home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Безупречный план спасения

Атака, начатая стражниками по команде всадника, оказалась настолько эмоциональной и стремительной в своем развитии, что никто даже не смотрел на разбегающихся в панике зевак. Элейн не стала терять времени на раздумья. Она действовала спонтанно, целиком положившись на свое чутье и реакцию. Незаметно проскользнув мимо размахивающих копьями стражников, девушка проскочила в открытые ворота и нырнула в ближайший переулок.

Скрывшись от городской стражи, Элейн замедлила шаг, стараясь выглядеть естественно среди других прохожих. Чточто, а выглядеть невинной овечкой она отлично умела в любых обстоятельствах. Этому она превосходно научилась во время жизни среди воров и бандитов Ливинкрона, поэтому сейчас, беспечно поглядывая по сторонам, она неторопливо двинулась в сторону своего дома. Трущобы находились недалеко от Северных врат, но Элейн намеренно немного поплутала по переулкам, хоть и с трудом переставляла ноги от усталости.

Домой ей возвращаться нельзя – Элейн понимала, кто именно предупредил стражу о том, что она и ее спасители пойдут в город. И тот, кто сбежал, знал, где она живет.

Девушка решила направиться в старый дом Глоара, который пустовал с момента его становления главой гильдии. Там девушка хранила запасную одежду и коекакие вещи.

Оказавшись наконец в доме своего приемного отца, девушка первым делом сбросила грязную одежду и, забравшись в широкий таз, тщательно смыла всю грязь недавних злоключений. Одевшись во все чистое, Элейн почувствовала себя значительно лучше. Усталость, конечно, не отошла совсем, но теперь стала не такой гнетущей. Заварив себе перед сном душистый травяной отвар, девушка налила его в большую глиняную чашку и забралась на широкий деревянный подоконник. Мысли тяжелым роем вились в ее голове, и сон, напуганный такими раздумьями, медленно отпускал свою законную добычу.

А Элейн все думала и думала о двух странных путниках, появившихся, словно посланники самой Армалии, в тот самый момент, когда она уже начала прощаться с жизнью. Они бескорыстно спасли ее, но вот чем она смогла отплатить своим спасителям? Тем, что, не подумав, повела их на верную погибель в город, размышляя только о том, как самой побыстрее добраться до дома и мягкой постели. Ведь не нужно было быть провидцем, чтобы догадаться, как станет действовать сбежавший последователь Мрака.

Окажись она вместе с ними в плену городской стражи, инквизиция и ее представила бы ведьмой, предавшейся ереси, которую сожгли бы на костре на радость толпе. А то еще и сам сбежавший, коль скоро оказался както связан с семьей магистрата, наведался бы к ней в темницу, чтобы без лишних свидетелей завершить начатое на той поляне.

Горячий отвар вместо приятного расслабления принес бодрость. Мысли четко формировались в голове Элейн, но девушка пока не знала, что предпринять и как помочь странным путникам, так отважно бросившимся ей на выручку. Решение родилось само собой – точно так же, как временами рождалось у нее недоброе предчувствие.

Но только теперь Элейн не ощущала беды. Скорее, наоборот, едва только осознав свои будущие действия, девушка успокоилась. Она спасет своих новых знакомых, хоть и придется сильно рисковать при этом. Теперь она знала, как поступит, и оставалось лишь воплотить это знание в жизнь. Схватила путников городская стража, а это означает, что с большой долей вероятности и содержать их до решения магистрата или суда инквизиции будут в здании городской тюрьмы. Конечно, городская тюрьма сама по себе почти неприступная крепость, так как находится на территории казарм. Только ведь девушка и не собирается брать ее приступом.

Раскрыв створку окна, Элейн высунулась наружу, осматривая узкую грязную улочку, и принялась ждать. Торопиться она не хотела, но долго ждать ей и не пришлось. Мимо дома на базарную площадь шли двое пареньков лет десяти от роду. Элейн знала этих ребят.

