home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Хат-Хат – Тимор – Атауро

=======================================

Высшему советнику АПС по проблемам 4-го мира ещё во времена работы в ООН приходилось летать на разных аппаратах. В основном это были административные самолеты, по комфорту не уступающие лайнерам с салонами бизнес-класса. Реже – армейские легкие самолеты и вертолеты. На них даже само понятие о комфорте отсутствовало, а воздушные ямы дарили незабываемое ощущение, после которого аттракцион «американские горки» казался поездкой по хорошему автобану. Советник Джентано Монтегю воспринимал такие полеты спокойно, без особого страха. Он мог объективно гордиться своей выдержкой. Но сейчас он испытал ужас при первом же взгляде на «птеродактиля», напоминающего гибрид маленького спортивного катера с гигантской бабочкой из триллера, придуманного режиссером, употребляющим LSD. Глубоко вздохнув несколько раз, Монтегю убедил себя, что это ничуть не страшнее моторного дельтаплана (тем более, имелось даже некоторое сходство дизайна)…

Все попытки успокоиться разрушил Гисли Орквард. Усевшись позади пилота, он, с прямолинейностью сексуально-озабоченно кабана, спросил:

– Слушай, Сиггэ, а мы не навернемся к дьяволу на этом адском сапоге с говном?

– Не делай из этого проблемы, Гисли, – посоветовал пилот.

– Что, рыжий, страшно, а? – Подколола подружка Оркварда, усаживаясь позади него рядом с подружкой пилота.

– Это классная машина, – с нескрываемой гордостью сообщил тиморский тинэйджер-проводник по имени Хуго, занявший место рядом с Сиггэ Марвином.

– Кому и корыто – машина, – язвительно ответил гренландец и похлопал по спинке сидения рядом с собой (единственного, оставшегося свободным). – Смелее, мистер Монтегю. Сиггэ сказал, что в центре меньше колбасит, а Сиггэ чертовски хорошо разбирается в летающих корытах и всяких таких штуках с крылышками.

– Если ты будешь до меня догребываться, – не поворачиваясь, ответил пилот, – то я проверю, можно ли на этом «Ptero» сделать мертвую петлю… Да, кстати, ребята, не забудьте пристегнуться… Мистер Монтегю, я пошутил на счет мертвой петли, не обращайте внимания. Но пристегнуться все-таки надо. Положено по инструкции.

– Я пристегнулся, – проинформировал советник, защелкнув ремень безопасности.

Мысль о том, чтобы предупредить пассажиров о взлете, видимо даже не приходила в голову пилоту. Он молча выполнил какое-то действие на пульте управления, четыре крыла двинулись сначала вперед и вверх, затем назад и вниз. «Птеродактеля» мягко подбросило, как воздушный шарик от легкого пинка ноги.

– Fuck you! – Выдохнул Орквард, изумленно глядя на проваливающийся вниз пирс.

– Это разве «fuck!»? – безмятежно отозвался Марвин, – Это максимум «damn!». Вот у орнитоптеров начала века, где была одна пара крыльев с вертикальным ходом, был действительно «fuck!». Эти штуки болтало вверх-вниз при каждом взмахе, а перед взлетом они пару раз шлепались на полосу… Кстати, они не всегда взлетали. Часто получалось шлеп-шлеп-шлеп, а потом на бок или на нос, и зови санитаров.

– А ты здорово умеешь обгадить настроение, – уважительно сказал ему Орквард и посмотрел вверх, где две пары крыльев в противофазе описывали косые восьмерки, а потом вниз, где уже расстилалось серое с синеватым оттенком море.

Тиморский тинэйджер бросил взгляд на компас и потрогал пилота за плечо.

– Товарищ Сиггэ, надо держать курс полчетвертого, а мы идем на три с четвертью.

– Молодец, Хуго, – одобрил пилот и слегка двинул штурвал вправо. Птеродактиль несколько раз качнулся, как гирька гигантского маятника, и лег на новый курс.

– Я чертовски умно поступил, что не стал завтракать, – проворчал Орквард.

– Ну и правильно! – Одобрил тиморец. – В концлагере отлично кормят.

– Это была шутка, мистер Хуго? – Спросил немного пришедший в себя Монтегю.

– Нет, там реально вкусно кормят. Правда, мы опоздаем к завтраку, но комендант обязательно нам что-нибудь организует, не сомневайтесь.

– Если только мы долетим, – уточнил Орквард и заржал.

– Скиппи, дай ему подзатыльник, – попросила Йи.

– Нельзя, – вздохнула та, – он великий фантаст.

– Тогда пусть не приманивает проблемы. Пусть лучше расскажет что-нибудь.

– Слышишь, рыжий, – крикнула Скиппи ему в ухо, – foa требуют сагу.

Гренландец вздохнул и взъерошил обеими руками свою рыжую шевелюру.

– Незавидна судьба сказителя. Его швыряет ветер от земли до неба, да к тому же на голодный желудок, а злые ведьмы грозят ему расправой за молчание…

– За злых ведьм ты точно схлопочешь по тыкве, – перебила Скиппи.

– Ладно, – он снова вздохнул, – добрые ведьмы вдохновляют его ласковыми словами, поэтому сейчас зачерпнет сказитель ковшом мед Одина…

– Чего зачерпнет? – Спросила Йи.

– Это, типа, иносказание, – сообщила Скиппи. – Один это главный гренландский бог, который помогает литераторам сочинять. Такие дела.



7. Концлагерь – понятие относительное. | Драйв Астарты | Через два часа, на Атауро.