home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Комментирует Рокки Митиата (Меганезия)

----------------------------------------------------

Камера показывала часть маленького цилиндрического помещения. Тэкс Киндава и Виктор Гален, одетые «по курортному» (в шорты и майки с эмблемами «Каравеллы») сидели за столиком, и пили какао из прозрачных кружек. Над кружками поднимался легкий пар. По столику были разбросаны тонкие листки с распечатанным текстом.

Рокки Митиата за кадром пояснила:

– Пока наши ребята… В смысле, наши астронавты обедали и проводили первые медицинские тесты после марсинга… Марсинг – это новое словечко, аналогичное лэндингу… Мы собрали вопросы зрителей и перебросили на базу Эрни по e-mail. Вопросов много, так что ответы будут порциями. Сейчас – первая порция…

Текс сдвинула в сторону примерно половину листков.

– Виктор, давай это будут твои вопросы. Иначе я как отвечу… Ну, ты понимаешь…

– ОК, – Гален кивнул, – давай, начинай уже, будем по очереди.

– Запутали, – согласилась она. – Значит, так. Сначала оптом все вопросы типа: «ваши первые впечатления, как вы себя чувствуете, и как вам понравился Марс». Первое впечатление: мы просто попали в какую-то пустыню на Земле. Даже 40-процентная гравитация не воспринимается, как что-то инопланетное. Типа, вот такая странная пустыня. Здешнего крайне низкого атмосферного давления мы не чувствуем из-за скафандров. А в домике у нас давление 100 миллиметров ртутного столба. Это 13 процентов от давления земной атмосферы на уровне моря. У нас дыхательная смесь состоит почти из чистого кислорода, поэтому количество кислорода в литре смеси примерно такое же, как на горном курорте на высоте около 4000 метров. Домиком мы называем этот модуль, который сначала был грузовым отсеком «Каравеллы», а после выгрузки добряка… Я имею в виду, оборудования… Пространство освободилось для экипажа. Тесновато, но гуманно. Кухня, кроватки, сортир, душ, все дела. Настроение спокойное, если не задумываться, где мы. Если задумаешься, то в голову сразу лезут мысли типа: «Ни фига себе!», а это мешает сосредоточиться… Виктор?

Виктор сделал глоток какао, взял ближайший листок и проёл:

– «Какие задачи вы решаете на Марсе, которые не могли бы решить роботы?»…Гм. Главная задача: выяснить, как себя будет чувствовать человек на Марсе. Робот это определить не может… В принципе, можно было бы отправить вместо нас морскую свинку, но, во-первых, она ничего не могла бы рассказать, а во-вторых это было бы нечестно. Она-то чем виновата? И я не уверен, что её можно научить пользоваться скафандром или кислородной маской. В общем, мы здесь только для того, чтобы по-человечески оценить ситуацию на месте. Все остальные действия могли бы провести роботы. Они занимаются этим на Марсе уже примерно сорок лет. У нас вокруг базы множество следов от колес роботов-марсоходов, а когда мы заходили на лэндинг, то видели брошенные парашюты и какие-то железяки, частично занесенные песком. Я просто поясняю ещё раз: всю научно-техническую программу могли бы выполнить роботы. Всю, кроме одного пункта: пригодность Марса для колонизации. Для жизни людей. Приведу пример. Сколько надо времени человеку, чтобы выйти на местность, взять там что-нибудь и вернуться домой? Текс, засеки время.

– Время пошло, – лаконично сообщила она.

Француз встал из-за столика, взял с полки комбинезон, ловко нырнул в него, влез в сапоги, накинул на плечи лямки маленького рюкзака, вынул из него гибкий шланг с маской, надел маску и исчез из сектора обзора видеокамеры.

– Минута с четвертью, – сказала Текс, – сейчас я включу внешнюю видеокамеру.

На экране появился марсианский ландшафт и какая-то колесная машина на фоне нескольких небольших грузовых контейнеров. Потом в поле зрения возник Виктор. Оглядевшись, он подошел к маленькому песчаному возвышению, зачерпнул рукой пригоршню песка и камешков, сделал несколько шагов назад.

Камера снова переключилась на помещение «домика». Текс продолжала сидеть за столиком, глядя то на часы, то на монитор. Послышался тихий свист, потом мягкий шлепок, и Виктор вернулся в сектор обзора внутренней видеокамеры. Взяв с полки блюдце, он поставил его на стол и небрежно высыпал туда песок и камешки.

– Почти четыре минуты, – сообщила меганезийка.