– Эй, Чезар! – громко позвала девушка одного из ребят, а когда пацаны подошли, бросила им медную монетку. – Сбегай к Норилу. Скажи, что я прошу собрать человек пять из шпаны и подойти сюда до заката.

Ребята кивнули, радуясь и возможности заработать, и тому, что им поручили важное задание, и помчались к Норилу. Девушка же, понимая, что тратить бездарно время, тогда как ноги буквально подгибаются от усталости, просто глупо, отставила недопитую чашку прямо на подоконник и вытянулась на мягкой кровати. Через мгновение она уже спала крепким здоровым сном, а когда проснулась, солнце как раз клонилось к закату.

Сон восстановил силы и придал ясности созревшим в голове мыслям. Но какими бы стройными ни стали цепочки мыслей, а общий план, сложившийся в голове у Элейн, был совершенно безумным.

Впрочем, поразмыслив над всей ситуацией, можно было легко оправдать сделанный девушкой выбор. Родившаяся в семье рыцаря из благородного рода, она и воспитывалась им в духе старых обычаев. С той лишь разницей, что отец, скорее всего, предпочел бы иметь вместо дочери еще одного сына. Как бы то ни было, а как раз благодаря этому Элейн отлично владела разным оружием, могла дать форы многим парням в умении держаться в седле, да и вообще отличалась отменной физической формой, так несвойственной изнеженным девушкам.

Слишком рано познав нищету и лишения, оказавшись волею богов в окружении, чуждом благородным особам, она на удивление быстро приспособилась, изменилась, приобрела новые навыки. И вновь сумела стать лучше многих. Благодаря таким врожденным чертам характера, как твердость духа и воля к победе, она не стала заурядной покорной подругой какогонибудь молодого бандита.

Глоар не ошибся, взяв под крыло растерянную девушку. Теперь ее имя и слово в воровской гильдии Ливинкрона имели приличный вес. Но что дальше? Сейчас она молода, умна и сильна. Но время стремительно и безвозвратно. Элейн уже решила для себя, что Ливинкрон стал для нее трясиной, в которой, увязнув, она растеряет по каплям всю свою жизнь, не получив ничего взамен.

Предчувствие, что странные путники, спасшие ее, принесли с собой шанс вырваться из этой трясины, не покидало девушку со времени их знакомства. И ради такого шанса она готова была сейчас серьезно рискнуть, поставив на карту все, даже саму свою жизнь. Девушка решительно распахнула дверцу добротного стенного шкафа и, больше не колеблясь, принялась собираться.

Ватага из пяти подростков уже терпеливо ждала ее у крыльца, не решаясь громко объявить о своем приходе. Едва Элейн показалась в дверях, как пацаны вскочили с тротуара, а самый рослый и крепкий из них шагнул вперед, оказываясь прямо перед первой ступенькой крыльца.

– Мы здесь, Эли. Я не смог найти Наала, но нас, как ты и просила, пятеро, – сказал он, глядя на девушку преданновлюбленными глазами. – Что случилось?

– Спасибо, Норил, – кивнула Элейн. – Я знала, что ты меня не подведешь. Вот только дело у меня к тебе весьма непростое и опасное.

– Я готов на все, что угодно… – заверил подросток, вдруг оборвавшись на полуслове и покраснев от мысли, что его признания могут показаться смешными и его друзьям, и, что много хуже, самой Элейн. – Ты просто скажи, что надо сделать, и я правда не подведу.

– Пойдем прогуляемся, – предложила девушка, решительно беря парня под локоть. – А они пусть сзади, чуток поодаль идут. Им пока слушать не надо.

Норил, мгновенно посерьезнев, сделал знак своим товарищам, и те послушно двинулись следом на расстоянии шагов в десять от беседующих.

– Я собираюсь попасть в казематы городской тюрьмы, – решительно призналась Элейн.

– За что? – опешил подросток. – Ты же ничего такого… Собираешься попасть? Сама?

