home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Остров Барбуда. Заморская территория Гренландии.

=======================================

Карта острова Барбуда напоминает картинку: строение бегемота в профиль в разрезе. Длина бегемота 20 миль от носа до попы. Стоя попой к востоку, бегемот поднялся на дыбы, с трудом удерживаясь на миниатюрных задних лапах и задрав морду к северу. Детально прорисована извилистая носоглотка с дыхательным трактом: более мили в ширину и пять в длину. Географически этот дыхательный тракт называется: залив Кодрингтон. Кодрингтон-таун, столица Барбуды, расположена в середине восточного берега залива, ближе к спинному хребту бегемота – лесистой местности, называемой Хайлэндс, поскольку возвышается на целых 40 метров над уровнем моря. Западная сторона залива представляет собой длинную полосу суши, тянущуюся с юга на север, отделяя залив от моря. Обе её стороны – это длинные естественные песчаные пляжи…

Полторы тысячи жителей этого замечательного и благополучного острова с мягким тропическим климатом, эмоциональная и заводная публика, потомки негров-рабов с некоторой примесью крови рабовладельцев отнеслись к смене юрисдикции своего местообитания на редкость флегматично. Жанна Ронеро в течение первых двух часов пребывания на Барбуда задала дюжине людей вопрос: «Как вы относитесь к передаче вашего острова Гренландии?» и получила ответы типа: «Ну, это все фигня, а хотите посмотреть крепость XVII века и пещеры на севере? А показать, где дешевле всего арендовать виндсерф? Или вы предпочитаете парусную лодку? Или моторную? А вы знаете, что через неделю фестиваль танца? А вам подсказать хороший отель?».

Отель Жанне Ронеро был не нужен. Албанская делегация (ALBAN – Arctic Low Budget Aerospace Navigation) разместилась на гренландской авиабазе Палметто, основанной неделю назад на юго-западном берегу (или на передней лапе бегемота). До столицы отсюда было 3 мили, до залива – миля на север через перешеек, а до деревни Талсино почти нисколько. В деревне уже появилось кафе «Викинг» (с прицелом на персонал авиабазы). Навес, столики, заводная музыка, холодное пиво, горячий кофе…

«Албанская» делегация из четырех человек заявилась в «Викинг» в компании кэпа Палфри и лейтенанта Лаудер, и разговор за столиком, конечно же начался с…

– Честно говоря… – произнес Палфри, делая первый глоток пива, – я даже немного обалдел, когда увидел, из-за чего мы чуть не устроили войну.

– А британцы обалдели ещё больше, – заметила Фрэн. – Док Фрэдди, ты не мог бы на уровне, доступном простым офицерам флота, объяснить, для чего нужен «Pixy»?

– Знаете, – сказал Макграт, – лучше дать слово нашим стажерам. Знакомьтесь: Отто и Норэна. Восходящие звезды трансполярной аэрокосмической программы.

– Мне надо покраснеть от смущения или как? – Спросила Норэна.

– Не надо, – Макграт покачал головой. – Ты все равно не умеешь.

– Я начинаю, – сказал Отто. – Задача: без использования ракетного бустера запустить спутник размером с мандарин. Наука дает три варианта. Первый: электроиндукционная пушка. Пушка есть и отлично работает, но стрелять нужно из стратосферы, а то спутник сгорит от трения о воздух. Второй вариант: мезосферный гиперзвуковой самолет. Он делает «горку» и бросает спутник по параболе. Третий вариант: магнитоплан, аппарат, опирающийся на магнитное поле Земли за счет силы Ампера. Магнитопланами занялись давно, в 70-е годы прошлого века, но в то время не было некоторых технологий. Сейчас необходимые технологии появились, и летать на магнитном поле стало дико дешево.

