home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА VIII

Малоуна и Стефани доставили в полицейское отделение на окраине Роскиле. Всю дорогу они молчали, здраво рассудив, что лучше держать язык за зубами. Малоун понял, что присутствие Стефани в Дании не имеет ничего общего с деятельностью Magellan Billet. На прошлой неделе Стефани позвонила и сказала, что хочет повидать его. Она дала понять, что едет в Европу в отпуск. Замечательный отпуск, подумал он, когда они остались наедине в ярко освещенной комнате полицейского участка, не имеющей окон.

— Кстати, в кафе «Николаи» — отличный кофе, — сказал он. — Я цинично выпил и твою чашку. Конечно, это было после того, как я догнал вора в Круглой башне и полюбовался, как он спикировал оттуда.

Стефани промолчала.

— Я видел, что ты подобрала свою сумочку. Ты не заметила труп рядом? Наверное, нет, кажется, ты торопилась.

— Хватит, Коттон, — оборвала она его тоном, который был ему хорошо знаком.

— Я на тебя больше не работаю.

— Тогда почему ты здесь?

— Я спрашивал себя об этом в соборе, но меня отвлекли выстрелы.

Она не успела ответить. Открылась дверь, и вошел высокий рыжеватый блондин со светло-карими глазами. Это был инспектор полиции Роскиле, который доставил их сюда из собора. У него в руках была «беретта» Малоуна.

— Я сделал запрос, о котором вы просили, — обратился инспектор к Стефани. — Американское посольство подтверждает вашу личность и статус в департаменте юстиции. Я жду распоряжений, как поступить, от нашего министерства внутренних дел. — Он повернулся к Малоуну. — Вы, мистер Малоун, — другое дело. Вы находитесь в Дании на основании разрешения на временное проживание. — Инспектор указал на оружие. — Наши законы не разрешают носить оружие, не говоря уже о том, чтобы стрелять из него в нашем соборе — памятнике мировой архитектуры, между прочим.

— Я предпочитаю нарушать только самые важные законы, — сострил Малоун, не желая, чтобы инспектор решил, что взял над ним верх.

— Я люблю шутки, мистер Малоун. Но сейчас речь идет о серьезном деле. Серьезном для вас.

— Разве свидетели не упомянули, что стрельбу начали другие люди? И что их было трое?

— У нас есть их описания. Но сейчас их здесь нет. А вы здесь.

— Инспектор, — вмешалась Стефани. — К этому инциденту привели мои действия, а не действия мистера Малоуна. — Она бросила взгляд на Коттона. — Мистер Малоун работал на меня, и он подумал, что мне нужна помощь.

— Вы хотите сказать, что перестрелка не произошла бы, если бы не вмешательство мистера Малоуна?

— Вовсе нет. Я хочу сказать, что ситуация вышла из-под контроля — и в этом нет вины мистера Малоуна.

Инспектор обдумывал слова Стефани с видимым недоверием. Малоун пытался сообразить, к чему она клонит. Стефани врала не очень умело, но он решил не перечить ей при инспекторе.

— Вы оказались в соборе по делу, имеющему отношение к правительству США?

— Я не могу ответить. Поймите меня правильно.

— Ваша работа включает в себя действия, которые не подлежат разглашению? Я думал, вы юрист.

— Да, юрист. Но мое подразделение постоянно занимается расследованиями, связанными с национальной безопасностью. Это наша основная цель.

На инспектора ее слова не произвели особого впечатления.

— По какому делу вы приехали в Данию, миссис Нелл?

— Посетить мистера Малоуна. Мы не виделись больше года.

— Это единственная цель?

— Инспектор, почему бы нам не подождать решения министерства внутренних дел?

— Вы понимаете, это чудо, что в этой суматохе никто не пострадал. Повреждены несколько религиозных памятников, но ни один человек не ранен.

— Я попал в одного из стрелявших, — сказал Малоун.

— Следов крови нет.

Значит, на них были бронежилеты. Команда подготовилась, но для чего?

— Как долго вы будете оставаться в Дании? — спросил инспектор у Стефани.

— Завтра улетаю.

Дверь открылась, вошел офицер в форме и подал инспектору лист бумаги. Тот прочел и сказал:

— По всей видимости, у вас есть могущественные друзья, миссис Нелл. Мое начальство велит отпустить вас и не задавать вопросов.

Стефани направилась к дверям.

Малоун поднялся.

— В этой бумаге упоминается и мое имя?

— Да, вас я тоже должен отпустить.

Малоун протянул руку за своим пистолетом. Но инспектор покачал головой:

— У меня нет приказа вернуть вам оружие.

Коттон решил не спорить. С этим можно было разобраться позже. А сейчас надо поговорить со Стефани.

Он поспешил наружу и догнал ее на улице. Она повернулась к нему лицом и холодно сказала, всем своим видом выражая крайнюю неуступчивость:

— Коттон, я ценю то, что ты сделал в соборе. Но послушай меня как следует — держись подальше от моих дел.

— Ты понятия не имеешь, что делаешь. В соборе ты пришла прямиком в ловушку, совершенно не подготовившись. Эти трое хотели убить тебя.

— Тогда почему они этого не сделали? У них были все возможности, пока ты не появился.

— Поэтому количество вопросов еще больше увеличивается.

— Тебе что, нечем заняться в твоей лавочке?

— Конечно есть.

— Вот и займись этим. Когда ты в прошлом году подал в отставку, ты дал понять, что устал от перестрелок. Помнится, ты сказал, что твой новый покровитель-датчанин предлагает тебе жизнь, о которой ты всегда мечтал. Так что иди и наслаждайся ею.

— Позволь напомнить тебе, что это ты позвонила и сказала, что хочешь меня видеть.

— Это была плохая мысль.

— Твою сумку пытался украсть не карманник.

— Не лезь не в свое дело!

— Ты мне должна. Я спас твою шкуру.

— Никто тебя не просил.

— Стефани…

— Черт возьми, Коттон! Я не собираюсь повторять дважды. Если ты будешь продолжать в том же духе, у тебя не останется выбора, тебе придется принять участие в этом деле.

— И что ты собираешься делать?

— Связи есть не только у твоего датского друга. Я тоже кое-что могу.

— Флаг тебе в руки! — ответил он, злясь на нее все больше и больше.

Вместо ответа она пошла прочь. Малоун хотел было догнать ее и закончить разговор, но пришел к выводу, что она права. Это не его забота. Ему и так досталось сегодня вечером.

Пора возвращаться домой.


ГЛАВА VII | Евангелие тамплиеров | ГЛАВА IX