home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 25

Оркестр грянул императорский выход. Открытый автомобиль командующего флотом двинулся вверх по трассе к распахнутым воротам замка. Циклон-адмирал Лао-то Нис гордо стоял рядом с коленопреклоненным водителем, держа в руке священное копье Ниясу. Вести машину в такой нелепой позе было непросто, но панель управления адмиральским кабриолетом специально была приспособлена для столь торжественного выезда. Вдоль трассы, опустившись на одно колено, стояли младшие офицеры эскадр, качающихся на волнах у пирсов Беллы. Лучшие из лучших. Они были отряжены в почетный караул, и когда-нибудь им предстояло рассказать детям и внукам, как вся мощь огромной Метрополии оказалась бессильна перед священной имперской реликвией.

Офицеры стояли, заученно склонив головы, лишь украдкой, исподлобья силясь взглянуть на проезжающий мимо автомобиль. За спинами офицеров лежали ничком матросы и солдаты десантных батальонов. Конечно, в глубине души многие из них ожидали конца церемонии и разрешения славно отпраздновать победу. Но что спрашивать с подлой черни? Местные жители на торжества допущены не были, за исключением оркестра его светлости герцога Белларина, в унисон адмиральскому игравшего императорский выход у ворот крепости, и горстки солдат, осознавших нелепость обороны и теперь с ключами от ворот цитадели ожидающих решения своей участи.

Лан Касат, нащупав в кармане гранату и стараясь не привлекать внимания, скользнул в задние ряды сдающихся. Раздобытая им солдатская форма была великовата, рукава свисали чуть ли не до самых пальцев, но оно и к лучшему. Не так видно зажатую в кулаке гранату. Гимназист поглядел на приближающийся автомобиль. Еще немного — и можно будет кидать. Лан Касат чувствовал, как учащенно бьется сердце. Главное — не промазать. Выдернуть кольцо и бросить. Предохранительная чека отлетит сама. Еще несколько секунд. Вот, еще… Тут школьник почувствовал, как чья-то рука железными тисками окала его запястье.

— Эй, парень, ты что задумал?

Лан Касат дернулся, обернулся.

— Тише, не суетись.

Рядом с ним стоял крепыш средних лет в форме с капральскими нашивками. Лан вспомнил его. Это был один из тех, кто пропал вместе с учителем во время «налета неизвестных на гарнизонную гауптвахту в мореходном училище».

— Тихо, я капрал Таб. Что там у тебя? Пистолет? Граната?

— Граната, — сознался ученик.

— Стой, не дергайся, все испортишь.

Автомобиль его высокопревосходительства циклон-адмирала Лао-то Ниса остановился у ворот, и младший офицер в форме бригады прибрежной стражи поднес ключи на бархатной подушке. Лицо командующего флотом приобрело выражение одновременно торжествующее и брезгливое.

— Ступайте по домам Вы недостойны носить оружие.

— Да как он смеет! — процедил Лан Касат.

— Тихо, не бери в голову. Идем домой. Граната твоя сегодня еще пригодится. И не смотри так на циклон-адмирала. Пусть себе лопочет.

* * *

Небо Беллы светилось от нескончаемых салютов. Грохот залпов доносился аж до ворот замка. Вуд Марг был горд своей находкой — пальба и переливчатое озаренное небо — замечательный камуфляж для задуманного. Он постучал в калитку, открылось зарешеченное окошко, и офицер имперского флота холодно поинтересовался, кто прибыл.

— Переведи ему, что его светлость Вуд Первый, герцог Белларин, по именному приглашению циклон-адмирала Лао-то Ниса прибыл на торжественный вечер.

Чанча склонил голову и быстро оттарабанил слова монарха.

Калитка отворилась. Появившийся в темном проеме офицер надменно поглядел на герцога, на его свиту, прибывшую на нескольких бронеходах, стоявших чуть поодаль на дороге. Сопровождавшие его светлость генералы, как на подбор, были статны, моложавы и на зависть крепки душой и телом.

