home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Элаусестере, атолл Тепи.

=======================================

«Технология бридинга» на островах Элаусестере была плановый и почти синхронной, поскольку роды на сроке 31 – 32 недели происходили под влиянием биомедицинского препарата (никакой химии, просто экстракт из медузы определенного вида). Но двух одинаковых людей не бывает, и реакция на это вещество, полученное как биодобавка к завтраку проявилась в разное время. Флер «вошла в процесс» сразу же после завтрака. «Немного повышенная чувствительность иммунной системы», объявил доктор Гракх. Через три часа родился Рагнар Хок-Карпини Этено, потомок скандинавов, калабрийцев, бриттов и маори, вес 4 фунта рост 4 дециметра. Флер на последней фазе впала в легкий транс, и доктор наградил шлепком по попе сначала младенца (который, как полагается, издал первый писк), затем – маму (которая без запинки произнесла грубое пятиэтажное ругательство на четырех языках). «Вот признак хорошей формы!», – заявил Гракх и, не особенно сильно сопротивляясь, разрешил свежеиспеченной маме поплавать в лагуне (точнее покататься на буксире, держась за плечо своего faakane Оскэ Этено).

Эстер Блэйз, нервничавшая больше, чем остальные семь «девушек дня») успокоилась, решив, что у всех всё будет замечательно. но… У трех юных кореянок, «вошедших в процесс» почти одновременно около полудня, роды протекали далеко не гладко. Как только это стало очевидным, инициативу перехватила военный биомедик Деркэто. Армейская аптечка, инъекции… Теперь Эстер стало казаться что все будет ужасно, но… Через некоторое время у проблемных пациенток успешно родились двое мальчиков и девочка. Доктор Гракх и группа ассистентов закурили в сторонке, а Деркэто подошла к Эстер и Наллэ Шуангу и шлепнулась к ним на циновку.

– Только не надо делать из этого неправильных выводов, – сказала она.

– В смысле? – Осторожно спросила Эстер.

– В смысле, ситуация закономерная, – пояснила военно-медицинский капрал. – Как ты думаешь, в чем разница между Флер и тройкой Ким Тжи, Чин Чиа, Нхи Хйо?

– Э… Флер, хотя она их ровесница, но физически покрепче, как мне кажется.

– Да, – согласилась Деркэто. – Около экватора юниоры подрастают раньше. Но главное: Флер выросла при Хартии и училась в школе по нашей программе. Она знает, что и как происходит. Она информировано решила завести ребенка, и сделала то, что хотела. Ещё очень важно, что рядом с ней парень, который… Ну, ты понимаешь.

Эстер посмотрела туда, где Флер, сидя на циновке и прислонившись спиной к Оскэ (игравшему роль спинки дивана) кормила ребенка грудью. Казалось, что 17-летняя меганезийка совершает это действие не второй раз в жизни, и даже не двадцатый.

– Да, – Эстер кивнула, – я понимаю.

– А знаешь, – продолжала Деркэто, – почему я тебе об этом говорю?

– Честно говоря, наверное, нет.

– Ага! Чтобы ты не думала, что у тебя будет та же ерунда, что у Тжи, Чиа и Хйо. Мне пришлось вколоть им «mind-off». Это сленговое название психомиметика, который отключает некоторые функции сознания. Человек на время превращается в существо с мозгами селедки. Только простейшие рефлексы, не более. «Mind-off» применяют в тех случаях, когда сознание пациента мешает организму работать. При родах «mind-off» применяется, если на женщину давит подсознательный страх. Ну, это в психоанализе называется «подсознательный», а реально, это функция того же сознания, просто не выраженная вербально. Тжи, Чиа и Хйо выросли при политической системе, которая смотрит на человека, как на самовоспроизводящийся расходный материал. На уровне сознания они считают иначе. Прикинь: когда они жили в Северной Корее, им с детства загружали мозг рекламой казарменного социализма. А в начале октября они попали на Минамитори, где эффективный пост-социализм. И это смешалось в их юных мозгах.

– Тжи, Чиа и Хйо считают, – пояснил Шуанг, – что Минамитори, Росс, а также прочие резидентные площадки Антарктического газового консорциума, успешно развиваются благодаря реализации «красного чучхе»: учения вечного гения Ким Ир Сена.

– Но это же бред! – Воскликнула Эстер.

Наллэ Шуанг отрицательно покачал головой и ласково почесал Эстер за ухом.

– Нет, моя замечательная и удивительная. Это не бред, это социальная психология.

– Нет, Наллэ, это бред! Если идеи чучхе так хороши, то почему КНДР в заднице?!

