home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА II

Стефани трясло. За двадцать шесть лет работы на департамент юстиции она усвоила простую истину: если у животного четыре ноги и хобот — это слон. И чтобы это понять, не надо вешать на слона табличку. Очевидно, что мужчина в красном пиджаке не был простым карманником.

И это значит, кто-то в курсе ее дел.

Она видела, как вор свалился с башни, — впервые в жизни Стефани своими глазами видела насильственную смерть. Годами она слушала рассказы своих агентов о таких вещах, но между сухими отчетами и видом настоящей смерти была непреодолимая пропасть. Тело рухнуло на булыжники с тошнотворным глухим ударом. Он сам прыгнул? Или это Малоун его столкнул? Или там, наверху, завязалась борьба? Сказал ли этот человек что-нибудь перед смертью?

Стефани приехала в Данию с конкретной целью и, раз уж она здесь, решила повидать Малоуна. Когда-то он был одним из двенадцати агентов, отобранных ею в Magellan Billet. Она знала отца Малоуна и следила за возмужанием сына. И была рада, когда он принял ее предложение и перешел из флота в юстицию. Со временем он стал ее лучшим агентом, и Стефани огорчилась, когда год назад он решил выйти в отставку.

С тех пор она не видела Малоуна, хотя они несколько раз созванивались. Когда Малоун бросился в погоню за вором, она обратила внимание, что он не изменился: то же мускулистое тело, густые волнистые волосы с рыжеватым отливом, вызывавшим в памяти цвет камней в старинных копенгагенских домах. Все, как она помнила. Двенадцать лет работая на нее, он оставался решительным и независимым, что делало его хорошим оперативником, которому можно доверять. При этом Малоун не утратил способность к состраданию. Надо признаться, он всегда был для нее больше чем сотрудником.

Он был ее другом.

Но это не значило, что ему можно лезть в ее дела!

То, что он погнался за вором, было типично для Малоуна. В этом-то и крылась проблема. Если она сейчас встретится с ним, последуют вопросы, на которые она не намеревалась отвечать.

Уютный вечер в компании старого друга придется отложить.


Малоун вышел из Круглой башни и отправился следом за Стефани. Когда он покидал крышу, врачи занимались пожилой парой. Мужчина пострадал от удара в голову, но скоро будет в порядке. Женщина продолжала биться в истерике, и он слышал, как один из санитаров настаивал, чтобы ее отвели в машину «скорой помощи».

Труп Красного Пиджака все еще лежал на мостовой, накрытый светло-желтой простыней, и полицейские отгоняли от него любопытствующих. Пробираясь сквозь толпу, Малоун увидел, что простыню убрали и к работе приступил полицейский фотограф. Вор перерезал себе горло профессионально. Окровавленный нож лежал в нескольких футах от его руки, вывернутой под неестественным углом. Кровь продолжала хлестать из раны, образуя темную лужу на булыжниках. Череп треснул, туловище покалечено, ноги изогнуты так, словно в них нет костей. Полицейские велели Малоуну не уходить, он был нужен в качестве свидетеля, но ему необходимо было найти Стефани.

Он выбрался из толпы зевак, поглядывая на вечернее небо — закатное солнце слепило глаза. Ни облачка. Сегодня будет чудесная ночь для наблюдения за звездами, но никто не придет в обсерваторию в Круглой башне. Сегодня вечером она закрыта из-за человека, прыгнувшего с крыши.

Кто же он такой?

К любопытству примешивались мрачные предчувствия. Малоун знал, что ему следует вернуться в свой магазинчик и забыть о Стефани Нелл и о том, чем она занимается. Ее дела его больше не касаются. Но он не сможет так поступить.

Чутье подсказывало Малоуну, что дело — дрянь…

Он засек Стефани в пятидесяти ярдах впереди на Вестергаде, еще одной улочке из тех, что паутиной пронизывают торговые зоны Копенгагена. Она шла быстро и уверенно, потом резко свернула направо и скрылась в одном из зданий.

Он заторопился следом и увидел книжный магазин «Антиквариат у Хансена». Его владелец — один из немногих людей в городе, недоброжелательно относящихся к Малоуну. Петер Хансен недолюбливал иностранцев, особенно американцев, и даже пытался препятствовать вступлению Малоуна в Ассоциацию датских книготорговцев-антикваров. К счастью, неприязнь Хансена не оказалась заразной.

Малоун чувствовал в себе пробуждение старых инстинктов, дремавших весь этот год. Это не радовало его, но, как всегда, подталкивало к действию.

Он остановился у входной двери и увидел за стеклом Стефани. Она разговаривала с Петером Хансеном, коренастым мужчиной с длинным носом, нависавшим над седыми усами. Потом эти двое скрылись в глубине магазина, занимавшего первый этаж трехэтажного дома. Малоун хорошо знал, как выглядит магазин внутри, поскольку посвятил последний год изучению книжных лавок Копенгагена. Почти все они были олицетворением нордической аккуратности: книги в шкафах расположены строго по тематике и расставлены ровно, как по линейке. Хансен же не был таким педантом. Его магазин был эклектической смесью раритетов и новых изданий — преимущественно новых, поскольку он не был склонен выкладывать кучу денег за редкости из частных коллекций.

