home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Улей

Сидя в своей пещере под засыпанными снегом руинами Хеллборин-Холта, Лукас Скейл радостно потирал бесформенные лапы.

Какой удачный поворот! Кресент оказалась подарком судьбы. С его точки зрения, идеальная хозяйка — мстительная, злобная и испуганная. Её разум созрел для того, чтобы перехватить контроль над ним, что он и сделал. Лукас Скейл откинулся на спинку кресла, поздравив себя с очередным триумфом. Кресент показала себя блестящей шпионкой. Его мощь нарастала. Ему больше не требовался пластмассовый снежный купол. Он мог видеть её глазами!

* * *

Вернувшись в бревенчатый дом Карверов, Нэт попытался отдохнуть. Если этой ночью атака вампиров повторится, как предсказывала Фиш, надо было восстановить силы.

— Нэт, — донёсся из маленькой кухни голос матери, — я думаю, нам пора поговорить.

«Господи, — простонал про себя Нэт, — приехали». Всё его тело болело после ночного сражения, и с утра он слишком нервничал, чтобы хоть что-нибудь съесть, но и заснуть тоже не смог. В отличие от Вуди, который в облике волвена мог спать где угодно и в любое время. Вот и теперь он сладко посапывал у ног Нэта.

«Этого не должно было случиться», — мрачно думал Нэт. Он уже смирился с тем, что после встречи с Вуди жизнь его никогда не станет прежней, но вампиры — это уже перебор! К тому же выяснилось, что убивать их — тяжёлая работа, и перспектива второго сражения грядущей ночью совершенно его не радовала. А теперь ещё и мама намеревалась засыпать его вопросами, на которые отвечать ему совершенно не хотелось. Скорее всего, она спросит его о тех изменениях, которые произошли после того, как ему перелили кровь волвена.

Отец уговорил Джуд повременить с вопросами, но теперь она не желала ждать.

Он поднялся с койки и кисло улыбнулся.

— Иди сюда, Нэт. Надо поесть, особенно после всей этой бойни.

Нэт встретился с ней взглядом.

— Извини, что ничего тебе не сказал. Не знал, как начать. Я о тех изменениях и способностях, которые у меня появились.

— А можно это остановить? — мягко спросила Джуд.

Нэт покачал головой.

— А тебе самому этого хочется? — Голос матери звучал напряжённо.

Нэт, словно стыдясь, вновь покачал головой.

— Наверное, нет. Извини.

Джуд взяла его за руки.

— Тебе не за что извиняться. Я понимаю: тебе было трудно.

— Понимаешь? — Нэт усмехнулся. — Конечно, мне следовало бы сразу сказать об этом тебе и папе, но я подумал, что вас это немного… встревожит.

Теперь пришёл черёд улыбаться Джуд.

— Немного, — согласилась она. — Я… я не знаю, как ты, но больше никаких секретов. Никаких, учитывая всё случившееся этой ночью.

— Хорошо. — Лицо Нэта стало серьёзным. — Но я не знаю, как далеко всё может зайти.

Джуд побледнела.

— Ты хочешь сказать…

Нэт медленно кивнул:

— Наверное, я смогу всё.

Джуд сглотнула слюну.

— Сможешь превращаться в волка?

«Ну вот, тайное стало явным», — подумал Нэт, испытывая безмерное облегчение.

— Да.

— Что ж, мы это переживём, — храбро ответила Джуд.

— Как-то это ненормально, знаешь ли, — усмехнулся Нэт.

— Нет, — покачала головой Джуд, — прошлой ночью я в тебе ничего ненормального не заметила. Я хотела сказать, что мы тобой очень гордимся… Как ты сражался рядом с Вуди! Просто невероятно.

— Самое худшее… — От воспоминаний по телу Нэта пробежала дрожь. — Самое худшее произошло, когда они появились из темноты… эти вампиры. Я увидел, что в действительности все они мёртвые. Мак не такой.

— Ты о чём? — спросила Джуд.

— В темноте моим новым зрением я вижу всё в инфракрасном диапазоне. У живых существ — у меня, тебя, Вуди, Дила — сердца в темноте светятся красным. Эти твари… они мёртвые твари… ничего у них не светилось… одна чернота.

Джуд обняла его.

— Мы задали им жару, правда? И зададим снова. А теперь поешь.

