home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement




«News International» (Лондон). Итоги политики года (фрагмент архива от 31.12).

Кто, чем и как воюет в Сомали и на Магрибе за Францию, Испанию и Италию?

Елисейский дворец не отмыть от зверств манчжуров и шонао в Северной Африке.

Голливудский «Терминатор» для авиации «Новой Эфиопии» сделан на Тайване.

Позорный сговор об «Африканской дорожной карте» для антарктического газа.

«Прогрессивные католики» и радиация в Африке. Изонуклиды. Частное дознание.

«Металлический водород»: путь в дальний космос или в термоядерный кошмар?

Бразильский след в японской афере. Кому выгоден военный передел космоса?

Исландский протокол. Тайные пружины фондового и финансового апокалипсиса.

Об этом и о многом другом подробно рассказывает ведущий обозреватель…

-------------------------------------------------------------------


Четвертый принц Тотакиа пробежал глазами сперва заголовки, а потом полный текст статьи, хлебнул коктейля и пошевелил пальцами, будто вращая невидимый шарик.

– Ну… Последние три пункта это явно для балды. Типа, нагнать ужаса, чтобы было интереснее. Страшная сказка для условно-западных буржуа и офисного планктона.

– Зачетно сказано, – прокомментировала Люси.

– Не мое, – признался принц, – я это где-то прочел, и мне понравилось. Про «Дорожную карту», конечно, правда. Но почему «позорный»? Сговор, как сговор, ничего такого. А изонуклиды в Африке это дурь. Помнишь, Лианелла, я это сказал ещё под новый год.

– Да, – юная француженка кивнула/ – Ты сказал: если у юро-оффи не хватит решимости убить все население в Магрибе и Сомали, то они ничего таким путем не добьются.

– Вот! Решимости не хватило, они завязли и наняли задорого, как бы, армию Эфиопии.

– Как бы? – Переспросила Либби.

– Ага, – встряла Люси, – А там, в Эфиопии, с ноября рулит тайваньский и манчжурский бизнес при участии Ндунти и ещё какой-то команды с японского Хоккайдо.

– Пфф! – Фыркнула Соли. – Ничего себе смесь…

– …Теперь про «Терминатор», – продолжил Поэтеоуа. – Тут, типа, понятно. Это легкий многоцелевой ЛА «Chafer», майский жук. Прототип был разработан у нас, в октябре, а боевые модели нескольких вариантов с ноября стоят на вооружении береговой охраны Японии, Южной Кореи, Филиппин, Тайваня и Манчжурии, в смысле – Фую-Цин-Чао.

– Широкий охват, – заметил Винк. – А почему «Голливудский «Терминатор»?

– Я не знаю. Возможно, потому, что это ЛА для массированных точечных ударов.

– Минутку, – вмешался Юлис. – Я иногда смотрю по TV «Военное обозрение», и слегка разбираюсь. Тут ведь одно из двух. Или удары массированные, или точечные.

– Не совсем так, – сказал принц. – Есть боевая техника, которая наносит точечные удары массированно, автоматически, по множеству однородных целей.

– Э… Например, по людям?

– Да. Например, по людям. Не по всем, как правило, а только по тем, у кого есть особые признаки. Это придумал классный фантаст янки, Роберт Шекли. В 1953-м году по евро-стилю он написал штуку: «Watch-bird» про полицейских птиц-роботов, избирательно стреляющих в bandidos. В реале первыми были тоже янки. Начало века, ударный дрон «Killer-Bee». Боевые тесты в Центральной Азии. Потом его модернизировали. Неплохая машина, но цена несколько миллионов баксов. Наш «WaBi» стоит всего тысячу и ТТХ намного слабее, но он неплохо решает те же задачи. Теперь ЛА «Chafer». У него гибкая конфигурация и, соответственно, гибкая цена, но, в общем, машина недорогая…

Лианелла мягко постучала пальчиками по его плечу.

– Поэте, мне кажется, ты ушел куда-то в сторону.

– Да! Меня занесло. Выруливаю. Главное в ЛА «Chafer» то, что все его конфигурации ориентированы на интегральное обучение работе по множеству точечных целей. Есть пилотируемые и роботизированные версии, но в любом случае у борт-компа высокий уровень свободы в тактике на поле боя и в опознании и поражении целей. Это значит, грубо говоря, что борт-комп, по умолчанию, сам решает, как ему действовать.

