home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Экологическая авиаразведка озера Чад.

----------------------------------------------

Summary: авиаторами-любителями, экологическими активистами «ELF of Africa» по некоммерческому заказу Экологического отделения Шведской Академии выполнена детальная аэрофотосъемка озера Чад, а также выборочные замеры глубин и оценка заболоченности берегов. Скорректирована приближённая модель, согласно которой среднегодовая площадь зеркала Чада уменьшается равномерно на 5 процентов в год. Согласно приведенным данным, темп сокращения озера с 27.000 кв. км. в 1963 году сначала до 2300 кв. км. в 2006-м, а затем до 900 кв. км. в 2024-м (когда произошла стабильная сепарация Чада на несколько бассейнов) теперь существенно изменился. Данные экспедиции свидетельствуют в пользу модели экспертов «International Lake Environment Committee», согласно которой озеро Чад каждые 150 лет не полностью пересыхает, а преобразуется в систему тростниковых болот с ансамблем открытых мелководных бассейнов суммарной среднегодовой площадью около 200 кв. км.

Note: работа номинирована на специальный почетный знак Шведской Академии «Ученым, проводившим исследования в труднодоступных и опасных регионах».

----------------------------------------------


Принц Поэтеоуа Тотакиа громко похлопал в ладоши.

– О-хэй, гло, ты, оказывается, рисковала ради науки!

– Я старалась не рисковать. Вот туземные полудурки со старыми винтовками очень рисковали, да. Но мы не стали их всех убивать. Застрелили только нескольких самых наглых. А остальным мы дали немного денег, и они обещали на нас работать.

– Вы неосмотрительно поступили, заплатив им денег вперед, – заметил Данбар.

– Мы осмотрительно поступили, – возразила Мбиби, – мы пообещали им, что если они сделают эту работу, то мы дадим ещё работу за деньги и построим маркет со всякими товарами, а если они нас обманут, то мы сожжём все деревни. Вообще все. Там сейчас полсотни деревень. А раньше по берегам озера Чад жило много миллионов людей, так написано в «UN Human Development Report 1990». Реально было большое озеро, да.

– Там будет новая база военной гидроавиации? – Спросил принц.

– Там, – ответила мичман-пилот, – будет Лаборатория реактивного движения Конго.

– О-хэй! Реактивное движение Конго, это звучит гордо!

– Прикалываешься, да? – Немного обиженно проворчала она. – Ладно, я рассказываю, слушайте, что было дальше. С озера Чад мы летим домой. Нам забросили горючку и боекомплект на всякий случай, и мы рванули на любимую базу Киву-лэйк. Четыре с половиной часа в воздухе, но на юго-востоке после границы Чада уже наше Конго…

– Гм, – буркнул Данбар, – там перед Конго ещё Центрально-Африканская Республика.

– Уа? – Удивилась Мбиби. – Может когда-то и была такая республика, но теперь там Конго-зулу. Вот. Короче, ночью прилетаем на Киву, сдаем машины, хлебаем кофе со сливками и шоколадом и валимся спать. Бац! Аут! Я засыпаю и думаю: вот я завтра отожрусь ростбифами! Ух! Дальше просыпаюсь в полдень и на горшок, потом в душ, контрастный, для большего аппетита, и тут в душевую заходит конкретно Адэ.

Мичман-пилот сделала многозначительную паузу.

– Адэ, – предположил принц Тотакиа, – это президент Нгакве?

– У! – Она кивнула. – Он заходит и так: «Мбиби, ты в норме?». Я так: «Все бортовые системы работают, босс-президент, лапами на грунте, хоботом к кухне». Он такой: «Знаешь, Мбиби, у вас классный отряд, я выписал вам по две «Золотые мельницы» на хобот. А ты вообще классная! Надо выписать тебе третью мельницу, да! Но есть одно дело». Я так: «Что, прямо сейчас лететь?». Он такой: «У! Ты догадалась! Умная, да!».

– Ясно, – сказал Данбар. – Тебя метнули за болгарским советником на Мадагаскар, и ты решила лететь на той же машине, чтобы не скакать со штурвала на штурвал.

– Во! – Произнесла она. – Своего брата-летчика сразу видно. «Eco-Bat» это не быстрая машина, с Киву до Мадагаскара пять часов, и ещё досюда почти три, но… Ты понял.