— Это кто? — поглядев на увешанные звездами мундиры, лениво поинтересовался офицер.

— Как это кто? — Вуд Марг нахмурил брови. — Это главный штаб вооруженных сил моего герцогства. Я намерен представить его высокопревосходительству моих генералов.

— Генералов в списке нет. Вы есть, — безучастно ответил привратник.

— Это неслыханно! — возмутился герцог. — Вы заставите ждать перед воротами собратьев по оружию, подаривших вам победу?!

— У меня есть список, — островитянин несколько смешался, понимая, что слова герцога не лишены оснований. — Если желаете, я могу впустить этих господ во двор замка, но дальше вы пойдете сами. Надеюсь, ваша светлость решите вопрос с приглашением ваших генералов.

— Не сомневайтесь! — Вуд Марг шагнул в калитку, но офицер снова преградил ему путь.

— Ваше оружие. В резиденцию императорского наместника разрешен вход только со шпагами.

Марг скривился, расстегнул кобуру и двумя пальцами достал пятнадцатизарядный армейский пистолет.

— А здесь? — караульный указал на стальной чемоданчик, прикованный к запястью герцога.

— Здесь пакет, который я должен передать лично циклон-адмиралу Лао-то Нису. Если желаете, можете сами у него осведомиться.

— Пакет? — глаза островитянина смотрели встревоженно. — Откройте чемодан.

— Да как вы смеете?

— У меня предписание.

Ругаясь себе под нос, Вуд Марг положил на ладонь стальной кейс, достал из нагрудного кармана магнитный ключ и провел по крышке. Та распахнулась, едва не ударив по носу любопытствующего стража ворот.

— Сами видите. Пакет. — Герцог указал на толстый голубоватый конверт.

Офицер потянул было руку, чтобы вскрыть его.

— Отставить! Лично циклон-адмиралу Лао-то Нису! Караульный поджал губы и несколько раз ткнул в конверт указательным пальцем, стараясь прощупать его. Бумага.

Марг резко захлопнул крышку.

— Проходите, — прозвучала команда.

— А им?

Караульный повернулся к переводчику:

— Ждать во дворе.

* * *

Циклон-адмирал Лао-то Нис держал в одной руке победоносное копье, а в другой — серебряный кубок, наполненный вином.

— …И пусть это лишь первый шаг, но покорение всей Метрополии — дело решенное. Уже ничто и никто не остановит гордую поступь наших полков.

При этих словах дверь залы старого комендантского дома распахнулась, и среди цвета имперского офицерства появился герцог Белларин с переводчиком.

— Вы доставили, что должны? — ставя недопитый кубок, спросил циклон-адмирал.

— Вот. — Вуд Марг потряс кейсом. — Как я и говорил, операция была задумана блестяще. Если ваше превосходительство желает, можете познакомиться и с тем, кто пытался скрыть от вас послание нашего друга. С тем, кто уничтожил ваш катер и ранил офицера. — Вуд Марг подходил все ближе, сопровождаемый напряженными взглядами старших офицеров императорского флота. — И должен сказать, — продолжал герцог, — это не простой диверсант. Это младший брат командующего сухопутными войсками Метрополии!

Лао-то Нис брезгливо поморщился. Сейчас этот самозванец начнет убеждать его, что пленник может стать полезным заложником. Откуда мелкому авантюристу знать, что за посягательство на жизнь имперского офицера закон предусматривает смерть. Только смерть, всегда и безоговорочно.

— Мы обсудим это позднее, — едва разжав губы, бросил главнокомандующий флотом. — Где бумаги?

— Вот, — Вуд Марг поставил кейс на стол перед циклон-адмиралом, провел магнитным ключом. Крышка, подброшенная витой пружиной, отскочила, демонстрируя его превосходительству синий пакет.

— Глядите сами, — Марг жестом фокусника извлек несколько сложенных в четыре раза листов.