Парнем Норил был сообразительным и сейчас довольно быстро ориентировался в обстановке. К тому же от его острого глаза не укрылись и метательные ножи, умело вложенные в складки широкого пояса, и короткий лук, спрятанный под полой длинной накидки.

– Ты что, собираешься приступом взять городскую тюрьму? – понял все Норил, и глаза его буквально полезли из орбит.

– Я все решила, – предвосхищая возражения, отрезала Элейн. – Я все сделаю сама. А ты со своими друзьями должен просто немного отвлечь стражников у ворот.

– Немного отвлечь? Как ты себе это представляешь? Что нужно сделать, чтобы пройти внутрь? – язвительно поинтересовался парень, которому, судя по всему, сразу не понравилась задумка девушки. – Да они и тебя и нас на ремни порежут. Ты что, не знаешь, какие громилы в тюремной страже служат? Если они таких, как мы, убьют – им совершенно ничего не будет. Они же стража.

– Да ты струсил, Норил! – усмехнулась Элейн, хоть и понимала, что такие слова являются грубым ударом ниже пояса – грубым, но эффективным, а для нее сейчас все средства были хороши. – Надо мне было к кому другому за помощью обратиться. Я не думала, что ты еще совсем сосунок.

Парень насупился и обиженно замолчал, не отставая при этом от девушки ни на шаг. Через несколько шагов он фыркнул, как раздраженный кот, и зло сплюнул на утоптанную дорогу.

– Ладно, двум смертям не бывать, а одной не миновать. Что я должен делать? – решился Норил.

– Все совсем просто, – заверила девушка, сразу сменив насмешливый тон на кокетливую улыбку. – Тебе даже подходить к воротам не понадобится…

Девушка взглянула Норилу в глаза и внезапно, на мгновение перед ней пронеслось видение слетающей с плеч головы Наала. Элейн словно наяву вновь ощутила на своем лице его теплую кровь. Неожиданно для нее самой сердце отяжелело под грузом ответственности. Она взяла Норила за руки.

– Только не подходи к воротам, и если что пойдет не так – забирай своих ребят и убегай! Понял? – Элейн сбросила все кокетство и стала предельно серьезной.

– Дда, понял, – ответил опешивший Норил.

– Хорошо, возле тюремных ворот дежурят два охранника…

Два дежурных охранника, Блосс и Насир, мерзли у ворот казарм. Око Увара хоть и светило ярко, но тепла в это время года уже совсем не давало, а к вечеру северный ветер приносил пробирающую до самых костей прохладу.

В тюрьме, находившейся на территории казарм, и днем и ночью хватало стражников, но если ночью все запоры, в дополнение к этому, были накрепко закрыты, то днем, оставляя сами ворота запертыми, стража открывала вделанную в них калитку. Так и караулу у ворот веселее – можно, не нарушая устава, выйти на улицу, чтобы поглядеть на окружающий мир да погреться на солнышке. Да и посетителям, собравшимся передать узникам весточку или корзинку с едой, днем проход за ворота тюрьмы был, за редкими случаями, разрешен. Жены, сестры или матери заключенных часто просили тюремщиков чтонибудь передать своим родным и близким людям, оказавшимся в неволе. Часть продуктов честно передавалась, а часть тюремщики оставляли себе в виде своеобразной платы за доставку посылочки. Так было всегда, и изменить этот порядок было невозможно.

Вот и сейчас Блосс и Насир, лениво щурясь от ярких лучей закатного солнца, стояли снаружи, привалившись к теплым, окованным металлом доскам ворот. Насир положил подбородок на сжимающие древко длинного копья руки, а копье Блосса и вовсе отдыхало рядом с хозяином, прислоненное к воротам.

Неожиданный громкий гомон привлек внимание обоих – пятеро подростков затеяли шумную ссору, готовую вотвот перерасти в открытую потасовку. Они чтото рьяно доказывали друг другу, не скупясь в выражениях и совершенно не обращая внимания на окружающих. Двое ребят, что покрупнее, наседали на троих поменьше.

