home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Коварство и сокровище

– Смотрите! Впереди чтото происходит! – вскинула руку девушка, одетая в расшитые вязью магических символов голубые одеяния.

Гном, размеренно шагающий чуть в стороне, замер, вглядываясь в то, что привлекло внимание его спутницы. Неуловимым движением боевая секира высвободилась изза пояса и мгновенно оказалась в его крепкой руке.

– Лилиан права. Впереди перевернутый фургон. – Рассмотрев происходящее впереди, гном зло сплюнул на землю. – Я чую разбойников! Не иначе напали на беззащитных путников, верно, Тария?

– Мы в пути уже два дня, Бронар, – ответила идущая рядом с гномом девушка. – И, кроме запаха грязи и собственного пота, ты вряд ли чтонибудь можешь учуять.

Тария бей Гаал была молода и красива. Многие парни желали получить ее поцелуй, но только вряд ли ктото из них решился бы даже заговорить с ней – ведь поверх дорогих белых одежд, расшитых символами богов Белого Трона, висел медальон Нахена. В отличие от священнослужителей Денмиса, клирики Нахена заслуженно слыли столь воинственными и умелыми бойцами, что далеко не каждый обычный воин мог сравниться с ними в драке. Что уж говорить о том, что и учения и догмы, познаваемые служителями Нахена, требовали от своих последователей много большего, чем в культах других богов Белого Трона. Более воинственными клириками считались разве что гномы, воздающие молитвы Аррагу.

Длинные черные волосы обрамляли смуглое красивое лицо с тонкими и несколько даже хищными чертами. Лишь одна черта немного диссонировала с общим строгим обликом девушки – огромные зеленые глаза. Такие глаза больше подошли бы придворной фаворитке короля, облаченной в шелка и избалованной вниманием мужчин и любовными утехами, нежели странствующему клирику Нахена.

Гном усмехнулся, нисколько не обижаясь на слова зеленоглазой спутницы. Напротив, настроение его заметно улучшилось, хоть и не общение с прекрасной служительницей Нахена было тому причиной. Повернувшись к остальным, гном рубанул воздух остро отточенной секирой.

– Впереди засада! – рыкнул он в радостном предвкушении.

– Мастер Лигтон, оставайтесь вместе с Лилиан и госпожой Тарией! – нахмурился идущий следом за гномом рыцарь. – А мы с Бронаром быстро разберемся с этими недоносками.

Тария лишь холодно усмехнулась этим словам и легко крутанула небольшую сверкающую булаву – оружие, свойственное только жрецам, какую бы веру они ни исповедовали, да воинам из стран Фиринского Царства, откуда Тария и была родом.

Замыкали небольшой отряд высокий молодой человек и плетущийся рядом старик, опирающийся на деревянный посох. Старик снял свою остроконечную шляпу с мятыми полями и пригладил густые седые волосы.

– Дорогой Прайд. Милый мой паладин, – заговорил он скрипучим старческим голосом. – Я собрал вас всех и отправился с вами не для того, чтобы меня охраняли. Поверь мне, я еще могу за себя постоять. И еще не все заклинания позабыл – верно, внученька?

– Дедушка, ты лучший маг из всех, кто меня обучал, – мгновенно отозвалась Лилиан.

– Тогда смотрите, чтобы наш воришка не переметнулся к этим бандитам! – отозвался Прайд.

– Ты за кого меня принимаешь?! – воскликнул высокий парень, яростно тряхнув взъерошенной копной светлых волос.

– За вора, Маерон, – ответил Прайд, нисколько не смутившись. – Я принимаю тебя за хорошего вора.

Они осторожно, внимательно осматривая окрестности, приблизились к фургону, перегородившему дорогу.

– Похоже, схватка была тут недавно, – сказал Прайд, указывая на взрытую, щедро политую кровью землю.

– Трупов не видно, – добавил Бронар. – Лошадей тоже. Это явно не дикие звери учинили.

– А почему фургон оставили? – негромко спросила идущая за Прайдом Лилиан.

– Наверное, не успели, – предположила Тария. – Рыцарь прав, бой прошел тут совсем недавно.

Старый маг догнал Бронара и зашагал рядом с ним, весело насвистывая какойто мотивчик. Сейчас на фоне своих спутников, напряженных и готовых к нападению, маг выглядел выжившим из ума стариком.

Изза перевернутого фургона выступило с десяток человек, облаченных в грязные кожаные доспехи. Мрачные лица, обнаженное оружие в руках – сомневаться в том, чем эти люди зарабатывают себе на жизнь, не приходилось.

Из леса показалось еще около десятка вооруженных воинов. Выглядели они так же неважно, как и их товарищи у фургона, а может, и того хуже: отдельные части доспехов были лишь на троих, остальные же вовсе были одеты в простые рубашки и штаны. Да и те казались им не по размеру.

– Их девятнадцать, – пробасил гном. – Нас шестеро. Это нечестная схватка!

– Конечно, их больше! – согласился идущий рядом Лигтон.

