home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Специальный выпуск. Экипаж «Caravella» в прямом эфире.

Ведет астронавт-инженер, доктор Доминика Лескамп.

------------------------------------------------------------------------

… С чего начать?… Ну давайте узнаем мнение капитана «Каравеллы». Виктор, как, на твой взгляд, прошла экспедиция? Что главное, что самое интересное… В общих чертах.

Виктор Гален: Я считаю, что мы вышли на качественно новый уровень. Если бы 5 лет назад мне сказали, что экспедиция к Марсу состоится так скоро и будет вот такой, я бы ответил: это фантастика. Я тогда был уверен, что в ближайшие четверть века 75-часовое пребывание людей на другой планете… В смысле, Apollo-17 на Луне… Останется непобитым рекордом.

Доминика: У меня тоже было такое мнение. Наша экспедиция работала на Луне чуть больше земных суток. Один из коллег даже сказал с грустью: «мы продвинулись так далеко в техническом смысле, но по дороге потеряли смелость пионеров космоса». Я задам вопрос… Насколько большую роль играла смелость в миссии «Каравеллы»?

Текс Киндава: По ходу, не большую, чем когда работаешь под водой с аквалангом.

Марго Лайтрэ: Роль играла уверенность в себе и в партнерах. Ну, и в технике тоже.

Комо Кубан: Просто надо быть внимательным и не выпендриваться сверх меры.

Виктор: Это ты меня подкалываешь, я правильно понял?

Комо: Нет. Ты и Текс как раз в меру… Я так думаю, хотя у штаба другое мнение.

Доминика: Я чувствую, что нам не избежать рассказа об этой эпатажной шутке.

Текс: Все потому, что парни всегда думают о соперничестве. По ходу, инстинкт.

Виктор: Минутку, Текс. Давай разберемся, как это получилось. Идея была…

Текс: Идея была моя, но она возникла из-за тебя, потому что ты комплексовал. Типа, Марго и Комо креативно оттопырились. Дольмен. Парусник. А мы ни фига…

Доминика: Я внесу ясность. Дольмен был санкционирован штабом. Камни надо было компактно сложить, и дольмен это вариант. А вот парусник…

Марго: Парусник напрашивался! Это же Брэдбери! Марсианские хроники! Песчаные корабли марсиан! Лазурные паруса, изумрудный корпус, бронзовая оковка…

Текс: Я как чувствовала, что Марго научит сержанта Кубана плохому.

Марго: Я не учила его ничему плохому, я только попросила помочь с парусом. Я не океанийка, и для меня паруса это экзотика, а Комо с семи лет ходит под парусом.

Комо: Я не спорю со штабом, но, по-моему, мы провели интересный эксперимент.

Доминика: …Над людьми. Мы тут вывернулись наизнанку, давая опровержения.

Комо: Я расскажу, как было дело. Раннее утро 4-х суток нашей смены на Марсе. Мы завтракаем, смотрим в окно, там такой легкий ветерок, пыль курится над грунтом. И Марго говорит: типа, классная погода, чтобы покататься на марсианских песчаных кораблях с лазурными парусами! Я не врубаюсь, она говорит, что я темный дикарь и открывает на компе «Марсианские хроники, Мертвый сезон» Брэдбери. Там про эти марсианские корабли. Я прочел и говорю: описание не детальное, но в общих чертах понятное. Сделать такую штуку – пара пустяков. Марго завелась… Короче, мы взяли кусок пенопласта и лист синей пленки от вскрытых упаковок с дивайсами, а ролики и антенну для мачты я снял с убитого американского марсохода начала века, он лежал засыпанный, а ролики как новенькие. И получилась колесная лодка типа «cat-sail» с одним парусом – грот. Немного коряво, но если не приглядываться…

Марго: А я сделала зеленого марсианина. Меня прабабушка в детстве научила, как скручивать куклу из платка. Без марсианина было бы не то.

Доминика: Да, конечно. Зато с марсианином стало ровно то, что надо. Ребята, вы уже читали статью в «World UFO-logy journal»? Называется: «Астронавты подтверждают гениальное озарение Рэя Брэдбери». Я согласна, что шутка замечательная, но Марго! Зачем было вешать этот видео-клип на твой блог? Его читают полмиллиона юзеров.

