home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 9

Я в ответе за тех, кого приручила, но не за тех, кто ко мне привязался.

NN

Эрика

Ночью мне приснился кошмар.

Я билась в стеклянную перегородку, за которой находился мой родной дом, и кричала. Но меня никто не слышал. Предпринимая все новые и новые попытки, я в кровь сбила костяшки кулаков и сорвала голос. Наконец с отчаянием пришлось признать бесполезность моих усилий. Прижавшись к стеклу, я с тоской наблюдала за семьей, понимая, как недосягаема она для меня сейчас…

Проснулась в слезах, с опухшей физиономией и саднящим горлом. Сползя с кровати, долго отмачивала лицо в холодной воде, не желая никому объяснять причину подавленного настроения.

За завтраком Маша украдкой бросала на меня тревожные взгляды, но так и не рискнула спросить о причине голодовки. Я сидела у окна, смотрела наружу, курила и пила кофе. Похоже, у меня катастрофически портилось не только настроение, но и характер: не хотелось ни есть, ни разговаривать. Мне срочно было нужно уйти в лес, пока я не начала срываться на окружающих.

Приняв решение, я повернулась к компаньонке:

– Маша, ты бы не могла принести мне из библиотеки книги о расах, обрядах, пророчествах и прочих важных сведениях о мире? В общем, все о мироустройстве.

Девушка согласно кивнула, удалившись выполнять поручение, а я отправилась в лес. Проделав тот же путь, шла по тропинке, размышляя о вчерашнем разговоре с Повелителем и вспоминая его удивление на мой легкий отказ от скандала по поводу изоляции: «В какойто мере Дарниэль прав. Я абсолютно ничего не знаю об их мире, и это делает меня легкой добычей для любого, кто захочет воспользоваться моими неопытностью и невежеством. Бежать глупо. Куда? Зачем? К кому? Находясь здесь, я хотя бы могу разжиться информацией и уж тогда строить любые планы».

Именно из этих соображений я не стала вчера скандалить и предпочла обойти этот вопрос стороной. Пока обойти.

Укрепляя себя разумными мыслями, я и пришла к роднику, совершенно не надеясь встретить нового знакомого. Ошиблась. Удивительно, но конь был там и, увидев меня, приветствовал ржанием, в котором мне послышались недовольные нотки. Пришлось оправдываться:

– Прости, я не смогла вчера. К сожалению, не все от меня зависит. Хочешь яблок?

Животное благосклонно согласилось принять извинения и взятку в виде яблок, подпустив меня к себе. Наверно, со стороны мы представляли собой идиллическую картину «Девушка с конем». В концепцию художественного полотна всего лишь не вписывалась одежда: джинсы и футболка. Но ни хрупающего фрукты коня, ни занятую расчесыванием гривы Повелительницу это не волновало.

Возня с волосами меня всегда успокаивала. Ничего не поделаешь, вот такое у меня хобби. Единственное огорчительное событие – мне не разрешили заплести гриву. Животное возмутилось произволом и так выразительно на меня глянуло, что я поняла: рисковать не стоит. Кстати, «конь» и «животное» – это замечательно, но все же хотелось бы придумать кличку. Я обратилась к жеребцу:

– Ты хочешь получить от меня звучную кличку? Да? Вот и чудесно! – интерпретировала я фырканье и кивание. – Тогда начнем. Серебряный? Сумрак? Ворон? Аякс? Мавр? Черныш? – И так еще с десяток кличек, но на все получила отрицательные взмахи лобастой башки. – Какой ты привередливый! – устало констатировала я. Безнадежно поинтересовалась: – Может, Гром?

И этот черный гад согласился! Хоть в чемто мы достигли согласия. Я ласково погладила умную морду, а Гром внезапно опустился на передние ноги, явно приглашая меня прокатиться. В голове мелькнула смутная мысль: «Чтото мне это все напоминает…» – но тут же исчезла в ворохе других, связанных с глубокими сомнениями. Ведь авантюра та еще! На лошади я, конечно, каталась, но на той было седло и уздечка, а рядом страховал внимательный инструктор. Здесь же предлагалось действовать самой и рассчитывать на свои силы.

– Эх, была не была! – отмахнулась от надуманных ужасов и взгромоздилась Грому на спину.

Все оказалось не таким уж страшным. Конь шел медленным шагом, старательно обходя ямки и ухабы, чтобы я не свалилась. Заботливый…

Спустя некоторое время он вывез меня на огромную лесную поляну и остановился, ожидая моей реакции. Я застыла в немом восхищении. Посреди необъятной поляны располагалось дивной красоты голубое озерцо, окруженное пестрым ковром цветов.

