home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Часть первая


— Определенно, тебе понравится, — уже час убеждала меня моя подруга Танька в том, что она знает, как решить мои проблемы.

Мы сидели на моей кухне, и пили час с конфетами, которые она просто обожала. Для таких случаев я всегда держала одну-две коробки в баре.

— Все беды у нас хрупких женщин от нервов, дорогая, — продолжила она, отправляя очередную конфетку с коньячной начинкой в рот.

Отвлекшись от своих грустных мыслей, я поняла, что она только что сказала, и чуть не прыснула от смеха. Это она-то хрупкая женщина. Танька выглядела, как милая и обаятельная пышка. Ее пристрастие к конфетам и пирожным сделали ее кругленькой и аппетитной. Но это нисколько не смущало мою подругу. Она продолжала поедать сладости и вздыхать, что нормальный мужик совсем перевелся в нашей стране. Правда, это не мешало ей менять любовников, каждую неделю. Я всегда поражалась ее этой особенностью.

Ее пальчик с перламутровым лаком на ногтях рисовал круги на поверхности стола. Мгновение помолчав, она продолжила:

— Нервы, милая, это, прежде всего напряжение. Я имею в виду сексуальное напряжение. Еще есть понятие «разрядка». Ты слишком напряжена. Когда у тебя последний раз секс то нормальный был?

Я снова слушала подругу вполуха, размышляя о своем.

— Год назад, — автоматически ответила я, продолжая думать теперь о вещах более насущных.

На работе был завал. Я ждала новую установку для спа-процедур в свой салон красоты, а поставщик задерживал доставку. Это притом, что деньги были заплачены еще месяц назад.

— Вот видишь, целый год ты находишься в напряжении. Не получая сексуальной разрядки, ты становишься нервной и раздражительной, соответственно, подвергаешь нервную систему стрессу, — торжественно сделала вывод Таня.

— Тань, ну хватит тебе уже, — не выдержала я.

Целый час — это было уже слишком.

— Вот. Ты раздражительна. Ты меня хоть слушала, вообще? Что я тебе сказала десять минут назад? — в упор, глядя на меня, допытывалась подруга.

Я попыталась вспомнить. Кажется, она что-то говорила о том, что нашла способ мне расслабиться, и что это должно мне понравиться.

— Что-то, что у тебя есть проверенный вариант, как мне справиться со своими проблемами.

— Почти. Я говорила, что уже составила план по твоему благополучному возвращению в среду сексуально-активных женщин.

«Этого мне еще не хватало», — мрачно подумала я.

— А, может, ты лучше придумаешь, как мне расшевелить моего поставщика, чтобы он мне оборудование, наконец, доставил. От этого было бы больше пользы.

Подруга возмущенно всплеснула руками:

— Вот еще. Я ей — апельсины, а она мне — картошка. Лизонька, дорогая, да ты забудешь и о поставщиках, и о своем салоне. Я уже все продумала.

Вот это мне и не нравилось. Я, конечно, восхищалась Танькой, которая никогда не была одинокой, но становиться похожей на нее мне не хотелось. В моей жизни было всего двое мужчин, и последний ушел от меня год назад.

«Мне надоели твои головные боли, Лиза. Да, и если честно, в постели ты холодная, как арктический лед. Я думал, что у нас получится, но мы не подходим друг другу», — сказал он тогда на прощание.

Как же — не подходим. Сказал бы сразу — я нашел молодую и горячую. Его секретарша была на шесть лет младше его, и, как я узнала позднее, вполне его удовлетворяет в постели.

«Козел», — мысленно послала я своему, так и не состоявшемуся мужу.

Из мрачных мыслей меня заставил вынырнуть все тот же голос Тани:

— Завтра и начнем. У нас что завтра? Суббота. Вот и отлично. Я привезу тебе с утра снаряжение, а вечером и бойца пришлю, — строила планы моя подруга.

— Что? — не сразу поняла я.

— Ну, как что? С утра — белье сексуальное, вечером — мужчина.

У меня от ужаса округлились глаза.

— Ты с ума сошла? Проститута, или как их там называют, решила мне подсунуть?

Подруга возмутилась моему ханжеству и невежеству.

— Сама ты — проститут. Кто так выражается, Лизка? Мужчина по вызову. Но это почти так, только не совсем. Слышала об такой услуге, как «муж на час»?

Я еще шире распахнула глаза.

— Вот чудеса. Что, и такое уже придумали?

— Ты в каком веке живешь, подруга? Конечно, придумали. У меня есть телефончик одного такого агентства. Мальчики там — закачаешься. Я, когда мне мои надоедают, всегда туда обращаюсь. Завтра придет твоя очередь, — и подруга лукаво подмигнула мне.

«Совсем с ума сошла. Чтобы я себе мужчину покупала? Это прямо, как на рынке зонтик выбирать. Простите, этот мне не подходит, подайте вон тот», — ужаснулась я.

— И что, может еще и кастинг им можно устроить — ну, что б выбрать жеребца порезвее? — поддела я Таню.

