home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



19:00. Северо-западный берег острова Саба. Боттом-Харбор

Вершина вулкана Маунт-Сценери, возвышающаяся почти на 900 метров над морем, замечательно смотрелась в лунном свете, и Жанна вертела видеокамерой так и сяк на протяжении всего времени, пока корвет «Loki» маневрировал, чтобы подойти к почти игрушечному пирсу, предназначенному для рыбацких и туристических катеров. Для островка радиусом два километра такая пристань – уже солидный порт. Здесь даже имелось ночное освещение – пара фонарей. Прочая иллюминация располагалась существенно выше по склону, в самом городке Боттом (с пятьюстами жителями и маленьким, но вполне серьезным медицинским университетом)…

Небольшая толпа любопытных собралась на пирсе посмотреть, как реальный боевой корвет (ну, пусть мини-корвет) будет здесь причаливать. Некоторые заключали пари: уцелеет ли пирс после этой процедуры… Выиграли те, кто ставил на положительный исход дела. «Loki» даже не коснулся пирса. Он застыл в полуметре от края, и на пирс бесшумно опустился трап. Публика, знающая толк в морском деле, зааплодировала.

Два персонажа – рослый скандинав и изящная европейка-северянка, ради которых и выполнялся этот маневр, без каких-либо формальностей поднялись на борт, и через минуту трап был убран. Мини-корвет отошел от пирса, погасил все бортовые огни и растворился в темноте, как сказочный корабль-призрак. Новых пассажиров застало врасплох это затемнение, и скандинав крикнул:

– Алло! Стью! Что за порядки на твоем линкоре? Война в Атлантике уже кончилась!

– Привет, Скалди, привет,Хелги, – раздалось рядом с ним в темноте. – Докладываю популярно. Война кончилась, но корвет находится в режиме патрулирования, а это, согласно военно-морскому регламенту, требует обычных мер военного камуфляжа.

– Черт! – Возмутилась Хелги. – А если кто-то не заметит тебя и врежется в темноте?

– Ответ: да по первому пункту, – сказал Стюарт Палфри. – Любой борт, не имеющий специального локатора, меня не заметит. Ответ: нет по второму пункту. Дежурный радарного поста увидит любой борт на мониторе и мы спокойно обойдем его.

Жанна прекратила съемку, включила подсветку на видеокамере и, пользуясь ей, как фонариком, подошла поближе.

– Привет, ребята! Что, кэп Палфри теперь издевается над вами?

– Точно! – Подтвердила Хелги. – Вообще, наши военно-морские офицеры ведут себя безответственно. Комендант острова Саба так пошутил, что жители стали в панике звонить в Нуук, в департамент новых территорий…

– А какая была шутка?

– Такая, – буркнул Скалди, – здешний Олдермен спросил: «Что нового ожидать из-за перехода острова Саба под юрисдикцию Гренландии?», а комендант ответил: «всем жителям острова надо выбрать один из двух языков Гренландии: эскимосский или древнескандинавский, выучить его и через месяц сдать экзамен особой комиссии».

– Все было не так! – Возразил Палфри. – Никакого коменданта на Саба нет! Остров остается под местным гражданским самоуправлением. А олдермен пристал в пабе к капитану авиа-гарнизона «Hara», когда тот пил пиво после работы. И капитан ему сообщил про гренландские официальные языки, но ничего не говорил про экзамен!

– А что будет с экономикой Саба? – Спросила Хелги, – многие жители ещё до войны потеряли работу из-за Рождественского кризиса, а теперь ещё смена юрисдикции…

Палфри выразительно развел руками.

– Слушай, это совсем не по моей части, но лично мне кажется, что с юрисдикцией им повезло. После кризиса лучше рассчитывать на транс-экваториальный или на транс-полярный туризм, чем на европейский, а для этого гренландская юрисдикция лучше приспособлена.

– И транс-полярная авиация летает по более гуманным тарифам, – добавила Жанна.

– А-а-а! – Взвизгнула Хелги.

– Привет! – Сказала Норэна. – Извини, это я тебя случайно пощекотала. Не обижайся, договорились? А, между прочим, пришел e-mail от Гисли. Знаете, что он задумал?