Нэт пододвинул к себе большую тарелку с сэндвичами. Теперь, когда исчезла необходимость притворяться, он чувствовал себя гораздо лучше.

Не переставая жевать, он вновь подумал о ночном сражении. О вампирском улье. В бою несколько циркачей получили лёгкие травмы, но укушен никто не был. Новости из Марэ не радовали. Ещё двоих детей похитили, унесли в ночь, а это означало, что число вампиров росло, улей становился сильнее. Нэт пытался найти хоть какую-нибудь зацепку, чтобы понять, где же находится этот улей.

Он поморщился. «Брр! Опять эта вонь!» Достаточно подумать о вампирах, чтобы ощутить их запах. Он медленно повернулся, испугавшись, что за его спиной стоит парочка кровососов, готовых прыгнуть на него, — так отвратительно пахло. Он посмотрел на тарелку с сэндвичами. «Чёрт! Да это же сыр!»

Сыр. Сыр в сэндвиче. Но как же он вонял! Нэт больше не мог на него смотреть. А ведь он очень любил сыр. Когда Нэт жил у дедушки с бабушкой в Сомерсете, он килограммами поглощал домашний сыр, сделанный руками его бабушки. «Вонючий Герни» — так называла его бабушка. От него слезились глаза и щипало язык, но этот сыр мог дать сто очков вперёд. Он пах гниющими овощами, грязными клетками, заношенными носками… и чем-то ещё. Вампирами!

— Мама! — вскричал Нэт. — Где ты взяла этот сыр?

— Я знаю. — В её голосе послышались извиняющиеся нотки. — У него слишком сильный запах, да?

— Нет… да… это не важно. — Глаза Нэта сверкали, как два топаза.

— Я думаю, то, что происходит с твоими глазами, не слишком-то полезно для здоровья, — встревожилась Джуд. — Я думаю…

— Это совсем не больно! — воскликнул Нэт. — Где ты взяла этот сыр?

* * *

Часы показывали три пополудни. В Марэ солнце в этот день заходило в начале шестого. Снег перестал идти, и солнце застенчиво выглядывало из-за серо-розовых облаков. Группа истребителей вампиров решительным шагом направлялась к городу. За Нэтом и Вуди шли Маккаби Хаммер и Фиш, замыкали колонну отец Нэта и его дед, Джей-Кей. Джуд выразила недовольство тем, что её оставляют, но Фиш убедила её приглядывать за Дилом, которому стало хуже. Фиш не нравилось, что уже так поздно: из-за глубокого снега дорога заняла больше времени. Согласно её справочнику, этот вонючий сыр продавался в нескольких магазинах, но делали его только в одном месте. Туда они и направлялись — на маленькую сыроварню, расположенную на окраине города, именно оттуда в магазины поступали самые пахучие сыры. «Vieux fromage `a la cro^ute croustillante» переводилось примерно следующим образом: «Выдержанный сыр, покрытый корочкой», и название это даже такому любителю сыра, как Вуди, казалось неаппетитным. Нэт молил Бога, чтобы догадка его оказалась верной и они закончили задуманное до сумерек. Над их головами то и дело появлялось между облаками слабенькое зимнее солнце, дразня своими бледными лучами.

— Не уверен, сумею ли я… вы понимаете… протыкать их колом, — нервно говорил Вуди. Из его рта клубами вырывался пар.

— Сначала мы должны их найти, — приглушённо ответила Фиш — её рот закрывал шарф.

— Мы уже близко. — Нэт скорчил гримасу. — Или вы их не чувствуете?

И ему, и Вуди ужасно досаждало обострённое обоняние. Сыроварня источала коктейль самых отвратительных запахов на свете — гниющие овощи, кроличий помёт, грязные носки… Нэт не знал, что заставляет слезиться его глаза — холодная погода или вонь.

— Мы пришли, — пробормотал он, не разжимая губ. — Я в этом уверен.

Вуди внезапно остановился.

— А я знаю один анекдот.

— Почему в таких ситуациях у тебя обязательно возникает желание рассказать анекдот? — с улыбкой спросил его Нэт.

— Не знаю, — застенчиво ответил Вуди. — Такая традиция. Смех поднимает настроение.

— Тогда рассказывай, — предложил Ивен. — Смех никому не помешает.