– Я имел в виду, что на нашей стороне слишком явное преимущество, старик, – оскалился гном.

– Вам помочь убрать с дороги фургон? – неожиданно для всех громко прокричал старик, еще больше походя на полоумного. – Нам надо пройти! А этот дурацкий фургон перегородил всю дорогу!

На лицах разбойников появились радостные ухмылки.

– Конечно, конечно! – ответил один из них, очевидно занимающий главенствующее положение. – Мы обязательно уберем фургон с дороги. Только вот проход у нас здесь платный. Но я полагаю, у господ столь благородного вида найдется несколько монет?

– Вы хотите получить за проход деньги? – удивился старый маг, направляясь прямо к тому самому главарю, который говорил от имени разбойников. – Это королевская дорога, а я советник магистрата Нирда. Мой вам совет – заканчивайте глупые шутки и помогите нам убрать этот фургон!

– Да ты совсем из ума выжил, старик! – искренне изумился главарь бандитов, с насмешкой глядя на старика. – Выслушай и ты мой совет: замолкни. Здесь тебе не королевский совет. Остановись, иначе сдохнешь на месте, так и не вернув рассудка!

– Дедушка, стой! – воскликнула перепуганная Лилиан. – Прайд, помоги остановить его!

Рыцарь выхватил меч и, отбросив громоздкий щит, ринулся вперед. Он собирался поступить именно так, как пристало поступать настоящему рыцарю в такой ситуации, – перебить всех, кто не успеет сдаться. И не суть важно, что противников почти два десятка. Не пристало рыцарю считать и бояться. Гном, отлично поняв действия рыцаря, прыгнул вперед, стараясь несильно отстать.

– Мастер Лигтон! – окликнул Прайд безумного мага.

Он надеялся, что старик посторонится и пропустит его атаку, однако главарь разбойников оказался проворнее, да и старик совершенно не спешил уходить в сторону. Бандит стремительно бросился навстречу старику, делая глубокий выпад. Он явно целился клинком в грудь старика. Будто по команде остальные разбойники с воинственными криками ринулись в атаку на остальных путников.

Атакующие от фургона обогнули своего главаря и старого мага и тут же столкнулись с человеком и гномом. На Бронара кинулись сразу пятеро, рассчитывая быстро задавить гнома числом. Прайду достались трое. Даже Тарии выпал один противник – здоровенный детина, способный, казалось, кулаком оглушить быка. Женщина яростно отбивалась, проговаривая молитвы Нахену.

– Творец Сущий, покарай неверного болью Кадия! – выкрикнула бей Гаал литанию Святых Ран Кадия.

Бандит согнулся в приступе боли, а девушка с безумным, жаждущим крови взглядом красивых глаз занесла над его не прикрытой шлемом головой утыканную шипами булаву.

Со стороны леса спешили остальные бандиты, и Маерон Лар, выхватив метательные ножи, терпеливо ждал, когда дистанция позволит метать их наверняка.

Удар бандита по старому магу не попал в цель. Лезвие прошло рядом с правым боком старика, пронзив серую мантию. Старик усмехнулся и ухватил главаря бандитов, у которого всю правую щеку пересекал свежий, еще не заживший шрам, за плечи.

– Кто же тебя так разукрасил, милок? – насмешливым тоном поинтересовался Лигтон, будто сейчас и тем иных не оказалось, да и времени вполне хватало поболтать с простым встречным.

Ощутив стальную хватку на своих плечах, разбойник изумленно вытаращился на старика, совершенно неожиданно явившего свою скрытую мощь. А маг, буквально оторвав врага от земли, резким движением перенес его, поставив между собой и спешащей ему на помощь Лилиан. Пораженный сверхъестественной силой старца, бандит на мгновение опешил. А затем поймал взгляд мага – холодные осколки льда, которые проникали в самую душу, замораживая, отнимая жизнь. Разбойник не мог отвести глаз, в то же время понимая, что это его единственное спасение.

Лилиан не заметила никаких перемен, произошедших в облике старого мага. Глаза его были от нее сокрыты силуэтом рослого главаря разбойников. Поэтому все, что сейчас видела девушка, – напряженную борьбу главаря бандитов и щуплого старика, который умудрялся какимто чудом удерживать противника от смертельного удара. На заклинание времени не было – разбойник мог в любой миг ударить своим мечом и прервать жизненный путь старого мага. И девушка выбрала единственное оружие, которое разрешалось использовать магам кроме посоха. Выдернув из покрытых чеканными рунами ножен обоюдоострый тонкий кинжал, Лилиан ударила, вогнав лезвие в шею врага. Она не была рыцарем, поэтому не чувствовала никаких угрызений совести от того, что спасала старца, нанося удар в спину дюжему разбойнику.

Капли крови брызнули на лицо и одежду старика, когда длинное лезвие, словно жало, рассекая кожу, вылезло с другой стороны, под самым кадыком. Главарь захрипел, выпучив глаза, но так и не найдя сил отвести взгляд от ужасных глаз старца.

