home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Такая странная альвийская любовь

По какой-то необъяснимой причине встала я еще до рассвета. Спать не хотелось. А делать в комнате было нечего, поэтому я решила спуститься вниз и, возможно, разжиться стаканом теплого молока.

К моему удивлению, на кухне горел свет. Заглянув внутрь, я увидела леди Олеф. Такой потерянной и несчастной я ее не видела даже во время поисков Сабрисы. Что же у нее могло случиться? Ведь только-только все наладилось!

– Леди Олеф, – негромко окликнула я альву. Та обернулась и дежурной улыбкой поприветствовала меня:

– Крис. Не спится?

– Да вот…

Я как-то смущенно улыбнулась. Моей вины в бессоннице, конечно, не было, но все равно почему-то рядом с этой женщиной я робела. Нет, я давно привыкла, что родители иногда выглядят моложе детей, но в этот раз я почему-то все никак не могла связать леди Алеви с Тиа. Да и, как я заметила, с сыном у Олеф отношения довольно прохладные. За все время, пока я находилась в поместье, я ни разу не видела, чтобы они разговаривали. Даже парой слов не перекинулись! Тиа демонстративно не обращал внимания на мать, а та боялась лишний раз привлечь к себе его внимание. Вот ведь упрямый демон! Неужели не понимает, что время для демонстрации детских обид самое неподходящее?!

Может, и сейчас причиной ее грусти был сын? Все же Тиа не умеет признавать свои ошибки. Да и прощать, если на то пошло, – тоже.

– Леди Олеф, что-то не так?

– Нет-нет, все хорошо. С чего ты решила?

Я тяжело вздохнула. Конечно, я не нанималась работать лекарем альвийских душ, но раз уж я так хорошо разобралась в их скрытых помыслах и мотивах…

– Потому что вижу. И сейчас вас что-то гнетет. Все дело в Тиа, так? Иногда он бывает на редкость непробиваем, – невольно улыбнувшись, произнесла я.

– Но ты хорошо на него влияешь. Я рада, честно. И то, что он меня не принял, меня почти не беспокоит – главное, что он будет счастлив. С тобой – будет. Ты сумеешь его удержать, даже если он сорвется.

Я чуть заметно качнула головой. Все-таки она совсем не знает своего сына. Жаль. Возможно, именно ее советов ему и не хватало все это время. Тиа не надо удерживать, потому что внутренне он давно уже принял себя. И все эти его метания – лишь следствие чувства вины за это. Почему он решил, что альвийская половина ущербна? Я не знаю, возможно, слишком близко к сердцу принял то, что мать бросила его после рождения. Или потому что люди рядом с ним слишком много болтали. К сожалению, к крылатым в Айлетте относятся с брезгливым недоумением. И такое отношение невольно сбивает с толку, особенно детей-полукровок. И те либо назло молве начинают вести себя соответственно шепоткам, либо, как Тиа, загоняют себя в узкие рамки норм и правил.

– Если не Тиа, то что же вас беспокоит? Сабриса уже здесь, жива и здорова…

– Да, спасибо тебе за дочь. Теперь я уверена, что она не потеряется. Ей действительно не хватало дружеского внимания и теплоты. Эта девочка, Мадди, она хорошая, надежная. Она не бросит Саби, что бы та ни вытворила.

Ох, не нравятся мне что-то ее речи, такое чувство, словно она прощается. Снова в путь, леди? Но ведь альвы просто так не уходят… особенно те, кто давно выбрал свой дом…

А что, если?.. Не дай боги – ведь и у меня есть пределы сил и способностей!

Хотя многое решается магией… простой дружеской беседой можно решить не меньше. По крайней мере, я надеюсь на это.

– Как давно? – негромко спросила я, мысленно уже прикидывая, как с минимальными потерями с обеих сторон прийти к нужной теме.

– Что? – Олеф напряженно посмотрела на меня.

– Как давно вы решили уйти? И когда собираетесь это сделать? – Ни слова о главном, но ответы на эти вопросы дадут мне всю необходимую информацию. Я же так давно знаю альвов… и, конечно, изучила все их привычки. И чем старше крылатый, тем чаще он наступает на одни и те же грабли. Возможно, именно поэтому за Валя или Саби я почти не волнуюсь, но вот Нил и Олеф… для них это все намного сложнее, ибо перебороть себя почти невозможно.

– Как ты догадалась?

Я неопределенно пожала плечами и ответила максимально откровенно:

– Я не знаю почему, но альвы всегда оставляют своих детей… – Я невольно улыбнулась, заметив реакцию леди Олеф. Она удивилась, даже не так – она была ошеломлена моей проницательностью и откровенностью. Впрочем, с альвами по-другому и нельзя.