– К сожалению, – уточнил доктор Макграт, – фокус, который применили авторы «Pixy», подходит только для мелких машинок. Размеры этого магнитного летающего блюдца близки к предельным для такого метода. Более крупные магнитопланы придется делать принципиально иначе. Это уже будет не дико дешево, а просто относительно дешево.

– Это чертовски интересно, – сказал Палфри, – но я не понимаю: при чем тут кокаин?

Макграт удивленно поднял брови.

– Кокаин? Гм… По-моему, совершенно ни при чём.

– Нет, док, вы ошибаетесь. Британский эсминец, с которым мы немного поругались из-за «Pixy», караулил партию кокаина на 200 миллионов баксов. И эта партия проскочила из порта Риоача через море на Гаити ровно в те часы, когда мы с британцем выясняли, кто правильный моряк, а кто – нарушитель конвенций.

– Интересная история… – задумчиво произнесла Жанна. – …Ты хочешь сказать, что колумбиец заранее знал, что британский эсминец будет отвлечен этим конфликтом?

– Да. И скоростной кораблик с четырьмя тоннами «снежка» стоял на низком старте.

– А кто ещё знал, что будет заваруха? – Поинтересовалась Норэна.

– Точно не я, – ответил Палфри. – И не британский капитан Фицмор. Из того приказа, который получил я, следовало, что британцы обнаглели и хотят захватить секретный аппарат, который куплен в Китае для наших ВВС. А из приказа, который получил он, следовало, что колумбийцы обнаглели, купили у китайской мафии гиперзвуковую крылатую ракету с миниатюрной атомной бомбой и хотят раздолбать ей британский эсминец, который мешает их наркобизнесу. Когда мы с Фицмором встретились на летающей лодке, которая транспортировала «Pixy», он возмущался, а меня обозвал пособником террористов. Когда открыли контейнер, он не поверил своим глазам. Он заявил, что это дик для фанатов, играющих в инопланетян, и что он видел такой дик в магазине за сто баксов. На вид – пластиковая летающая тарелка, метр в диаметре. Вес полкило. Мне ночью сбросили по скремблер-факс описание груза. Я уже знал, что там, поэтому на видеозаписи, которую я передал прессе, у меня спокойная физиономия, а у Фицмора была такая гримаса! Триллер Хичкока. Но я не мог показать ему описание.

– Почему не мог? – Удивилась Норэна.

– На военном флоте все документы считаются секретными, – пояснил для нее Отто и повернулся к Палфри. – Кэп, я не понял по видеозаписи, зачем британец полез этой летающей лодке в ходовую часть? И зачем он совал руку в топливный бак?

Палфри улыбнулся, вздохнул и пожал плечами.

– Кэп Фицмор вообразил, что «летающее блюдце» это фальшивый груз, и продолжал искать на летающей лодке маленькую крылатую ракету и прилагаемый к ней атомный заряд. Доводы разума на него не действовали. Он трудолюбиво обшарил все углы.

– А откуда появилась info про ракету и атомную бомбу? – Спросила Жанна.

– Из Лондона. То ли из штаба флота, то ли сразу из военной разведки MI-2.

– Получается, – сосредоточенно произнесла она, – кто-то, знавший, что летающая лодка будет транспортировать «Pixy», подбросил им слух, и… И вот.

– Все гораздо интереснее, – ответила Фрэн. – Слух подбросил тот, кто решал, в какой момент начнется транспортировка «Pixy». Он четко выбрал этот момент так, чтобы в район операции могла подтянуться группа «Loki» – «Fenrir».

– …Или аналогичная, – уточнил Палфри.

– Нет, Стью, – она погладила его по плечу. – Именно эта конкретная группа. Авиабаза Палметта здесь, на Барбуда, не годилась. Капитан Тюрвалсон не стал бы действовать настолько быстро и жестко, а ты, наоборот, просто не умеешь действовать иначе.

– Умею, – обиженно буркнул он. – …Но не на войне.