– А я не слишком торопился, – ответил он, сняв маску. – Примерно столько тратит нормальный землянин, когда в морозный зимний вечер сидит и пьет чай, как вдруг слышит, что у его авто сработала сигнализация. Он говорит «О, чёрт!», одевается, выходит на улицу, проверяет, в чем дело и возвращается. Никаких проблем. Мы проверяем, можно ли жить на Марсе, как на Земле в условиях плохой погоды. Мы организуем жизнь базы так, чтобы барьер между внутренней и внешней средой был минимален. Например, избыточное давление у нас в домике немного больше 90 мм ртутного столба, а не 750 мм, как было бы, если бы мы поддерживали тут земное давление. Маленький барьер преодолевается гораздо проще, и внешняя среда не становится для нас врагом. Локальная разгерметизация модуля при таком низком перепаде давлений не вызовет у нас баротравмы… Об этом можно долго говорить. Надеюсь, наши эксперименты сделают этот барьер ещё ниже, чем сейчас. Текс?

Текс Киндава помахала листком, как маленьким вымпелом.

– У меня классный вопрос: «Будет ли жизнь на Марсе?». Можно прочитать его по-разному. Будет ли жизнь на том Марсе, какой он сейчас? Как бы это сказать? У нас начался цикл экспериментов с культурой искусственных микро-водорослей. Они удерживают воду с помощью специального желе, которое у них внутри клеток, и в марсианской атмосфере они не высыхают, а наоборот: они могут впитывать из нее водяной пар. Давление водяного пара здесь примерно микрон ртутного столба. Это условная единица, на ртутном барометре её не видно, но это дает представление. Углекислого газа на Марсе для растений достаточно, атмосфера тут на 95 процентов состоит из него. Его концентрация даже выше, чем на Земле. Выживут ли здесь эти зеленые штучки, будет ясно через несколько дней. С человеком все проще. Человек совершенно точно не сможет адаптироваться к современным условиям Марса. Нам предстоит определить, насколько сильно надо поменять марсианские условия, чтобы человеку тут было более-менее комфортно. Для этой цели служит, в частности, наш рабочий купол, сделанный из надувного парашюта грузового модуля. Климат в этом куполе промежуточный между тем, что у нас в домике, и тем, что на Марсе. Это шаг номер один: такое изменение марсианской атмосферы, при котором тут можно будет гулять на свежем воздухе без скафандра и с простейшим дыхательным аппаратом. А некоторые виды флоры и фауны будут гулять сами по себе, как кошка Киплинга. Мы выпустили их под купол, и пока ничего не сдохло. Но впереди марсианская ночь, она холодная, как хрен знает что. Утром посмотрим. Что касается шагов номер два, три и далее по числам, то время покажет, как тут лучше сделать. Виктор?

Француз вздохнул, глядя на свой листок.

– Вопрос такой: «Какие культурные барьеры вы смогли преодолеть, а какие – нет?». Вероятно, имеются в виду разные… Как это называется? Этические установки или системы ценностей. Мы проходили программу психологической совместимости в тренировочном лагере в Порт-Колибри в Антарктике. С первого дня тренинга и до завершения экспедиции «Каравеллы» установлен принцип: внутри нашей команды существует своя культура. Она не французская и не меганезийская, а, как пошутил полковник Райвен Андерс, марсианская. Сейчас мы маленькое первобытным племя, которое перебралось на незнакомое место, где всё по-другому. Этим определяются взаимоотношения. А те культуры далеко, на Земле, в другом мире. Текс…?

– Ага! – Согласилась она. – Прикольное племя получилось. У нас теперь есть свои праздники, мифы, традиции… Но это долго рассказывать. Так, я читаю следующий вопрос: «Будете ли вы обследовать окрестности Эллады?». Хэх! Каждое приличное первобытное племя обследует охотничий ареал! Для этого у нас имеется несколько самоходных телег и флаек, включая зверский марсианский автожир. Наша задача – установить, что из этих штук больше всего пригодно на практике. Нам предстоит обследовать местность в радиусе до пятисот миль. Начнем завтра. Виктор?

– Тут вопрос, – сообщил французский астронавт. – «Как вы относитесь к пункту G74 программы, где предписан адюльтер?». Как, по-твоему, Текс, надо ли отвечать?

Меганезийка невозмутимо пожала плечами.

– ESA опубликовал программу, и всем интересно. Кстати, а что такое адюльтер?

– C'est quand la femme ou le mari trahir, – пояснил он, перейдя с pidgin на francais.

– Полная херня! – Сказала она. – Я не понимаю этого европейского прикола на счет предательства, если кто-то с кем-то просто занимался сексом.

– Может, ты ответишь про G74, а я возьму твой вопрос? – Предложил Виктор.