– Если ты спросишь об этом Нхи Хйо, у которой отличные задатки аналитика, то она ответит: «отдельные лидеры допустили субъективные ошибки при реализации идей вечного гения». Она будет отстаивать это мнение по всем правилам логики.

– Так точно! – Подтвердила Деркэто. – Вечные гении это такие специальные субъекты, которые после смерти всегда правы, какую бы херню они не сочинили при жизни. Но бытовая интуиция знает цену шизоидным выдумкам подобных субъектов и чувствует свою беззащитность перед трендом построения великого бла-бла-бла. Эта интуиция производит страх. Груз страха накапливается в подсознании и давит своей массой на нормальные биологические механизмы. Тогда следует применять «Mind-off».

– Я не поняла, – призналась Эстер, – разве Тжи, Чиа и Хйо не под защитой Хартии?

– Сейчас под защитой, – ответила капрал, – но груз страха, накопленного за 17 лет, не может раствориться за 70 дней. На самом деле это не совсем страх, а, как бы…

– Токсичный продукт духовной культуры, – подсказал Шуанг, – навязанное ощущение ничтожности индивида перед карающим моральным абсолютом оффи-системы.

– Да. Так по учебнику. Короче, я объяснила, как умела. Если тебе интересно, то потом можешь почитать какую-нибудь толковую книжку, но сейчас это все тебя не касается, поскольку твоя психика сформировалась в других условиях. Вот.

Эстер внимательно посмотрела на Деркэто.

– Ты знаешь мою биографию, я правильно поняла?

-Да. Я знаю, что ты родилась и училась в Аризоне, а сразу после колледжа работала в миссии римско-католического фонда в юго-восточном Конго, и у тебя там произошли некоторые проблемы. Но это сейчас не важно. Главное: у тебя есть парень, который…

– …Который тебя любит, – договорил Шуанг и снова почесал Эстер за ухом.

– …Который, – продолжила Деркэто, – как говорят, умеет переворачивать мир. Просто смешно чего-то бояться, если тебя любит такой парень, и если он рядом с тобой. Так?

– Так, – тихо сказала Эстер, – но подсознание…

– Насрать на подсознание, закопать и засеять ромашками, – перебила Деркэто, – я тебя прошу проделать это за ближайший час. Моя интуиция подсказывает, что через час ты войдешь в процесс. Но! Слушай! Мы будем вместе петь волшебную песенку-кричалку, которую сочинил Поэтеоуа Тотакиа, сын короля Фуопалеле. Ты его знаешь, ага?

– Конечно, знаю, он ведь прилетал сюда неделю назад.

– Вот! – Продолжила капрал-биомедик. – Песенка на toki-en, это папуасский диалект простого английского. Ты поймешь там все слова и легко запомнишь. Слушай!

Yet I have magic ring

Magic ring around me

Yet I rule magic wind

Magic wind rolling be

Yet I hold magic lock

Magic lock open path

Yet I wish all-will OK

All-will OK will for us.


Дилан Блэйз-Шуанг, гражданин Меганезии, родился перед закатом, когда жара начала спадать, а солнечный диск висел в слабой дымке над горизонтом, как огромная рыжая летающая тарелка. Обошлось без эксцессов. То ли 28-летняя Эстер Блэйз вообще зря нервничала, недооценивая свою реально хорошую физическую форму, то ли песенка-кричалка Поэтеоуа Тотакиа действительно оказалась волшебной.

Эстер только успела осознать, что её роды прошли замечательно, когда доктор Гракх, посмотрев данные биомедицинского сканера пришел к выводу: препарат из медузы не подействовал на туземку Эвизэ. «Резистентный эффект, – сообщил он. – Эта красавица рожает по ускоренной схеме третий раз за пять лет. Значит, первых двух раз хватило организму, чтобы создать антитела на данный биоактивный агент. Так иногда бывает. Придется опять обратиться к экстренной аптечке. Что сегодня за день такой, а?».

Экстренный препарат, в отличие от натурально-биологической добавки, действовал жестко. «Нейрохимическая катапульта», как выразилась Деркэто. Eщё час, и четыре крошечных человеческих существа появились на свет с 10-минутными интервалами… Эвизэ, убедившись, что с её троими мальчишками и девчонкой все в полном порядке, улеглась на циновку, свернулась калачиком и почти мгновенно заснула крепким здоровым сном. «Сила! – восхитился Гракх, – но, однако, четыре сразу это перебор». Будучи спрошенным о двух последних «девушках дня» (14-летней Чеди и 16-летней Тиатиа), самых юных в группе, доктор пожал плечами и пояснил «по данным сканера реакция нормальная, но растянутая во времени, поэтому будем просто ждать».