Вуди улыбнулся.

— Две монахини едут по Трансильвании на автомобиле. Глубокая ночь. Они останавливаются на красный свет. И только собираются тронуться, как на капот прыгает вампир и шипит на них через ветровое стекло.

«Быстро! — кричит монахиня, сидящая на пассажирском сиденье. — Включи дворники. Они избавят нас от этого жуткого стр… страшилища».

Монахиня за рулём включает дворники. Они бьют вампира по рукам, но он не спрыгивает с капота и по-прежнему скалит зубы.

«Быстро! — кричит монахиня на пассажирском сиденье. — Включи омыватель ветрового стекла. Я заправила бачок святой водой, как раз на такой случай».

Монахиня за рулём включает омыватель. Вампир кричит, потому что святая вода прожигает ему кожу, но с капота он не слезает и продолжает шипеть на монахинь.

«Что теперь?» — спрашивает монахиня на пассажирском сиденье.

«Покажи ему свой крест»,[12] — отвечает та, что за рулём.

«Сейчас, сестра».

Монахиня опускает стекло и сердито кричит вампиру:

«Проваливай, уродливая тварь!»

На долю секунды воцарилась тишина — слушатели переваривали ключевую фразу, а потом все долго и громко смеялись, возможно, гораздо громче, чем при обычных обстоятельствах. Более того, смех эхом разносился в застывшем воздухе и оказывал на них чуть ли не магическое действие: согревал и поднимал дух, пока они смеялись вместе.

Фиш радовалась, что попала к этим людям. Ей вспомнилось уничтожение вампирского улья на Триднидл-стрит, куда она пришла с агентом Талли. Её удивила храбрость Нэта и Вуди, их умение действовать в команде, и она поняла: что бы ни случилось, ей будет трудно работать с кем-либо ещё. Вуди не ошибся — смех оказал на всех должное воздействие. Каким-то образом добавил им сил.

Добравшись до сыроварни, они обнялись и пожелали друг другу удачи. Вуди подошёл к двери и попытался её открыть. Заперта, как и следовало ожидать. Глубоко вдохнув, он пнул дверь с такой силой, что замок сломался, а дверь распахнулась. Соблюдая максимальную осторожность, один за другим они переступили порог, словно ожидая, что в любую секунду на них может броситься вампир.

— Нам нужно разделиться, чтобы быстрее всё обыскать, — прошептала Фиш.

— Никогда! — ужаснувшись, возразил Нэт. — Разделиться — значит навлечь на себя беду. Или вы никогда не смотрели фильмы ужасов?

— Я тоже думаю, что нам нужно держаться вместе, — поддержал сына Ивен. — Вампиры, если они здесь, наверняка окажутся в одном месте.

— Они здесь, — мрачно бросил Маккаби.

Фиш пожала плечами, и они двинулись по коридору. Двери находились по обе стороны, и, когда Фиш или Джей-Кей открывали одну из них, все замирали в ожидании, что кто-нибудь из неё выскочит. Но в этом коридоре они никого не нашли и отправились дальше, пока не услышали гудение холодильных компрессоров.

— Они здесь, — согласился с Маккаби Хаммером Вуди. — Я их чувствую.

Запах сыра и вампиров заметно усилился. Фиш сняла рюкзак и достала мешочек из красного бархата, тесёмки которого развязала чуть ли не с благоговением. Внутри лежали пятнадцать резных и отполированных кольев. Их острия выглядели смертоносными, но все подумали об одном: не такой уж это и большой боезапас против целой армии жаждущих крови вампиров. А мысль о чёрной жиже, летящей во все стороны, когда кол втыкался в вампира, также не повышала настроения. В этом коридоре двери были обиты стальными листами. Ни ручек, ни замочных скважин — только холодный гладкий металл.

— Круто! — вырвалось у Фиш. — Стальные противопожарные двери. И нет даже замка, который мы могли бы открыть. Как же нам попасть внутрь?

Нэт прислушался. Но слышалось только мерное гудение холодильных компрессоров. Он осторожно приложил ладонь к одной из дверей и растопырил пальцы.

— Что ты делаешь? — нетерпеливо спросила Фиш. — Пошли.

— Шшшш, — прошипел Нэт, — иногда я могу чувствовать вибрации — чувствовать пальцами, что там, за дверью.