Я нехотя сползла с Грома и, дотопав до водоема, обнаружила: вода кристально чистая и прогрета солнцем до состояния парного молока. Очень захотелось искупаться. Решив не откладывать в долгий ящик, уединилась в кустах, растущих по краю поляны. Там, сотворив купальник и переодевшись, мне между делом довелось пару раз треснуть между глаз любопытную морду вздумавшего подглядывать Грома.

Удовольствие от купания получила необыкновенное. Вдоволь наплавалась и нанырялась со спины присоединившегося в воде коня. В знак благодарности я, как могла, помыла жеребца пучком осоки. Пусть без сноровки и неуклюже, но ему понравилось.

Все хорошее когданибудь заканчивается, и пришло время возвращаться в комфортабельную тюрьму, пока меня не хватились и не начали поиски.

Гром довез меня почти до живой изгороди, где я с ним и попрощалась, обещая по возможности завтра наведаться. Проводив дружеским взглядом удаляющегося коня, я с сожалением вздохнула и контрабандой поползла на ту сторону границы.

Оказавшись на территории сада и пройдя немного, услышала Машины крики, в которых уже присутствовала легкая нотка паники:

– Эрика! Где ты?

– Да здесь я, здесь, – жалея девушку, отозвалась я и вырулила изза кустов. В ответ на укоризненный взгляд солгала без зазрения совести: – Задремала и не слышала. Что случилось? По какому поводу бесчинствуем и орем?

– Я принесла обед, а тебя все нету. Потом весь сад обыскала, но тебя и тут не было, – объяснила Маша, подозрительно разглядывая мое несколько растрепанное и мокрое величество.

Если тебя почти заловили на вранье, что надо сделать? Правильно. Быстро и с достоинством покинуть место событий. Желательно это сопроводить невозмутимонаглым выражением лица. Ну или в крайнем случае широко распахнуть невинные глаза, кричащие всему свету: «Это не я!»

Не собираясь вдаваться в подробности, я величественно пожала плечами и пресекла расспросы:

– Не там искала. Пошли.

И мы отправились обедать. После обеда компаньонка убежала, отговорившись срочными делами. Интересно, какие могут быть срочные дела у моей личной прислуги?

Быстро сполоснувшись в бассейне и коекак расчесав и пригладив волосы, переоделась в шорты и майку и занялась самообразованием, удобно устроившись на пушистом ковре. Придвинув к себе внушительную стопку книг и большую чашку с местной черешней, я вооружилась бумагой и карандашом для выписки интересующих меня сведений и открыла первый фолиант.

Книга мне попалась про существующие расы и их обычаи. Увлекательное чтение, нужно признаться. Например, в этом мире под названием Йаленар существуют восемь рас: дроу, эльфы, демоны, драконы, дворфы, оборотни, вампиры и орки, но отсутствуют люди. Поэтому «людьми» называют каждый себя внутри рас. На планете находится один большой материк, все остальное пространство занимает Мировой океан. Материк четко поделен на территории владения, за которые идут постоянные споры и кровопролитные войны. Народности практически не общаются между собой, в межрасовые брачные отношения вступают крайне редко. Спрашивается, с чего мне настолько повезло? Впрочем, вопрос риторический.

Да, результат этих самых смешанных браков – полукровок… терпят, но не любят.

Дальше начинались подробные описания каждой расы: антропология, особенности, строй и язык.

Итак, дроу…

Антропология: высокие, стройные, смуглокожие, черноволосые, цвет глаз варьируется от черного до золотистокарего.

Исключение: семья Повелителей имеет отличительную черту – темносиний цвет радужки.

Особенности: прекрасные воины, выносливые и неустрашимые, безжалостные в бою.

Строй: живут Домами. Правящий Дом возглавляет Повелитель. Власть переходит по наследству. В древности у них был матриархат, но с той поры уже много воды утекло. Языки: новый разговорный и архаичный стародров… стародроус… Черт, непонятно написано! В общем, по смыслу – малоупотребляемый старый диалект, его используют в основном в религиозных ритуалах.

Я настолько увлеклась чтением, что когда дошла до примеров старого языка и попробовала озвучить совсем мудреное слово, состоящее из девятнадцати букв, причем четырнадцать из них согласные, то чуть язык не сломала.

Замечательное средство для определения степени опьянения: кто не выговорил, тому больше не наливать. И в наших землях наступит благословенное торжество поголовной трезвости.