– Заколдовать метлу и улететь на ней на Ктулху? – Предположил Палфри.

– Нет, кэп! Он придумал клевую сагу про корабль «Мэйфлауэр» на Венере!

– Я знаю один корабль «Мэйфлауэр», – заметила Жанна, – на нем в начале XVII века приплыли на Кэйп-Код первые английские трансатлантические колонисты.

– Вот-вот! – Норэна энергично покивала головой. – Это он же, но второй дубль!


-------------------------------------------------------------

FROM: G.Orkvard

TO: Haseman-Kiiklik


Привет, народ! Я с подругой угодил на остров постиндустриальных людоедов и меня торкнула креативная идея! Оцените! Время: плюс несколько лет от сейчас. На Венере идет колонизация по той программе, которая опубликована «Консорциумом Астарта». Дышать на Венере уже можно, хотя воздух не лучшего качества (так по программе).

Обитаемая база, человек 50 в северной полярной области на берегу Океана Аталанты. (Океан там уже есть, правда, маленький, но он растет – видно фото). На базе ничего критичного не происходит. График. Работа, отдых, секс. Консорциум и Лингам-таун контролируют пространство вокруг. Венера фактически принадлежит понятно кому.

В это время на Земле. Католики победили в религиозной войне и замучили пуритан. Английские ультра-пуритане решили, как в XVII в., искать новые земли. Тогда была Америка, а теперь – Венера. Полное эпигонство. Космический корабль называется «Mayflower» и качество/количество пилигримов то же. 41 мужчина, 19 женщин и 42 детей (т. е. меньше 18 лет). По сюжету ясно, что им помогли (и подсказали) те, кому хочется проскочить на Венеру в обход полуофициальных правил Консорциума.

Полуофициальные правила такие: Венера – это наша поляна, а если кто полезет сюда поперек наших правил, тому никакой помощи, а если несчастный случай, то он сам виноват, и не говорите потом, что мы не предупреждали. Такой тонкий намек.

Про «Mayflower». Он пилотируется роботом, тащит груз сто тонн плюс пилигримы. Долетает до Венеры и сбрасывает в контейнере в районе Моря Ганики. Оно тоже в северном полушарии, на тысячу с лишним миль южнее Аталанты. Море тоже можно посмотреть на фото. Оно маленькое, как озеро, но вода есть, и ладно. В общем, этих пилигримов сбрасывают из тех соображений, что Консорциум не будет мараться и устраивать им несчастный случай. Слишком эти пилигримы безобидные. Опять же: женщины, дети… А если устроят, то можно будет сделать Консорциуму плохой PR. Короче, в любом случае для спонсоров выгода. Вот такой бизнес-фон.

Теперь смотрим с Лингама, с позиции Консорциума. Летит этот подарок. Можно его списать на несчастный случай (аккуратно сбить), но как-то неудобно. Можно его не трогать, и пусть эти пилигримы выживают, как хотят. Но и тут проблема. В условиях Венеры они начнут дохнуть. Мировое сообщество закричит: помогите несчастным пилигримам! Помогать плацдарму конкурентов и идейных противников не хочется. Поэтому половинчатое решение. Контейнер с пилигримами и с их барахлом пусть садится, но со спутником-ретранслятором, который им оставил корабль для связи с Землей, произойдет несчастный случай типа «маленький шальной метеорит».

Ситуация: пилигримы не выходят на связь с Землей, и там неизвестно, сели они или разбились. Организаторы запрашивают базу Аталанта: «Вы не в курсе, что там?». Им отвечают: «Хрен знает. Будет время, поищем, где там ваши пилигримы». Это завязка.

Дальше можно по-разному. Например: с базы через дрон наблюдают, как пилигримы дохнут один за другим. Кстати, из тех пилигримов в XVII веке половина передохла в первую же зиму. А вторая половина (по мифу про День Благодарения) не передохла только потому, что появились добрые индейцы, которые научили их, как тут жить. В порядке благодарности этих индейцев через 30 лет перестреляли всех до одного. На Венере пилигримы рассчитывают на «добрых индейцев» с базы Аталанта, но те тоже знают миф. Оно им на хрен не надо. Это с одной стороны. А с другой стороны, среди пилигримов есть дети и женщины, в т.ч. беременные (как на «Mayflower» XVII в.). И смотреть, как они передохнут, вроде бы нехорошо. Интрига. Что делать?