Малоун просочился в полумрак лавочки, надеясь, что никто из продавцов не окликнет его по имени. Он пару раз обедал с управляющей магазином и именно от нее узнал, что Хансен его недолюбливает. К счастью, ее здесь не было. Среди полок человек десять копались в книгах. Он торопливо пробрался в дальний конец магазина, где было полно закутков с книжными полками. Он чувствовал себя неловко — в конце концов, Стефани просто позвонила и сказала, что прилетела в город на пару часов и будет рада видеть его. Но это было до появления Красного Пиджака.

Поведение Стефани его не удивляло. Она всегда была скрытной особой, иногда даже слишком скрытной, что нередко приводило к конфликтам. Одно дело сидеть за компьютером в офисе в Атланте, а другое — работать «в поле». Нельзя принять правильное решение, не обладая максимальным количеством информации.

Он засек Стефани и Хансена в уединенной нише без окон, служившей Хансену кабинетом. Малоун пристроился за полкой, плотно заставленной книгами, и схватил первый попавшийся томик, делая вид, что читает.

— Ради чего вы проделали такой долгий путь? — спросил Хансен хриплым голосом.

— Вы знаете об аукционе в Роскиле?

Как это типично для Стефани, отвечать вопросом на неудобный для нее вопрос!

— Я там часто бываю. Там продается много книг.

Малоун тоже знал об этом аукционе. Роскиле находится в получасе езды от Копенгагена. Раз в три месяца копенгагенские торговцы антикварными книгами собираются здесь на аукцион, привлекающий покупателей со всей Европы. Спустя два месяца после открытия своей лавки Малоун выручил на торгах почти двести тысяч евро за четыре книги, найденные им на распродаже в одном чешском поместье. Эти деньги существенно облегчили ему процесс превращения из государственного служащего с постоянным окладом в предпринимателя. Но они также вызвали зависть окружающих, и Петер Хансен не скрывал своей злобы.

— Мне нужна книга, о которой мы говорили. Сегодня. Вы сказали, что ее можно будет легко купить. — В голосе Стефани слышалась привычка отдавать приказы.

Хансен хмыкнул:

— Ох уж эти американцы. Все вы одинаковы. Думаете, что мир вращается вокруг вас.

— Мой муж отзывался о вас как о человеке, способном разыскать то, чего не найдет никто другой. Книга, которую я хочу, уже найдена. Ее надо просто купить.

— Ее получит покупатель, который предложит самую высокую цену.

Малоун моргнул. Стефани не сознавала, на какую зыбкую почву ступает. Первое правило сделки: никогда не показывай, насколько ты заинтересован в товаре.

— Это малоизвестная и никому не интересная книга, — сказала она.

— Но она интересна вам, а значит, могут быть и другие покупатели.

— Надо убедить их, что мы можем предложить самую высокую цену.

— Почему эта книга так важна для вас? Я никогда не слышал о ней. Ее автор неизвестен.

— Вас интересуют дела моего мужа?

— Что вы имеете в виду?

— Это не ваше дело. Добудьте мне эту книгу, и я заплачу, как мы договаривались.

— Почему вы сами ее не купите?

— Я не собираюсь объяснять вам это.

— Ваш муж был более сговорчив.

— Он мертв.

Хотя она произнесла это бесстрастно, на миг воцарилась тишина.

— Мы поедем в Роскиле вместе? — спросил Хансен, по всей видимости поняв, что ничего от нее не добьется.

— Я встречусь с вами там.

— Буду ждать с нетерпением.

Стефани вышла из кабинета, Малоун вжался в свой закуток и отвернулся, когда она шла мимо. Он услышал, как дверь в кабинет Хансена захлопнулась, и, пользуясь отсутствием хозяина, тоже направился к выходу.

Стефани вышла из лавки и свернула налево. Малоун незаметно последовал за ней. Его бывшая начальница двигалась в сторону Круглой башни.

Он поторопился за ней, держась на безопасном расстоянии.

Она ни разу не обернулась. Хотя следовало бы, особенно после происшествия с Красным Пиджаком. Где же ее охрана? Конечно, она не была полевым агентом, но дурой не была тоже.

Около Круглой башни, вместо того чтобы повернуть направо в сторону Хойбро Пладс, где находился магазинчик Малоуна, она продолжала идти прямо. Пройдя еще три квартала, Стефани подошла к отелю «Англетер».

Малоун проследил, как она входит в гостиницу.

Его расстроило, что она собиралась купить книгу в Дании и при этом не прибегла к его помощи. Очевидно, она не хотела вовлекать его в свои дела. А после того, что произошло в Круглой башне, Стефани, по всей видимости, вообще не хочет встречаться с ним.

Малоун глянул на часы. Чуть больше половины пятого. Аукцион начинается в шесть, и до Роскиле полчаса езды. Он не собирался там присутствовать. В каталоге, который ему прислали несколько недель назад, не было ничего интересного. Но дело было не в этом. Стефани вела себя странно, очень странно даже для нее. И знакомый голос глубоко внутри, не раз спасавший ему жизнь за эти двенадцать лет, подсказывал, что Малоун ей еще пригодится.


ГЛАВА I | Евангелие тамплиеров | ГЛАВА III