– Обрати внимание, милый, ты сказал «на войне». В этом вся штука. Для тебя уже не существует военных игр понарошку… И для всей нашей команды после операции в Гвинейском заливе. И у нас определенная репутация. Фицмор сразу поверил, что ты подогнал подводные дроны с атомными торпедами на дистанцию выстрела.

– Стюарт, а ты правда их подогнал? – Беззаботно поинтересовалась Норэна.

– В общем, да, – неохотно отозвался Палфри. – …Так, на всякий случай. Понимаешь, эсминец такого класса, как «Regis», это серьезный противник. В смысле… Фрэн уже объяснила, в каком смысле… Фрэн, ты, вероятно, права. Все было расписано, как и в истории с Папой Римским. Блядская политика вокруг религии, наркотиков и денег.

Фрэн снова погладила его по плечу.

– Стью, пожалуйста, не ругайся в мирное время, тем более за столом.

– Я постараюсь. Но противно, что мы использовали наш боевой опыт для того, чтобы какой-то… Сомнительный тип мог переправить гору кокаина в Британию.

– Не переживай, Стюарт, – сказал Макграт. – Если бы не переправили конкретно этот «снежок», заинтересованные британцы нашли бы его в другом месте, или, в порядке замены, нюхали бы «ангельскую пыль», которая ничуть не лучше. Вообще, борьба с наркотиками это главный двигатель наркобизнеса.

– Я не поняла этот афоризм, – призналась Фрэн.

– Это не афоризм, а факт. Когда государство начинает бороться с наркотиками, растет популярность наркотиков и на этой базе рождаются бизнес-империи. Аналогично с алкоголем, табаком, абортами, детской проституцией, сексизмом, ложной рекламой. Против чего государство борется, то там и растет. Пример: в Британии в начале века объявили борьбу с кокаином, и его потребление с того момента выросло в 20 раз. Я сегодня прочел это на сайте «BBC» в статье, посвященной Карибскому кокаиновому конфузу. Так называют позорный провал миссии эсминца «Regis».

– Стюарт, а что ты сказал про Папу Римского? – Спросила Жанна. – Каким боком он причастен к этой истории? Его лавочка тоже приторговывает «снежком»?

– Это отдельная история, – сказал капитан.

– Может, пройдемся до залива и поболтаем на пляже? – Предложила Фрэн.

– Кстати, да! – Поддержала Норэна. – Надо посмотреть 11-мильный пляж!

– Это что? – Спросил Макграт.

– Док, это же есть на всех картах! – Воскликнула она. – Это длинная тонкая фигня на западе между заливом и морем. В сумме там 11 английских миль пляжа!

– Ну давайте посмотрим длинную тонкую фигню, – весело сказала Жанна.



Людей было немного по сравнению с длиной береговой линии, поэтому 11-мильный пляж выглядел пустынным. Широкая белая лента, развернутая на серо-голубое поле. Вдалеке лента несколько расширяется, и по её осевой линии видны пушистые пятна зеленого кустарника и, кажется, несколько низкорослых пальм. Пара юниоров тут же побежала исследовать озелененную область, а четверо взрослых устроились в начале длинного песчаного участка около маленького кафе из четырех зонтиков и домика, похожего на ярко раскрашенный вагончик. Есть определенный шарм в том, чтобы, поплавав и выбравшись из воды, шлепнуться не на песок, а на циновку, и хлебнуть охлажденного фруктового сока. А доктору Макграту, который заказал ещё и сигару, мальчишка-бармен притащил внушительную керамическую пепельницу… Палфри заказал четыре чашечки кофе и пояснил:

– Я не признаю наперстков, которые здесь считаются нормальными порциями.

– Дома он пьет кофе из чайной чашки, – наябедничала Лаудер.

– Да, – сказал он, – у нас дома есть только одна кофейная чашка, ты её выиграла на аттракционах. А если бы ты выиграла что-то другое, то тоже бы пила из кружки.