Мне заплывают в мозг всякие варианты. Например: среди пилигримов имеется одна Прекрасная Принцесса. Она хотела на Венеру и вписалась в эту дурную компанию. Классика. Принцесса, принц, хрустальный башмачок. Но не хочется сотворить лажу. Поскольку я знаю, что радом с вами док Фрэдди с Жанной и кэп Стюарт со своими корсарами, я откладываю перо в сторону и замираю в ожидании гениальных идей.


С наилучшими пожеланиями, ваш друг и брат хитрый викинг Гисли.

-------------------------------------------------------------


Стюарт Палфри дочитал текст и звонко хлопнул ладонью по столу, занимающему середину кают-компании.

– Он не просто хитрый, он хитрожопый, как скарабей!

– Стью, не ругайся, – сказала Фрэн Лаудер. – Гисли хороший парень.

– Да! Конечно! А ты помнишь, что он пробросил нас и наших ребят с пивом?

– Стью, он просто был в отъезде, когда мы вернулись из Гвинейского похода.

– Если мы поймаем Гисли, – добавил сержант Гэго. – Он обязательно поставит пива столько, сколько мы сможем выпить. Ты знаешь, босс, он всегда проставляется.

– Вот, значит, как… – пробурчал капитан. – Я несправедлив к Гисли. Гисли хороший парень. Ладно, я пошел проверять радарный пост, а потом группу вспомогательного вооружения. А вы можете помочь хорошему парню Гисли писать роман. До чего же хитрые стали фантасты… Если не трудно, сварите кофе. Я вернусь через 20 минут.

Когда за капитаном закрылась дверь, Жанна удивленно повернулась к Лаудер.

– Фрэн, я не поняла, Стюарт что, надулся на Гисли из-за пинты пива?

– Нет, Стью прекрасно относится к Гисли, но он ненавидит этические дилеммы.

– Кэпу их хватает по жизни, – многозначительно добавил Бертон Улкерт.

– В полночь, – сообщил Гэго, – с вахты сменится лейт Инсвик, и решит дилемму, да!

– Как? – Поинтересовался Макграт.

Чернокожий сержант улыбнулся, показав ослепительно-белые зубы.

– Лейт Инсвик скажет: надо дождаться ночи, десантироваться в лагерь пилигримов и убить всех. Кроме детей, и тех женщин, которые не очень страшные. Хотя откуда у пуритан нестрашные женщины? По-моему, не бывает, нет…

– А как же мировое общественное мнение? – Спросил Скалди.

– Общественному мнению скажем: это не мы, это бешеный носорог.

– На Венере нет носорогов, – сообщил Отто.

– Нет, – Гэго кивнул, – но один забрел откуда-то, а потом ушел. Так бывает, да.

– Идею про носорога надо запомнить, – решила Норэна, – Гисли это понравится.

– Лейтенант Инсвик такой кровожадный? – Спросила Хелги.

– Нет, мэм, – Гэго покачал головой. – Дэмин Инсвик совсем не злой парень. Но он осторожный, поэтому любит простые понятные решения. На войне это плюс!

Жанна ещё раз посмотрела на текст, вздохнула и повторила за ним:

– На войне это плюс. Но ради чего тащить войну в космос, на другие планеты? Нам на Земле этого мало? Или мы уже не можем без этого жить, как без воды и воздуха? Мы только собираемся колонизировать Венеру, а уже думаем, как там воевать. Бред!

– А что ты предлагаешь? – Спросила Норэна.

– Это же очевидно! – Воскликнула канадка. – Люди… Я имею в виду, эти пилигримы, попали в бедственное положение. Пусть по собственной глупости, не важно. Надо эвакуировать их на Землю… Ну, а если кто-то из них действительно хочет и может работать на Венере, то можно включить его в персонал. Я знаю, что даже на Земле отдаленные базы, полярные, например, всегда испытывают дефицит рабочих рук.

Улкерт хмыкнул, выбил из пачки сигарету и прикурил. Снова хмыкнул.

