home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Часть пятая (последняя)


Я переехала. Уже на следующий день после того, как узнала, что Артем женат. Мне не хватало сил находиться в той квартире. Куда бы я ни пошла, везде я видела его. Что стало с моим сердцем и душой? Да ровным счетом ничего. Мне казалось, что у меня больше нет сердца, а душа заточена в ставшую ненавистной телесную оболочку.

Пожалуй, единственным моим спасением была помощь Тани. Она быстро организовала мой переезд. Квартиру я решила продать.

Новое место жительства меня вполне устраивало. Я всегда мечтала именно о такой квартире, но радости было меньше, чем могло бы быть. Она находилась на другом конце города, и это давало крохотную надежду, что я больше не встречусь с Артемом.

Я помню, как Танька примчалась ко мне в тот злополучный день, когда я узнала правду о нем. Ей позвонила Маша, которая не смогла до меня дозвониться. Я не вышла на работу и не предупредила ее, что никогда раньше со мной не случалось, и она забила тревогу.

У Таньки был запасной ключ от моей квартиры, и она подобно торнадо ворвалась ко мне. Увидев меня распростертой на полу, она тут же предприняла меры по спасению моего бренного тела. Ох, и зачем только она это сделала?

Сил у меня не было, и она, как верная сиделка, провозилась со мной неделю. Периодически я слышала, как она посылала то одного, то другого своего Пупсика куда подальше, крича в трубку «Все вы козлы».

Я пыталась ее успокоить, но она была сама не своя.

— Как он мог? Кобель. Я его найду и отрежу ему член. Нет, отгрызу. Так будет мучительнее, — негодовала она.

— Танька, успокойся, — из последних сил пыталась я вразумить подругу. — Не смей искать и разговаривать с ним. Слышишь? Я этого не хочу. Мне нужно поскорее все забыть. А для этого мне нужна твоя помощь.

— Все что угодно, — заверила меня подруга.

— Помоги мне съехать с этой квартиры.

— Хорошо.

Я сбежала от груза своих проблем. Так я думала. На самом деле они переехали вместе со мной.

На кухне было тихо. Я пила кофе и мысленно составляла план действий на завтра. Лето заканчивалось, а я за всеми переживаниями забыла про отпуск. Танька мне все уши прожужжала про то, как сейчас хорошо на море, и я почти поддалась на ее уговоры.

Так как завтра суббота, а уже было довольно поздно, я решила не мучиться этим вопросом и отложить принятие решения. Как всегда не вовремя, ход моих размышлений прервал звонок в дверь.

«Кто это может быть в десять вечера?» — подумала я, посмотрев на часы.

Я успокоилась, так как никто из посторонних не мог войти в подъезд, оборудованный новой системой безопасности и видеонаблюдения.

«Наверняка соседка».

По старой привычке, я даже не посмотрела в глазок. Жизнь в очередной раз преподнесла мне урок, доказывая, что так делать нельзя.

На пороге собственной персоной стоял Николай Сергеевич Богушев.

— Коля? — удивленно подала голос я.

Мой несостоявшийся муж соизволил заявиться ко мне в гости. Через год после того, как сам же ушел, прихватив с собой половину «совместно нажитого имущества».

Я рассматривала этого еще более округлившегося героя-любовника и не могла поверить своим глазам.

— Лизонька, — заискивающе проворковал этот перезревший арбузик. — Можно войти?

Я начинала приходить в себя. Удивление сменилось безразличием. Возможно, еще месяц назад я бы бросилась со всех ног обихаживать его на своей кухне, стараясь вернуть все в прежнее русло. Но теперь все изменилось. Точнее, Артем все изменил.

Я смотрела на Колю без прежнего обожания и восторга. Отчего-то именно сейчас я разглядела все его недостатки, на которые Танька безуспешно указывала мне все время. И касались они не только его внешности.

— Проходи, раз пришел, — холодно пригласила я.