Виктор: Но у Марго там сверху ясно написано, что блог не «scientific», а «for-fun».

Текс: Это была первая шутка в истории межпланетной блогосферы. Прикинь: мы с Виктором просыпаемся следующим утром, лезем в интернет, а там… Блин! Первая строчка рейтинга блогов: Марго Лайтрэ сумела заснять песчаный корабль марсиан! Конечно, он сразу стал комплексовать, а депрессия в команде это беда, и вот я…

Виктор: …Ты сразу предложила сделать этот… Этот объект! Я не успел бы начать комплексовать, даже если бы собирался.

Текс: Вот, чтобы ты не успел, я приняла профилактические меры в форме хуя…

Доминика: Мы в эфире, так что говори, пожалуйста, «пенис» или «фаллос». ОК?

Виктор: Это не пенис, а склад использованных упаковочных пленочных мешков. Нормальное экологическое мероприятие. Если бросать пленочные мешки на таком маленьком планетоиде, как Фобос, то через несколько лет он весь будет замусорен мешками. И мы согласовали со штабом план 30 часов уборки территории Фобоса.

Текс: …С перерывами только на еду, сон и секс. Это был экологический подвиг!

Доминика: Штабу вы сообщили о предложении собрать мешки в одном месте и зафиксировать. Вы не уточнили, что намерены склеить из них эту фигуру или скульптуру, надуть её газом, и сделать её искусственным спутником Фобоса.

Текс: Верно. Мы не уточняли, куда именно соберем мешки, но нам не давали особых указаний, и надувать не запрещали, а низкая орбита вокруг Фобоса не хуже места на поверхности. Склеивать мешки нам рекомендовал штаб, чтобы не увеличивать число единиц мусора. Форму фигуры оставили на наше усмотрение, поэтому мы сделали вот так. И я считаю, что Виктор – гений. Марго, ты знаешь, что твой мужчина – гений?

Марго: Знаю. Мы с Виктором третий год живем вместе. Трудно было не заметить.

Текс: Вот и я заметила. Он гениально придумал, как рассчитать и выполнить бросок скульптуры размером с автобус. Фаллос вышел на орбиту, и каждые полчаса встает в сотне метров над валом Стикни. По-моему, красиво. Он такой серебристый…

Доминика: Мы оценили. Рабочая записка дока Макграта: «About the futility of efforts to remove Phobosian orbital prick» вошла в top-10 популярных статей января. Но с другой стороны нас очень резко критикуют «LifeWay», «Christian today» и ещё ряд каналов.

Текс: Пфф! Обычное пуританское миссионерское жлобство.

Марго: «LifeWay» не пуритане, а баптисты. 2-я по численности деноминация в США.

Комо: Без разницы. Вот, помню, в Конго…

Доминика: Ребята! Давайте лучше поговорим о Фобосе, ОК?

Виктор: ОК. Это крайне интересное место. Внутри Стикни кажется, что ты в кратере потухшего вулкана. В полдень из некоторых трещин даже появляются фонтанчики фосфоресцирующего газа с пылью. А если выходишь на вал кратера или дальше, то кажется, что ты на вершине горы, у которой срезали основание, и теперь она висит в пустоте. Тревожное ощущение. В кратере его нет. Отсутствие воздуха вокруг мы не воспринимали, как что-то страшное, а температура, она там формально минус 40, не ощущается вовсе. Главная проблема там, это гравитация. Если ты неосмотрительно делаешь шаг, как на Земле, то медленно взлетаешь на фут вверх, а потом секунд 10 опускаешься на грунт. Конечно, можно не ждать, а использовать страховочный трос. Ходишь с этим тросом, как с хвостом. Имеется ещё газовый пистолет-движок на тот случай, если что-то случиться с тросом. Со дна Стикни нет риска случайно улететь в космос, а вот с вала – запросто. Кстати, на Фобосе безумно красивый ландшафт!