– Мы просто боимся… – негромко ответила она, – боимся, что они вырастут такими же… Поэтому так радуемся, когда наши дети находят свой путь в жизни.

Я невольно усмехнулась, удивляясь чужой наивности. Разве можно верить в счастье для ребенка, если с малых лет он будет знать одно: его бросили. Неважно, по какой причине, но бросили. Я не спорю, возможно, приемные родители не обделят его любовью и лаской, но…

– И часто это случается? – прямо спросила я, безжалостно нанося удар в слабое место. Если альвы действительно следят за жизнью своих детей, если они и правда не оставляют их без своей любви и поддержки, то они просто не могут не знать…

– Нет, – тише выдоха и как-то болезненно ответили мне. – Но Валь…

– Вот именно. Валь особенный, он исключение из всех правил. Таких, как он, больше нет, зато есть такие, как Тиа, загнанные чужим мнением в узкие рамки законов и правил. Забавно, но, кроме альвов-полукровок, так неукоснительно им никто и не следует. Вот только смотрят ли на них иначе? Сомневаюсь. Зато не смолкают шепотки в спину, ни на миг не отрываются от них чужие взгляды, и все ждут лишь одного – случайной ошибки. И однажды альвы срываются, устав всегда и во всем следовать общественному мнению. И со временем они понимают, что не имеет смысла бороться с тем, что неискоренимо, зато можно подчиниться ему – пусть увидят наконец то, чего с таким нетерпением ждут. Я не знаю, зачем вы их толкаете на этот путь. Не понимаю. Ведь, если бы хоть кто-то был рядом, понимающий и родной – таких срывов было бы меньше. Вы же не умеете взрослеть, а детям так нужна поддержка семьи, так нужен дом… – Последнее слово я выделила голосом, давая понять, что давно разгадала их главное стремление… их заветную мечту, зарождающуюся еще в детстве, мечту, которую они несут через всю жизнь…

– Ты думаешь, что мы сами виноваты в их… падении?

– Не в падении – ошибках. Они повторяют ваши же ошибки, а в результате люди лишь сильнее убеждаются в верности своих суждений. Поколение за поколением вы идете одним и тем же путем, спотыкаясь на тех же ухабах. Лишь немногие, такие, как Валь, разрывают этот порочный круг, но их так мало, и они так привыкли прятаться, что это проходит незаметно для остальных…

– Вы судите нас…

– Потому что не можем понять. Не повторяй прежних ошибок, Олеф. Тиа не простил. Прошло тридцать лет, но он предпочитает отказаться от семьи вовсе, чем появляться здесь. Я не думаю, что стоит множить обиды, а ведь, если ты снова исчезнешь, понимания больше не станет. Возможно, лорд Нимар поймет твое решение, но Саби и Тиа… они слишком мало унаследовали от тебя, чтобы разобраться в твоих мотивах. Демоны по воспитанию, альвы – по крови… Предательство – это не то, что они сумеют простить, Олеф. И я не хочу, чтобы Тиа прошел через это вновь. Не хочу, чтобы он нашел оправдание своему прежнему поведению.

– И что ты мне предлагаешь? Остаться здесь? Снова очернить род Арвишше? Вновь поставить любимых под удар?! – Синие глаза, до этого блестящие от слез, вмиг высохли. Вот она, та сила, что раз за разом заставляет альвов начинать все сначала.

Невольно улыбнувшись ей, я ответила, но не совсем на эти вопросы:

– Почему бы вам просто не пожениться? Раз за последние три десятилетия связь между вами не ослабла, то она не исчезнет и впредь. Уж поверь фее любви. И этот ваш брак… он бы заставил замолчать даже самых злостных сплетников.

Я внимательно следила за ее реакцией, пытаясь предугадать возможные последствия этой беседы. Олеф, смутившись от столь пристального внимания, растерянно пробормотала:

– Но это не принято… Альвы никогда…

– Ты же сама вспоминала недавно Валя, – еще увереннее произнесла я. Я вновь поймала это ощущение, иногда твердой уверенностью поселяющееся в груди. Возможно, в некотором смысле я действительно была феей любви, а потому и чувства воспринимала ясно. Сейчас я точно знала – в этом доме Олеф на своем месте. А значит, дело осталось за малым: донести это до нее. – Он альв, как ты заметила. И у него свадьба через пять дней. Думаешь, он страдает или сомневается? Да его уверенности на двоих хватит!

– Но…

– Скажи, альвам кто-то запрещал создавать семью? Может, это прописано в законах или в вашей религии?