– Легко. А ты тогда расскажешь вместо меня про марсианские весны. ОК?.. Ага! Я объясняю зрителям про пункт G74. Поскольку предполагается, что на Марсе будет колония, нам надо определить, нет ли тут негативных воздействий на секс. По ходу лучше, если бы в этот рейд полетели Виктор с Марго или я с Комо. Виктор и Марго привыкли make-love между собой, и у них есть даже бумажка про euro-marriage от французского клерка. А по пункту G74 марсианская пара занимается сексом между собой для проверки функций. Парень, который задал вопрос, считает: если клерк зарегистрировал euro-marriage то это секс-эксклюзив. Объясняю: это средневековые европейские предрассудки. Мы договорились и никаких проблем. Мы же команда. Виктор, я ответила. Теперь твоя очередь. Про марсианские весны.

Виктор Гален улыбнулся и кивнул.

– Марсианские весны это изменения климата, которые происходили на Марсе 3 – 4 миллиарда лет назад с периодичностью 10 – 20 миллионов лет из-за столкновений с крупными ледяными астероидами или кометными ядрами. После такого события испарение большой массы льда создавало достаточно плотную атмосферу, и Марс становился довольно комфортной, теплой и влажной планетой. Потом за несколько столетий атмосфера рассеивалась в космос. Гравитации Марса недостаточно для её удержания. Будь у Марса сильное магнитное поле, создающее ловушку для ионов, убегания атмосферы бы не произошло даже при этой гравитации, но магнитное поле Марса крайне слабое. Все, что осталось от тех древних астероидов – это фрагменты, врезавшиеся глубоко под поверхность грунта. Один из таких марсианских ледников находится недалеко от нашей базы Эрни. Но вернусь к марсианским веснам. Легко заметить, что такая весна очень похожа на спонтанное терраформирование, только недолгое… Несколько веков почти земного климата на Марсе это уже немало, но в проектах терраформирования предусмотрено несколько путей, как сделать атмосферу стабильной, не убегающей. Об этом обещала рассказать док Митиата, которая нас комментирует в этом сеансе. У нее лучше получится, это точно… Текс?

– Я здесь, – отозвалась меганезийка. – Но последний вопрос тоже твой, потому что предпоследний был твой по обмену со мной на пред-предпоследний, ага?

Француз вздохнул и взял со стола листок.

– О, черт! Вопрос: «Как долго, по-вашему, просуществует база Эрни?». До чего я не люблю изображать провидца…

– Не переживай, – посоветовала Текс. – Я тебе сделаю сэндвич и сварю ещё какао.

– Ладно, тогда я не буду впадать в депрессию и отвечу. Судя по тому, что сейчас уже объявлено несколько конкурсов на строительство около Эрни постоянного поселка на тысячу жителей с условием постройки в течение года, эта база будет существовать практически вечно. Как Париж, как Рим, как Афины… Примерно так.

– Классно! – Одобрила Текс. – А на остальное ответим в следующем cacao-break. Или ответит док Рокки Митиата. Док Рокки, мы пока исчерпались.

На экране появилась Рокки Митиата в студии на Муруроа.

– Ребята совершенно распоясались, – сообщила она, – и это всего за несколько часов пребывания на Марсе. К счастью, в вопросах техники они ведут себя гораздо более осмотрительно, чем когда отвечают на записки телезрителей… Сейчас я попробую толково и кратко рассказать о путях создания и удержания атмосферы Марса. Это, разумеется, проект не завтрашнего дня, но кое-какие наработки уже есть. Потом я расскажу о проекте ближайшего года: о марсианской деревне, которую Виктор так оптимистично назвал Вечным городом или вроде того. Ну, по порядку…


***

----------------------------------------------------



Из зарослей цветущего кустарника появились Ратри и Чатур с одинаково довольными улыбками на лицах и некоторым количеством веточек, застрявших в волосах.

– Извини, Фзии, – сказала Ратри, – мы задержались несколько дольше чем…

– Aita pe-a, – ответила 15-летняя татутату/ – Это важное дело, не надо торопиться.

– Я тоже так считаю, – согласился Раджхош. – А что хорошего было по TV?

– Марс, – сообщила Фзии. – Очень интересно. Но я не совсем поняла, как из воздуха получаются электрические штучки и почему магнит их крутит вот так…

Она протянула руку и нарисовала в воздухе безукоризненно-ровную спираль.

– Движение ионов в магнитном поле? – Уточнил индус. – Это не так сложно. Если ты поужинаешь с нами, я могу популярно объяснить. Хочешь?

– Да. Я покажу, где хорошо ужинать.

– Замечательно, – заключила Ратри. – Я тоже с удовольствием послушаю.

– Между прочим, – сказал он, – это проходят в школе в 10-м классе.

– Что делать, – она пожала плечами. – Ты ведь ещё не добился школьной реформы, поэтому мой уровень по физике, хотя я была отличницей, сейчас оставляет желать…



«Soleil-TV» (Франция) и «Rokki-TV» (Меганезия) | Драйв Астарты | 04.01. Озеро Додом. Молодежный кампус.