home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Путешествие на юг

Джон Карвер удивился, но не встревожился, так и не сумев связаться с нужным ему человеком в Салинасе, несмотря на предварительную договорённость. Невероятно суровые погодные условия внесли хаос в энергетические и коммуникационные системы Европы, а регион Салинас всегда славился отвратительным качеством мобильной связи. «Если там что-то и случилось, лучше выяснить это на месте», — решил он. Слишком много людей надеялись, что он обеспечит им безопасное убежище на зимние месяцы, и сейчас изменить что-либо не представлялось возможным. Чуть хмурясь, он убрал в карман айфон и посмотрел на небо. Прогноз обещал снег, и свинцовые облака это подтверждали. Он плотнее запахнул полы овчинного полушубка, чтобы согреться. По телу пробежала дрожь. Пора трогаться в путь, перебираться на юг, в тёплые края.

И на заре самого холодного дня того года «Сумеречный цирк» двинулся на юг, в поисках более тёплой погоды. Пока парижане спали, чёрный тент уложили в огромный трейлер. Лошадей и Тита, священного быка, завели в другой — для перевозки крупных животных, со специальным отделением для сопровождающих, чтобы Скарлет и Натали Риббонс могли постоянно приглядывать за драгоценным грузом. Нэт и Вуди помогли присоединить два серебристых дома на колёсах к «лендроверу» Ивена. Наконец подготовка к отъезду закончилась, и все ожидали только отмашки Джона Карвера. Он выехал вперёд на чёрном блестящем «даймлере» и с силой нажал на клаксон. Нэт нутром почувствовал всеобщее волнение, когда автомобили, в том числе и внедорожник его отца, сдвинулись с места. Уже пристроившись следом за «даймлером», Нэт заметил Скарлет и Натали. Они подняли сжатые в кулаки руки с оттопыренными большими пальцами. А также тёмный лимузин, принадлежащий — Нэт это знал — Маккаби Хаммеру. Специально затемнённые стёкла защищали Мака от солнечных лучей, но обострённое зрение Нэта и Вуди позволило им всё же заглянуть в салон и увидеть сидящего за рулём вампира. Руконожки спали на задних сиденьях, напоминая уродливых детей. Процессия из тридцати серебристых трейлеров и немногочисленных легковушек и внедорожников производила должное впечатление, когда они ехали вдоль замёрзшей Сены.

Через двадцать четыре часа Нэт по горло наелся и путешествием, и погодой, и — особенно — её влиянием на автомобили. Мороз самым отвратительным образом сказывался на работе двигателей, и поломки следовали одна за другой. Побелело всё: поля, улицы, дороги. Местные жители попрятались по домам, а настроение у всех путешественников заметно упало, за исключением Вуди.

Обычно в поездках Вуди укачивало, и его недоверие к автомобилям, катерам, поездам и самолётам — ко всему моторному — всегда выливалось в серьёзную проблему. Но в этом путешествии он совершенно случайно выяснил, что человеческий облик помогает ему лучше любых таблеток от тошноты. Да, внутри что-то жгло, он издавал странные звуки, иногда ему приходилось высовывать голову из салона, язык у него болтался, как у Лабрадора, но совершенно никаких газов, никаких неподобающих запахов, что очень радовало других пассажиров «лендровера». Поездка так ему нравилась, что остальным он просто начал действовать на нервы.

Начался завершающий этап их трёхдневного путешествия. Снег валил по-прежнему. Нэт наблюдал за падающими на ветровое стекло снежинками, и они оказывали на него прямо-таки гипнотический эффект: подросток то и дело впадал в тревожный сон. Случалось, и не раз, когда на скользкой дороге внедорожник тащило на встречную полосу, и Нэт слышал, как его отец ругается сквозь зубы.

Что же касается Фиш, которая удостоилась чести ехать в роскошном «даймлере» в компании самого Джей-Кея (к немалому неудовольствию Кресент), то она думала, что Квентин Кроун может ею гордиться. Прислушиваясь к убаюкивающему урчанию мощного двигателя, она вспоминала свой разговор с Нэтом и Вуди. Полученные от неё сведения они восприняли очень даже здраво, и её радовало, что и Нэт Карвер, и волвен показали себя гораздо большими профессионалами, чем некоторые взрослые. И никакой тебе истерики. Она привыкла тратить драгоценное время, убеждая взрослых в том, что ночная нечисть действительно существует. Со своей стороны, она гордилась, что ей придётся работать рука об руку с Нэтом и Вуди, и, несмотря на их страх перед тем, что может сделать с ними Лукас Скейл, на неё произвело впечатление их поведение при холодном свете дня: они вели себя так, будто всё очень даже хорошо. Однако днём ситуация обычно казалась не такой уж и страшной, чем ночью, и агент Фиш давно к этому привыкла.

