home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА LXII

Малоун выбрался наверх последним и увидел, что церковь занята шестью вооруженными людьми во главе с де Рокфором. Солнце уже село. Внутренности аббатства были освещены светом двух маленьких костров, дым от которых поднимался в небо и просачивался сквозь оконные щели.

— Мистер Малоун, вот мы и встретились, — произнес Раймон де Рокфор. — Вы хорошо проявили себя в Роскилском соборе.

— Рад, что вы мой поклонник.

— Как вы нас нашли? — поинтересовался Марк.

— Уж точно не благодаря фальшивому дневнику вашего отца, хотя это было умно с его стороны. Он говорил об очевидном и немного изменял подробности, как раз настолько, чтобы дневник стал бесполезным. Когда месье Кларидон расшифровал криптограмму, разгадка, разумеется, оказалась бессмысленной. Скажите мне, раз уж вы были внизу, там действительно скрываются какие-то секреты?

— У нас не было возможности узнать это, — ответил Малоун.

— Это мы исправим. Но, отвечая на ваш вопрос…

— Жоффруа предал нас, — перебил его Торвальдсен.

Марк остолбенел от удивления.

— Что?

Малоун уже заметил пистолет в руке Жоффруа.

— Это правда?

— Я брат храма, верный моему магистру, и исполнил свой долг.

— Твой долг?! — заорал Марк. — Ах ты лживый сукин сын! — Он бросился на Жоффруа, но путь ему преградили двое братьев. Жоффруа не шелохнулся. — Ты провел меня по этому пути только для того, чтобы победил де Рокфор?! Этого от тебя хотел наш магистр? Он доверял тебе! Я доверял тебе…

— Я знала, что ты принесешь нам неприятности, — заявила Кассиопия. — От тебя прямо веяло неприятностями.

— И вам следовало бы знать, — сказал де Рокфор, — что для меня вы были сплошной неприятностью. Сначала вы подбросили мне дневник Ларса Нелла в Авиньоне. Думали, что это меня задержит на некоторое время. Но, видите, мадемуазель, верность братству оказалась превыше всего. Так что все ваши усилия оказались напрасными. — Де Рокфор перевел взгляд на Малоуна. — Со мной здесь шесть человек, еще шесть ждут снаружи — все вооружены и опытны. У вас нет оружия, по крайней мере, так мне сказал брат Жоффруа. Но на всякий случай… — И де Рокфор жестом приказал обыскать пленников.

— Что ты сделал? Позвонил в аббатство, когда мы отправили тебя за припасами? — спросил Марк у Жоффруа. — А я еще удивлялся, почему ты вызвался поехать в город. Ты не спускал с меня глаз последние два дня.

Жоффруа продолжал стоять неподвижно, на лице его застыло выражение убежденности в собственной правоте.

— Подонок! Предатель! — Марк плюнул на землю.

— Я согласен, — неожиданно сказал де Рокфор, поднял револьвер и трижды выстрелил в Жоффруа.

Пули заставили молодого человека пошатнуться, и де Рокфор сделал контрольный выстрел в голову.

Тело Жоффруа рухнуло на пол. Из ран хлестала кровь. Малоун от бессилия закусил губу.

Марк рванулся к де Рокфору. Тот перевел дуло револьвера на бывшего сенешаля, и Марк остановился.

— Он набросился на меня в аббатстве, — произнес де Рокфор. — Нападение на магистра карается смертью.

— Но не пятьсот лет спустя! — прорычал Марк.

— Он предал. И тебя, и меня. Никому из нас не было бы от него пользы. Это профессиональный риск шпиона. Он знал, на что шел.

— А ты знаешь, чем рискуешь?

— Странный вопрос из уст человека, который убил брата нашего ордена. Это преступление тоже карается смертью.

Малоун понял, что это представление разыгрывается для остальных. Де Рокфору нужен был враг в качестве козла отпущения, по крайней мере сейчас.

— Я делал то, что должен был, — резко сказал Марк.

Де Рокфор взвел курок револьвера.

— Я тоже.

Стефани ступила между двумя мужчинами, закрывая своим телом Марка.

— Меня вы тоже убьете?

— Если понадобится.

— Но я христианка и не причинила вреда ни одному из братьев.

— Слова, моя дорогая леди, пустые слова.

Она сунула руку в вырез рубашки и извлекла цепочку с медальоном.

— Дева Мария. Я никогда ее не снимаю.

