home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



«Серебряная дама»

Кроме Кресент Домини Мун других вервольфов женского пола Нэт никогда не видел. В самом начале их знакомства Нэт решил, что ему нет нужды встречать кого-то ещё: упаси боже, если все вервольфихи такие, как Кресент.

Да что из того, что она красавица? Её отличали властность, болтливость и невероятное тщеславие. Вот и теперь она не шла к нему, а плыла, наслаждаясь восхищёнными взглядами зрителей, и вела себя так, будто цирк принадлежал ей. В большинстве своём те, кто смотрел на неё, думали, что оранжевые, словно тыквы во время Хеллоуина, глаза девушки — результат использования контактных линз, но конечно же Кресент демонстрировала натуральный цвет своих глаз. Нэт знал, что вервольфы, живущие в обществе, использовали цветные контактные линзы или поляризованные очки, чтобы, наоборот, скрыть истинный цвет радужек.

— Джуд! — воскликнула Кресент и тут же устроила эффектное шоу, расцеловав Джуд в обе щёки. Потом повернулась к Нэту, обняла его и сочно поцеловала в губы.

Нэт покраснел до корней волос и решил, что, возможно, он слишком строго относился к Кресент. Но едва она, как обычно, принялась командовать ими и попыталась подмять под себя, он вернулся к первоначальному мнению.

— Анджело и Винсент здесь! — сообщила Кресент. — Они взяли выходной в своём ресторане, чтобы приготовить специальный обед в честь вашего приезда!

Нэт обрадовался. Им с Вуди удалось покинуть Хеллборин-Холт живыми в немалой степени благодаря героическим действиям двух вервольфов, братьев-близнецов Анджело и Винсента Спагетти. Далеко не всех вервольфов обуревала жажда убивать, хотя пресса рисовала их жестокими и беспощадными. Многие вервольфы на удивление легко становились членами человеческого общества, и Нэт с Вуди в качестве примера могли привести Анджело и Винсента Спагетти.

Нэт вспомнил один номер из шоу.

— Это ты играла волка в «Красной Шапочке»? — спросил он.

Кресент чуть приподняла верхнюю губу, продемонстрировав ослепительно-белые зубы.

— Окажи мне услугу. Я что, выгляжу выступающим в цирке животным?

— Это Отис, — торопливо вставил Вуди, заметив смущение на лице Нэта. — Ты его знаешь… бас-гитара группы «Кресент и Зазывалы».

Нэту было известно, что Отис — высокий, темноволосый вервольф из Кардиффа, играл на бас-гитаре. Этот парень каждой клеточкой своего тела источал невозмутимость.

— Так вы с «Завывалами» остаётесь с цирком? — спросил Нэт.

Кресент пригладила рыжие волосы.

— Мы отправляемся вместе с тобой на юг. Классно!

Нэт кисло улыбнулся. «Действительно, классно», — подумал он. Кресент Домини Мун, похоже, не хватало тех, кем можно было покомандовать.

Нэт и Вуди следом за Кресент вышли из чёрного шатра. По-прежнему играла музыка, большущие факелы освещали покрытую инеем траву. Иней поблёскивал красными и золотыми искорками. Тепло укутанные зрители спешили к воротам. Им не терпелось добраться до дома, спрятаться от кусачего ночного мороза.

Кресент резко остановилась и с вожделением уставилась на луну.

— Взгляните на это небо, — хриплым шёпотом прорычала девушка.

Нэт и Вуди, стоявшие рядом, посмотрели на полную луну, висевшую над их головами. Казалось, она опустилась так низко, что не составляло труда дотянуться до неё рукой. Нэта охватила странная тревога.

— Она неотразима, — мечтательно прошептала Кресент, и в то же мгновение лицо её начало трансформироваться, словно она не могла остановить обращение. Мгновение, и перед Нэтом стояла волчица, но этот образ тут же исчез.

Кресент улыбнулась, её зубы зловеще блеснули в лунном свете.

— Хочешь пойти? — спросила она Вуди, хлопнув его по плечу.