– Но у него же есть программа, – заметил Винк.

– У него нет программы, – ответил принц, – есть фитэп-мозги. Пилотируемый «Chafer» похож на верховую лошадку… На верхового майского жука, если ближе к названию.

– И поводья есть? – Пошутила Соли.

– Типа того, – Поэтеоуа на секунду улыбнулся, – но в беспилотном варианте это уже самостоятельное хищное насекомое, которое в ходе тренингов сформировало знания о структуре поля боя, о добыче и об опасностях, которые там есть, и о многом другом. В общем, на североафриканском поле «майские жуки» устроили бои без правил.

– В смысле, они убивает всех подряд? – Уточнил Юлис.

– Нет. «Майский жук» наблюдает и распознает ключевые фигуры, от которых зависит жизнеспособность городка, работоспособность предприятия, пропускная способность транспортного узла, боеспособность военной группировки, и охотится на этих людей. С биологической точки зрения для такой тактики достаточно мозгов обычной осы.

– Минутку! – Воскликнул Винк. – Это что, делается под флагом Франции?!

– Там есть флаги трех членов западноевропейской коалиции за возврат африканских колоний, – ответил Поэтеоуа, – фиг знает, где какой.

Хаген Клейн ткнул пальцем в экран и объявил:

– Про зверства военных шонао в статье, по ходу, наврано. Команда Ндунти наоборот, занимается эвакуацией жителей из военно-катастрофических регионов в Нигер. И это точно под флагом Франции, У Ндунти сделка с французским фирмой «Commerce-Geo-Mark» про строительство в Нигере комплекса по добыче и обогащению урана. Нужны рабочие, а туземцы этим заниматься не хотят. Ну тогда нашли внешний источник…

– Откуда знаешь? – Перебила Либби.

– Типа, со мной про это слегка консультировались. Тема, кстати, ни разу не секретная. Можно зайти на сайт этой французской фирмы, и там в разделе «новые проекты»…

Винк развернул к себе ноутбук, быстро поиграл пальцами по клавишам, потом шумно выдохнул и хлопнул ладонью по столу.

– Все! Я больше не хочу спрашивать! К черту политику и черту политиков!

– Возьми свой мобайл, – посоветовал Юлис, – и запиши это с пометкой: «напоминать каждое утро». Неделю назад, на открытии Башни, ты уже посылал все это к черту…

– Ой! Не напоминай мне про это позорище. Толпа бестолковых юро с мегафоном…

– Это что ли? – Спросил Хаген, вынул из кармана сложенный лист и бросил на стол.


******************************

Уважаемый мистер Клейн!


Оргкомитет Эйфелевой башни во Французской Полинезии будет рад видеть вас на торжественном открытии 25 января в полдень, на острове Моореа, в Академгородке филиала Папской академии наук и филиала Французского космического агентства.


Председатель оргкомитета: Клод Филибер.

Секретарь: Пьер Арше.

******************************


Винк утвердительно кивнул.

– Это-это. А ты, значит, тоже тут был?

– Нет. Мы с Люси катались за подарками для тети Чубби…

– …Моей мамы, – уточнила Люси.

– …А потом, – продолжил Хаген, – зависли на Ванавана. Типа, в гостях и по бизнесу. Прикиньте, foa, теперь такой «Mowe-glider» можно заказать и выделываться в небе.

– …У нас, – снова встряла Люси, – уже как бы мелко-серийная флайка, с турбиной на сахарном сиропе! Первый в мире сахаролет, блин! Мы еле успели это сляпать там, на Ванавана, у Поэте в ангаре. Сегодня вечером нам с Хагом надо уже быть дома.

– …Лианеллу пробило на креатив, – пояснил Хаген, – что «Mowe-glider» по идее того мультика про Долину ветров летает на чем-то типа цветочного нектара, как шмель.

– Это было очевидно, – заметила юная француженка. – В Долине ветров по сюжету вся энергия природная. Электрика от ветряков, а фюел, по логике, прямо из растений.

Юлис выразительно покрутил пальцем у виска.

– Вы фанаты! Японские мультипликационные идеологические агрессоры! Слушайте, а японские рудокопы-камикадзе будут летать на астероид тоже на цветочном нектаре?

– При чем тут астероид и рудокопы? – Спросила Соли.

– А! Ты просто не в курсе! Этот «Mowe-glider» исходно сделан, как прототип дешевого шаттла для консорциума «Itokawa Robotics – Tenogane minerals». Вот я и спрашиваю.