Лилиан выдернула кинжал из шеи разбойника, и кровь тугим фонтаном ударила из раны в обе стороны – обдавая горячими брызгами и старого мага и девушку. Глаза старика выцвели, став блеклыми и безразличными. Разбойник осел под ноги старику, а девушка уже развернулась, готовая встретить кинжалом и магией новых противников.

Тем временем трагедия близилась к своему завершению. Бронар обезглавил одного нападавшего, отрубил руку второму и распорол живот третьему. Боевая секира в его руках порхала, словно легкий прут. Бывалые бандиты, не один раз грабившие в этих краях торговые караваны, даже охраняемые опытными наемниками, не ожидали встретить настолько умелого воина. Гном орудовал своей секирой столь искусно, что казалось, оружие являлось продолжением его руки, а точные и стремительные движения – карающим танцем смерти. Следующий бандит пал, разрубленный от шеи до сердца, последний же противник гнома, поняв, что одному нечего делать там, где только что умерли четверо, бросился наутек. Но Бронар не собирался проявлять великодушия к душегубу, на руках которого было немало крови не воинов, а невинных путников. Размахнувшись, гном метнул секиру вослед убегающему врагу. Описав рукоятью круг, секира с глухим стуком, будто войдя в дерево, ударила разбойника в затылок, развалив широким лезвием голову до самой шеи, разметав мозг по стылой земле.

Пока Бронар, подобно мяснику, разделывал своих противников, Прайд сражался как истинный паладин своего ордена – Ордена Безмолвного Странника. Рыцарь сконцентрировал ментальную энергию на клинке и бросился на своих врагов. Сияющий клинок с быстротой молнии прочертил сверкающую дугу, круша плоть и кости. Разрубленное надвое тело еще не коснулось земли, а Прайд, молниеносно изменив траекторию полета мерцающей стали, обезглавил второго врага. Третий разбойник, вооруженный ятаганом, успел вскинуть оружие в попытке защититься. Мгновенная гибель товарищей лишила его отваги, поэтому разбойник даже не помышлял сейчас об атаке. В парализованное страхом сознание не пришла и мысль о побеге – единственно возможном пути спасения, ибо рыцарь никогда не стал бы бить убегающего врага в спину. Длинный меч пошел по сложной траектории, и рука грабителя, сжимающая узкий изогнутый клинок, упала на стылую землю. Разбойник даже не успел ощутить боли, вылезающими из орбит глазами глядя на свою подрагивающую у ног руку. Он разинул рот, чтобы закричать, но крик захлебнулся в клекоте наполняющихся кровью легких, когда рыцарь вогнал широкое лезвие меча ему в грудь, прерывая его никчемную жизнь.

Всего четыре взмаха своим тяжелым мечом понадобилось Прайду, чтобы трое нападавших разбойников рухнули мертвыми к его ногам.

– Я вижу, старик не зря нанял тебя, – похвалила Тария: у ее ног валялся детина с проломленным черепом. – Ты даже не успел разогреться, верно?

Впервые за два дня путешествия Прайд увидел, как на лице жрицы появилось какоето подобие улыбки.

– Слабаки! Трусы! – ревел гном и, повернувшись к спутникам, улыбаясь прокричал: – Нас было шестеро против девятнадцати! Теперь нас шестеро против девяти!

Схватка продолжалась.

Первые трое разбойников, бежавших на помощь своим товарищам со стороны леса, достаточно приблизились, чтобы оказаться на расстоянии удара Лилиан. Девушка прикрыла глаза, концентрируясь для заклинания. Кончики ее пальцев осветились, за ними потянулся в воздухе мерцающий след. В мгновение ока Лилиан сплела пальцами замысловатую фигуру, и огненная стрела устремилась в сторону бегущего первым разбойника. Он размахивал коротким мечом, торопясь ввязаться в драку. Не самое сильное заклинание не убило, но опрокинуло нападавшего на спину, а огонь опалил его незащищенные грудь и лицо. Правда, то, что он с воплем упал, ненадолго спасло его от смерти – метательный нож Маерона пролетел мимо. Второй бандит, сбившись с быстрого бега, споткнулся о своего товарища, и в этот момент его достал второй нож, брошенный умелой рукой вора. Третий нападавший увидел безоружного гнома, бегущего к своей секире, валяющейся возле тела с расколотой головой. Он вскинул свой топор и ринулся наперерез, решив прикончить самого опасного, на его взгляд, соперника.

Но Бронар оказался быстрее. Он подхватил с земли смертоносное в умелых руках оружие, и враг сам наскочил на широкое лезвие секиры, так и не успев остановиться. Гном ринулся к двум раненым бандитам и добил их, точными ударами отделяя головы от туловищ.

– Слишком благородная смерть для таких грязных душегубов! – взревел гном, смахивая с лезвия секиры кровь. – Но мне не жалко! Я и остальным готов оказать такую же честь! Кто еще желает сразиться с Бронаром?! Подходи, налетай!