Нэт обратил внимание, что на несколько секунд ногти девушки удлинились, напоминая когти.

Вуди покачал головой.

— Это первый вечер Нэта.

Кресент повернулась к Нэту.

— Если хочешь, ты тоже можешь пойти, — небрежно предложила она.

— Куда? — в недоумении переспросил Нэт. — У нас же скоро обед.

— У меня тоже. — Кресент облизала губы. — Но я говорю о пристойной еде.

— Она хочет побегать под луной, — объяснил Вуди.

— Ага. — Нэт всё равно ничего не понимал.

— Хочу дать волю моей плохой половине. — Кресент улыбнулась, её глаза возбуждённо блестели. — Поохотиться.

— Я не могу. — Нэт сощурился. — Ты знаешь, я не могу. Составить тебе компанию у меня не получится. Я не могу обращаться, как ты.

— Безобразие, — усмехнулась Кресент. — Ладно, раз уж тебя не уговорить, я пошла. Мне нужно… э… раздеться к обеду.

— Ты можешь пойти с ней, если хочешь. — Нэт повернулся к Вуди.

Тот покачал головой.

— Ты часто бегаешь с ними? — спросил Нэт, наблюдая за уходящей Кресент.

Вуди вновь покачал головой и содрогнулся.

— Мне это совсем не нравится.

Нэт удивился. Его по-прежнему радовало, что среди полученных им сверхъестественных даров нет умения обращаться полностью, но при этом он представлял себе, как это здорово — бегать в стае под луной.

— Почему? — полюбопытствовал он.

— Они убивают, — просто ответил Вуди.

Нэт оторвал встревоженный взгляд от исчезающей в тени Кресент.

— Пошли. — Вуди обнял его за плечи. — Вон твои мама и папа. Я покажу тебе, где ты будешь жить.

Ивен уже объяснил ему, что после заключительного торжественного обеда некоторые цирковые артисты уедут на зимние каникулы, а другие, в том числе Карверы и Вуди, отправятся в долгое путешествие на юг — в Салинас, где и проведут зиму. К завтрашнему утру чёрный шатёр должны были разобрать, а животных и трейлеры — подготовить к поездке.

Нэт отправился за Вуди. Маленькие фонарики освещали им дорогу. Замёрзшая трава хрустела под ногами, пар вырывался изо рта. Серебристые трейлеры, которые так привлекли Нэта, стояли аккуратными рядами за чёрным шатром. Нэт заметил «даймлер» деда, припаркованный рядом с одним из них. С учётом своего статуса — инспектор манежа и совладелец цирка — Джон Карвер занимал трейлер, который размерами превосходил остальные, хотя жил в нём совершенно один. Нэт провёл рукой по ледяной полированной поверхности трейлера. Он никогда не видел ничего подобного — нечто среднее между огромной жестянкой и миниатюрным космическим модулем.

Их догнал Ивен.

— Все эти трейлеры изготовлены из алюминиевого сплава, — объяснил он. — Они как новенькие, но на самом деле долго и верно служили людям… где-то лет пятьдесят.

— Они выглядят так, словно попали сюда из будущего, — заметил Нэт. — Потрясающе!

— Этот наш, — указал Вуди. — Он называется «Серебряная дама». Я тебе всё покажу.

Нэт удивлённо вскинул брови:

— Всё покажешь? Так ли уж много там того, что можно посмотреть?

И он отправился за Вуди в «Серебряную даму», надеясь, что изнутри трейлер окажется больше, чем он выглядел снаружи. Его надежды не оправдались.

Нэт подумал, что он по ошибке вошёл в пещеру Санта-Клауса. Потолок, стены и шкафчики украшали мишура и ёлочные шары, на маленьком столе стояли ёлка и стеклянный снежный купол; если такую штуку хорошенько встряхнуть, начнётся мини-снегопад. Ахи и охи Нэта Вуди принял за проявление восторга, и Нэт, чтобы не разочаровывать его, рассмеялся.