– Нет, но…

– Так почему вы, даже чувствуя, что обрели свое место в жизни, так боитесь заявить об этом на весь мир? Неужели так сложно признаться, что вечный поиск закончился? Что вам мешает? – Я прямо смотрела на альву, сбитую с толку моими вопросами.

Несколько секунд мы просидели в тишине. Нам обеим нужно было обдумать все произнесенное и понять, насколько оно соответствует действительности. А еще я боялась, очень боялась, что она все-таки уйдет. А второй раз Тиа так легко это ее решение не примет. И пусть он упрямо игнорирует ее, пусть не появлялся в поместье с момента возвращения Олеф в эти стены – это все равно станет для него ударом. Как он отреагирует? Не вернется ли к прежней линии поведения? Не отгородится ли от меня вновь? Альвы слишком поддаются эмоциям, особенно когда дело касается самого ценного в их жизни – семьи и дома.

– Крис… – негромко окликнули меня. Я подняла глаза на Олеф. – Ты правда веришь, что это возможно? Что меня примут в качестве его жены?

– А не все ли равно? Это твоя жизнь и только твоя. Что же касается шепотков и слухов, я сама очень много внимания уделяла этому вопросу, в чем сейчас раскаиваюсь, если честно. Говорить будут в любом случае – уже говорят, а потому какая разница? Посудачат и замолкнут! Особенно если болтать уже будет не о чем. Законные жены, знаешь ли, особого любопытства не вызывают – намного приятнее перемывать косточки любовницам и временным увлечениям.

Олеф несмело улыбнулась мне. Неужели я все-таки смогла ее убедить? Ох, как же хочется в это верить. Крылатые достойны обрести свое место в жизни. И пусть они успели совершить множество ошибок и набили не один десяток шишек, но они – достойны.

– Из тебя действительно выйдет замечательная спутница для Себастиана, – внезапно произнесла она. – Не думала, что он с первого раза найдет именно то, что нужно. Обычно нам нужно куда больше времени.

– Поверьте мне, времени у него было даже больше, чем нужно, – механически ответила я, вспоминая обо всех ошибках, совершенных как мной, так и самим Тиа. Да-а, хорошо мы друг другу нервы помотали…

– Снова на «вы»? Леди Лиршей, вы бы определились! – задорно улыбнулась альва, из-под опущенных ресниц внимательно наблюдая за мной. Насколько я поняла, эмоциональный фон они считывают легко и непринужденно.

– Извините, давняя привычка. Стоит увидеть рядом потерянного альва, начинаю сразу же возвращать его заблудшую душу на путь праведный, – смущенно пробормотала я. Да, что-то меня начинает заносить. То герцогу Арвишше грублю и откровенно нарываюсь, то ввязываюсь в альвийские авантюры, то напрочь забываю о воспитании и веду себя, как деревенская девка.

– И многих вернула? – Леди Олеф заинтересованно подалась ко мне.

– С вами – пятеро будет. Но я не собираюсь останавливаться на этом, – широко улыбнувшись, уверила я.

– Надеюсь на это, потому что, судя по всему, у тебя неплохо получается с нами работать. Может, что из этого и выйдет. – С этими словами леди Олеф выбралась из-за стола и направилась к дверям. Но на пороге, словно вспомнив о чем-то, она обернулась: – Да, совсем забыла, спасибо за совет. И можешь звать меня просто по имени. Альвы, как ты заметила, совсем не привыкли к этикету.

Я склонила голову, соглашаясь с ней. Взглядом проводив будущую хозяйку дома (не теряю надежды на это), я довольно улыбнулась. Кажется, сегодняшний день обещает быть хорошим. Очень бы хотелось.

В замочную скважину

Изон дю Мар

Настоятель не ошибся. Эта страна действительно оказалась рассадником ереси и грязи. Демон у власти! Девицы-маги! Да еще и нечистой крови! Куда ни глянь – всюду разврат. Это ж надо было с нелюдьми сношаться! Как будто мало того, что за демонами и эльфами целые страны на материке значатся! Да еще и самые плодородные земли!

Нет, прав все-таки настоятель – надо что-то делать с этими неверными. Вон каких храмов понастроили, да все своим языческим богам! Наверняка еще и жертвоприношения практикуют! И магию! Как же без магии-то? Всем же известно, что именно благодаря этому богомерзкому искусству они и сумели зацепиться за лучшие земли, а нам – благословенному истинным Богом народу – приходится ютиться на островах между драконами и нелюдьми!

Но это ненадолго. Скоро, совсем скоро рыцари покажут всем этим магам и нечистым, что может их Бог! Вот тогда и посмотрим, что способны эти еретики и грязнокровные противопоставить истинной вере и силе избранного народа!


Дом для дракона | Фея любви, или Демон в юбке | Обратно в столицу