– Когда приедем домой, – пообещала она, – я куплю кучу кофейных чашечек.

– Фрэн приобщает меня к цивилизации, – пояснил Палфри.

– У нас, женщин, такой особый инстинкт, – сообщила Жанна. – И, между прочим, ты обещал рассказать какую-то любопытную историю про Папу Римского.

– Про Папу Римского,… – отозвался капитан, – история мутная. С одной стороны, нет никаких доказательств, что это имитация, а с другой стороны не может быть, чтобы человеку так везло. Не могут человеку на каждой сдаче приходить тузовые покеры.

Жанна Ронеро недоверчиво покачала головой.

– Если в твой самолет попадает ракета, то это вряд ли можно назвать везением.

– Тем не менее, – сказал Палфри, – это оно. Папа улетает в Форталеза, а в Риме кто-то ликвидирует лидеров церковной оппозиции. Многие заподозрили бы, что заказчик – Климент XV. Но в самолет попадает ракета, и это твердое алиби. Папу тоже хотели шлепнуть, и, значит, он одна из мишеней теракта, а никак не заказчик.

– Построение такого алиби здорово похоже на попытку суицида, – заметил Макграт.

– Это только кажется, док. Самолет Папы был с взрывобезопасными движками. При попадании ракеты «Startracker» с болванкой вместо БЧ движок выходит из строя, и только. Ракета совершенно точно попадает в этот движок, если на него установить радиомаяк, на который ориентируется головка самонаведения. Это совсем несложно запрограммировать. После такого попадания у экипажа достаточно времени, чтобы спокойно покинуть самолет. Папа – бывший офицер спецназа разведки, на его счету больше сотни прыжков с парашютом, в частности, при отработке разных аварийных ситуаций. Его пилот и штурман – тоже военные, и тоже знали, что надо делать.

– Допустим, выпрыгнули, – сказала Жанна. – А дальше? Вокруг – океан.

– Вокруг – война, – возразила Лаудер. – Эта часть океана была разбита на квадраты и сканировалась. Я увидела на мониторе запуск ракеты ещё до того, как она попала в самолет. Стью отправил туда поисковую группу через несколько минут, а бразильцы отправили AWACS. Папе оставалось только зажечь сигнальный фальшфейер, и все.

– Но… – заметил Макграт, – боевые ракеты иногда не взрываются случайно.

– Да. В начале мы так и подумали.

Макграт медленно нарисовал пальцем на песке корявый вопросительный знак.

– Так… И что заставило вас отказаться от этой симпатичной версии?

– Тактическая абсурдность теракта, – ответил Палфри. – Представь себе, док, что ты террорист и хочешь шлепнуть Папу. Ты покупаешь легкую машинку калибра 22 мм. Почему не 70 или более? Она тяжелее, но мощнее. Ты ведь не тащишь её на себе, а ставишь на лодке. Возьми южнокорейскую «Shin-Gung», 80 мм. Она весит четверть центнера в комплекте с треногой-турелью с роботизированным управлением.

– Но болванка из нее разнесла бы самолет к черту? – Предположила Жанна.

– Да, – капитан кивнул. – Логичное объяснение: тебе надо подбить самолет мягко.

– А если я просто купил первое, что подвернулось под руку? – Возразил Макграт.

– Первое, что подвернулось бы под руку, это китайская «Hong-Ying», 70 мм, или папуасская «Luftfaust», 20 мм. Этих установок полно на западном черном рынке.

– Почему террорист не взял папуасскую установку? – Спросил Макграт. – Калибр, насколько я понимаю, почти такой же, как у британской «Startracker».

Палфри торжественно нарисовал на песке большой восклицательный знак рядом с вопросительным, ранее нарисованным Макгратом.

– Вот тут зарыт скунс. У папуасской штуки нет длинного хвоста. Тебе не скажут, кто заказал её на фабрике. А британская штука отслеживается по заводскому номеру.