Малоун знал, что де Рокфор не сможет выстрелить в нее. Она тоже чувствовала театральность происходящего и обличила его блеф перед братьями. Де Рокфор был впечатлен. Надо иметь много мужества, чтобы встать перед заряженным оружием. Неплохо для кабинетного работника.

Де Рокфор опустил револьвер.

Малоун рванулся к окровавленному телу Жоффруа. Один из братьев протянул руку, чтобы остановить его.

— Лучше не мешайте мне, — предупредил Малоун.

— Пустите его, — сказал де Рокфор.

Малоун приблизился к телу. Хенрик стоял, не отводя взгляда от трупа. Его лицо было искажено от боли, и Малоун с изумлением заметил в его глазах слезы, которых он не видел больше года.

— Ты и я пойдем вниз, — сказал де Рокфор Марку. — И ты покажешь мне, что ты там нашел. Остальные останутся здесь.

— Иди к дьяволу.

Де Рокфор пожал плечами и прицелился в Торвальдсена.

— Он еврей. Наши правила к нему не относятся.

— Не надо проверять его на прочность. — Малоун обратился к Марку. — Делай, как он говорит. — Он надеялся, что Марк понимает, что есть время для сражения, а есть для отступления.

— Ладно. Мы пойдем вниз, — вынужденно согласился Марк.

— Я бы тоже хотел пойти, — сказал Малоун.

— Нет, — отрезал де Рокфор. — Это дело, касающееся только братства. Хотя я никогда не считал Нелла одним из нас, тем не менее он принес клятву, а это что-то значит. Кроме того, могут понадобиться его знания. Вы же будете только проблемой.

— Откуда вы знаете, что Марк не будет проблемой?

— Ему придется вести себя прилично. Иначе вы все, христиане или нет, умрете до того, как он выберется из подземелья.


Марк спустился по лестнице, за ним по пятам следовал де Рокфор.

Де Рокфор убрал револьвер в наплечную кобуру и направил луч фонаря вперед.

— Указывай дорогу. И ты знаешь, что произойдет, если сделаешь какую-то глупость.

Марк двинулся вперед, включив свой фонарь. Они осторожно обогнули яму, которая чуть не погубила Стефани.

— Изобретательно, — заметил де Рокфор, рассматривая ловушку.

Они приблизились к открытой калитке. Марк вспомнил предостережения Малоуна, что им могут встретиться и другие ловушки, и продвигался вперед крошечными шагами. Коридор сузился до ярда в ширину, потом резко свернул вправо. Еще через несколько футов им встретился новый поворот, на этот раз налево. Марк продвигался вперед крайне осторожно, дюйм за дюймом.

Наконец они свернули за последний угол и остановились.

В свете фонаря перед глазами Марка раскинулась комната площадью примерно в десять квадратных ярдов, с высоким сводчатым потолком. Предположение Кассиопии о римском происхождении подземных подвалов оказалось верным. В этом месте галерея образовывала идеальное хранилище, в котором находилось множество чудес.

Первым делом он обратил внимание на скульптуры. Маленькие цветные статуэтки. Несколько изображений Девы Марии, сидящей на престоле с младенцем на руках. Позолоченные pieta.[36] Ангелы. Бюсты. Всё расположено ровными рядами вдоль задней стены. Марк заметил отблески золота из сундуков, отделанных слоновой костью и покрытых мозаикой из оникса и позолоты. Некоторые сундуки были украшены медью и декорированы гербами и религиозными сценками. Каждый из их был самостоятельным произведением искусства. Это были реликварии, предназначенные для хранения мощей святых, видимо, их прихватили в спешке, нуждаясь в средствах для перевозки сокровищ.

За спиной Марка де Рокфор снял рюкзак, и комната озарилась ярким оранжевым светом мощного прожектора. Де Рокфор передал ему второй фонарь.

— Это нам подойдет лучше.

Мужчины разошлись по хранилищу, разглядывая сокровища.


— Накройте его, — попросил Малоун одного из братьев, указывая на Жоффруа.

— Чем? — спросил тот в ответ.

— Шнуры питания от прожекторов завернуты в покрывало. Можно воспользоваться им. — Он махнул рукой в сторону костров.

Тамплиер поразмыслил немного над его предложением и согласился:

— Oui, делайте.

Малоун протопал по неровному полу к сумкам, взял покрывало, параллельно оценивая ситуацию. С покрывалом в руках вернулся к Жоффруа и накрыл его тело. Трое стражников стояли около другого костра. Еще трое занимали позицию около входа.