Ужасно не хотелось думать, что в наш век мужчины продают себя в подобных агентствах, как на базаре.

— По желанию и за отдельную плату. Но ты в любом случае, не пожалеешь. У них там все — как на подбор.

— Знаешь что, Танька, если ты хочешь и дальше ко мне на чай с конфетами забегать, выкинь эту дурь из головы. Тоже мне, сваха нашлась. Я сама найду себе кобеля, если мне понадобится.

От моих слов Танька поморщилась, как от кислой капусты, но не обиделась.

— Я как лучше хочу, — закончила она, надув свои пухленькие губки.

— Я знаю, — улыбнулась я, обнимая подругу. — Но с мужиками я, как-нибудь сама разберусь.

На прощание я чмокнула подружку в щеку и отправила домой. Помыв чашки и переодевшись в старую, но такую любимую ночную сорочку, я улеглась спать.

«Вот придумала — мужчина по вызову», — подумала я перед тем, как заснуть.

Утро встретило меня ярким солнцем и шумом проснувшегося города.

«Суббота», — смаковала я такое любимое слово.

Умывшись и почистив зубы, я заварила кофе и устроилась на кухонном диване. На столе все еще стояла коробка со вчерашними конфетами, и я не удержалась от искушения полакомиться сладким.

От всего этого великолепия — чашки ароматного кофе в выходной день — меня отвлек звонок в дверь.

Прошлепав в коридор, я открыла дверь и тут же была заключена в объятья Таньки.

— Утро доброе, подруга. Не ждала так рано? — с порога обрушила на мою голову свою трель она.

— А утро так спокойно начиналось, — наиграно ужаснулась я.

Танька лишь улыбнулась мне, как довольная и сытая кошка, и проскользнула мимо в мою спальню.

— Завари и мне чашечку кофе, — донесся ее голос оттуда.

Я поплелась обратно на кухню и сделала порцию утреннего допинга и Таньке. Не представляя себе, что она делает в моей спальне, я вернулась к оставленному напитку. Но подруга не заставила себя долго ждать.

— Вуаля, — торжественно воскликнула она, появляясь на кухне.

Я оторвалась от окна, в котором наблюдала соседского кота, и обернулась к Таньке. Рот так и остался открытым. Она стояла на пороге и держала в руках что-то смутно напоминающее тюлевые занавески.

— Это еще что? — указала я на ворох кружев и рюшечек у нее в руках.

Танька округлила глаза, не хуже, чем я. Мы так и стояли друг напротив друга, изумленно разглядывая одна одну.

— Ну, подруга, ты даешь. Это же кружевное нижнее белье. Французское, между прочим.

Я поморщилась. Конечно, я знала, что некоторые увлекаются предметами подобного рода (не совсем уж я отстала от моды), но увидеть это на собственной кухне я не ожидала. В моем комоде только обычные трусы и бюстгальтеры. Даже модные нынче стринги я не признавала, отдавая предпочтение более удобному и привычному белью.

— Убери немедленно это с моей кухни, — потребовала я.

Но на этот раз подруга оказалась более настойчивой.

— А что ты тогда собралась носить дорогая? — звучал ее вопрос с подвохом.

— Как что? То, что у меня в комоде.

Подруга хмыкнула и ответила:

— Очень интересно. Но у тебя в комоде больше ничего нет. Я порезала все твое белье времен советского союза на лоскуты. Теперь его место занимает изысканное французское. И попробуй только возрази мне.

Я открывала и закрывала рот, сверля Таньку глазами. В это мгновение мне жутко захотелось ее придушить.

— Что ты сделала? — буквально прошипела я.

Но Таньку это не напугало. Она посмотрела мне в глаза и ответила, тщательно растягивая последнее слово по слогам:

— Я ЕГО ПО-РЕ-ЗА-ЛА.

Вопль вырвался из моего горла, и я помчалась в спальню. На постели валялась груда тряпок, бывших когда-то моим нижним бельем. В комоде, аккуратно сложено, лежала стопочка разноцветных трусиков (если это Нечто можно назвать трусами в обычном понимании) и четыре бюстгальтера с кружевными вставками.

— Аааааа, — завопила я, доставая по одному предметы. — Танька, что это такое?

Я держала в руках две полоски белой ткани, образующих букву «Т».

— Трусы. Что же еще? — спокойно ответила она.

Это сложно было назвать трусами. Полоски шириной не больше шести сантиметров не могли ничего прикрыть.

— С какой стороны их одевать? Ты хочешь сказать, что вот это я должна носить?

Я не узнавала свой голос. Он перешел на визг.

— Разумеется. Надеюсь, у тебя там внизу все подстрижено и уложено?

— Ты о чем?

— Ну, ты бреешь внизу?

— Где? — снова не поняла я.

Танька театрально закатила глаза.

— Ты киску свою бреешь?

Я тут же сообразила, о чем она говорит. В моем салоне, разумеется, делают эпиляцию линии бикини, но я и близко туда не подходила.

— Это издевательство над женской сущностью, — возразила я.