– Вот как? Любопытно… Если я честный террорист, то мне больше по душе первый вариант, но если я жулик, то второй, на котором можно кого-то подставить. Верно?

– Абсолютно верно, док! Пуритан-оранжистов тут кругом подставили. К ним привел номер, а коран, брошенный рядом, ассоциировал их с исламистами. «Католическое сопротивление» и лево-зеленая «Новая Ирландская Республиканская Армия» были заранее готовы, объявили «Варфоломеевскую полярную ночь», и вы сами знаете, что теперь творится на обоих берегах Атлантики. Все разыграно как по нотам.

– Ещё кое-что, – сказала Фрэн. – Террорист применил бы портативную ракету против самолета не на маршруте, а сразу после взлета или при посадке. На маршруте шансы выйти почти точно под быструю воздушную цель крайне малы… Если у стрелка нет контроля над автопилотом. В данном случае такой контроль, вероятно, был.

– Не охотник шел за уткой, а утка за охотником? – Пошутила Жанна.

Доктор Макграт нарисовал на песке ещё один вопросительный знак.

– Я готов оппонировать. Принимаем твою версию Фрэн. У стрелка был контроль над автопилотом, и он мог подстраивать маршрут. Ну и что? Я читал в прессе о случаях, когда террористы-хакеры перехватывали по радио канал автопилота.

– Тогда все проще, – сообщила Фрэн. – Нужен дрон – игрушка, купленный в магазине. Лобовое столкновение на скорости 400 узлов фатально. Были случаи с птицами…

– Допустим, убедили, – сказал Макграт. – А когда вы догадались, что это имитация?

– Этой ночью, – ответил Палфри. – Мы лежали и болтали про всякое. Про «Pixy», и эсминец, и кокаин. И Фрэн вдруг сказала: «Wow! А ведь с Климентом та же фигня!».

– Док, а кто продал нам «Pixy»? – Спросила Фрэн.

– Предприятие «Sky-Surf». Оно принадлежит «Интернациональному католическому братству моряков», у которого довольно сомнительная репутация. Но директор «Sky-Surf» доктор Го Синрен – симпатичный и разумный человек. Предприятие выступает инвестором группы разработчиков – любителей, он мне сразу честно об этом предупредил. Мне сообщили, что доктор Го подозревается Интерполом в контактах с веткой китайских триад на островах Рюкю и на Гавайях, однако я не питаю особого доверия к Интерполу, это слишком политизированная организация. Так что я просто попросил юристов тщательнее поработать над легальностью этой сделки.

– Дожили, – констатировал Палфри. – Римский Папа занимается терроризмом, ВМФ Британии – кокаином, а китайская мафия – астронавтикой.

– Стюарт, – сказала Жанна. – А тебе не кажется, что эту историю про Климента XV следовало бы сообщить прессе?

Гренландский капитан саркастически хмыкнул.

– Вот ты пресса, и я тебе сообщил. Что дальше?

– Я имею в виду, – уточнила она, – сообщить это в широком формате, с подробной аргументацией, схемами, техническими данными…

– Жанна, – перебил Макграт. – Пожалуйста, слезь с боевой кобылы, сними доспехи, положи копье в шкаф и оставь в покое ветряные мельницы.

– Но, черт возьми, Фрэдди! Эта выходка Климента уже явный перебор!