После моей третьей безуспешной попытки выговорить данное слово за спиной раздался смешок и мужской голос произнес эту абракадабру без запинки. От неожиданности я подпрыгнула и развернулась. Ну конечно, никого другого я не ожидала – Дар стоит, лыбится во все доставшиеся ему от природы зубы. Почему каждый раз, как зрю его широкую улыбку, мне до смерти хочется исправить ему прикус, а?

Муж, как всегда, сногсшибательно красив, одет в темносинюю рубашку с голубыми прорезямивставками на рукавах и такого же глубокого синего цвета штаны. На плечах короткий жакет или, точнее сказать, безрукавка. Широкий пояс – кожа, инкрустированная черненым серебром. Такие же браслетынаручи поверх рукавов рубашки. На груди массивная золотая цепь с лазурными эмалевыми вставками. Выше толстой цепи выглядывала тоненькая, с коричневым скорпионом. У насекомого хищно поблескивают кровавоалые камешкиглаза.

Особенно меня поразило кольцо на безымянном пальце его левой руки. Такого мне не встречалось – длинная, на две фаланги, пружинакоготь с крупным рубином у основания и опасным, на полпальца выступающим острием когтя. Внушающее уважение оружие ближнего боя.

Наряд удивительно гармоничен, взглянешь на персону – и сразу поймешь: перед тобой властитель!

– Ваше величество, я имею честь лицезреть вас в четвертый раз. И четвертый раз вы в крайне неприличном виде. Скажите, вы меня специально провоцируете? – отвлек меня муж от несбыточных мечтаний, но после его слов мечты вернулись и усилились. Думаешь, ты один такой умный?

– А вас, ваше величество, не учили стучаться, когда вы к даме заходите? – язвительно поинтересовалась я, тоже переходя на «вы».

Дарниэль мгновенно парировал:

– Так это же к даме! А вы, простите, больше на оборванку похожи.

Это он меня обидеть хочет? Ну в точности: «Ты, Зин, на грубость нарываешься, все, Зин, обидеть норовишь! Тут за день так накувыркаешься… Придешь домой – там ты сидишь!».[11] Если бы ехидство убивало, дроу бы уже в нем захлебнулся:

– Истинный мужчина в любой женщине увидит даму, если у него хорошее воспитание и отличное зрение.

– Да вроде бы ни на то, ни на другое не жалуюсь, – усмехнулся этот наглец и предложил перемирие: – Я пришел не ссориться с вами, а пригласить на экскурсию по замку или прогулку по саду. Выбирайте сами.

Ой какие мы подозрительно добренькие… прям на хлеб намазывай. С чего вдруг? Ласки от меня понадобилось, на экзотику потянуло? Ладно, рискну!

– Я бы предпочла прогулку, ваше величество. Замок я уже практически осмотрела вчера сама, – соизволила согласиться, не забыв подпустить в интонации холодной стужи.

– Что ж, очень рад отклику на мое приглашение, но осмелюсь заметить… вам стоит переодеться. Нынешний вид абсолютно не подобает вашему статусу и вызовет непристойные мысли у окружающих.

Да? Однако, каккие здесь неискушенные окружающие! Странно… с любовницами днем развлекаться подобает, никто не смущается… при живойто жене! А удобно одеться супружнице, чтоб ноги и спину не поломать, – нет? Сразу о приличиях намекнуть норовят?..

– И что же вам не приглянулось в моем виде? – невозмутимо поинтересовалась я.

Меня нагло оглядели с ног до головы и ленивым тоном проинформировали:

– Ну что вы, для меня все в вас прекрасно! Меня все устраивает, даже очень. Ваш наряд – очаровательное приглашение разделить эту ночь с вами, причем от него мм… невозможно отказаться.

Да что ж его зациклило на сексе! Можно подумать, у него, окромя меня несчастной, других кандидатур нету. Ой, бедненький! Так я и поверила! А вот фиг тебе, маньяк ушастый, облизнись. Губозакаточная машинка прямо и направо. Решив не доводить дело до конфликта и оставив свое нелицеприятное мнение при себе, я спросила:

– И какой дамский наряд у вас считается достойным?

Меня тут же просветили в вопросах местной моды.

– Чтото подлиннее. – Дроу сделал жест до пола. – И… более закрытое.

Не удержавшись, я окинула его свирепым взглядом и смоталась в ванную, по дороге отчаянно сожалея:

– Если бы взглядом можно было прикончить, то в этом случае Дарниэля бы уже четыре раза переехал танк, десять раз пристрелили, пять раз сбросили без парашюта и раза три отравили просроченными на год продуктами.