Нэт потянулся, зевнул и посмотрел на белый ландшафт. Все немного оживились, потому что путешествие подходило к концу. Небо по-прежнему оставалось серым, хотя они и надеялись, что с продвижением на юг оно всё-таки сменит цвет на синий. Хорошо, что хоть ветер стих. Веки Нэта вновь отяжелели. Перед ними лежала прямая и гладкая дорога, и впервые после переливания крови волвена Нэта не одолевали мысли других людей. Он научился подсознательно «включать» и «выключать» своего ушного червя, и сейчас чувствовал себя на удивление хорошо, совершенно здоровым. После разговора с Алекс Фиш Нэт и Вуди составили общий план действий.

Если агент Фиш и «Ночная вахта» правы и найдутся убедительные доказательства действий вампира, они поделятся своими подозрениями относительно Лукаса Скейла с семьёй Нэта. Это означало, что Нэту придётся рассказать родителям о своих новых способностях, полученных с кровью волвена. А делать это ему очень не хотелось. Тревожило Нэта и другое. Он не говорил об этом вслух, но не сомневался, что Алекс Фиш думала о том же. «Если они найдут клан Вуди, помогут ли нам другие волвены в борьбе с вампиром и Скейлом?»

* * *

Дорога уходила и уходила под колёса, ровная и безликая, вызывая у Нэта мысли о том, что такой же, наверное, является и поверхность луны. Лишь ближе к городку, к которому они направлялись, появилось что-то интересное. Но Нэт пережил тяжёлые мгновения, увидев ряды ссохшихся человеческих голов, поднятых на пиках, установленных с одной стороны дороги. И его охватило безмерное облегчение, когда он понял: это же просто какие-то растения, как часовые, торчащие на берегу небольшого озерца! На вершине длинного стебля сидело множество прижатых друг к другу высохших шаров, которые выглядели, как человеческая голова, а ворсистая поверхность шаров напоминала волосы. «Выдумщик!» — отругал себя Нэт и вновь закрыл глаза.

Он слышал, как отец рассказывает Вуди о традиционных рождественских фестивалях и гуляньях, которые доставляли ему столько удовольствия в прошлые годы, и говорит, что с нетерпением ждёт и нынешнего Рождества.

— И лучше всего — шоу быков! — восторгался Ивен. — Отличная возможность для gardians[9] показать своё мастерство.

— Кто такие гардианы? — полюбопытствовал Вуди.

— Гардианы — это верховые погонщики. Они следят за стадом, — ответил Ивен. — Если на то пошло, те же ковбои.

— У них что, есть оружие? — спросил Вуди.

Ивен покачал головой:

— Нет, но, поскольку регион здесь пустынный, рулят тут именно они. Если у тебя беда, идти надо к ним.

— А что это за шоу с быками? — спросил Вуди.

— Они на них гоняют, — улыбнулся Ивен. — Можешь себе такое представить?

— Вы могли бы поучаствовать в этом шоу на Тите, — предложил Вуди. — Думаю, ему понравится — он так долго пробыл взаперти.

— Титу нужен долгий отдых, чтобы мы окончательно убедились, что он полностью выздоровел, — ответил Ивен. — А весной мы его отпустим, чтобы все оставшиеся дни он провёл на свободе.

Вуди мысленно согласился с Ивеном и порадовался за бедного старину Тита. Но ему не давал покоя ещё один вопрос. Ему так не терпелось задать его Ивену, однако он сдерживался, считая, что время ещё не пришло. Вопрос же не давал ему покоя, он так и рвался с губ. Про свой клан. Вуди искоса глянул на Нэта и Джуд. Те, похоже, спали.

— Когда мы начнём? — тихим голосом начал он. — Я хочу спросить, когда мы начнём искать… мой клан?

Ивен Карвер улыбнулся этому странному, диковатому мальчику, который сейчас сидел рядом с ним.

— Как только устроимся на новом месте. Подойдёт?

Вуди благодарно кивнул. Ему это очень даже подходило.

И тут они увидели большой щит-указатель:

РЕГИОНАЛЬНЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ

ПАРК САЛИНАС

ГОРОД МАРЭ

5 КМ

Ивен Карвер обернулся назад:

— Добро пожаловать в Салинас! Через несколько километров будем в нужном нам городе, Марэ. На французском языке это слово означает «болото», потому что расположен городок на древнем болоте.