– Эта его выходка, – спокойно ответил он, – экстраординарна только по характеру исполнения, а не по смыслу. Он рисковый парень, этот Климент XV. Круче любого каскадера. А то, что он убил нелояльных авторитетов внутри своей мафии и начал очередную войну с другой мафией, это обычное дело в религиозном бизнесе, как и вообще в крупном бизнесе и в большой политике. Если взять историю папства за последнюю тысячу лет, то там сплошные террористы и убийцы. Этот хотя бы не психованный маньяк, а просто гангстер. В этом есть даже что-то романтичное, в ковбойском стиле. Заметь: он убил мятежных мафиози аккуратно, никто из мирных жителей не пострадал, а за разрушенные взрывом апартаменты заплатит страховая компания. Я полагаю, что рационально мыслящие индивиды это поймут и оценят, а основная аудитория прессы, TV и прочих mass-media не способна мыслить и не воспримет никаких аргументов. Эта аудитория делится на скорее католиков и скорее пуритан. Для первых Климент XV герой, отмеченный покровительством бога, а для вторых он злодей, отмеченный покровительством сатаны. И ни первые, ни вторые не оценят твоего сообщения. Первые скажут: «это ложь», вторые скажут: «это мелочь по сравнению с тем, что Папа поклоняется сатане». Вот тебе и весь расклад.

Жанна вздохнула и стала смотреть на волны, набегающие на пляж. Палфри задумчиво изобразил на песке силуэт субмарины и поинтересовался:

– Док, а ты лично готов иметь дело с Климентом после этой истории?

– А мне, вроде бы, никто и не предлагает иметь с ним дело, – сказал Макграт.

– Это не позиция, док, – заметила Фрэн, – сегодня не предлагают, а завтра предложат.

– Давай рассуждать вместе, – предложил он. – Понятно, что католическая церковь – это мафиозная структура, полностью построенная на мошенничестве, вымогательстве, коррупции, бандитизме и прочих фокусах, не принятых среди порядочных людей. С другой стороны, практически на том же самом построены базовые государственные институты, с которыми мы имеем дело. Лично я сотрудничаю с государственными институтами моей страны и некоторых других стран постольку, поскольку их цели соответствуют моим убеждениям. Видимо, такой же подход применим и к Папе. Я прекрасно отдаю себе отчет в том, что он действует бандитскими методами. Вопрос состоит в том, насколько далеко заходит его бандитизм, и какие у него цели. Как мне кажется, Климент держится в рамках применения насилия, которые допустимы для военизированной организации. Для меня это нечто интуитивное. Ты или Стюарт, наверное, можете сформулировать это более четко…

– Я поняла, о чем речь, – Фрэн кивнула, – а как быть с целями?

– Тут сложнее… – Макграт пощелкал пальцами в воздухе. – Я бы сказал, что Климент религиозно обосновывает технологическую экспансию. Дело в том, что сознание у большинства жителей цивилизованного мира устроено таким образом, что, их проще сделать сторонниками НТР не через рациональные доводы, а через апелляцию к воле мифического высшего существа. Точно так же можно сделать большинство жителей противниками НТР, чем католическая церковь и занималась в обозримом прошлом. Скорее всего, Клименту безразличен прогресс, как таковой. Просто он заметил, что конфликт с наукой имеет для церковного бизнеса крайне негативные последствия и поставил этот бизнес на грань краха, и провел инновацию доктрины. На базе новой доктрины он начал агрессивно теснить конкурентов, а внутреннюю оппозицию без церемоний… Как это называется у военных?

– Зачищать, – лаконично подсказал Палфри.

Доктор Макграт энергично кивнул.

– Да, именно так… Вопрос: насколько стабильно Папа будет следовать новой линии, поддерживающей НТР, и в каком случае он вернется к предыдущей ориентации? Я полагаю, что он будет следовать новой линии, пока это выгодно для его мафии, а это будет выгодно ещё несколько поколений. Другой лидер на его месте мог бы начать тормозить от страха, но, судя по той авиационно-ракетной истории, Климент не из трусливых и готов ради укрепления бизнеса рискнуть собственной жизнью. На мой взгляд это значит, что он не отступит от своей линии ни при каких обстоятельствах. Повторяю: он делает это не из приверженности идеалам науки, а исключительно в интересах усиления бизнеса и расширения влияния.

– Извини док, ты не забыл, на какой вопрос отвечаешь? – Поинтересовалась Фрэн.