– Надают сейчас этим двоим тумаков, – предположил Блосс, прищуриваясь. – Точно надают.

Насир пристально присмотрелся к раскричавшимся забиякам и покачал головой:

– Нет. Не надают. Вон тот жилистый – самый сильный из пятерых. Если его приятель не струсит, то они легко этих троих одолеют.

– А я говорю – надают, – не унимался Блосс.

– Вот и отлично! – выпрямляясь и отходя от створки ворот, поддел Насир. – Ты, Блоха, говоришь, я говорю. Мальцы сейчас уже драку начнут, а мы все языками мелем. Давай поспорим? Я ставлю медяк на то, что жилистый с приятелем одолеют.

– А я что? – обрадовался развлечению и возможной прибыли Блосс. – Я разве против? Давай поспорим. Я поддерживаю и тоже медяк ставлю. Ни за что твоим дохлякам не побить этих троих крепких пацанов.

Оба нисколько не теряли, даже проиграв медную монету. Все равно вечером, сдав смену, завалятся в ближайшую таверну, давно облюбованную тюремной стражей. Там и в долг охотно стражникам наливали, хотя обычно они бывали при деньгах. А уж выигравший пари просто обязан поставить товарищам пиво за удачу. Вот и выходило, что при любом раскладе они, к обоюдному удовольствию, пропьют и этот проигранный кемто из них медяк, да чего греха таить, и еще какуюто сумму. Ежели пить, то не на медяк.

Звонко прозвучала первая оплеуха, и, словно только и дожидаясь этой команды, сорванцы кинулись друг на друга, как бойцовые петухи на рыночной площади в выходной день.

– Ага! Видал, Блоха, видал?! Как он ему залепил! – обрадованно хлопнул в ладоши Насир, горячо болея за тех, на кого поставил свой медяк: хоть и предстоит его вместе пропить, но уж куда лучше угощать, чем быть угощаемым.

Блосс мельком взглянул на появившуюся из ближайшего переулка молоденькую девушку, явно направляющуюся в их сторону. Наверняка какаято посетительница. Тоже хорошо, однако пари прежде всего. А посетительница подождет.

Мальчишки дрались не на шутку: уже раскровенив пару носов и подбив пару глаз, они, казалось, только вошли в раж. Явно не до первой крови, как чаще всего бывает, драться собрались. И ни один, вопреки опасениям стражников, не дрогнул и не сбежал с места драки.

Со стороны центральной улицы показалась сгорбленная фигура в странном облачении – не то старик в длинном плаще на случай внезапной непогоды, не то какойто паломник в темном с головы до пят мрачном одеянии. Словно под тяжестью прожитых лет медленно, хромая на правую ногу, человек направлялся к воротам.

– Смотри, кого несет. – Блосс двинул локтем Насира, отвлекая его от схватки шпаны.

– Монах какойто, – сплюнув, проворчал Насир в ответ. – С этих монахов и не возьмешь ничего. У них и жалкого медяка может в рясе не оказаться. А вот той девчонке явно чегото нужно.

– Я ее в караулке зажму, а ты один постоишь, – оскалился Блосс.

– Эээ, нет, Блоха, не пойдет! – не согласился Насир, которому девушка тоже понравилась.

– Давай так: чьи победят, – Блосс кивнул в сторону колотящих друг друга пацанов, – тот и попользует девчонку в караулке.

Оба стражника заржали, придя к обоюдному согласию.

– Эх, надо было больше ставить! – сокрушался Блосс. – Смотри, как дубасят того, что выше всех! Не каждый день хорошую драку увидишь!

Девушка подошла совсем близко к воротам, оказавшись в трех шагах от увлеченного дракой Блосса. Насир невольно еще раз бросил взгляд на молодую красотку, и вдруг его словно кипятком ошпарило – изпод полы легкого плаща девушки виднелась дуга короткого лука, а тонкая ладонь медленно тянула метательный нож из складки пояса.


Упуская добычу | Рождение героев | Все зло, обращенное в прах