— Что это? А, полетные карты. А где же…

Лао-то Нис не договорил. Неуловимым движением первый лейтенант Марг сбил с ног переводчика и, перекатившись через стол, волной ушел за спину циклон-адмиралу. В руке его красовался хромированный дамский пистолет.

— Все лицом к стене или я вышибу ему мозги!

Дверь залы быстро открылась. Привлеченный шумом, на пороге возник караульный и рухнул, захрипев. Из горла его торчала серебряная вилка.

— Второй лейтенант Гиирт. Контрразведка! — Перекатом вставая на ноги, крикнул Чеглок.

Вуд Марг выругался сквозь зубы, но времени для выяснения отношений не было. Из-за повернувшейся колонны в зал со скоростью вылетевшего картечного заряда ломились бойцы команды Вала Граса.

— Быстрее! Быстрее! — кричал полковник Тоот. — Этих вниз! Разоружайте охрану! Подключайте кабель к баллистам! Давайте, не спать! Марг, включай связь! Дай отмашку заводить излучатели.

Герцог Белларин хлопнул циклон-адмирала по плечу:

— Не грусти, папаша!

Он выскочил на крыльцо. Во дворе увешанные звездами «генералы» с гвардейской резвостью разоружали охрану у ворот. Между створок, чтобы не дать закрыть их, стоял бронеход, поводя влево-вправо хоботом тяжелого пулемета.

— Красный сигнал! — заорал Вуд Марг. — Пора!

Марг вернулся в залу, чувствуя, как распирает его бурное веселье. Как мчится по жилам яростная кровь.

— Вы ничего не добьетесь! — Глядя на Чеглока, заявил циклон-адмирал. — Вам не выстоять против наших кораблей. А очень скоро здесь будет настоящая армада, которая сотрет вас и этот городишко в пыль.

— Там увидим! — Аттайр распахнул окно. В черном небе, взмывая одна за другой, расцвели алыми цветами ракеты фейерверка. И тут же громовое эхо ответило вдали. И, заглушая раскатистые залпы салютных мортир, грохнули, взревели ранеными драконами разрывы мощных орудий фортов второй линии. — Кучно ложатся! — объявил Тоот. Как раз на внешнем рейде. Но… — Атр растерянно оглянулся и тут же наткнулся взглядом на самодовольную улыбку Лао-то Ниса.

— Теперь вы сами видите, — с презрением бросил флотоводец. — Ваши снаряды не могут причинить нашим крейсерам серьезного урона.

— Аттайр, — позвала Юна, стоявшая за широкими спинами штурмовиков с санитарной сумкой на плече. — Погляди, наконечник копья светится.

Странный, просвечивающий, словно слюда, материал, из которого было сделано острие древнего символа императорской власти, действительно светился. Да что там! Он раскалялся все больше, становясь из тускло-желтого ярко-оранжевым. Но что не менее удивило Тоота — поведение упыря. Дрым, бесстрашно выходивший против любого врага, скулил и жался к колонне, скрывающей лаз в подземный ход.

— Что это? — прошептал Атр, хватая лежащее на столе копье.

— Командир, — глядя в окно, закричал герцог Белларин, — корабли начинают маневрировать!

— Массаракш! Ты оповестил экипажи излучателей о сигнале к атаке?

— Обижаешь! Конечно!

— Тогда почему корабли маневрируют? На такой дистанции личный состав эскадры должен крючиться в депрессии, заливая палубу слезами.

— Какой там!

В этот миг гулкой скороговоркой взревели орудийные башни крейсеров.

— Свяжись с командирами излучателей, — Тоот старался перекричать слитный грохот орудий.

Вуд Марг стремительно бросился к бронеходу, к самой мощной из имевшихся у него радиостанций. Эта могла легко добить и до столицы, не то что до кораблей в порту. Правда, когда аппаратуру грузили на бронеход, один блок непонятного связистам назначения сняли, чтобы не загромождать и без того небольшой десантный отсек. Но хуже от этого установка работать не стала.