— Да уж, Рождество приходит раньше.

— Я знал, что тебе понравится! — радостно воскликнул Вуди. — Хочешь посмотреть, как работает снежный купол?

Нэт из вежливости взял игрушку и встряхнул. Вуди терпеливо ждал.

— Как ты узнал, что я всегда хотел именно такой? — улыбнулся Вуди и затряс снежный купол так сильно, что Нэт испугался за крошечного Оленя, который находился внутри.

— Я не знал… — На лице Нэта отразилось удивление. — Откуда он у тебя?

Теперь удивился Вуди.

— Это же ты прислал мне его в подарок.

Нэт нахмурился.

— Нет, что-то не припомню…

— Он лежал в красивой коробке с запиской, — настаивал Вуди.

Нэт покачал головой:

— И что говорилось в этой записке?

— Не помню. Что-то вроде «скоро увидимся».

Нэт пожал плечами:

— Ладно, я рад, что ты получил подарок, но он не от меня. Может, подарок предназначался кому-то ещё?

— Нет, — твёрдо заявил Вуди. — Он мой, потому что я его достоин.

Нэт улыбнулся, вспомнив, как Вуди изучал английский, наблюдая телевизионную рекламу. И пока Вуди радостно тряс снежный купол, Нэт принялся за исследование «Серебряной дамы».

Похоже, это жилище предназначалось для хоббитов. Две аккуратно застеленные койки, миниатюрная плита, стол (ёлка значительно уменьшала его и без того скромные размеры) и два стула — они выглядели так, будто бы к чаю собирались прийти двое из семи гномов. Раковина соседствовала со стенным шкафом, в котором стояло ведро. Нэт заподозрил (правда, он очень надеялся, что ошибается), что это и есть туалет. А ещё он нашёл самый дорогой для Вуди предмет обстановки, спрятанный за восемью слоями разноцветной мишуры.

— Эй, так у тебя наконец-то появился собственный телик! — воскликнул Нэт.

Вуди любовно погладил корпус телевизора.

— Это французский телик, по нему говорят на французском.

— Ясно. — Нэт сразу потерял интерес. — Как я понимаю, смотришь ты его нечасто.

— Реклама хорошая, — просиял Вуди. — Отличные мелодии.

Нэт улыбнулся, радуясь, что его друг по-прежнему без ума от рекламных роликов.

Он чувствовал: Вуди ждёт не дождётся похвалы за обустройство дома на колёсах. И Нэт оправдал его ожидания. Отдал должное и постерам «Доктора Ху»[7] на стенах и дверце стенного шкафа, ярким подушкам и покрывалам на койках и любимым книгам, аккуратно расставленным на полках. Лампа в углу дополняла уютную обстановку.

— Я всё сделал сам. — Вуди заметно нервничал. — И хотел, чтобы тебе понравилось.

— Это здорово! — Нэт просиял. — Даже лучше чем здорово! Я-то предполагал, что буду жить с мамой и папой.

— А я подумал, что вам с Вуди лучше жить вместе, — в дверях появился Ивен. — Мы с мамой в соседнем трейлере, так что громкая музыка и любой громкий шум…

— Мы знаем, кому пожаловаться, — улыбнулся Нэт.

Ивен посмотрел на часы.

— До обеда — час. Почему бы тебе не разобрать вещи, а на обед пойдём вместе?

Нэт наблюдал, как Вуди разжигает маленькую дровяную плиту и ставит на неё чайник. Он объяснил, как работает вся его бытовая техника. Солнечные панели на крыше давали большую часть электричества, которое накапливалось в аккумуляторах со списанных подводных лодок (Нэт по достоинству оценил этот интересный факт). Вуди зажёг свечи, и Нэт окончательно почувствовал себя как дома.

Он разложил по полкам то немногое, что привёз с собой, и мальчики уселись за стол, чтобы выпить немного колы и поговорить, не боясь, что их подслушают.