Я прошла на кухню и включила чайник. Мне было безразлично, что привело его ко мне. Мной владело желание поскорее выполнить роль радушной хозяйки и захлопнуть за ним дверь.

Коля мигом разулся, обул тапочки и присоединился ко мне. На стол он поставил торт, бутылку шампанского и вручил букет цветов. Я без каких-либо эмоций рассматривала букет, составленный из моих любимых темно-синих ирисов.

— Коля, тебя сбила машина, и ты забыл события последнего года? Тогда сочувствую. Тебе бы врачу показаться, — выдала я.

Он на секунду растерялся от моих слов, но тут же нашелся:

— О чем ты говоришь, Лизонька. Я просто прозрел. Я был таким идиотом, милая.

«Таким ты и остался», — подумала я, глядя на раскрасневшееся от волнения лицо своего «бывшего».

— Как я мог так ошибаться? Знаешь, я бы еще год назад вернулся, бросился бы к тебе в ноги и вымаливал прощение. Но рана, нанесенная мною, была слишком свежа и глубока, чтобы ты меня простила. Да, и стыдно было.

«Врет», — абсолютно точно определила я.

Он с видом кающегося грешника посмотрел на меня. Как ни странно, но его слова меня не тронули. Букет я поставила в вазу, а ему заварила зеленый чай, как он любит.

— Зачем ты пришел, Коля? И как нашел мой новый адрес?

Он немного оживился и стал нарезать торт.

— Милая, я очень хочу, чтобы мы попробовали начать все заново. Я сделаю все, что ты скажешь. Любое твое желание будет исполнено мною. А адрес… Ты забыла, что у нас с тобой много общих знакомых.

Коля услужливо положил кусок торта мне на тарелку.

— Я не люблю сладкое, — сказала я, отодвигая ее в сторону.

— Правда? — удивился он.

Раньше я просто обожала именно этот торт с кусочками фруктов. Но сейчас я не могла на него смотреть.

— Да.

Он неопределенно пожал плечами и стал поедать свой кусок, запивая чаем.

— Я о многом передумал за это время, Лиза. Если бы ты только знала, сколько раз уже я пожалел о том, что ушел тогда от тебя.

Я промолчала. В эту минуту я смотрела в окно. Мысли мои были далеко отсюда. Мне не хотелось сейчас думать о том, что вот он, наконец, раскаявшийся явился ко мне, как я когда-то мечтала.

Очнулась я лишь от прикосновения к своей руке. Коля стоял на одном колене и театрально держал меня за руку. Я поняла, что он готовится сказать мне что-то торжественное и трогательное.

— Лизонька, любовь моя. Я все понял, все осознал. Я готов все исправить. Нам давно следовало это сделать. Давай поженимся? Хоть завтра.

Надо же. Такого я не ожидала. Я смотрела в его серые глаза, и устало размышляла.

«Артема нужно забыть. Просто забыть, как страшный сон. Я уже не боялась одиночества, как когда-то, но Коля предлагает мне себя, а, значит, новые заботы, переживания, события. Я не нужна Артему. Ему не нужны мои ласки, не нужно мое тело. У него все это и так есть. Если я что-то не изменю в своей жизни, я не смогу стать прежней, не смогу ожить».

— Хорошо, Коля, я дам тебе шанс. О свадьбе пока даже не говори. Вернем все, как было, а там посмотрим.

Это все, на что я была способна. Коля же просто светился от радости. Он начал целовать мои руки, бормоча что-то типа «я просто счастлив», «ты — свет моего сердца» и прочую чушь.

Спустя час мы отправились в мою спальню, где он проявил все свои способности и познания в сексе, которые сводились к стандартной позе «он сверху» и экзотике для него «я на животе». Погладив немного мою грудь, и, проверив пальцем достаточно ли я увлажнена, он вошел в меня. Его движения были не ритмичные, а немного спонтанные. Он входил в меня, двигался какое-то время, а затем останавливался, мял мою грудь и снова продолжал движения. Когда я лежала на животе, а он был сверху, он вдавливал меня в кровать своим животом, и я слышала его сопение возле своего уха.