– В том клоне «Mowe», – сообщил принц, – движок, конечно, ракетный на триоксоле, и вообще там конструктивная часть гораздо солиднее. На тестах нормально вылетает на суборбитальную параболу. Но этим занимаются на Хоккайдо, а мы, как бы, балуемся.

– А что, всё-таки, было на торжественном открытии Башни? – спросил Хаген.

– Был кошмар! – Завопил Винк и сделал огромные глаза. – Полный административный «Falcon» юро клоунов в строгих костюмах и галстуках! Посмотреть на этот обезьянник слетелись канаки-юниоры с видеокамерами со всех атоллов в радиусе кило-мили! Они реально были уверены, что это всё юмор. Я слышал, они болтали, что, мол, у северных франко-креолов такой обычай: хорошо посмеяться после завершения строительного проекта. И, черт побери, ни у кого из нашей фреольской команды не было желания их разубеждать, потому что если к этому относиться серьезно, то мы полные идиоты.

– Фреольской команды? – Переспросила Люси.

– Мы себя сокращенно называем «фреолы», – пояснил он. – Каждый раз выговаривать «франко-креолы» это лениво, и мы на манер янки обрезали это длинное слово.

– Зато, – произнес Юлис, – мы придумали зверски длинное название нашему городку.

– Док Сандри Ретел придумала, – уточнил Винк. – Причем сходу! Гениально! А теперь излагаю последовательно. Сначала была жуткая говорильня. Примерно такая: «В этот знаменательный день мы, ощущая искреннюю любовь к нашей прекрасной Франции, осознавая глубокую ответственность за миссию, возложенную на нас родиной, помня глубокие католические корни нашей культуры и нашего образа жизни, бла-бла-бла».

– Гляньте! – Перебил Юлис, – мэтр Зуав вернулся! И док Сандри тоже.

Штатный шеф-повар уже, как ни в чем не бывало, орудовал за стойкой у комбайна –электропечки, а Сандри Ретел пересекала платформу в направлении столика с веселой компанией. Сейчас доктор астрофизики была одета в элегантное легкое светло-серое платье, а её волосы перехватывала лазурная ленточка, завязанная на легкомысленный бантик над ухом. В широком вырезе платья в ложбинке между грудями посверкивал гранями некий камень, подозрительно похожий на очень крупный бриллиант.

– Это фианит, – весело сообщила она, подходя к столику, – а вы что подумали?

– Ничего такого, док Сандри, – мгновенно отреагировал Поэтеоуа, – я смотрел лишь на потрясающие 3D-фигуры, на фоне которых что бриллиант, что фианит, одна фигня…

– О! – Воскликнула она и, наклонившись к Лианелле, прошептала ей на ухо, но заведомо громко, чтобы слышали все. – Твой молодой человек мастер пикантных комплиментов.

– Я знаю, док Сандри.

– О! Могу поверить! Ты замечательно выглядишь. Правда, что скажет твоя мама…

– Это запутанный вопрос, – с легким вздохом согласилась Лианелла.

Винк протянул руку, подтащил ещё один пластиковый стул и попросил.

– Док Сандри, а расскажите ребятам, как вы провернули этот флэшмоб с названием…

– С называнием нашего городка? – Переспросила она. – О! Это было вовсе не сложно. Правильнее даже будет сказать, что меня вынудили к этому акту культурного выбора, выражаясь дурацким корявым языком, которым со мной разговаривал вице-президент Агентства и этот замаскированный кардинал из команды Ватикана.

– Замаскированный кардинал? – Удивился Хаген.

– Да. Он представился то ли Люмендюк, то ли Дюменлюк. Чуть позже к нему подошел молодой парень из локальной полиции и настоятельно пригласил на прогулку. Я даже обеспокоилась за судьбу Его Преосвященства, но мне почти сразу сказали, что его не подвергнут никаким негуманным процедурам, а отправят на чилийский Рапа-Нуи. Это ближайшее отсюда место, где подобные персоны имеют право находиться. Потом этот кардинал сделал вид, что он и собирался на Рапа-Нуи, а на Моореа был транзитом.

– Цивильно выполнено, – оценила Либби.

– Да, неплохо… – Ответила доктор Ретел и, повернувшись к Зуаву, притащившему ей чашечку кофе с маленьким пирожным, нежно произнесла. – О, Валент, это так мило!