– Здорово придумано! Но у тебя дебют выпал, а игра началась сразу с эндшпиля. Ты сортируешь пилигримов, этого – на фиг, а этого – на работу. Значит, для начала, ты захватила всех пилигримов, и они сидят у тебя в фильтрационном лагере. Это очень похоже на предложение с бешеным носорогом.

– Бертон, с чего ты взял, что это надо делать силой?! – Возмутилась она. – Почему не объяснить людям реальную ситуацию? Так и так: Венера – это не Америка XVII века. Шансов построить тут город Плимут по аналогии с пилигримами того, мифического «Mayflower» нет. Я видела 3D ролики про Венеру через 5 лет. Это понятно…

– Тебе понятно, – ответил он, – а фанатику-пуританину не понятно. Он слабоумный психопат. Он будет тупо копать грунт и ждать чуда, пока не сдохнет. И те пилигримы XVII века были слабоумные психопаты. Ты знаешь: кораблей с такими придурками-пилигримами отправилось несколько. Как правило, подыхали все. В одном случае подохла только половина. А теперь мы празднуем День Благодарения в их честь, и на таком замечательном примере воспитываются новые слабоумные психопаты.

– Дети в любом случае ни при чём! – Твердо сказала Жанна. – Они не виноваты.

Фрэдди Макграт улыбнулся и с некоторым озорством подмигнул ей.

– Ты права, сердитая красавица. Дети ни при чём. И женщины, кстати, тоже. Когда пилигримы в 1620 году высадились на Кэйп-Код, их лидер, некто Уильям Брадфорд, составил бумагу о том, что все колонисты будут подчиняться церковному уставу, составленному им по образцу библейского Ветхого завета. Эту бумагу подписали 41 совершеннолетний мужчина. Женщин никто не спрашивал, подростков – тоже. По пуританским понятиям, их мнение и мнение двух собак, которые тоже приплыли на «Mayflower» ничего не значит.

– Фрэдди! Что ты такое говоришь, черт возьми!

– Я раскрыл твою мысль по поводу детей. Они ни при чём. Женщины – тоже.

– Я же не в этом смысле говорила про детей!

– А надо учитывать этот смысл, – ответил он.

– Док прав, – заявил Улкерт, – когда имеешь дело с исламистами, надо всегда это учитывать. Для нас это женщины и дети, а для исламистов это домашние животные, которых можно использовать, как живой щит, потому что нам их жалко.

Жанна энергично покрутила головой в знак полного непонимания.

– При чем тут исламисты и живой щит?

– При том, что пуританская община действует так же, – пояснил он. – Знаешь, с чего в Европе началась задница? С того, что тряпкоголовые мигранты притащили туда кучу своих голодных детей, а растяпы-европейцы начали их кормить.

– А ещё, – добавил Гэго, – исламисты прикрывают женщинами и детьми свои военные объекты. Когда мы были на Гвинейской войне, босс нам объяснил. Мы никогда не открыли бы огонь, если бы это были действительно дети, но это не дети, а прикрытие вражеского военного груза, поэтому вот. Босс Стью умный командир, да!

Фрэн Лаудер хотела что-то возразить, а потом махнула рукой, переместилась ближе к бойлеру-полуавтомату и занялась варкой кофе. Улкерт вздохнул и произнес.

– Алло, Фрэн, я тебе точно говорю: Стью был прав тогда. Не делай из этого проблему.

– Я и не делаю проблему. Просто он просил сварить кофе через 20 минут.

– Давайте вернемся к теме, – предложил Скалди. – В этом сюжете про Венеру нет ни мигрантов-попрошаек, ни войны. Другая ситуация.

– Это тебе так кажется, – возразил Улкерт. – А если это рассматривать всерьез, то получится так. Сначала тебе говорят: окажите гуманитарную помощь бедствующей общине. Если ты оказываешь, то община за твой счет привлекает ещё мигрантов и размножается. Она становится все больше и больше, и дорастает до многократного численного превосходства над тобой. А дальше ты перестаешь считаться добрым индейцем, и начинаешь считаться тем индейцем, который хороший, если мертвый.

– Тогда какое твое решение за командира базы Аталанта? – Спросила Хелги.