— Но это неправильно, — возразил Вуди.

— В смысле? — в недоумении переспросил Ивен. — Что ты имеешь в виду?

— Там написано совсем не то, что я хотел бы увидеть, — ответил Вуди, в отчаянии глядя на щит-указатель.

— А-а-а… — Ивен понял, что хотел сказать Вуди. — Марэ — городок, в котором мы остановимся, — расположен неподалёку от того места, которое тебя интересует, но на дорожных указателях Водопад белого волка не указан. И никогда не указывался, если верить профессору.

— Как же мы его найдём? — Вуди чуть не плакал.

— У меня есть хитрый план, — Ивен подмигнул ему, — а также очень подробная карта.

Такой ответ Вуди вполне устроил, и разговор постепенно переключился на еду. Нэт и Джуд уже проснулись.

— Здешняя еда вам понравится. — Ивен посмотрел на жену и сына. — Бараньи ножки, чесночный и крабовый супы, фаршированная рыба, ковбойское рагу…

— Постой. В ковбойское рагу кладут бобы? — спросил Нэт.

— Да, — кивнул Ивен. — Как минимум четыре вида.

— Дело в том, что в нашем трейлере очень маленькие окна. — Нэт думал о привычке Вуди издавать автоматные очереди, особенно после бобов. — Я же задохнусь!

Насчёт тёплой погоды их надежды не оправдались. Чем ближе они подъезжали к маленькому городку, тем сильнее валил снег, и не представлялось возможным определить, где заканчивалась солончаковая равнина, а где начинались болота. Всё сковал лёд и покрыл снег, но съезжать с дороги было нельзя: лёд не выдержал бы веса автомобилей и могла бы случиться беда.

При этом с дороги снежный ландшафт смотрелся просто великолепно: как рождественская открытка. И пока Ивен внимательно следил за дорогой, остальные так и прилипли к окнам, наблюдая за птицами, которые жили на болотах и теперь пытались добраться до еды сквозь снег и лёд. Их тут были тысячи: канюки, крачки, цапли… Чайки всех форм и размеров жалобно кричали, словно души утонувших матросов. Вуди восторженно вскрикнул: он увидел сотни припорошенных снегом розовых фламинго. Каждая птица стояла на одной ноге-спичке. Вдалеке через белую равнину двигалось стадо чёрных животных, и теперь уже вскрикнула Джуд.

— Посмотрите! Чёрные паломино!

— Разве у паломино есть рога? — удивился Нэт. — Мама, это коровы.

— Ты уверен? — Джуд придвинулась к окну, чтобы лучше разглядеть непонятных животных.

— Он прав, — кивнул Вуди. — Коровы.

— У вас обоих превосходное зрение, — отметила Джуд. — Особенно у тебя, Нэт. Я уже и забыла, когда видела тебя в очках.

— Мы увидим паломино? — спросил Нэт, чтобы сменить тему.

— Сомневаюсь, — ответил Ивен. — Они очень пугливы и крайне редки даже в этом пустынном районе, хотя твой дед говорил мне, что местный мэр держит паломино на ферме. Напомни мне, чтобы мы заглянули к нему в гости.

Время от времени они проезжали странные, вытянутые вверх сооружения без единого окна. Каждое с высоким столбом над крышей и с бычьими рогами, прибитыми над входной дверью.

— Гардианы забираются на эти столбы, чтобы посмотреть, в безопасности ли их стада на равнине, — объяснил Ивен.

— А рога? — спросил Вуди. — Зачем они их прибивают?

— Чтобы отгонять злых духов, — ответил Ивен.

— А окон почему нет? — спросил Нэт.

— Чтобы в дом не влетали комары и злые духи. — Отец широко улыбнулся. — Знаешь, здесь более сорока видов этих маленьких кровососов. Хорошая новость — только десять из них кусают человека, а самая хорошая — в зимние месяцы комаров не бывает, так что мы в шоколаде.

Нэт и Вуди переглянулись. Их куда больше волновали злые духи.

— И людей почему-то нет, — заметил Вуди. — Может, из-за холода?

— Это странно. — В голосе Ивена слышалась тревога. — В это время года людям есть чем заняться. Рождество на носу — улицы украшают, на площади ставят большую ёлку. И куда только все подевались?


Девушка с вокзала «Сент-Панкрас» | Серебряная пуля | Рождество, похоже, отменяется