— Он не был предателем, — прошептал Хенрик.

Остальные уставились на него с изумлением.

— Он пришел ко мне и сказал, что здесь де Рокфор. Он вызвал его. Должен был. Покойный магистр заставил его поклясться, что, когда Великое Завещание будет обнаружено, Жоффруа скажет об этом де Рокфору. У него не было выбора. Он не хотел делать этого, но доверял своему учителю. Он попросил меня подыграть ему, умолял о прощении и сказал, что присмотрит, чтобы со мной ничего не случилось. К несчастью, я не смог отплатить ему тем же.

— Как глупо с его стороны, — сказала Кассиопия.

— Может быть, — отозвался Торвальдсен. — Но он был человеком слова.

— Он объяснил, почему должен был позвать де Рокфора? — тихо спросила Стефани.

— Сказал только, что магистр предвидел столкновение между Марком и де Рокфором. Заданием Жоффруа было обеспечить, чтобы это произошло.

— Марк не соперник этому человеку, — сказал Малоун. — Ему нужна помощь.

— Согласна, — поддержала Кассиопия, умудряясь говорить с неподвижными губами.

— Шансы не в нашу пользу, — добавил Малоун. — Двенадцать вооруженных человек, а мы с голыми руками.

— Я бы так не сказала, — прошептала Кассиопия.

И Малоуну понравился лукавый блеск в ее глазах.


Марк жадно рассматривал сокровища, окружавшие его. Он никогда не видел такого богатства. В реликвариях находилась масса золота и серебра, и в монетах, и в слитках. Там были золотые динары, серебряные драхмы, византийские монеты, сложенные аккуратными рядами. Три сундука были до краев наполнены необработанными драгоценными камнями. Невероятное богатство. Потом его взгляд привлекли позолоченные изнутри потиры[37] и реликварии из слоновой кости, хрусталя и серебра. На некоторых были вычеканены фигуры, и они были усыпаны драгоценными камнями. Чьи останки тут хранятся? Насчет одного не было сомнений. Он прочитал надпись, глядя на вырезанный из горного хрусталя сосуд, и прошептал:

— Де Моле.

Де Рокфор подошел к нему.

Внутри реликвария находились куски обгорелых костей. Жак де Моле был сожжен заживо на острове посреди Сены, в тени собора Парижской Богоматери. Он выкрикивал, что невиновен, и проклинал Филиппа IV, который бесстрастно наблюдал за казнью. Той же ночью братья тайком переплыли реку, выбрали из пепелища кости де Моле и вернулись обратно, неся останки своего магистра во рту. Сейчас эти останки были перед ним.

Де Рокфор перекрестился и произнес молитву.

— Посмотри, что они с ним сделали.

Но Марк осознал значение этого факта в полной мере.

— Это значит, что кто-то приходил сюда после марта тысяча триста четырнадцатого года. Должно быть, они продолжали бывать здесь до самой смерти. Об этом тайнике знали пятеро. Черная смерть наверняка унесла жизни большинства из них в середине четырнадцатого века. Они не поделились своей тайной ни с одной живой душой, и этот тайник был утрачен навсегда. — Его охватила печаль при мысли об этом.

Он повернулся в другую сторону, и его прожектор осветил распятия и статуэтки из эбенового дерева, расположенные вдоль другой стены, — около сорока штук. Их стиль варьировался от римского и немецкого до византийского и высокой готики. Фигуры были настолько искусно вырезаны, что казались живыми и дышащими.

— Потрясающе, — взволнованно сказал де Рокфор.

Сокровища были неисчислимы, каменные ниши вдоль двух стен были заполнены целиком. В свое время Марк изучал историю и сюжеты средневековой резьбы по отдельным предметам, сохранившимся в музеях, но сейчас его взору предстало невероятное, роскошное изобилие предметов искусства Средних веков.

На каменном пьедестале возлежала огромная книга. Обложка до сих пор сохранила остатки блеска золотой фольги и была украшена жемчугом. По-видимому, кто-то прежде открывал эту книгу, судя по выпавшим из нее съежившимся пергаментным страницам. Марк наклонился ближе и поднес фонарь к страницам.

Де Рокфор заметил его интерес.

— Что это?

— Список изделий. Видимо, Соньер пытался изучить его, когда нашел это место. Но будь осторожнее с пергаментом.

— Вор. Вот кем он был. Просто обычный вор. Он не имел права прикасаться к этому.