– Я бы поступил гуманно, – сказал лейтенант. – Несчастный случай при посадке. Это быстро. Раз – и все. А смотреть, как люди передохнут с голоду… Это тяжело.

– Ты офигенный гуманист! – Объявила Норэна.

– Франциск Ассизский отдыхает, – добавил Отто.

– Простое решение в стиле коллеги Инсвика? – Иронично спросила Хелги.

– Простое понятное решение, если нет разумных альтернатив, – ответил Улкерт.

Жанна решительно подняла вверх ладонь.

– Есть разумная альтернатива. Только я сразу предупреждаю: я бы так не смогла. Но ребята, которые живут в Лингам-таун…

– Элаусестерцы? Меганезийские комми? – Спросил Скалди.

– Да. Они очень своеобразные… В общем, они тоже гуманисты…

– В смысле: раз – и все? – Уточнила Норэна.

– Нет. Они бы нашли совсем другое решение. Но, повторяю, это не мое решение.

– Почему ты так активно заранее открещиваешься от авторства? – Удивился Макграт.

– Потому, что это очень противно… В общем, я думаю, они бы предложили общине пуритан сделку: предметы, необходимые общине, за свежее человеческое мясо.

– Что-что??? – Переспросила Хелги.

– Да, – подтвердила Жанна. – Хотите получить какой-нибудь генератор, движок, или фильтр… Ну, я не знаю, что там нужно… Отдайте столько-то мяса живым весом. Но принимается только молодое мясо, качественное. Люди в годах слишком жесткие.

Хелги эмоционально взмахнула руками.

– Я не понимаю, что это за юмор такой!

– Это психология, – пояснила канадка. – Если ты предложишь пуританам отдавать за товары людей, которые будут использоваться живыми, то тебе откажут. А если это жертвоприношение, то все нормально, потому что соответствует библии. Там такие жертвоприношения через страницу по всему тексту.

– Ты, правда, считаешь, что отдали бы? – Спросила Норэна.

– Сто процентов, отдали бы, – вмешался Отто. – Я, правда, больше знаю католических пуритан, но протестантские пуритане точно такие же уроды. Для них нет большего удовольствия, чем принести кого-нибудь в жертву. А жертве бы объясняли, как она должна гордиться, что её выбрали. А в случае маленьких детей это объясняли бы их родителям. И ещё, сразу начались бы взятки за то, чтобы кого-то заменить.

Сержант Гэго недоуменно погладил свой мощный затылок.

– Чем таким на Венере в такой общине можно дать взятку?

– Ну, мало ли… – Отто пожал плечами. – Если молодая женщина, то…

– А пуританские лидеры разве не импотенты? – Удивился Гэго.

– Не все, – ответил гренландский стажер. – У некоторых что-то работает. А многие гомосексуалисты, поэтому натурой брали бы и с девушек, и с парней. Я отбывал в католическом интернате, и там некоторые мальчишки освобождались от телесных наказаний таким образом. И все это знали. В женских интернатах, видимо, так же.

– Ты серьезно? – Спросила Лаудер, ставя на стол модерновый кофейник-сферу.

– Серьезнее некуда, Фрэн. Я думаю, для этого попы и создают интернаты…

Лейтенант Лаудер звонко ударила кулаком в раскрытую ладонь.

– Пиздец! Куда не посмотришь, везде такая херня!.. Извините за резкость… Жанна, почему именно людоедство? Я имею в виду легенду прикрытия.

– Потому, что внушает доверие, – ответила канадка. – В пуританской прессе все время публикуют статьи о ритуальном каннибализме в Меганезии и в Папуа. Совершенно идиотские статьи, но многие верят. Возможно, для пуритан в этом есть что-то такое притягательное. Какая-то сублимация в подсознании. Не знаю, я не психоаналитик.

– Четкая легенда! – Заключил Улкерт. – В общине быстро начнутся драки на тему, кто определяет, кого отдать на съедение, кого отдают, и сколько берут за отмазку. Потом молодежь, которая, вроде как, попала в группу риска, наточит ножики и чик-чик…

– По-моему, это слишком противно, – сказала Лаудер. – Уж лучше по варианту Гэго. Бешеный носорог, зачистка лидеров. А колонистов на хрен первым же бортом…

Макграт улыбнулся и отрицательно покачал головой.