Остальные разбойники, увидевшие быструю кончину самых горячих, да еще и рассмотревшие незавидную участь тех, кто атаковал из засады за фургоном, встали, будто наткнувшись на невидимую стену. И не просто встали, а, здраво рассудив, что шансов победить нет никаких, повернули назад, улепетывая под защиту лесной чащобы во все лопатки.

– Успокойся, Бронар, – воскликнула Тария. – Ты так ревешь, что все разбежались.

– Мы победили! – обрадовался Маерон Лар, торопливо подбирая свои ножи и тщательно вытирая лезвия об одежду убитых.

Трупы более чем десятка бандитов валялись в придорожной пыли, и даже кровь уже успела впитаться в сухую почву. Старый маг сидел на земле, весь забрызганный кровью бандита. Руки его выглядели сейчас безвольными плетьми.

– Дедушка, ты цел? – испугалась Лилиан, подойдя к старику и пристально осматривая его в поисках не замеченных прежде ран.

– Да, да, внученька, – ответил тот, моргая и пытаясь сфокусировать взгляд. – Какой тут беспорядок.

Опираясь на деревянный посох, старик с трудом поднялся и окинул место схватки отстраненным и слегка затуманенным взором.

– Нам пора двигаться дальше, – напомнила Тария, поднимая глаза к небу. – К подножию гор лучше добраться до темноты. Тогда мы сумеем с рассветом начать подъем.

– Согласен, – кивнул Прайд и подобрал тяжелый щит, брошенный в начале схватки.

Прайд, Бронар и Маерон дружно ухватились и поставили фургон на колеса. Потом, так же дружно запрягшись, откатили его прочь с тракта. Глядишь, и пригодится какому путнику. Ведь совершенно цел остался. Дольше находиться на этой поляне не было смысла, поэтому отряд незамедлительно двинулся дальше.

По бокам дороги громоздились высокие ели, затмевая своими густыми лапами дневной свет. Прохлада последних дней осени заставляла путников кутаться в шерстяные плащи. До полудня отряд искателей приключений двигался молча. Только старик Лигтон временами пытался разглагольствовать на какиенибудь философские темы. Тогда Лилиан просила деда поберечь силы, и старец на время замолкал. Ближе к вечеру дорога стала прижиматься к горам, и с правой стороны лес заметно поредел. На одной из лесных проплешин показались несколько полуразрушенных каменных статуй в рост человека.

– Полагаю, надо сворачивать тут, – подал голос Бронар, указывая рукой на фигуры из камня. – Это наверняка те самые статуи, о которых говорил Вардаш.

– Разобьем лагерь у подножия горы, а утром начнем подъем, – предложила Тария бей Гаал.

Усталость длинного перехода давала о себе знать, и ни у кого не возникло даже мысли возражать против предложения служительницы Нахена. Через какоето время на обочине дороги неподалеку от каменных изваяний потрескивал костер, на котором подогревалось насаженное на оструганные пруты мясо. Все настолько устали, что даже за трапезой не донимали друг друга разговорами. Наскоро перекусив и распределив дежурства, путники уснули.

Ночь выдалась на удивление спокойной – ни зверь, ни незваный гость не проверяли бдительности часовых и не тревожили сна путников. Утро принесло с собой тепло, на которое уже никто и не надеялся в это время года. Завтрак занял еще меньше времени, чем ужин, и вскоре весь отряд уже ступил на круто поднимающийся склон.

– И зачем это советникам нашего славного короля Рамона Бесстрашного было проезжать тут? – спросил Прайд, поравнявшись со старым магом.

– Я ведь уже говорил, милый рыцарь, – отозвался Лигтон, нервно хихикая. – Да ты, видно, был увлечен прелестной дамой, подававшей нам напитки в той таверне. Два советника направлялись в портовый город Тинву. Там у короля какието свои интересы. Советники должны были заехать в Милн, а он как раз и стоит на этом тракте.

Они шли по широкой горной тропе, то круто поднимающейся вверх, то полого стелющейся вдоль склона. Поднявшись выше макушек самых высоких деревьев, путники увидели вдалеке на юге бурые холмы Долины Памяти. Весной и летом вся долина покрывалась зеленью трав и пестрыми красками полевых цветов, зимой на холмах лежало белое покрывало снега, а осенью, когда пожухлая трава ожидает прихода первых заморозков, редкий путник отважится отправиться путешествовать по холмам Долины Памяти, где обитали отчаянные варвары Ска, расселившиеся по всему побережью Шакского моря, кланы зеленокожих орков и конечно же слуги Мрака.

– Да, я тоже планировал ненадолго остановиться в Милне, – задумчиво сказал рыцарь, любуясь мрачноватой красотой открывшегося вида и не обращая внимания на нездоровое состояние старика.

– И нет ничего лучше, чем подзаработать в дороге, – встрял подошедший Маерон.

– Я восстанавливаю справедливость, вор, – грозно отозвался Прайд. – А золото не имеет значения.

– Конечно! – согласился Маерон и, уйдя вперед, расхохотался.

Вначале подъем шел легко, однако чем дальше они поднимались в горы, тем круче и опаснее становились склоны.