— И?.. — спросила Фиш. — Что сейчас ты чувствуешь?

Пальцы Нэта запульсировали. Мальчик закрыл глаза. Они словно превратились в антенны и преобразовывали энергию того, что находилось за дверью, в информацию. Шёпот. Разговоры во сне. Сами сны. Нэт мрачно улыбнулся. Вампиры за этой стальной дверью! И по рисунку их мыслей он мог уверенно сказать: они крепко спали. «Они думают, что находятся в безопасности».

Нэт кивнул Вуди и улыбнулся. Остальные безмолвно наблюдали, как двое подростков отходят подальше от двери. Фиш в замешательстве смотрела на них.

«И что теперь? — думала она. — Между ними что-то происходит, они общаются телепатически, а сейчас, похоже, начинают действовать».

— А-а-а-а-а!

Фиш и все остальные смотрели, как Нэт и Вуди, разбежавшись, со всей силы врезаются в дверь. Дверь, не выдержав такого напора, распахнулась.

Подростки, перелетев через порог, свалились на пол. Фиш вошла следом. Окна в комнате отсутствовали, её встретила густая и маслянистая темнота. Вскочив на ноги, Нэт и Вуди поняли, что окружены. Нэт решил, что со всех сторон с потолка на крюках свешиваются мясные туши, как в лавке мясника. Да, он не ошибся — их действительно окружало мясо, только неживое. С потолка свешивались вампиры. Гораздо больше пятнадцати. Около пятидесяти.

— Нам нужно больше кольев, — выдохнул Нэт.

Он всмотрелся в спящих вампиров. Ну хоть в чём-то вампирские легенды и народные сказания не солгали. Вампиры по-прежнему мирно спали. Грохот выбиваемой двери совершенно их не потревожил. Нэт взглянул на часы. Закат приближался, и им предстояло действовать: уничтожить весь улей, прежде чем вампиры проснутся. «Хватит ли нам времени?» Нэт содрогнулся, наблюдая за ближайшим спящим вампиром. Тот спал в том облике, в котором его обратили в вампира — не совсем в человеческом, но монстром он не выглядел. В него он неминуемо обратится после пробуждения. Вампир висел, зацепившись за что-то на потолке. Его пальцы ног вытянулись — так могла бы висеть одна из руконожек Мака. Синюшное, мёртвое лицо, зубы, торчащие между губами, разошедшимися в жестокой улыбке. Вампир не дышал, и уже не впервые Нэт поразился: «Как можно убить уже неживое?»

— После тебя. — Мак протянул ему заострённый кол.

Нэт уставился на него. Одно дело — убивать вампиров, когда они нападают, но тут… Рядом с ним висело беззащитное существо.

Нэт печально посмотрел на вампира.

— Наверное, я не смогу… — Он покачал головой.

— Тогда начну я. — Фиш схватила кол. — Наблюдайте и учитесь.

Все наблюдали, как она, подняв кол высоко над головой, с яростным криком вогнала его в сердце вампира, пробив грудь. За долю мгновения до того, как вампир взорвался, разлетевшись чёрной жижей, он открыл глаза и уставился на Нэта. Они полыхнули красным огнём. Вампир закричал от боли и ненависти.

— Вот! — торжествующе воскликнула Фиш. — Так это делается!

У Фиш всё выглядело легко и просто. Остальные тоже пытались быстро вгонять колья. Но работа-то была тяжёлая и грязная, да ещё и осложнялась тем, что вампиры висели головой вниз, поэтому приходилось долго прицеливаться. Они явно не успевали.

— Который час? — спросила Фиш сквозь сжатые губы.

— Время волноваться, — ответил Мак. — Я чувствую: они вот-вот проснутся.

— Продолжайте! — крикнула Фиш. — У нас нет выбора.

— Выбор есть всегда, — загадочно ответил Мак, откладывая кол.

И он, словно тощий кот, который залезает на большой холодильник, выпрямился, поднял сухощавые руки и, к изумлению Нэта, принялся кулаками разбивать потолок. Поднялся жуткий шум, но Мак работал, как машина, вкладывая в каждый удар всю свою вампирскую силу.

— Что ты делаешь? — крикнул Вуди. — Они же проснутся!