Страдая умопомрачительно кровожадными планами, я представила себе летнее слегка приталенное платье зеленого цвета длиной до пола, с круглым вырезом под горло и рукавами три четверти. Эдакая Англия времен Ричарда Львиное Сердце, а может быть, и раньше. Вообщето ужасно хотелось надеть мешок. Знаете, такой грубый, с прорезями для головы и рук. Но чувство стиля не позволило. Дополнив платье сандалиями под цвет зеленого изумруда, я вышла. Осведомилась:

– Такой вид вас устроит?

Мужчина снова оценивающе оглядел меня с ног до головы и вынес вердикт:

– Вполне.

Попытавшись цапнуть меня под руку и получив отпор (ноно! Смотреть, но не трогать!), Дар вывел меня в сад через запутанную систему ходов, не переставая по дороге выпытывать: как произошло перемещение, что я видела, есть ли у меня какиенибудь сведения. Прямо как Мюллер у Штирлица: «Штирлиц, вы признаете, что являетесь русским шпионом?» – «Ни в жисть! Я просто развлекаюсь!» Вот я и развлекалась, строя дурочку и отнекиваясь: типа знать ничего не знаю, ведать не ведаю и даже не догадываюсь, о чем это он. И так далее. За столь занимательной беседой мы дошли до зверинца. Дальше мой высокопоставленный гид начал рассказывать о животных. Было очень познавательно, но только до тех пор, пока мы не подошли к одной клетке, стоявшей отдельно ото всех загонов и вольеров. В клетке издалека чтото белело. Я проявила любопытство:

– А там кто?

Повелитель принялся увлеченно рассказывать, несомненно гордясь этим выдающимся во всех отношениях экземпляром:

– О! Это чрезвычайно свирепый и необычный зверь. Самка каргаала.[12] Их практически невозможно выследить и поймать… Они крайне хитрые, сильные и опасные хищники. Животное попало сюда лишь потому, что упало с обрыва и охотни…

Во время его рассказа зверь поднял голову и посмотрел на меня желтыми глазами. Наши взгляды встретились, и в моей голове взорвался фонтан боли: «Помоги!» Как мучительно! Что это? Господи, это же ее боль! Каргаалы – телепаты? Ни мгновения не раздумывая, бросилась туда, открыла задвижку и влетела в клетку. Наклонившись над животным, я тихо спросила:

– Лапочка, хорошая моя, покажи, где больно? Я постараюсь помочь!

Большая кошка с трудом шевельнулась и протянула мне лапу. О боже, у нее сломана кость и поранено плечо. Белая шерсть слиплась от грязи, крови и гноя.

– Солнышко мое, – обратилась я к каргаалу, – мне придется сделать тебе больно. Рану нужно промыть от гноя, кость сложить и зафиксировать. Ты позволишь себя подлечить?

Кошка опять посмотрела мне в глаза и мигнула.

– Вот и славно, – ободряюще улыбнулась я и стала вспоминать, что необходимо для операции.

Конечно, я не врач. Все мои познания в медицине ограничиваются личным опытом, практикой в больнице в качестве санитарки и уроками гражданской обороны. Искренне надеюсь, что такого не слишком богатого опыта хватит, ведь понятно же, что сюда на помощь никто из моего мира на санитарном вертолете не прилетит. Итак, имеем в наличии: вода, спирт, марганцовка, фурацилин, лубки для фиксации перелома, бинты, шприцы, обезболивающее, антибиотик внутривенно. Вроде все.

Вы хотите спросить, почему я не могла взмахнуть ручкой и заживить рану магией? А вы сумеете собрать автомобиль по памяти, без специального образования? Тото! Как можно полагаться на то, что делать практически не умеешь и главное – абсолютно не представляешь? Инструкцией по магической эксплуатации дара и учебником меня почемуто не снабдили. Я вон с фаерболами до сих пор не разобралась, а здесь живое существо.

Набрала жидкости в шприц и выпустила воздух. К счастью, в упаковках с ампулами были дозировки на килограмм веса, хотя, на мой взгляд, кошка по весу сошла бы за подростка средней упитанности, то есть и дозировку даже без взвешивания можно подобрать соответственную.

Решив не рисковать и обойтись проверенным традиционным способом, обратилась к животному:

– Котенька, я сейчас сделаю тебе укол, и болеть будет меньше. Ты не бойся. Хорошо? Только не знаю, когда заморозка подействует, поэтому буду делать по одному, а ты мне дай знать, как только болеть перестанет. Договорились? – уговаривала я зверя.