— Я тебе дам — издевательство.

Она засуетилась, что-то ища в сумке, и достала, наконец, записную книжку.

— Сейчас мы приведем тебя в порядок, — бубнила она себе под нос, ища что-то в ней.

Она нашла то, что искала. Быстро набрав номер, Танька весело защебетала с невидимым собеседником.

— Мариночка, привет. Рада тебя слышать. Послушай, у меня к тебе дело есть. Тут нужно одну даму в божеский вид привести. Да, по максимуму и в короткий срок. Спасибо, дорогая.

Закончив разговор, она посмотрела на меня, стоящую у комода с непонятным выражением на лице.

— Лизка, собирайся. И быстро.

— Куда? — совсем ошарашено спросила я.

— К одной моей хорошей знакомой. Она мигом из тебя женщину сделает.

— А я кто, по-твоему, сейчас? Мужик?

— Нет, ты суррогат. А Маринка из тебя секс-бомбу вылепит. Вперед, и ни слова больше.

Лишь через четыре часа я снова оказалась дома. То, что со мной делали, я даже вспоминать не хотела. В меня все время что-то втирали, массировали. То, что осталось от моей растительности в самом интимном месте, не хватило бы даже на усы. Узкая полоска, еще меньше, чем на приведших меня в ужас трусах, красовалась теперь внизу. Краска с моего пунцового лица так и не сошла.

Танька не один раз слышала от меня, что я о ней думаю. Но мои слова ее не трогали. Она сидела в кожаном кресле, пока ее знакомая Марина измывалась над моим телом. Помимо интимной стрижки, она сделала мне обертывание, маску, чистку лица, маникюр и педикюр. К концу всех манипуляций я уже готова была взвыть.

И вот теперь Танька довольная доедала конфеты, а я ерзала на стуле от непривычных ощущений.

— Ну, теперь осталось самое главное, — лукаво улыбнулась моя подруга.

— Если ты еще что-нибудь придумала, я тебя убью, труп расчленю в ванной и вывезу за город в мусорных мешках, — пригрозила я.

— Фу, Лизка. Какие гадости ты говоришь, — скривила носик Танька. — Я оставлю тебе телефонный номер агентства. Вечером наберешь.

Еще какое-то время Танька просидела на моей кухне, поедая конфеты и смакуя то, как завтра будет выведывать у меня пикантные подробности. Кое-как мне удалось все же выпроводить ее. Лишь оставшись одна, я смогла спокойно выдохнуть.

Я ходила по квартире, размышляя над ее авантюрой. Да, у меня давно не было мужчины, но покупать его себе я была не готова. Мне это казалось таким неправильным.

«А засыпать в одиночестве, видеть эротический сон и просыпаться с чувством, что ты осталась с носом — это правильно?» — возражал внутри меня противный голос.

Промаялась я так, терзаемая сомнениями, с час.

«В конце концов, это ведь просто работа для них. Ничего не будет страшного, если я попробую разочек», — решилась, наконец, я.

Почему-то меня не покидало чувство, что я заразилась от Таньки безумством. Никогда еще раньше я не предпринимала подобную авантюру. Но что-то внутри меня уже царапалось, просилось и предвкушало предстоящий вечер.

Набрав телефонный номер, оставленный подругой на журнальном столике, я вслушивалась в длинные гудки. Сердце отчаянно стучало в груди.

«Еще один гудок, и положу трубку», — решила я, отсчитывая секунды.

— Оператор Марина. Слушаю вас, — раздался приятный голос в трубке.

Эх, так и не дождалась того последнего гудка.

— Здравствуйте. Мне бы… э…

Я замялась, не зная, что говорить в данной ситуации. Оператор Марина, видимо, была привыкшая к подобной реакции клиенток, так как сразу же отозвалась:

— У нас широкий выбор. Какой тип вы предпочитаете? Блондин, брюнет, шатен, высокий, низкий?

«Прям зоомагазин, какой-то», — испуганно подумала я.

— Брюнет, — ляпнула первое, что пришло в голову.

— Отлично. Какую роль хотите, чтобы исполнял? Сантехник, электрик, уборщик, ремонтник? — продолжила допрос Марина.

— Ремонтник, — сказала я последнее, что назвала девушка.

Мне было уже всеравно. Я отчаянно хотела поскорее закончить разговор. Идея с приобретением мужа на час не казалась мне уже такой забавной и интересной.

— Заказ принят. В какое время для вас удобна встреча?

— В девять, — ответила я.

У меня уже зудели руки положить трубку.

— Диктуйте адрес.

Я продиктовала адрес, согласилась с ценой и с облегчением опустила трубку на рычаг. Лицо горело, а сердце все так же бешено стучало в груди.

— И что же я только что сделала? — отчего-то вслух саму себя спросила я.

Оставшееся время я, подчиняясь указаниям Таньки, решила провести в подготовке ко встречи.

«Влипла», — поставила мысленно диагноз себе.


Новикова Юлия. Откровение, или Мужчина по вызову | Откровение, или Мужчина по вызову | Часть вторая