– А зачем вы отправили по этому тракту повозку с золотом? – поинтересовалась Тария. – Не проще ли было сразу снарядить отряд воинов, чтобы убить этого дракона?

– Драконы обожают сокровища, – ответил маг. – В этом они похожи на гномов.

Бронар обернулся, и старик, заметив мрачный взгляд гнома, быстро добавил:

– Такие же бесстрашные и непобедимые!

Гном сменил свирепое выражение лица на улыбку и, пригладив лохматую бороду, продолжил подъем.

– Но при этом они чувствуют магические артефакты. Драконы собирают сокровища…

– Дедушка, Тария спросила совершенно про другое! – напомнила магу Лилиан, понимая, что старик все дальше уходит в своих фантазиях от вопроса.

– Что? Ах да… Убить дракона! – осекся старик. – Он сказал, что убьет советников, если увидит солдат рядом со своим логовом!

– И трусливый магистрат решил заплатить выкуп! – пробасил гном, презрительно сплюнув.

– Да. Именно поэтому магистрат Нирда решил заплатить выкуп, – подтвердил Лигтон. – Как раз для этого и отправили Вардаша с наполненным золотом фургоном. А когда фургон прибыл на место, дракон налетел и разорвал охранников. Ну а потом схватил фургон, унесся с ним прочь, в горы.

– Жадная тварь! – гневно воскликнул гном.

Невысокого роста, он споро поднимался по опасному склону горы впереди небольшого отряда, да еще успевал слушать, о чем говорят спутники, и вставлять свои реплики.

– Успокойся, Бронар, – посоветовала идущая следом за гномом жрица Нахена. – Этот дракон ничем не отличается от всех остальных.

– Откуда ты знаешь, Тария? – с усмешкой спросил Маерон. – В твоей стране так много драконов? Ты с ними пьешь тщай?

– Чай, болван, – ответил за Тарию рыцарь.

– Да без разницы, – огрызнулся плут, пытаясь както пригладить растрепанную копну светлорусых волос.

Прайд хмуро посмотрел на попытки вора справиться с волосами и, ухватив его за рукав, остановил:

– Послушай, Маерон, перестань надоедать Тарии, иначе я тебя постригу наголо. – Рыцарь сощурил глаза и сменил тон на более зловещий: – Постригу тупым мечом.

– Драконы – мудрые древние создания, – проговорил неожиданно старик, отбросив всяческую веселость и нахмурив седые брови. – Нельзя и просто опасно недооценивать их. Многие тысячи лет назад именно драконы были хозяевами этого мира, пока боги не решили, что кроме драконов на Эпаме должны жить другие! Люди, гномы, эльфы…

– Да, дедушка, мы все слышали и эту твою лекцию о драконах, – заговорила Лилиан, не дождавшись продолжения. – И причем не один раз!

– Что, внученька? – заморгал старик, останавливаясь. – Ах да, милая Лилиан. Конечно же слышали…

– Мастер Лигтон, вы, верно, утомились? – заботливо поинтересовался у старика рыцарь. – Может, нам сделать привал? Хотя бы небольшой.

– Да нет, милый Прайд, – ответил маг, и взгляд его, обращенный на Прайда, вдруг вновь изменился с растерянного на насмешливохитрый. – Пойдем уже и вразумим этого неразумного дракона. Он должен вернуть нам бестолковых советников. Трусливый магистрат не решился снарядить отряд солдат, чтобы вызволить советников. Не стоит терять зря время на слишком частые остановки. Не для отдыха я нанял вас, доблестных четверых искателей приключений, когда собирался в это путешествие. Неофициально нанял…

Старик поправил остроконечную шляпу и, опираясь на свой посох, продолжил подъем. Прайд в полном облачении шагал чуть впереди, чтобы в случае атаки у него была возможность прикрыть Лигтона и Лилиан. Мага он считал сумасшедшим, хотя это его мнение никак не сказывалось ни на уважительном отношении к старцу, ни на той серьезности, с которой рыцарь относился к своим обязанностям в этом походе. А вот Лилиан откровенно нравилась Прайду. Милая и симпатичная девушка – такой могла бы быть его сестра, которой он не видел уже много лет.

– Ты носишь голубую мантию, – заговорил Прайд, обратившись к Лилиан. – Что это значит?

– Каждый маг, прежде чем ступить на путь магии, выбирает Магическую Ложу, тайны которой он будет постигать, – охотно отозвалась Лилиан, словно была рада беседе на тему, которая ей интересна.

– И какую Ложу выбрала ты? – поинтересовался паладин. – И вообще – на чем основывается выбор?

– На мне голубая мантия, – отозвалась Лилиан. – Голубой – это цвет Ложи Рунной Магии. А выбор Ложи происходит от внутренних способностей, будь то способности к запоминанию или способности использовать силы разума, а иногда от способностей к самоконтролю и концентрации.

– Использовать силы разума? – нахмурился Прайд. – Паладины Горра используют свой разум, чтобы контролировать и направлять энергии. Но я не маг!