— Что у вас там происходит? — кричал в телефон герцог, прижимая ладонями наушники, чтобы расслышать ответ. Из разрозненных звуков достроилась фраза «на полную мощность».

Марг выругался в полный голос, но в общем гуле едва расслышал себя. Происходило что-то неописуемое, абсолютно невероятное. Если с тем, что снаряды тяжелых батарей не пробивали вражескую броню, еще как-то можно было смириться, то почему альфа-излучение не парализовало волю вражеских экипажей, понять не удавалось. Ведь казалось, что победа уже в руках. Теперь корабли у пирсов тычутся, подобно слепым щенкам, не имея единого руководства, железной руки, превращающей скопище бронированных морских чудовищ в единый флот. Но башенные офицеры не покидали своих постов и вахтенные начальники, кто во что горазд, командовали на вверенных им кораблях. Еще немного такого боя — враг окончательно придет в чувство, и что будет дальше — лучше не думать. У имперцев слишком большое превосходство в живой силе и технике.

Среди общего гула канонады герцог услышал какой-то странный хлопок. Ему, офицеру, не раз и не два бывавшему под обстрелом, по звуку взрыва и грохоту выстрела без труда удавалось определить, каким калибром и откуда стреляют. Сейчас звук был совершенно незнаком. Казалось, огромный великан с шумом втянул в себя воздух, а потом с тяжелым ревом прокашлялся, да так, что небо озарилось и в одно мгновение стало видно, как днем.

— Это еще что? — Вуд Марг выскочил из бронемашины, на стене возле древней баллисты, с усилием поворачивая тяжелые рычаги ворота, трудились солдаты. — Что они делают? — обалдело прошептал герцог.

Между тем четверо солдат подтянули на ремнях странную болванку, что-то к ней прикрутили, натянули сверху обруч с проводом…

— Что они делают? — еще раз прошептал удивленный офицер.

Не обращая на него внимания, солдаты продолжали свое занятие. Один из них, убедившись, что все готово, нажал рычаг стопора. Огромная тетива выбросила метательный снаряд. Тот вылетел, разматывая провод, вырвался из обруча, сопровождаемый длинной искрой короткого замыкания, и точно ожил — вспыхнул кометным пламенем и устремился вниз. И снова: вдох, кашель и зарево.

В этот самый миг Вал Грас ликующим жестом выбросил кулак вверх.

— Есть! Отличное попадание!

То, что он увидел, являло собой зрелище, о котором стоило рассказать внукам. Еще мгновение назад отходивший от стенки пирса ракетный линкор казался жутким порождением чьей-то больной фантазии. Огромный, неуязвимый, несущий гибель всему живому за тысячу фарлонгов. Вал Грас видел, как отходят в сторону крышки ракетных шахт, и вдруг по крутой дуге на палубу, аккурат между четырьмя шахтами, рушится снаряд баллисты и корму линкора окутывает огромный шар пламени. Когда же огонь утих… точно кто-то схватил шоколадный кораблик и запросто откусил ему корму. Носовая часть линкора продолжала двигаться полным ходом, пока с оглушительным грохотом не врезалась в скалу и не застряла в ней, подобно ножу, брошенному в дверь. Замок вздрогнул, из окон посыпались стекла, со столов от встряски слетела посуда.

— Весь ужин испортили! — возмутился лейтенант Грас.

— Погоди, — оборвал его Тоот.

— Чего ждать? Наши пристрелялись, сейчас и второй линкор испарят.

— Может быть, испарят, но только нам он целым нужен. Пусть переключаются на авианосцы. Смотри, все корабли, стоявшие на внешнем рейде, уходят в море.

— Бегут, сволочи!

— Я бы на это не надеялся. Они выходят из-под огня наших береговых батарей и возвращаются на дистанцию эффективного выстрела своих пушек. Точных координат фортов у них, должно быть, нет. Поэтому они бьют с перелетом.