Судя по его рассказу, Вуди просто наслаждался жизнью. Нэт заметил, что его друг заметно вырос за время их разлуки и разобрался со своими сросшимися бровями. При свечах он выглядел почти что человеком, но Нэт полагал, что в нём всё равно всегда будет ощущаться некая дикость — этим он и отличался от обычных людей. Пока Нэт выздоравливал после полученных ран в Темпл-Герни, Вуди отлично проводил время: или носился по лагерю в образе волвена, или, обратившись мальчишкой, помогал Ивену за кулисами, учил французский по рекламным роликам и заводил новых друзей.

Вуди внимательно выслушал рассказ Нэта о тех изменениях, которые с ним происходили.

— Всё… что со мной произошло… это не так уж и плохо. Но я не хочу, чтобы мать и отец знали об этом, — объяснил он. — После того как мне перелили твою кровь, моё обоняние словно обезумело, а зрение стало просто отличным. Теперь я вижу на многие мили вперёд, даже в темноте. Но зато меня мучают головные боли. Если я попадаю в толпу людей, я не могу отсечь их мысли, они постоянно шумят в моей голове. Это всё равно что смотреть телик, когда жуёшь криспы…

— Тебе нужен ушной червь, — перебил его Вуди.

Нэт искоса посмотрел на своего друга. Ох и не нравилась ему эта идея! Ушной червь — это что, такой паразит, живущий в ушах волвенов… или, в его случае, полуволвенов? От этого болят уши?

Вуди рассмеялся, заметив появившуюся на лице Нэта тревогу.

— Ушной червь вовсе не живой, это просто мотив.

Тревога не покидала Нэта.

— Например, ты думаешь о какой-нибудь дурацкой песне, которую только можно себе представить, и она как бы загружается тебе в голову, — объяснил Вуди. — Потом ты можешь использовать её, чтобы блокировать любой шум или предмет, которые досаждают твоим мыслям.

— К примеру, тебя, — улыбнулся Нэт.

— Ну да. — Вуди кивнул. — Некоторые мысли — они очень личные. Но скажи, что ещё с тобой происходило? Было так, чтобы некоторые части твоего тела исчезали, а другие, как мои уши, не всегда возвращались нормальными?

— Нет, ничего такого не было. — Нэт содрогнулся. — Мне проще — скрыть мои изменения не составляет никакого труда. Я стал сильнее физически. А ещё я могу предчувствовать что-то плохое, что ещё только должно случиться и…

— Но получается — ты определённо не менял облик! — вновь прервал его Вуди. — Потому что если обращение начинается, оно идёт до конца. Поверь мне, уж я-то знаю.

— Нет, — ответил Нэт, — и я не думаю, что смогу обращаться полностью. Но, я намекнул тебе об этом в машине, кое-что со мной всё-таки случилось — на вокзале «Сент-Панкрас». И потом, когда я встретил в поезде одного мужчину.

И Нэт рассказал Вуди о погоне за воровкой и разговоре с Квентином Кроуном. Вуди внимательно слушал. Его топазовые глаза поблёскивали в свете газовой лампы и свечей.

— Он хотел, чтобы мы присоединились к этому… к агентству «Ночная вахта»?

Нэт кивнул:

— Он считает, что в последнее время сверхъестественная активность возросла и человечество ждут трудные времена. А ещё он обещает, что устроит нам амнистию, если мы присоединимся к ним. Ты понимаешь, так иногда поступают с людьми, которые нарушили закон, но при этом наказания они не несут.

— Мы не нарушали никаких законов, — упрямо произнёс Вуди. — Мы вообще не сделали ничего плохого. Грубер и Скейл — вот кто убийцы.

Нэт всматривался в печальное лицо Вуди.

— Кроун это знает. Он обещал, что будет убирать из Интернета все касающиеся нас материалы. Я даже не подозревал, что мы красуемся на сайте «Самые разыскиваемые преступники». Иона никогда мне не говорила об этом.

Вуди опечалился.

— Извини. Если бы не я, ты бы не попал в такую передрягу.

— Что?! — воскликнул Нэт. — Да ты что! Если бы не ты, я бы уже умер.