А сама прощупывала место укола. Ведь если у человека точки, годные для инъекций, я болееменее представляю, то у зверя, тем более – худощавой крупной кошки, совершенно неизвестная мне анатомия. С трудом нащупала в плечелопаточном поясе болееменее подходящую, на мой взгляд, группу мышц, оттянула шкуру и уколола, обливаясь холодным потом. Ведь если промахнусь или, не дай бог, уколю в какойнибудь БАТ[13] – бедолагу и парализовать может. Всетаки хирургия, а особенно ветеринарная, – штука непростая!

На третьем уколе меня лизнули шершавым языком. Дальше я промывала рану, чистила от гноя, опять промывала. Залила антисептиком. Старалась сложить кость, как могла, и зафиксировать. Стало совсем темно, я ничего не видела. Черт, мне свет нужен! Ах, ну да. Забыв про политесы, обратилась к Повелителю:

– Дар, ты посветить можешь?

Над головой зажегся светлячок, но мужчина молчал.

– Спасибо!

Наконец я закончила и разогнулась со словами:

– Котя, я все сделала, отдыхай, завтра приду проведать.

Белая кошка вцепилась зубами и здоровой лапой в мой подол. До меня дошло:

– Солнышко, ты со мной хочешь?

В ответ полумявполурык. Я растерялась:

– Милая, я же тебя не унесу, ты большая!

Кошка, покачиваясь, с трудом встала на лапы и вопросительно глянула на меня. Я засмеялась:

– Упрямая ты, девочка… прямо как я. Родственники мы с тобой, что ли? Ну пошли, сестренка.

Мы вышли из клетки, и я попросила мужчину, напряженно рассматривающего нашу парочку:

– Дар, пожалуйста, проводи нас в комнату. Сама дорогу не найду.

Он подошел почти вплотную, наклонился и посмотрел мне в глаза. Чтото странное было в его взгляде. Удивление? Восхищение? Дроу вдруг резко развернулся и пошел вперед, изредка оглядываясь. Проверял, вдруг мы отстали. До комнаты в потемках шли очень долго, Дар повел нас кружным путем через задворки, чтобы зайти со стороны сада. Уже в дверях я обернулась к нему:

– Спасибо, что проводил.

Дарниэль придержал меня за локоть, пытливо заглянув в лицо:

– Зачем ты это сделала?

– Эээ? О чем именно речь? Помогла живому существу? Лечила? Избавила от боли? – искренне изумилась я непонятному для меня вопросу.

Дарниэль нетерпеливо мотнул головой и пояснил:

– Почему ты рисковала собой изза кошки?

Мне стало его бесконечно жаль, и я попыталась объяснить:

– Потому, что хуже сердечной недостаточности может быть только недостаток сердечности. Когда могут без вреда для себя бескорыстно помочь – помогают и не смотрят, кто перед тобой: человек или зверь. Состраданию научиться нельзя. Оно либо есть, или его нет. И знаешь… – Помолчала и продолжила, собравшись с мыслями: – Мне жаль существо, лишенное чувств. Это кукла, безжизненный манекен, говорящая марионетка. Извини, я устала. Спокойной ночи.

Уже на пороге меня остановил вопрос Повелителя:

– Как тебя зовут?

– Только не ври, что тебе не доложили, – ухмыльнулась я.

Надо же, мы умеем смущаться. Какая прелесть!

– Доложили, – согласился дроу. – Но мне бы хотелось услышать от тебя лично.

Пока он выкручивался из щекотливой ситуации, я рассматривала свое новое приобретение и поняла внезапно, какая мысль не давала мне покоя весь день. Не выдержав, заржала громко и заливисто, от души. Стояла уставшая, измазанная чужой кровью и смеялась, еле выдавив из себя:

– Зовите меня просто Мэри Сью.

Увидев на лице мужа откровенное непонимание, смешанное с немалой дозой нехорошего удивления, все же нашла силы извиниться:

– Извини. Фольклор моего мира в голову пришел. Мое имя Эрика, можно Рика. Я удовлетворила твое любопытство? – Дождавшись кивка, добавила: – А теперь прости, я хочу уйти, мне еще каргаала мыть. Спокойной ночи. – И с наслаждением захлопнула дверь, оставляя его за порогом.


Глава 8 | Зачем вы, девочки, красивых любите, или Оно мне надо? | Глава 10







Loading...