– Ещё бы! – Данбар улыбнулся, – слушай, а почему болгарский советник не прилетел обычным такси-чартером? Им что, не хватает денег на служебные разъезды?

– Дело не в деньгах, – мичман-пилот понизила голос, – дело или в секретности, или в террористах. Вдруг кто-то торчит у юго-западных Сейшелов? А это по дороге, да!

– Янки там контролируют, – заметил он.

– Ха! Янки хорошие ребята, но не всегда вовремя соображают. Ты про 9/11 знаешь?

– Знаю. Но там мутная история. А здесь они держат ушки на макушке.

– Может, да… – Она с сомнением покачала головой. – …а может, нет.

– О! – Вмешалась Эппл Лек, – Тсветан и Дмитро поговорили.

Оба болгарина, явно довольные результатом беседы, вернулись к компании.

– Извините, – улыбаясь, воскликнул Дмитро Сботов, – мы секретничали.

– Мы догадались, – тоже улыбаясь, ответил Квинт Аптус.

– Кстати, о Болгарии, – сказал Поэтеоуа Тотакиа. – Кто знает про флайку «Laz-14»?

– Флайка это самолет? – уточнил Дмитро.

– Ага. Болгарский турбореактивный military-trainer 1958 года. Но его не построили.

– К сожалению, я плохо знаю историю авиации. Но мне очень приятно, что летчики в странах, расположенных так далеко, интересуются болгарской авиацией. Опять же, к сожалению, после распада Восточного блока в конце прошлого века…

– Да, – принц кивнул, – я проходил эту тему в школе по экоистории. А про «Laz-14» конструкции доктора Лазарова я вспомнил потому, что его звали Тсветан.

– Мой тезка? – Откликнулся Желев, – минутку… Конечно, я читал про него!

– Что за машина этот «Laz-14»? – Спросил Данбар.

– Машина интересная. Ты знаешь «L-29-Delfin» фирмы «Aero Vodochody», Чехия?

– Ясно, что знаю. Машина середины прошлого века, от которой произошла половина современных легких турбо-тренеров ВВС.

– Да! Его проект сделали немного раньше, чем «Laz-14», и в 1959-м «L-29-Delfin» уже прошел летные тесты. А два турбо-тренера ВВС Восточному блоку было не нужно.

Доннар Данбар понимающе кивнул.

– Опоздавшему – кости. А какая машина, по-твоему, была лучше?

– Обе флайки ОК, – сказал принц, – но плюс «Laz-14» был в компактности и лёгкости. Прикинь: пустой вес 7 центнеров против 24 у чешского «Дельфина».

– А проектная документация есть? – Мгновенно отреагировал Данбар.

– Смотря у кого, – Тотакиа хитро улыбнулся.

– Понятно. А где это можно посмотреть?

– Ну… – Принц подвинул к себе ноутбук, – если компания за столом не против…

В этот момент в кармане болгарского 2-го советника запиликал мобайл.

– Извините, – сказал он, встал и отошел к краю платформы, на ходу вынув трубку.

– Шеф-база интересуется результатами его миссии, – предположила Рокки Митиата и повернулась к Желеву, – скажите, политика не слишком сильно вас расстроила?

– Не очень, – ответил биофизик. – Но я снова убедился, что политика – грязное дело.

– Хэй, Доннар, – сказал Тотакиа, поворачивая экран, – посмотри, вот он, «Laz-14».

– Ах, вот он какой! Красивый, чёрт!… Стоп! Это ведь не 3D, это фотографии!

– Ага. А ещё есть видео. Правда, это пока реплика-прототип, но вполне летающая.

– Поэте, ты же говорил, что эта машина не была построена!

– Смотря у кого, – принц снова хитро улыбнулся.

– Ну-ка, ну-ка – произнес Данбар, приглядываясь к ландшафту на фото. – О! Это риф Лихоу! «Jack Sparrow Club», команда Дика Пауэла! Я угадал?

– Да. Можешь выбрать суперприз.

– Уже выбрал. Скажи, для кого он это делает? Кто заказчик?

– Большой Дик, – ответил Тотакиа, – хочет предложить это на азиатско-тихоокеанском рынке турбо-тренеров для ВВС, как альтернативу европейским моделям. Правда, Дик экономически не вполне готов к тому, чтобы самостоятельно довести этот проект…

– Не проблема, – отозвался Данбар, глядя на экран, – я уже вижу судьбу этой птички!