– Конечно, нет, о рыцарь, – поспешила согласиться Лилиан. – Твоя сила основана на вере в Горра. И хоть Горр не отвечает на молитвы своих последователей, только его жрецы и паладины могут использовать те силы, которые используешь ты.

Прайд понял, о чем говорит Лилиан. Хотя само учение Горра основывалось на контроле разума и концентрации, способности последователей Горра происходили от управления определенными энергиями.

– Ты говоришь, выбор зависит от особенностей мага, – продолжил разговор рыцарь. – А в чем твоя способность?

– Выбравшие Ложу Рунной Магии схожи по способностям с магами Ложи Войны, – ответила девушка. – Но основа нашей силы не в запоминании текстов заклинаний или в заучивании ритуалов. Мы запоминаем начертания рун, которые через сознание мага входят в контакт с магическими потоками Эпама. Я пока что начинающая волшебница, но я хочу отправиться в Ренмаг, чтобы принять Посвящение в Ложе Рунной Магии после этого приключения…

– Приключения! Путешествуя вдоль охраняемых патрулями королевских дорог, никогда не почувствуешь вкуса настоящего приключения, – неожиданно перебил девушку Лигтон, и голос его теперь звучал пугающезловеще. – Настоящие искатели приключений куются в изнуряющих тело походах по неведомым, не отмеченным на картах тропам. Они закаляются в боях с теми, кто встает у них на пути, будь то злобный орк или оживший труп. Только так становятся настоящими искателями приключений.

– Вот это точно подмечено, мастер Лигтон, – согласился Прайд, решив про себя, что маг окончательно спятил.

– А я никогда в жизни не покидал Нирда, – подал голос Маерон. – Но, однако же, ты взял меня с собой, старик. На кой я тебе сдался, интересно?

– Может, потому что ты самый лучший из воров Нирда, я выбрал тебя, – весело отозвался старик. – А может, потому что ты попался, а я смог тебя вытащить из темницы. И если ты думаешь, что в случае твоего отказа я бы отпустил тебя на волю, то ты еще глупее, чем все думают.

– Мы на месте! – тихо рыкнул Бронар, невольно потянувшись за секирой.

Они стояли перед огромной пещерой. Разбросанные вокруг обглоданные кости, оплавленный камень и слой серого пепла под ногами явственно говорили о том, что это обиталище дракона.

Тария, сложив руки перед грудью, зашептала едва слышные слова молитвы. Прайда охватило приятное чувство, словно легкие и теплые капли невидимого дождя омыли его сердце. Все остальные тоже ощутили это действие молитвы Божественного Благословения. Но жрица Нахена не остановилась и продолжила обращаться к своему богу с какимито другими молитвами.

– Сколько же у него в логове может быть сокровищ! – озадачился Маерон Лар, потирая руки в предвкушении наживы. – Говорят, этот дракон живет тут уже полсотни лет, а то, может, и больше! Это же сколько он успел за это время натащить в свое логово?

– Успокойся, – осадила его Лилиан. – Не о сокровищах думать надо, а о том, чтобы с драконом сладить и самим целыми остаться. И лучше бы тебе сейчас подготовиться к бою.

Отчитав вора, девушка приблизилась к Прайду и, прикрыв глаза, начала чертить перед собой замысловатый знак. Через несколько мгновений Лилиан медленно подняла тонкую кисть, словно указывая точеными пальцами на рыцаря. Руна вспыхнула и растворилась в воздухе. Коснувшись рыцаря, мерцание исчезло, зато сам Прайд вдруг ощутил в своем теле небывалую легкость и силу. Прайд шевельнул могучими мускулами, свыкаясь с их увеличившейся мощью, и благодарно кивнул Лилиан, которая уже передвинулась ближе к Бронару.

– Нет, девчонка! – резко вскинул гном руку в останавливающем жесте. – Нечего испытывать на мне свое колдовство! Потренируйся на комнибудь другом.

– Как знаешь, – пожала плечами девушка, позволяя себе чуть насмешливую улыбку. – Я не знала, что ты боишься магии.

Гном выпучил глаза, собираясь вспылить, но девушка уже отошла, лишив Бронара объекта для выплеска эмоций. Гном яростно фыркнул и обиженно уселся у входа, сосредоточенно правя и без того идеальное лезвие своей секиры.

– Спасибо, Лилиан, – ответил рыцарь с искренней благодарностью. – Я сейчас готов сокрушать горы и сражаться с богами!

– Не стоит, милый Прайд, – заметил старик, не отрываясь от изучения останков жертв дракона. – Ощущения обманчивы. До богов тебе бесконечно далеко. А магия нужна нам для того, чтобы справиться с драконом. Иначе, боюсь, нам даже нечего делать у его логова. А ведь только убив этого дракона, мы сможем выручить наших узников. Если кто забыл, за них, между прочим, назначена очень серьезная награда.

– А почему ты так уверен, что дракон их еще не сожрал? – вступила в разговор Тария.

– Я так не думаю, – лукаво улыбнулся Лигтон. – Может, и сожрал. Но награда стоит того, чтобы пойти и проверить! Тем более что в логове дракона полно других сокровищ, которые сами по себе послужат для нас достойной наградой.