— А мы имеем?

— Это наше. Сокровища, сбереженные для нас самим де Моле. Он был распят на двери, но ничего им не сказал. Его кости здесь. Это наше.

Внимание Марка привлек приоткрытый сундук. Он посветил туда и увидел еще больше пергаментов. Медленно откинул крышку, которая довольно легко поддалась. Он не смел прикоснуться к сложенным листам. Поэтому попытался разобрать, что написано на верхнем листке. Старофранцузский. Его знаний было достаточно, чтобы понять — это завещание.

— Бумаги, которые доверили ордену на хранение. Этот сундук, похоже, содержит завещания и прочие документы тринадцатого и четырнадцатого веков. — Он зачарованно смотрел на бумаги. — До самого конца братья честно выполняли взятые на себя обязательства. Сколько можно было бы узнать из этих бумаг…

— Это не все, — неожиданно заявил де Рокфор. — Здесь нет книг. Где знание?

— Все перед тобой.

— Ты лжешь. Есть еще. Где?

Марк взглянул в лицо де Рокфору.

— Вот оно.

— Не лукавь со мной. Наши братья укрыли наше знание. Тебе известно об этом. Филиппу так и не удалось завладеть им. Так что оно должно быть где-то здесь. Я вижу это по твоим глазам. — Де Рокфор достал револьвер и направил его в лицо Марку. — Скажи мне.

— Лучше я умру.

— Ты же не хочешь, чтобы умерла твоя мать? Или твои друзья там, наверху? Потому что я убью их первыми, а ты будешь смотреть на это.

Марк обдумал эти слова. Дело было не в его страхе перед де Рокфором — странно, но он не чувствовал страха, — просто он тоже хотел знать истину. Его отец вел поиски много лет и ничего не нашел. Что сказал о нем магистр его матери? У него не хватает решимости, чтобы довести до конца свою битву. Черт. То, что так долго и упорно искал его отец, находилось в нескольких шагах от него.

— Ладно. Пойдем со мной.


— Тут ужасно темно, — обратился Малоун к брату, который производил впечатление старшего. — Не возражаете, если мы включим генератор и зажжем прожектора?

— Мы ждем возвращения магистра.

— Им понадобятся эти лампы внизу, а их надо приводить в действие несколько минут. Ваш магистр, вероятно, будет не склонен ждать, когда они ему потребуются. — Он понадеялся, что упоминание магистра может повлиять на мнение тамплиера. — Что в этом плохого? Мы просто соберем прожектора и добавим немного света.

— Ладно. Делайте.

Малоун отошел к своим и прошептал:

— Он купился. Давайте включим прожектора.

Стефани и Малоун направились к одному прожектору, а Кассиопия и Хенрик — к другому. Прожектора состояли из двух галогеновых ламп и оранжевой треноги. Генератор представлял собой компактное устройство, работающее на бензине. Они установили треноги в противоположных концах церкви и направили лампы вверх. Подключили силовые кабели и провели их к генератору, расположенному около алтаря.

Сумка с инструментами лежала рядом с генератором. Кассиопия полезла в нее, когда один из тамплиеров остановил ее.

— Мне надо подключить силовые кабели. Я только хочу достать отвертку.

Брат поколебался, потом отступил, держа в руке пистолет и в полной готовности действовать. Кассиопия забралась в сумку, аккуратно достала из нее отвертку и прикрепила провода к клеммам генератора.

— Давай проверим все соединения, — сказала она Малоуну.

Они беззаботно подошли к первой треноге.

— В сумке с инструментами мое ружье, стреляющее дротиками, — прошептала она.

— Я полагаю, это те самые милые крошки, которые вы с таким успехом использовали в Копенгагене? — Малоун говорил, практически не шевеля губами, как чревовещатель.

— Они быстро действуют. Мне надо лишь несколько секунд, чтобы выстрелить.

Она возилась с треногой, в действительности ничего не делая.

— Сколько у вас выстрелов?

Она, по всей видимости, заканчивала делать то, что ей надо было.

— Четыре.

Они направились ко второй треноге.

— А у нас шесть гостей.

— Двое из них — твоя задача.

Они остановились около второй треноги. Он выдохнул:

— Нам надо отвлечь их и привести в замешательство. У меня есть идея.

Она сделала вид, что налаживает лампы.

— Очень вовремя.


ГЛАВА LXI | Евангелие тамплиеров | ГЛАВА LXIII