– Фрэн, имей в виду, Венера это тебе не какая-нибудь база ВВС в Арктике, оттуда транспортный борт дважды в неделю, по расписанию. Раз в полгода, это реально.

– Ты хочешь сказать, док, что база по полгода будет в автономке? – Спросила она.

– Нет, – ответил он, – грузы доставляться будут гораздо чаще, но пассажирский межпланетный корабль это дорогое удовольствие. Раз в полгода и то роскошь.

– Но тогда план с носорогом не годится, – сказал Улкерт. – Если у нас полста единиц личного состава и полгода никаких замен, то я никем рисковать не стану. А штурм укрепленного поселения, даже такого раздолбайского, это всегда риск.

– Надо выманить основные силы противника, – предложил Гэго, – и уничтожить на открытой местности точечным огнем с дронов. Это прогрессивно!

– Допустим, – задумчиво произнес Скалди. – …Ты уничтожил все взрослое мужское население. В остатке: пять дюжин женщин, детей и подростков. Что с ними делать?

Сержант Гэго снова погладил свой затылок.

– Ну… Маленькие дети это маленькие дети. А женщин и подростков я бы к чему-то приспособил. К каким-нибудь не тяжелым и не очень ответственным работам. Даже шимпанзе может делать несложные работы, наверное, пуритане тоже могут. Когда я служил в Мпулу в озерном патруле, у нас была шимпанзе, и она умела варить кофе.

– Спасибо, Гэго, – буркнула Фрэн, – я тебя тоже люблю.

– Простите, мэм лейтенант! – Воскликнул Гэго, вскакивая и вытягиваясь по стойке «смирно». – Я не имел в виду ничего такого! И ваш кофе в тысячу вкуснее, чем тот, который варила та шимпанзе! Да! Ещё раз простите, мэм лейтенант!

– Вольно, сержант, – Фрэн улыбнулась и похлопала его по широкой спине. – Садись и налей мне кофе, который в тысячу раз вкуснее, чем у шимпанзе… Док Фрэдди, а, по программе, на Венере будут какие-то работы, которые можно поручить, скажем так: неквалифицированным военнопленным, возможно – нелояльным к администрации?

Доктор Макграт вытянул руки вверх и покрутил ладонями в воздухе, как бы желая изобразить нечто неопределенно-аморфное.

– Ребята! Я вообще не понимаю, о какой Венере вы тут говорите! Точно не о второй планете солнечной системы, даже с учетом перспектив её терраформинга в течение ближайшего десятилетия! Поймите, Венера это не Земля. Все ваши привычные представления о ландшафте, климате, морях и берегах там вообще не работают! Это другой мир, нестабильный мир, мир в стадии формирования! Те процессы, которые инициировал проект «ballista», настолько грандиозны по планетарным меркам, что о равновесии на поверхности Венеры можно будет говорить лет через сто, не раньше! Приведу пример: в течение нескольких месяцев на поверхность Венеры обрушилось примерно 95 процентов её колоссально-плотной атмосферы. С неба упало четыреста миллиардов мегатонн углекислоты, смешанной с сернистым газом, окислами азота и водой… Точнее, не упало, а сконденсировалось или, ещё точнее, физико-химически впиталось в поверхность планеты… Вернее, в тот подвижный грунт, который сейчас возникает из минеральной пыли и химически-активных газов. Все это выпадает на поверхность в виде штормрейна, гибрида тропического ливня и селевого потока. Из штормрейна возникает не только грунт, но и моря и океаны, которые по прогнозам покроют примерно 15 процентов поверхности Венеры. Все голливудские фильмы – апокалипсисы просто детский лепет по сравнению с масштабами этого процесса.

– Док Фрэдди, – заметила Норэна. – Ты же говорил, что эта катавасия продлится ещё примерно год, а потом все начнет как-то успокаиваться.