— Что ты намерен делать?

— Надо дать отмашку береговым батареям на время прекратить огонь.

— Зачем?

— Возьмем этот линкор на абордаж и накроем крейсера его пушками.

— На абордаж? Аттайр, там на борту не меньше трех тысяч рыл. А нас тут не больше сотни. Герцогская армия вся в нижнем городе рубится. О каком абордаже может идти речь?

— У нас есть вот это, — Тоот поднял копье. Ему показалось, что оно слегка подрагивает в руке, а наконечник его из оранжевого стал алым, точно раскалился в кузнечном горне. — Есть циклон-адмирал, и есть оркестр.

* * *

Первый снаряд лег с перелетом, взметнул столб воды, всей массой обрушившийся на палубу лидера. Сокире-рэ вскочил с койки, и та моментально поднялась и ушла в стену, чтобы не загромождать и без того узкое пространство каюты.

«Прицельно бьют, — мелькнуло в голове, — и калибр изрядный. Не иначе как береговая батарея. Но почему? Ведь форты захвачены этим самозванцем герцогом! — Он вспомнил угловатое, точно вырубленное из камня лицо метрополийца. — Неужели столичные недоумки умудрились отбить их? Да еще в одну ночь. Немыслимо!» Он вспоминал речь цунами-адмирала Марито-ри Су Винити о горстке мятежников, которые боятся высунуть нос за околицу столицы, об армии, только и ждущей пинка, чтобы развалиться и бросить оружие, и в голове его роились непрошеные мысли. Быть может, цунами-адмирал, великий флотоводец, командующий группой флотов «А», страшно подумать, ошибался?

Сокире-рэ ужаснулся своим подозрениям, но тут еще один снаряд ушел в воду, совсем неподалеку от второго борта, да так, что гасители качки взвыли на перегрузе, не давая кораблю лечь на бок. Шторм-адмирала шатнуло, и, будь на его месте какой-нибудь сухопутный недотепа, он бы точно врезался в стену, не удержав равновесия, но у старого морского волка только сонную оторопь сорвало с глаз. Распахнув дверь, он ринулся по трапу вверх на капитанский мостик. Вахтенный начальник, первый день надевший эполеты старшего офицера, вытянулся при виде командира и, тут же забыв о его аресте, принялся докладывать о положении дел на борту.

— Отставить! — рявкнул Сокире-рэ, хватаясь за ручку семафора машинного отделения. — Поднять брейд-вымпел. Всему дивизиону — полный назад! Курс юго-юго-восток. Дистанция три кабельтова. Приготовиться к торпедной атаке.

— Слушаюсь! — радуясь четким командам, развел плечи вахтенный начальник.

Сзади послышался стук костылей.

— Что такое? — повернулся шторм-адмирал.

— Ваше превосходительство! — у входа, прислонясь к стене, бледный от боли, стоял его флаг-офицер. — Бриз-лейтенант Сото-рэ Ма Сэй прибыл на пост согласно боевому расписанию.

— С ума сошел? Немедленно в лазарет!

— Ваше превосходительство! Позвольте исполнить свой долг!

Сокире-рэ мотнул головой, указывая бриз-лейтенанту на откинутое сиденье у стены, и приник к окуляру внешнего обзора. За долгие годы службы шторм-адмирал не видел подобной картины. Огромные крейсера, едва не сталкиваясь тушами, медленно покидали акваторию внешнего рейда, огрызаясь из всех башен. В ответ с фронта и флангов летели снаряды. Горизонт был озарен вспышками, и даль звучала таким грозовым рокотом, какого он не слышал ни при одной буре. С облегчением Сокире-рэ заметил, что крейсерам снаряды причиняют сравнительно малый ущерб. Но скорбным напоминанием о страшной реальности боя лево по курсу, погружаясь в воду, пылал один из его миноносцев. Шторм-адмирал едва сдержал горестный вздох, не желая показывать слабость перед молодыми офицерами. Но тут случилось невероятное. Такое, что опытный морской волк до хруста вцепился в рукояти прибора, словно подозревая, что все еще спит.

