда начинают рожать, при схватках повисают на ветке. И в финальной фазе тоже повисают. Раз, и подружка внизу ловит киндера. Они так здорово лазают и подтягиваются, что для них это не проблема.

– Ничего себе… – произнесла Чубби. – А почему они не рожают на четвереньках, как обычные люди? В этом висении что, есть какой-то биологический смысл?

– В общем, да. Оптимальное распределение нагрузки и ориентация родового канала.

– Ха! Хитро придумано… Но для меня это перебор. Я уж лучше по-обычному…

– Это был просто пример, как бывает, – сказала Лаэа. – А ты делай, как тебе удобнее.



Улфо Хок-Карпини родился под ритм фольклорного tam-tam-disco с опережением прогноза на 4 минуты без существенной медицинской помощи, без патологий, без травматических эксцессов у матери… В общем (по выражению бакалавра Лефао) «в рабочем порядке». Начались роды именно в эту ночь из-за того, что Чубби немного нервничала по поводу нового состава Верховного суда, или она немного нервничала совсем не по этому поводу, а потому, что подсознательно чувствовала начало родов? Данный вопрос так и остался невыясненным, хотя, как заметила Люси под утро, в разговоре с Хагеном: «Мама не такая плюшевая, чтобы нервничать из-за команды радикалов в Верховном суде. Кстати, по ходу, зачётный состав. То, что надо».



Футуна-и-Алофи, Футуна, fare Carpini. | Драйв Астарты | Дата/Время: 19.12.24 года Хартии.