Две юниорки, разумеется, были не готовы просто сидеть и ждать, и последовал взрыв возмущения: «Сейчас все лягут спать, а нам спать не хочется, да и какой смысл? И нам станет скучно! Мы с утра жрем только фруктовое пюре, а хочется чего-то реального! Ладно, пусть не хавчик, но хотя бы поиграть в эксцентрик-теннис!». После недолгих препирательств Оскэ Этено и Поэле Ваэохо Гоген притащили тщательно вымытый теннисный стол, ракетки и шарик-эксцентрик. Проблема развлечений была решена. Девушки увлечённо (несмотря на относительную неповоротливость) занялись игрой – фонари у дверей корпуса медпункта и только что взошедшая Луна давали достаточно света. Около полуночи 22-го декабря сработал выброс адреналина при игровом азарте. Тиатиа и Чеди «вошли в процесс» синхронно, но Тиатиа (для которой это были вторые роды) без проблем родила близнецов через два часа, а у Чеди… То ли влиял 14-летний возраст, то ли ожидание, длившееся с прошлого утра, но процесс затягивался…

…Доктор Гракх посмотрел на часы и покачал головой.

– Чеди, если тебе очень нехорошо, я могу использовать экстренную аптечку.

– Я бы не хотела, – лаконично отозвалась она.

– Ты уверена? – Спросила Деркэто. – Конечно, нейрохимические штучки это не самый лучший метод, но особого вреда от них нет, а слишком долго терпеть боль вредно, это биомедицинский факт. Я на тебя не давлю, решай сама.

– Ну, что? – Спросила Тиатиа, появляясь на площадке в компании с Гогеном, который держал на руках обеих близняшек, закутанных в пушистый плед из паучьего шелка. Нетрудно было определить, что все четверо только что купались в лагуне.

– Вы нормальные, нет?! – Возмутился Гракх. – Эти новорожденные весят меньше двух килограммов! Их нельзя пихать в открытую воду, тем более ночью! Тебе кажется, что сейчас тепло, потому что ты весишь полцентнера. А для них это прохладно!

– Они утафоа, док. Мама Уира так делала, и бабушка Фаооне тоже, и прабабушка…

– Блин! Во-первых, кнопка, теплофизика и биология у всех людей общая, и утафоа не исключение. Во-вторых, твои мелкие наполовину креолы. Короче: в термо-палатку!

– Да, док, – отозвался Гоген и через пять секунд исчез в корпусе медпункта.

– Ну так что, док Гракх? – Повторила свой вопрос Тиатиа.

– Тормозит, – ответил он. – В некоторых странах это, как бы, условная норма, но…

– Мне всё ясно, док, – она кивнула, глядя на грустную усталую Чеди. Та держалась за перекладину гимнастической трапеции, старалась занять более удобное положение на белом квадрате пеноплена под навесом. Две молодые туземки из числа ассистентов и волонтёр в лице Лианеллы Лескамп всячески ободряли её. И, конечно, музыка. Саунд-треки, подобранные по вкусу пользователя для оптимистического настроения.

– Что тебе ясно, Тиатиа? – Спросил доктор.

Юная наследница морских королей плавно подняла и опустила ладони.

– В семьях утафоа есть древний обычай для тех молодых девушек, которые впервые рожают. Гоген тоже это знает, потому что так делают и на Нуку-Хива и на Хива-Оа.

– Я понял, о чем ты говоришь, – ответил Гракх. – Я не знаю, сработает ли это, но, как вариант, можете попробовать, если Чеди этого хочет.

– Мы заранее сговорились на такой случай, – сообщила Тиатиа. – Чеди, ты слышишь?

– А? – Отозвалась та.

– Сейчас всё будет хорошо, Чеди. Я обещаю.

– Хэй, Тиа! – Сказал Гоген, выходя с медпункта. – Я передал мелких Наллэ Шуангу. Он обругал нас обормотами и ещё всякими эпитетами. Такие дела.

– Ну, нормально, – прокомментировала она. – Теперь вот что, Эле. Надо помочь Чеди.

– ОК, – он кивнул и повернулся к Гракху. – Можно?

– Да. Только очень аккуратно!

– Конечно, док, – ответил Гоген и повернулся к Чеди. – Ты хочешь поиграть в лемура?

– Мечтаю, – лаконично ответила она и постаралась улыбнуться.



24. О том, как рождаются короли и коммунисты. | Драйв Астарты | Дата/Время: 22.12.24 года Хартии.