– Хватит болтовни! Пора зайти внутрь и устроить хорошую драку! – рыкнул Бронар, поднимаясь и поудобнее перехватывая секиру.

Прайд повесил на руку большой щит, проверил, как ходит в ножнах меч, и, взяв под руку старика, двинулся за гномом. Остальным ничего не оставалось, как поспешить следом, и вскоре все уже шли по длинному темному туннелю, ведущему в глубь горы.

– Тут слишком темно, – поежился Маерон Лар, отбросив всю свою былую браваду. – Мы можем себе сломать ноги или, того хуже, шею, если не будет света. Тогда мы ни до сокровищ не доберемся, ни до пленников.

На самом деле, несмотря на ожидание встречи с несметными сокровищами, вор чувствовал себя сейчас совсем неуютно. Слова гулким эхом отразились от каменных стен, и вполне могло показаться, что ктото насмешливый и злобный, прячась во тьме, зловещим шепотом передразнивает говорящего.

– Свет, как и твоя пустая болтовня, может привлечь дракона, – отозвалась Тария настолько тихо, что эхо не смогло повторить ее фразы, беспомощно примолкнув. – Гномы отлично видят в темноте. Мой бог, ответив на мою молитву, тоже даровал мне временно эту способность.

– Но мнето твой бог не даровал ничего, – огрызнулся вор, однако переходя на такой же едва уловимый шепот. – Как мы могли забыть факелы?

– Они не нужны, глупый ты человек. Ты разве забыл, что с нами два мага? – подал голос Прайд, и его шепот все равно звучал басовито и грозно. – Мастер Лигтон, может быть, ты сможешь с помощью магии осветить нам путь?

– Конечно, милый рыцарь, – согласился старик, произнося слова одними губами, но так, что все его спутники четко услышали сказанное. – Это совсем не сложно.

Он пошевелил губами, проговаривая слова заклинания на странном, чуждом языке магии. Едва он промолвил последнее слово, как вокруг отряда разлился тусклый белый свет. Казалось, будто свет источали сами камни. Только это магическое свечение следовало за путниками неотрывно. Туннель то поднимался, то спускался вниз. Иногда в стенах появлялись трещины или боковые ответвления, уходящие кудато во тьму. Все они были слишком малы для дракона, поэтому на них даже не обращали внимания, уверенно продвигаясь по основному туннелю.

Но вот гном, идущий впереди всех, остановился и предостерегающе поднял руку. Лигтон сделал едва уловимый жест, и магический свет погас по мановению его руки. Свечение камней мгновенно исчезло, словно ктото задул огонек свечи. Тария медленно подошла к Бронару и, коснувшись вытянутой вперед рукой его плеча, спросила еще тише, чем раньше:

– Что ты там увидел?

– Свет, – ответил гном, медленно пятясь к остальным замершим путникам. – Здесь не может быть иного света, чем свет в логове дракона. Думаю, мы дошли.

– Мы все готовы, – проворчал Прайд, медленно вытягивая меч из ножен. – Не будем тянуть время. Ведь впереди нас ждет только то, за чем мы сюда шли. Так давайте пойдем и решим проблему раз и навсегда.

Теперь даже те, кто не обладал ночным зрением, привыкнув к темноте, стали различать едва уловимое свечение далеко впереди. Отряд тронулся дальше, и с каждым пройденным шагом идти становилось все легче, а света становилось все больше. Стены осветились достаточно, чтобы видеть все выступы и трещины без лишнего напряжения глаз. Паладин поравнялся с гномом, чтобы одновременно ворваться в логово дракона. За двумя воинами следовали жрица и вор, приготовивший метательные ножи, а замыкали шествие маги. По мере приближения к пятну света гном начал тревожно всматриваться, словно чтото настораживало его впереди. Неожиданно он затряс головой и яростно рыкнул:

– Проклятье! Это вовсе не логово дракона! Мы все оказались на ложном пути! Это всего лишь выход из пещеры! А мы просто прошли эту проклятую гору насквозь!

– Как такое возможно? – изумился Прайд.

– Я не представляю! Как я мог сбиться с пути в подгорном туннеле? – зло ответил Бронар. – Лигтон, что ты скажешь теперь? Куда нам идти? Где искать этого дракона?!

Гном повернулся и с надеждой посмотрел на старого мага. Теперь уже все отлично видели освещенный солнечным светом выход из пещеры.

– Вардаш, конечно, идиот и пьяница, – ответила за мага Тария. – Но он не мог спутать место. Да и мы все видели кости тех несчастных, кого сожрал дракон.

– Нам надо выйти и посмотреть, – вступила в разговор Лилиан, не в силах оторвать взгляд от выхода из туннеля. – Может, там есть новая подсказка, которая поможет нам отыскать путь к цели. А может, у этого выхода мы найдем еще одну пещеру.

Она высказала вслух то, о чем думали и чего опасались остальные.