— Запасной план, — ответил Мак. — Помогите мне разбить потолок.

Не зная зачем, Нэт и Вуди принялись за дело. И только когда Мак пробился сквозь шиферную плитку плоской крыши, до них дошло, в чём заключался запасной план. Они сшибли плитки на землю. Солнце ещё не зашло, и его слабые лучи ударили сквозь большущую дыру в крыше.

И едва солнечный свет коснулся вампиров, они завыли тонко и отчаянно, и от этого звука у всех свело скулы.

Нэт зажал уши руками, чтобы защититься от пронзительного вампирского воя. Вампиры падали на пол, извиваясь, словно змеи, и пытаясь уползти от слабого, но убийственного солнечного света. Нэт видел торжествующую улыбку Фиш: солнце доводило начатое ими до конца. Корчась в агонии, вампиры вспыхивали ярким синим пламенем, и от них оставалось только чёрное пятно сажи на полу. Джей-Кей и Ивен расширили дыру, и всё новые вампиры вспыхивали факелами. Пытаясь укрыться от солнца, монстры теряли способность ориентироваться в пространстве, выталкивая других под солнечный свет.

И тут торжествующая улыбка Фиш померкла: солнце внезапно зашло за облако, и в комнате без единого окна сразу стало темно.

Вампиры выскочили из теней с устрашающей скоростью, с их губ срывались хрипы, они вытягивали руки и разевали рты, демонстрируя устрашающе острые зубы. Нэт прижался спиной к стене. Глядя на приближающихся вампиров, он вдруг подумал, что хорошо бы держать в руке не жалкий осиновый кол, а пистолет сорок пятого калибра, заряженный серебряными пулями. Бах-бах-бах — и вампиров уже нет. Его дед обожал фильм с Клинтом Иствудом «Грязный Гарри». Иствуд играл в нём крутого американского копа по прозвищу Грязный Гарри, который зачастую игнорировал правила, но всегда добивался результата, и прежде всего — Нэт был в этом уверен — благодаря размерам своей пушки.

Нэт смотрел вампирам прямо в глаза.

— Я знаю, о чём вы думаете, — имитировал он голос и интонации Грязного Гарри. — У него шесть кольев или только пять? Что ж, по правде говоря, со всей этой суетой я и сам точно не помню. Да, только учтите, что это очень острый кол, самый мощный кол в мире, и, когда он вскроет ваши чёрные сердца, вам останется задать себе только один вопрос: повезло ли мне? Ну что, повезло?

Вампиры перестали хрипеть, на их лицах отражалось замешательство. Они остановились, будто забыв, что намеревались сделать. И тут же краем глаза Нэт увидел, как к нему подскочило что-то белое. Вуди! Слава богу! Вуди успел обратиться в огромного волвена, и теперь он, разинув пасть, согнув лапы и прижавшись к залитому чёрной кровью полу, готовился прыгнуть. И прыгнул! Два ближайших вампира покатились по полу. Сила волвена забурлила в теле Нэта, и он бросился вперёд. Втыкая кол в их изумлённые сердца, он закрывал глаза. Тела вампиров взрывались, окатывая его чёрной жижей с головы до пят.

Вдохновлённые их примером, в бой бросились и остальные. Во главе с Маккаби Хаммером они двинулись на вампиров. И вампиры отступили.

— Не дайте им уйти! — крикнула Фиш. — Их надо перебить всех!

Вуди забежал сзади и грозно зарычал на вампиров, словно овчарка, пасущая стадо, — в эту сторону хода нет!

«Он гонит их на нас!» — подумала Фиш. И действительно, сбитые с толку вампиры двинулись вперёд — подальше от смертоносных зубов Вуди, но прямо на острые колья.

И они довершили начатое. Уничтожили весь улей. В комнате без окон последние капли чёрной жижи упали на пол. Истребители вампиров могли разглядеть только блеск собственных глаз: их одежду и тела, от макушки до пят, покрывала чёрная кровь нежити.

— Видите! Мы сделали это! — прокричала Фиш.

Нэт вытер с лица вампирскую кровь.

— Я тут кое-что вспомнил.

— Что же? — спросила Фиш.

— Сегодня Рождество, — ответил Нэт. — Всем счастливого Рождества!


Маккаби Хаммер | Серебряная пуля | Охота с «Завывалами»