— Ты был бы нормальным, — грустно произнёс Вуди.

— Да, нормальным, но мёртвым, — рассмеялся Нэт.

— Ты можешь принимать и передавать мысли. Кресент — нет. — Настроение у Вуди разом улучшилось.

— Иногда… — согласился Нэт. — Хотя, мне кажется, мы ограничены расстоянием.

— А ты можешь читать мои мысли? — спросил Вуди.

— Нет, — признался Нэт, — не так, как ты читаешь мои. И ещё… когда появляются другие голоса, я иногда упускаю то, что наиболее важно.

Вуди кивнул:

— Со мной такое тоже случается. Наверное, тут нужна практика. Но я всё равно ещё никого, кроме тебя, не встречал, кто бы смог это сделать.

— И… — начал Нэт.

— Лукаса Скейла, — прошептал Вуди.

Они немного помолчали, вспоминая это отвратительное существо, которое по-прежнему являлось к ним в кошмарных снах. Нэта раздирали сомнения: не сказать ли Вуди о том, что тело Скейла так и не нашли. Решил не говорить. В конце концов, это ничего не значило, не так ли? Он посмотрел на Вуди и попытался блокировать эту мысль какой-нибудь другой. Не хотелось, чтобы Вуди её прочитал.

— А как ты? — спросил он, стараясь поскорее забыть про Скейла. — Ты обращаешься?

— Легко. — Вуди заулыбался. — Совсем не больно. Похоже, техникой я овладел.

— Всё ещё предпочитаешь облик волвена?

Вуди замялся.

— Не знаю… Да… наверное. Это гораздо легче… проще… быть волвеном. Всё равно что надеваешь просторную пижаму вместо обтягивающих и вызывающих зуд брюк.

Нэт кивнул. Ему было знакомо это чувство.

— Это… как отдых, — продолжил Вуди. — А быть человеком — работа.

— А как твои уши? — улыбнулся Нэт.

— Всё ещё живут сами по себе, — признался Вуди. — И я хочу научиться управлять ими, прежде чем встречусь со своим кланом.

— Ты хочешь сказать, если встретишься, — поправил его Нэт.

— Когда встречусь, — твёрдо заявил Вуди.

— Будем надеяться. — Нэт вздохнул.

Они молча посидели, погружённые в свои мысли.

Профессор Пакстон и Иона впервые отыскали клан волвенов неподалёку от того места, где цирк собирался провести зиму. Но никто из них не знал наверняка, остался ли там кто-то или, может быть, Вуди — последний из королевских волвенов. И хотя Нэту очень хотелось, чтобы Вуди нашёл свой клан, он не мог не признать, что отношения между ними, если это случится, изменятся. Хуже того, после их знакомства Вуди только и грезил встречей со своим кланом. Нэту не хотелось и думать, что произойдёт, если их поиски не увенчаются успехом.

— В любом случае, пока я сидел в Мид-Лодж с профессором и Ионой, ты отлично проводил время, — прервал долгую паузу Нэт.

— Да, — улыбнулся Вуди. — Я несколько раз пытался настроиться на тебя, но Темпл-Герни слишком далеко, чтобы ты уловил мои мысли. Хотя там, куда приходят поезда, это сработало.

Нэт кивнул. Получилось та-а-а-ак клёво. И, если вспомнить, несколько месяцев тому назад Вуди с трудом складывал в предложение несколько слов. И кто бы мог подумать, что в моду войдут растрёпанные волосы? С такой стрижкой и выщипанной бровью Вуди было почти не отличить от человека.

— Этот Кроун, надеюсь, выполнит своё обещание? — очень серьёзно спросил Вуди.

Нэт кивнул.

— Он сказал, что будет приглядывать за нами, даже если мы и не присоединимся к «Ночной вахте».

— Не очень мне это нравится. — Вуди содрогнулся. — В любом случае прежняя опасность нам не грозит.


Дым и зеркала | Серебряная пуля | Люди подо льдом