– Я на это и отвечаю, – сказал он. – Я соглашусь иметь дело с этим лидером в тех же пределах, в которых сотрудничаю с частными инвесторами и правительственными структурами. Ответ положительный в случае научных программ и отрицательный в случае идеологических проектов. Я не буду выступать в поддержку католицизма и католической церкви, каким бы широким не стало наше научное сотрудничество.

– Но сотрудничество уже означает косвенную поддержку, – заметила Жанна.

– Да, – Макграт кивнул, – это неизбежно. Например, когда ты выступаешь со своими чудесными статьями в защиту окружающей среды, то невольно поддерживаешь тех говнюков, которые под вывеской «Greenpeace» борются за возврат человечества к пещерной жизни. Вопрос в том, что перевешивает. Я стараюсь за этим следить.

Палфри бросил взгляд на север, вдоль полосы пляжа.

– Док, твои стажеры возвращаются.

– Хм… Как ты их разглядел на таком расстоянии?

– Конечно, я не разглядел их самих, но вряд ли кто-то, кроме Норэны, гуляет по этому пляжу с гелиографом, расположенным на… Как бы это сказать…

– Стью, – перебила Фрэн, – Это модный упернавикский купальник, называется «LaTo», аббревиатура от «Labyslo» и «Topless». Он должен сверкать, это такой концепт.

– Может быть и так, – ответил капитан. – Но кажется, что девушка сигналит световой морзянкой… Видимо, я ничего не понимаю в моде. Давайте вернемся к Папе. Док, ты можешь сказать: строительство Notre-Dame de Erni это его инициатива, или нет?

– Нет, Стюарт. Это просто шутка. Вторую неделю на Марсе работали Марго и Комо. Кроме всего прочего, им надо было убрать крупные камни с площадки у базы Эрни, примерно пять гектаров. По планам там через год будет купол поселка-колонии. Я сомневаюсь, что через год, но… Так или иначе, камни решили убрать уже сейчас. В любом случае это хороший тест-драйв для роботов… Камни можно было оттащить в сторону и всё, но Марго и Комо решили, что это скучно, а веселее будет сложить из камней что-нибудь этакое. Действительно крупных камней нашлось около десятка, и ребята собрали из них дольмен. Каменный стол из двух самых плоских камней, а все остальные камни – в качестве подпорок. Монументально-доисторический жанр. Как только фото дольмена появились на сайте проекта «Caravella», какой-то идиотский журнал перепечатал это под заголовком: «Религиозный комплекс древних марсиан». Потом было опровержение, но слова «религиозный комплекс» прозвучали, и пресса задала вопрос: христианский это храм, или языческий? Штаб проекта разъяснил: это личное дело авторов. Авторы – Марго и Комо – заявили, что это храм всех религий экипажа: католицизма, язычества и анимизма в соотношении 2:1:1. Получилось, что половина храма – католическая, и Папа Климент, в общем, правомерно объявил эту половину марсианским кафедральным собором Notre-Dame de Erni.

Норэна шлепнулась рядом с ними на песок, ослепительно сверкнув упернавикским топлесс-купальником типа «Лабысло», и сходу выпалила:

– Римский Папа заколдовывал этот дольмен виртуально, через inplacom! Клево!

– Это называется «consecrationis», – уточнил Отто, усаживаясь около нее.

– Что-то по-латыни? – Спросил Фрэн.

– Да. Освящение. Католический обряд. Я долго был интернированным у католиков, поэтому запомнил. Не знаю, можно ли совершать обряд по межпланетной связи…

– Можно, – авторитетно ответила Жанна. – Сто баксов против зубочистки, что любой католический поп, который посмеет с этим спорить, пробкой вылетит с работы.

– Ты был интернированным? – Удивился Палфри.

– Да, почти десять лет.

– Ого! Это во время какой войны тебя так угораздило?