– Так, – Макграт кивнул. – Я расскажу о дальнейших фазах. Через год Венера станет спокойнее, а через пять лет там будет просто замечательно. Континенты, засыпанные вулканическим пеплом, и моря, заполненные смесью очаровательной жидкой грязи с активными псевдобионтами. Часть массы псевдобионтов плавает на поверхности, как ледяные поля в Арктике. Только цвет у них не белый, а пурпурный. Да, кстати, масса псевдобионтов, посеянных в декабре, чтобы перерабатывать углекислоту в кислород, сейчас оценивается в полмиллиарда тонн и удваивается каждую неделю. Сначала их масса удваивалась трижды в час, потом раз в день, а теперь псевдобионты завалили комфортные участки в несколько слоев, и нижним слоям уже не хватает солнца для фотосинтеза… Кстати, в экваториальном поясе Венеры вообще не видно солнца и не будет видно никогда. Все закрыто пылевым кольцом. Вы можете увидеть в обычный телескоп замечательное кольцо вокруг Венеры. Оно гораздо толще, чем у Сатурна. Граница тени от пылевого экрана создает линию неравномерности солнечного тепла, поэтому в тропической области будут постоянно возникать мощные циклоны. Таких циклонов на Земле просто не бывает… Плюс – активные вулканические процессы, инициированные ударом «баллисты». Неизвестно, сколько они продлятся – годы или столетия. Мы объявили конкурс проектов аэро-мобильных платформ для той самой обитаемой базы Аталанта. Обстоятельства потери второго робота-скаута «trilabitapi» совершенно ясно показали: база должна иметь возможность подниматься в воздух, выбирать эшелон высоты в диапазоне от нуля до двух километров и двигаться по горизонтали со скоростью не менее полста узлов, чтобы уйти от опасного места…

– Как в «Солярисе» у Лема, – вставила Хелги. – Там тоже была летающая база.

– А пилигримов-пуритан закопает при первом же урагане, – добавил Улкерт, – и нет проблем. Они даже не успеют посеять брюкву и высидеть цыплят из яиц.

Отто Хаземан по-школьному дисциплинированно поднял руку.

– Док Фрэдди, а если пилигримы тоже привезут летающий поселок?

– Гм… Ты полагаешь, что подходящую платформу так просто построить?

– Не знаю, но я днем говорил по телекому с ребятами-разработчиками «Pixy», и они сказали, что у них есть дешевый действующий прототип летающей платформы. Я на всякий случай принял от них видео-клип и сбросил им дополнительную info про наш конкурс. Я так думаю, что доктор Го Синрен захочет участвовать в этом проекте.

– Это очень любопытно… – произнес Макграт, – Отто, когда мы вернемся на Барбуда, напомни, чтобы я выписал тебе бонус за инициативу.

– Я напомню, док, – лаконично и четко отреагировала Норэна.

– Фрэдди, раз уж речь зашла о деньгах… – Начал Скалди.

– То что? – Доброжелательно спросил канадец.

– …То мне интересно: за счет каких средств живет консорциум «Astarta».

– В начале, – сказал Макграт, – этот проект развивался, в основном, за счет военных департаментов Бразилии и Чили, за счет бюджетов аэрокосмических агентств ряда северных приполярных стран, и за счет инвестиционных групп Новой Зеландии и Меганезии. Это уже, по-моему, всем известно. Но теперь ситуация несколько иная. Консорциум выходит на уровень самоокупаемого предприятия, поскольку скорость постановки задач и их решения сетью разработчиков у нас таковы, что мы можем покрывать большую часть затрат по венерианскому проекту. «Мы» это в некотором смысле условность. Официально никакого консорциума нет. Есть ряд ассоциаций, корпораций и агентств. Например, ALBAN, который я официально представляю.

– Космическая мафия, – припечатала Хелги.

– Черные астрогаторы из нового романа Гисли, – подколола её Жанна.

– Это из которого романа?

– Из того, который ещё не опубликован. Но Гисли с нами консультировался, и…

– Напишу-ка я ему ответ! – Азартно произнес Отто, и подвинул к себе ноутбук.

– Ты уже придумал что-то толковое? – Удивился Улкерт.

– А ему не нужно толковое, – ответил стажер, – ему нужно крутое и забойное.



Заморские территории Гренландии. | Драйв Астарты | 28 января, 4 часа утра. Карибское море севернее острова Саба.