Марго: Я как раз хотела это сказать! Он похож на абстрактную китайскую резную игрушку, только очень большую и покрытую пудрой разных цветов. Где-то эта пудра красная, желтая или синяя, а где-то перемешана. Она не обязательно лежит внизу. В фобосских каналах… Это такие прямые каньоны, как прорытые бульдозером… Пыль налипает на стены, как пушистые помпоны. Дотронешься, и они рассыпаются. Такие странные… И ещё такие цепочки круглых отпечатков. Наверное, это следы от серий маленьких метеоритов, но кажется, что это слоник протопал по пыли. Топ-топ-топ. И Марс! Он висит над краем Стикни, всегда в одной точке, огромный, рыжий… Он как огромное очень тусклое Солнце или как гигантская Луна. Это не выразить словами!

Доминика: Вы знаете, когда в штабе в связи с хорошими результатами теста шатра решался вопрос о длительном пребывании на поверхности Фобоса, ряд психологов высказывали опасения, что это станет шоковой нагрузкой на нервную систему.

Комо: В этом была логика. Прикинь: ты сидишь в прозрачном пузыре, а вокруг тебя замечательный пейзаж, о котором сейчас рассказали, и космический вакуум. Если не отвлечься от этого, то, по ходу, можно офигеть. Но если доказал себе, что все ОК, то потом не обращаешь особого внимания. Типа, сидим в пузыре, ну и что?

Текс: Короче, надо один раз нормально отвлечься, в самом начале. А для этого есть надежный армейский способ. Я имею в виду, в зачетной, разнополой армии.

Марго: Да, это работает. Но не надо детализировать, ладно, Текс? Все уже поняли.

Текс: Я не буду детализировать. Я просто сообщила кратко, для foa-info.

Виктор: Мне кажется, у этих шатровых систем с квази-газом хороший потенциал для использования на Марсе. Я имею в виду, для жилых модулей мини-поселка. Только с прозрачностью авторы переборщили. Это немного давит.

Комо: Это по-армейски. В экстремальной обстановке чем больше обзор, тем лучше.

Виктор: Для Фобоса понятно, но на Марсе не такой экстрим. Мы это уже обсуждали.

Комо: Ага. И я согласился. Я просто пояснил, почему тот шатер был прозрачным.

Виктор: Я не открою никакого секрета, если скажу, что наша четверка участвует в конкурсе на марсианский мини-поселок. Странно было бы не участвовать.

Доминика: Ого! Вы теперь не только коллеги, но и деловые партнеры?

Текс: А что тут такого? По канакским обычаям, мы теперь вообще родичи.

Марго: А я открою маленький секрет. Отпуск, который у нас начнется через три дня, мы проводим вчетвером. Но я не хочу, чтобы нас поняли в дурацком смысле…

Доминика: Я понимаю в правильном смысле. Но за всяких… Гм… Не ручаюсь. Ещё вопрос: ребята, а если бы вам предложили ещё раз лететь на Марс?

Виктор: Поднимаем руки, считаем сколько нас… Раз, два, три, четыре. Экипаж. Мы вообще-то уже обсуждали это по дороге домой. Мы бы полетели ещё раз в таком же составе, но в короткую миссию. Не в двухгодичную, как «Caravella-plus». Там нужны другие люди, с несколько другим подходом к жизни. Такое наше общее мнение.

Доминика: …И последний вопрос на сегодня. Точнее, не вопрос, а… Если вы хотите передать кому-то какие-то пожелания в эфире, то сейчас есть такая возможность.

Марго: Как договаривались, я скажу, да?

Текс: Давай, говори, у тебя получится.

Марго: Мы обращаемся к мэтру Райвену Андерсу, который сейчас на Маунт-Сипл в Антарктике. Райвен! Мы знаем: космический корабль – это отличная штука, но без экипажа, без настоящей команды это просто кусок металла. Райвен! Ты тот человек, чьими усилиями создана наша команда. Есть люди, которые создают команды, но ты сделал гораздо больше! Ты научил нас, как создать её самим. Ты день за днем, час за часом подталкивал нас к этому. Ты ставил нас в такие специальные условия, что мы начинали понимать и чувствовать друг друга, чувствовать силу, которая возникает в команде. Без тебя «Caravella» не состоялась бы. Это так же верно, как то, что база в кратере Лимток на Фобосе названа Порт Райвен. Команданте Андерс! Mauru-roa!

------------------------------------------------------------------------



«News International» (Лондон). Итоги политики года (фрагмент архива от 31.12). | Драйв Астарты | Дата/Время: 04.02.25 года Хартии.