– Пошли. – Рыцарь не колеблясь решительно шагнул к выходу, и остальные последовали за ним.

Вокруг, насколько хватало глаз, безоблачное небо попирали остроконечные пики гор. Око Увара уже перевалило за полдень, щедро заливая все вокруг своим ярким светом. Мертвые Горы протянулись длинной и широкой грядой на запад до самого Милна и далеко на юговосток. А прямо с горного кряжа, на уступе которого сейчас столпились изумленные искатели приключений, открылся потрясающий вид на равнину, окруженную почти отвесными склонами гор.

– Силы Света, что это? – пробормотала Тария, потрясенная представшим перед ними зрелищем.

Остальные, и вовсе потеряв дар речи, молча смотрели вниз, где посредине равнины раскинулись завораживающие и величественные руины города. Свежий ветер дул путникам в лицо, развевая волосы, выбивая слезу и заставляя щуриться.

– Это город, – проговорил Лигтон, удерживая одной рукой шляпу, а второй опираясь на свой посох. – Правда, он немного… разрушен.

Тария смерила старика презрительным взглядом и даже не пыталась скрыть усмешки.

– Понятно, что это разрушенный город, – отозвался Прайд, рассматривая карту Дионии. – Вот только на карте этого города нет.

– Ну и что с того? – спросил старик, не обращая внимания на то, что ктото из спутников вновь смотрит на него как на помешанного. – Нанеси его на карту – и он будет на карте.

– Город настолько стар, что, по всей видимости, о нем давно забыли, – предположил Маерон Лар, нервно облизнув пересохшие губы. – Поэтому его и может не быть на карте. Представляете, насколько он древний? И уже много лет, а может, и веков в него не ступала нога смертных. Там может быть полно сокровищ!

– И тайн… – продолжила Тария, забыв про свои насмешки.

– И драконов, которые их стерегут, – оскалился довольный Бронар.

Он был в первую очередь гномом, а какой гном не ощутит восторга и радостного волнения при упоминании о героических битвах и бесчисленных сокровищах.

Город выглядел разрушенным и брошенным, словно окружающие скалы смяли его как бумажную игрушку. Вымощенные камнем дороги вздыбились, от домов остались лишь остовы, повсюду торчали остатки потрескавшихся колонн…

– Смотрите, – протянула руку Лилиан. – Там, в центре города, дворец. Вроде выглядит целым!

Старый маг, до этого вместо города беспечно рассматривавший ясное голубое небо, вдруг зло оскалился. Однако это странное выражение недолго уродовало его лицо – словно совладав с собой, старик вновь обрел совершенно беззаботный вид.

– Внученька, ты у меня такая зоркая, – похвалил он девушку и, обращаясь ко всем остальным, добавил: – Это значит, что дракон, скорее всего, обитает именно в этом заброшенном городе! Тут и пленников держать легче, и сокровища есть где укрыть. И дворец этот защищен его присутствием и его магией.

– Только не стоит забывать об осторожности, – насторожился вор, озираясь, будто дракон уже подкрадывался к нему. – Это все же дракон, а не горстка разбойников.

– Трус, – сплюнул гном и, подойдя к краю крутого склона, начал медленно спускаться вниз.

Жрица Нахена молча и без колебаний последовала за ним.

– Я могу спустить тебя вниз, мастер Лигтон, – предложил рыцарь и, галантно повернувшись к волшебнице, добавил: – А потом подняться и спустить тебя, уважаемая волшебница. Я справлюсь…

– Спустить меня?! – фыркнул старик. – Что за вздор!

Маг подошел к самому краю обрыва так близко, что носки его сапог нависли над обрывом. Перехватив посох посредине, он расставил руки в стороны и нараспев начал произносить слова заклинания:

– Налаерар, казадыраах, руорадоик…

Полы серой робы потревожил слабый ветерок, и, к изумлению Прайда, старик воспарил над землей. Решительно шагнув через край, маг начал плавно опускаться к подножию горы. Лилиан также подошла к обрыву и, закрыв глаза, начертила в воздухе очередную руну. Ее пальцы привычно оставляли в воздухе слабое серебристое мерцание, которое почти сразу же растворялось без следа. Девушка шагнула следом за стариком и заскользила по воздуху вниз. Прайд подошел к краю обрыва и увидел, как старый маг и девушка почти одновременно опустились у подножия склона.

Вор, ловкий как обезьяна, скользнул с края, нисколько не страшась высоты или отвесного склона. Легко обогнав и гнома и жрицу, он спустился вниз, лишь немного отстав от магов. Рыцарь забросил большой щит за спину и начал опасный и трудный спуск. Ему пришлось труднее всех, но могучая сила и выносливость позволили ему с честью преодолеть непростое препятствие. Скорее всего он действительно мог бы спуститься вниз с такой ношей, как старец за плечами, а потом еще и подняться за девушкой. Так или иначе, но вскоре весь небольшой отряд искателей приключений в полном составе уже стоял перед входом в древний разрушенный город.


Сквозь ненастье к заветной цели | Рождение героев | Избранная злом во благо мира