После того, как он кончил и откатился от меня, я почувствовала внезапный приступ тошноты. Меня тошнило от всего того, что только что произошло. Мои внутренности перевернулись, и я готова была опустошить желудок прямо на постели. Стремглав бросившись в ванную комнату, я упала на колени перед унитазом. Спазмы крутили меня, заставляя снова и снова избавляться от рвоты. Наконец, желудок был пуст, и я без сил села на кафельный пол.

Вернувшись в спальню спустя пятнадцать минут, я застала спящего Колю. Он, отвернувшись от меня к окну, негромко похрапывал. Мне оставалось только лечь рядом и постараться заснуть. Осуществить это я смогла лишь через час.

Утром меня разбудил его голос.

— Доброе утро, соня.

Я открыла глаза и увидела на столике поднос с завтраком. Мой вновь обретенный Донжуан лежал рядом, мило мне улыбаясь.

— Доброе.

«Если оно доброе», — про себя подумала я.

Я оценила Колины старания. Кофе и бутерброды были кстати. Мой пустой желудок потребовал еды, но едва я откусила кусочек, как очередной спазм скрутил мой живот, а к горлу подступила тошнота.

Я вскочила с постели и снова бросилась в ванную комнату. Спустя какое-то время выйдя оттуда, я с ужасом поняла, что с моим организмом происходит что-то странное. Вот что это было, я и хотела узнать. Но мои мысли тут же растворились, так как раздался телефонный звонок. На новом мобильном была установлена мелодия практически на всех абонентов и в этой я узнала ту, что была на Таньке.

— Привет, Лизунь, — радостно поприветствовала она меня.

— Привет, Танюш.

— Ты там как? Подумала над моим предложением?

Я не знала, что ей ответить. С одной стороны поправить пошатнувшееся здоровье на море мне не помешало бы, но с другой, у меня появилась новая задача. Нужно было что-то решать с Колей.

— Танька, тут такое дело. В общем, я не знаю. У меня изменились обстоятельства.

— Какие еще обстоятельства? — недоумевала подруга.

— Ну, Коля объявился, — наконец, призналась я.

— ЧТО???

Кажется, гнев переполнил мою подругу, и у нее «сорвало крышу» от моих слов. Я представляла, как она, должно быть, сейчас негодует.

— Ты с ума сошла? Нет, Лизка, ты точно сдурела, — вылила на меня она все свои негативные эмоции.

Я не могла больше говорить, так как подошел Коля. Он чмокнул меня в щеку.

— Ладно, Танька, если хочешь, я приеду сегодня к тебе, и мы поговорим, — примирительно сказала я.

— Немедленно. Я жду тебя у себя через двадцать минут, — отрезала подруга.

Это кто еще с ума сошел? Двадцать минут…

— Коля, я съезжу к Таньке, — поставила я его в известность.

Он недовольно нахмурился, но любезно согласился, словно я ждала его разрешения. Раньше так и было, но только не сейчас.

Быстро переодевшись, я буквально пулей вылетела из дома, оставив Коле запасной комплект ключей. Мне нестерпимо захотелось оказаться как можно дальше от него и той комнаты, в которой мы занимались сексом. Я уже не была уверенна, что это было хорошей идеей давать ему второй шанс. Определенно, я не могла с ним больше жить. Мне требовался совет. За ним, собственно, я и отправилась к подруге, хотя заранее знала, что она мне скажет.

Я управилась за тридцать минут. Мне даже не пришлось звонить в дверь. Танька стояла на лестничной клетке и поджидала меня.

— Лизка, я тебя прибью. А ну, марш ко мне в квартиру, — приказным тоном обратилась она ко мне.

Я фыркнула, но вошла. Подруга с порога приступила к «обработке».

— Это что за новости, Лиза? Ты снова снюхалась с этой тыквой недоделанной?