– Всегда к вашим услугам, – шеф-повар коротко поклонился и вернулся за стойку.

– Итак, – продолжила астрофизик, сделав крошечный глоточек, – я осталась тет-а-тет с вице-президентом Анри-Жаком Марне. Он, по сути, не глуп, и даже пытался чем-то заниматься в области динамики ионизированных газов, но потом, как водится, ушел в администрирование. Там ему знаний хватает, и если бы он не занялся этой религиозно-патриотической тематикой, то, вероятно, не выглядел бы вульгарным бюргером-юро, пожирающим продукцию Фастфуда и Голливуда, и полагающим себя при этом чем-то наподобие зернышка бетона в высшей ступеньке вселенского прогресса… Конечно, в предположении, что Вселенная состоит из плоского земного диска с центром где-то в Средиземном море и хрустального купола со звездочками поверх этой канители. Вы, наверное, помните из истории науки, что эта модель в стиле контейнера для доставки итальянской пиццы на дом была доминирующей в средневековой астрофизике.

Переждав взрыв гомерического хохота слушателей, доктор Ретел продолжила.

– …Мсье Марне долго и мучительно пытался объяснить мне, чего он хочет. Он назвал несколько древних французских королей и святых, начиная, кажется, с Хлодвига, или, возможно, с Франциска Ассизского, я не сильна в истории. В финале вся эта красота свелась к просьбе принять участие в выборе имени для нашего симпатичного городка, точнее, нового симпатичного квартала в Папетоаи-таун. Анри-Жак пояснил, что выбор имени должен быть непременно демократическим, в духе французских христианских традиций. Имя предлагалось такое: Сен-Дени-де-Моореа. Я пообещала подумать над предложением и честно это сделала. До голосования оставалось два часа. Я открыла страничку Глобопедии, обнаружила, что на карте уже есть полсотни Сен-Дени, и мне показалось, что создавать полста первый будет некрасиво. С другой стороны, было бы нечестно не участвовать, раз я обещала. Также было бы не честно предлагать имя, не связанное с французской самобытностью, раз я согласилась, что самобытность важна. Несвязные размышления с воспоминаниями детства мысленно привели меня на мою родину. Не просто во Францию, а в Овернь, в Клермон-Ферран. И я вспомнила очень красивую конную скульптуру на центральной площади: памятник галльскому вождю Верцингеториксу, бросившему вызов Цезарю. По традиции демократии, я внесла этот вариант на сайт голосования с фрагментом текста по античной истории Франции. И представьте: Верцингеторикс одержал победу в первом же туре выборов.

– А доктор Марне на вас не обиделся? – Спросил Юлис.

– Боюсь, что есть немного. Оказывается, эти околонаучные бюргеры-юро уже заранее заготовили таблички «Сен-Дени-де-Моореа» и ещё ряд элементов уличного дизайна, использующих это название. Это все оказалось непригодным, и мероприятие вокруг Эйфелевой башни было скомкано. Разумеется, за время всяких театральных актов с перерезанием ленточки вокруг Башни, студенты успели сделать необходимое число табличек «Верцингеторикс», но к этому имени не подходили заготовленные речи.

– Проблема ещё в том, – заметил Винк, – что он по религии был не католик, а друид.

Доктор Ретел глотнула ещё кофе и покачала в воздухе полупустой чашечкой.

– Я не вникала в эти тонкости, но, конечно, он не мог быть католиком, поскольку жил примерно за сто лет до того, как изобрели христианство. Ну, и что дальше? Платон и Аристотель тоже не были католиками, но католическая церковь их уважает. Я привела данный аргумент, когда доктор Пьер Арше критиковал мою идею с этой позиции.

– И падре Пьер с этим согласился? – Спросил Юлис.

– Не знаю. Говорят, что сразу после выборов ему звонили из Ватикана и наставляли в христианском смирении. Вероятно, Римский Папа не хочет, чтобы локальная полиция Моореа отправила Пьера на Рапа-Нуи вслед за Люмендюком или Дюменлюком.

– По-любому, – заключила Люси, – Академгородок Верцингеторикс – это звучит!

– Эй, алло! – Крикнул из-за стойки Валент Зуав. – Я включаю TV! Там док Лескамп!


------------------------------------------------------------------------


Через час там же, в бистро «Зуав» на Эйфелевой башне. | Драйв Астарты | Специальный выпуск. Экипаж «Caravella» в прямом эфире.