– Вы собрались и здесь применить свой жидкий водород? – Предположил Аптус.

– Нет! – Ответил Данбар. – Не жидкий, а металлический! Диззи поддержит такой flash! Металлический водород вдыхает новую жизнь в красивый забытый проект. Wow!

– Э… – Произнес Желев. – Вы уверены, что надо начинать с такого непростого проекта? Технология получения металлического водорода, о которой мы говорили, существует только на стадии лабораторных исследований. Впереди очень непростой путь.

– Этот путь, – весело откликнулся Данбар, – не станет труднее оттого, что мы начнем ориентироваться на «Laz-14», как на машину-полигон. Проще путь тоже не станет, но станет красивее. Это драйв! Вот мне было бы обидно тестировать такую необычную технологию и такое необычное вещество на примусе или газонокосилке. А вам, док?

– Да, – биофизик кивнул, – бесспорно, самолет это красивее.

– Отлично! – Данбар хлопнул ладонью по столу. – А мы можем рассчитывать на ваше участие в проекте? Без вас, док, нам будет чертовски тяжело.

– Вы знаете… – Желев задумался, – если выбрать этот самолет, как тестовую машину с двигателем на новом типе водородного топлива, то надо пригласить кого-то из наших экспертов по авиа-проектированию. Эта отрасль у нас сейчас не в лучшем виде, но…

– …Никаких но! – Данбар улыбнулся и решительно поднял открытую ладонь. – Можно связаться с кафедрой авиастроения в Техническом университете в Софии и с частной фирмой «Aero-DAR», которая профессионально проектирует и строит авиетки. Я могу ссылаться на ваше пожелание, когда буду говорить с кафедрой университета?

– Да, конечно… Но есть ещё финансовый аспект проекта. Это очень серьёзно.

– Главное, док, это люди. А с финансами мы сейчас как-нибудь решим.

Доннар Данбар ещё раз улыбнулся и, беспечно подбрасывая на ладони миниатюрный коммуникатор, отошел к стойке бара. Сботов тем временем вернулся к столу, тронул Мбиби за плечо и негромко спросил.

– Можно отвлечь тебя на пару минут?

– Никаких проблем, Дмитро. Давай хлопнем по чашечке крепкого кофе у стойки, ха?

– Я угощаю, – сказал он. – Правда, лучшее место только что занял мистер Данбар…

– Фигня, – ответила мичман-пилот и потянула 2-го советника к другому концу стойки.

– …Я бы хотел, – продолжил он, – задать несколько вопросов про твой самолет.

– Задавай, – легко согласилась она, – если это не про секретные элементы, я отвечу.

– Это про раскраску, – сказал Сботов и, повернувшись к бармену, попросил. – Нам два крепких кофе и… Что-нибудь…

– …Сливочное мороженое с шоколадом, – договорила Мбиби. – Так что за вопрос?

– Вопрос такой. Эта раскраска в виде зеленого динозавра с клыками…

– Это не динозавр! Это хищная лягушка-людоед, я её сама придумала!

– Значит, – предположил он. – Это индивидуальный рисунок. Верно?

– Да. Это древний обычай: военный пилот рисует что-то на своей боевой машине.

– Так… А мелкие фигурки сбоку, это что?

– Это уничтоженные цели. Это тоже древний обычай.

– Eba-mrak, – выругался он сквозь зубы.

– Переведи, – тут же отреагировала мичман-пилот.

– Это как fucking nightmare. Проблема в том, что какой-то свинтус снял на видео, как я сажусь в твой самолет на яхтенном причале в Мадзанга, и вывесил в интернет вместе с другим видео, где с этого самолета стреляют по людям, одетым в исламском стиле.

– И что? – Удивилась она. – Это ведь не ты стрелял, нет! Это я стреляла.

– В сложившейся ситуации, – ответил 2-й советник, – для политической интриги будет достаточно того, что я летел в самолете, из которого недавно расстреляли мусульман.

– У… Кто-то раздует из этого большой пузырь?

– Очень большой, – педантично поправил болгарин, – mnogo golyama adski balon.



Vol 7. Landscapes and fresh water resources. | Драйв Астарты | Дата/Время: 23.12.24 года Хартии.