Я поморщилась, но ничего не ответила. Я уже и сама поняла, что совершила ошибку. От одних только воспоминаний о кошмарном сексе меня выворачивало наизнанку. Вот и сейчас накатил приступ тошноты.

— Танька, меня мутит.

Только я сказала эти слова, как живот снова скрутило. Я бросилась в туалет подруги и вовремя склонилась над унитазом. Танька подошла через минуту и протянула стакан с кипяченной водой.

— И давно тебя так? — как-то странно спросила она меня.

— Нет. Вчера началось. Видимо, съела что-то не то.

— Ага, — с издевкой бросила она. — Иди на кухню. Я тебе травок заварю, как бабушка моя покойная советовала.

Я прошла на кухню и села за стол. Танька суетилась у плиты, и все время меня отчитывала.

— Сдался этот ловелас тебе. Да зачем он тебе вообще нужен? Объявился, видишь ли. Гони его в шею, и не вздумай в постель пускать.

— Поздно, — ответила я на ее гневную речь.

Подруга повернулась ко мне и впилась в лицо своим взглядом.

— Ну, и дура. Полная.

Я согласно кивнула головой.

— Сама знаю.

Это ее смягчило, и она уже более мирно продолжила.

— Сейчас чая выпьешь, а потом мы решим, как избавиться от этой пиявки. Присосался, убогий.

Я вымученно улыбнулась. Организм меня явно подводил. Сил хватило лишь для этой улыбки.

В дверь позвонили, и Танька побежала открывать.

— Кран сломался, — бросила она на ходу. — Сантехника вызвала экстренно. Обещала доплатить.

Мое сердце ухнуло куда-то вниз. Только этого не хватало. Я совсем забыла, что Танькин дом обслуживается тем же ЖЭСом, что и мой прежний. Моя пятая точка приросла к стулу, но на самом деле мне хотелось бежать куда угодно, лишь бы подальше.

Я вскочила под действием неизвестно откуда взявшихся сил, и рванула в прихожую. Мне нужно было как можно быстрее покинуть квартиру. Вот только осуществить задуманное я так и не смогла. Я буквально врезалась в мощное и до боли знакомое тело.

Отскочив, как от прокаженного, я посмотрела на Артема, который тоже ошарашено, смотрел на меня.

— Ты? — прошептал он.

Его глаза наполнились теплом, словно ласковое летнее солнце. Только я уже не верила никакому его дружелюбному облику. Я, опираясь о стенку, медленно направилась в сторону выхода. Таня наблюдала за моими действиями удивленно и с широко открытыми глазами.

— Что здесь происходит? — задала она вполне уместный вопрос.

Никто ей не ответил. Я продолжала пятиться к двери, а Артем все так же с удивлением и радостью одновременно смотрел на меня. Когда до заветной двери оставалось лишь пару шагов, он подскочил ко мне с удивительным проворством и скоростью. Я не успела и сообразить, что произошло, как он сжал меня в своих объятьях.

— Наконец-то. Я нашел тебя.

Мы с Таней удивленно смотрели друг на друга. Она начала понимать что случилось, а я молча пыталась найти у нее поддержку.

— Я вас оставлю, — бросила она и быстро обувшись, захлопнула за собой дверь.

Только теперь я осознала до конца, в какой ситуации оказалась. Эта неожиданная встреча перевернула мою жизнь с ног на голову в очередной раз. Я находилась в крепких объятьях Артема, но сердце рвалось на части. Казалось, вот он — моя мечта, но вся правда и все то, что произошло в нашу последнюю встречу, заставляли меня оттолкнуть его. Я начала вырываться, издавая истошные вопли:

— Пусти. Пусти меня, немедленно.

— Теперь нет. Ни за что, — шептал он, покрывая мое лицо горячими поцелуями.

— Уходи. Прошу тебя, — взмолилась я.