– Отто был интернирован не по военным обычаям, а по гражданским, – сообщил ему Макграт, – Дословно в постановлении гренландского суда написано: «Криминально интернирован с целью присвоения его права на долю в бизнес – корпорации».

– Минутку! – Фрэн повернулась к капитану. – Стью! Мы же видели этих ребят по TV! Процесс о правах на фирму «Gelion, GmbH»: фотоэлектрические конвертеры нового поколения. Хаземан и Кииклик-Хаземан против коллектива ответчиков в Германии.

– Просто Хаземан это я, – подтвердил стажер. – А Норэна Анна-Мария-Магдалина Кииклик-Хаземан это моя жена.

– И какова обстановка на поле боя в данный момент? – Поинтересовался Палфри.

Доктор Макграт улыбнулся и поднял вверх правый кулак.

– Противник ведет позиционные бои в Европе, но рождественский платежный кризис подкосил его, и часть научно-инженерного персонала перешла на нашу сторону.

– Получается, – заметил капитан, – у Отто и Норэны есть шанс здорово разбогатеть.

– А нам уже неплохо, – сказала Норэна, – мы кое-что зарабатываем на космосе. Люди говорят, что мой муж талантливый парень, и я думаю: так оно и есть.

– У Отто есть чутье на неожиданные перспективные технические темы, – подтвердил Макграт. – Так, Отто предположил, что из-за появления ряда технических новинок на рынке у кого-то уже должен возникнуть прототип магнитоплана. И действительно, прототип нашелся. Кстати, послезавтра у нас эксперимент со вторым клоном «Pixy», дистанционно управляемым магнитопланом с телекамерой. «Pixy» взлетит из центра Тихого океана с Киритимати, поднимется на 100 тысяч метров и пройдет 5000 миль курсом на восток с отклонением к северу, а в финале выполнит скоростной вход в мезосферу. Мы будем ловить его севернее острова Саба… Если будет что ловить.

– Как я догадываюсь… – произнес Палфри, глянув на часы, – это задание находится в конверте, который я должен вскрыть через час с четвертью и принять к исполнению.

– Видимо, да, – подтвердил Макграт.


-------------------------------------------------------

Капитану морского штурмового корпуса ВМФ Гренландии, Стюарту Палфри.

Конфиденциально.


28 января исследовательский аппарат «Pixy» в конфигурации «plus», проследует от Киритимати, пересечет Американский перешеек и около 6:00 войдет в мезосферу над акваторией Гондураса. При снижении он выйдет на лэндинг в квадрате 16-74 южнее острова Саба (маршрут см. приложении). Ожидаемый лэндинг: между 8:30 и 9:00.

Исходя из оперативной ситуации, приказываю вам:

1. 27 января в 18:00 принять на борт мини-корвета «Loki» группу экспертов ALBAN, выйти из порта Кодрингтон, Барбуда, к 19:00 прибыть на Саба в Боттом-Харбор, где принять на борт двух наблюдателей Комитета по новым территориям Гренландии.

2. 28 января к 3:30 выдвинуться в квадрат 16-74 в режиме патрулирования.

3. В координации с группой экспертов «ALBAN» выполнить мониторинг движения «Pixy-plus» и, при необходимости, его корректировку.

4. После приводнения «Pixy-plus» поднять его на борт и передать в распоряжение экспертов «ALBAN», и следовать в порт Кодрингтон, Барбуда.

5. На время выполнения операции в ваше подчинение передаются: патрульный авиа-гарнизон «Hara» на острове Саба и РЛС «Zilo» на острове Редонда.

При выполнении задания следует предельно детально протоколировать все действия, поскольку ваш штурмовой корпус будет задействован 2 февраля в международных маневрах по приему в этой же акватории пилотируемого аппарата «Caravella-Shuttle», возвращающего астронавтов после марсианской экспедиции.

-------------------------------------------------------



9. Гренландский экватор. Пейзаж после битвы. | Драйв Астарты | Дата/Время: 27.01.25 года Хартии.