Стоящий на внутреннем рейде ракетный линкор начал было отходить, разворачиваться, набирать ход, и вдруг корма его исчезла в непонятном светящемся огненном шаре, затем вспыхнул еще один, такой же, раздался грохот.

— Не может быть, — прошептал Сокире-рэ, глядя, как неуправляемая носовая часть линкора врезается в скалу и застревает там унылой бесполезной развалиной. — Невероятно. Трехминутная готовность к торпедной атаке! Надводные аппараты, товсь!

Он с ужасом осознал, какую ему надлежит отдать команду. Если противник способен на ТАКОЕ, если он пристрелялся по внутреннему рейду, он должен будет помочь своему учителю и командиру достойно принять смерть. Сокире-рэ во все глаза глядел на флагманский линкор, на замок над скалой.

«Вероятно, он там, наверху. На линкоре, похоже, даже тревогу не объявили». Он повернул окуляр в сторону пирса. По дороге от замка неслась колонна бронеходов. Впереди нее — шторм-адмирал почувствовал, как радостно бьется его сердце, — впереди колонны несся открытый автомобиль циклон-адмирала. Выкрутив увеличение до максимума, остроглазый Сокире-рэ умудрился разглядеть его представительную фигуру.

* * *

— Оркестр! Императорский выход! — скомандовал Тоот. — За циклон-адмиралом на палубу марш, марш! Играть, не останавливаясь. Даже если убьют, умирая, продолжать играть! Вал Грас! На тебе носовые орудийные башни. Марг! На тебе кормовые. Остальные — за мной! — он махнул копьем.

Наконечник копья сиял пурпурным светом, освещая ночь лучше всякого маяка. Но только кончик императорского копья случайно указал на борт стоящих неподалеку авианосцев, в воздухе послышался неясный гул. Вибрация древка заметно увеличилась. Вражеский корабль вдруг окутался облаком, переливающимся пурпурными, алыми и оранжевыми вспышками, резкими, внезапными, короткими, точно щелчок кнута.

— Что это? — ошеломленно пробормотал Тоот, наводя древнее оружие на ближайший крейсер. И снова облако и цветовая чехарда. Тоот внезапно увидел, как с бортов охваченных непонятным сиянием кораблей в ужасе прыгают за борт люди, прыгают, даже не пытаясь куда-то плыть. Аттайру вдруг стало невыносимо тоскливо. Чувство обреченности будто скручивало его, заставляло лечь, позабыть обо всем. Об этой кровавой бойне, о жизненных передрягах…

— Господин полковник! — донеслось с борта. — Танки заработали! Депрессионное поле лупит, как заведенное!

— Отключайте! — взмолился Тоот и уныло ткнул острием копья в сторону очередного крейсера. И снова радужное облако и панический ужас.

Сокире-рэ почувствовал, как волосы его начинают шевелиться и язык прилипает к гортани. Шторм-адмирал замахал руками, не в силах произнести ни единого слова.

— Что с вами, ваше превосходительство? — флаг-офицер пытался встать на ноги.

— «Ужас следовал перед ним!» — только и смог прохрипеть шторм-адмирал слова из «Сокровенного сказания». — Флота больше нет.

Он попытался взять себя в руки, поднялся, вновь приникая к окулярам. Море вокруг кораблей было покрыто головами прыгнувших за борт. С каждым мгновением их становилось все меньше и меньше. Матросы императорского флота, все как один выросшие у побережья, камнем шли на дно, не делая даже попытки спастись.

— Последняя услуга, — прошептал командир Сокире-рэ, уже не сдерживая предательский всхлип в горле. — Всему дивизиону, цель — флагман. Одновременная торпедная атака Десятисекундная готовность, обратный отсчет. Десять, девять, восемь…


ГЛАВА 24 | Мир ротмистра Тоота | ГЛАВА 26