Я боялась, что не выдержу искушения. Но Артем не сдавался. Он целовал мое лицо, шею, зарывался руками в волосы.

— Я искал тебя. Искал, — прервав на мгновение свои ласки, признался он. — Прости меня. Я идиот, дурак, глупец. Я так был зол тогда. Но как же я потом пожалел об этом. Прости меня за боль, за обиду. Умоляю. Я не переживу, если ты снова исчезнешь. Это было равносильно убийству. Зачем ты так поступила? Почему не дала шанса объясниться и извиниться?

Его слова музыкой звучали в моем сознании. Они были наполнены нежностью и отчаянием. И они были искренними, я чувствовала. Но я все еще помнила, что он не свободен.

— Как ты можешь. Твоя жена и дети…

— Жена? Дети?

Он внезапно остановился, на минуту отпуская меня.

— Какая жена? Я не женат. И не был. С чего ты это взяла?

Я совсем растерялась. Лишенная поддержки его рук, я начала оседать. Он ловко меня подхватил и внимательно посмотрел в мои глаза.

— Откуда ты это взяла? — настойчиво, глядя в них, спросил он.

Я не могла не ответить. Под действием этих гипнотических глаз мои губы сами собой зашевелились.

— Я звонила. В ЖЭС. Девушка сказала, что ты женат и у тебя двое детей. И ты так груб был со мной. А еще ушел, ничего не сказав.

Я поняла, что слезы текут по моим щекам, и я не могу с этим ничего поделать. Мне стало ужасно обидно и жаль себя. Я вдруг вспомнила те дни, что провела без него, без любимого мужчины, без его ласк.

— Тише, моя маленькая. Не плачь. Я так виноват, — утешал он меня, гладя по волосам. — Это недоразумение. Оля, с которой ты разговаривала, набрала себе в голову, что у нас с ней что-то может быть. Она не давала мне проходу. Из ревности она сочинила про меня эти глупости. Я безоглядно люблю тебя. Тебя одну. И никто другой мне не нужен. Слышишь, девочка моя?

Его голос успокаивал, баюкал. Я прижималась к его груди, и счастье начало заполнять меня, словно пустой сосуд. Оно охватило каждую клеточку меня.

Губы Артема целовали мой лоб, нежно спускаясь все ниже и ниже. Вот они снова накрыли мои губы, и стали все более настойчиво ласкать и исследовать мой рот. Из нежного, его поцелуй превратился в обжигающий, напористый, полный страсти. И я ответила ему.

Страстно, неистово он целовал меня, заставляя отвечать тем же. Последние защитные барьеры, выстроенные мной, рухнули. Его руки блуждали по моему телу, лаская и дразня. Я не могла больше сдерживать свою страсть и свою любовь. Все вокруг нас исчезло.

Артем сбросил комбинезон и задрал мне майку. Его руки легли на мои бедра, и он поднял мою юбку. Трусики он просто разорвал, открывая доступ к влажной щели. Пальцами он ласкал чувствительное место между моими ногами и проникал внутрь моей плоти. Сменив пальцы на горячий и пульсирующий член, он вошел нежно и осторожно, совсем не так, как раньше. Руки продолжили ласкать мои груди, а сам он начал плавные и тягучие, как патока, движения внутри моего тела.

Толчок. Еще толчок. Он подхватил меня, упирая в стену и придерживая за ягодицы. Мы двигались друг, другу навстречу, наслаждаясь нашим актом любви. И это было прекрасно. Как никогда нигде и ни с кем.

Оргазм накрыл нас одновременно. Я кричала и извивалась в его руках от удовольствия, а он содрогался всем телом, продолжая нашептывать на ухо слова любви:

— Девочка. Люблю тебя. Сладкая моя…


Гораздо позже я узнаю, что жду ребенка от Артема. Он будет несколько минут кружить меня на руках, целуя и благодаря. Я обрету, наконец, кусочек своего счастья…



Часть четвертая | Откровение, или Мужчина по вызову |