home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Дорога, обсаженная с двух сторон чахлыми деревцами, лениво изгибаясь среди холмов, тянулась к темневшему на горизонте лесу. Лучи полуденного солнца отвесно падали на иссушенную землю. Разморенные зноем всадники сонно покачивались в седлах.

— Еще деревня! — сказала Марина. — Заезжать будем?

Ростислав поднял голову и посмотрел на кучку покосившихся домишек посреди выжженного поля.

— А чего заезжать? — сказал он. — И так видно, что никого там нет.

— Что? — встрепенулся проснувшийся Ланселот. — Деревня? Нет, нет! Обязательно заедем! Вдруг там кому-нибудь нужна наша помощь?

Но деревня была пуста. Как и другие, встретившиеся им сегодня на пути. Похожие друг на друга, будто две капли воды, деревни производили удручающее впечатление. Ветхие стены, прохудившиеся крыши, затянутые паутиной слепые глазницы окон — все указывало на то, что покинуты они давно, а брошенная по обочинам дороги и во дворах ржавеющая на открытом воздухе кухонная утварь, плуги, лопаты, ведра и другие нужные в хозяйстве вещи говорили о страшной спешке или даже панике, охватившей жителей,

— Уж не завелся ли поблизости какой-нибудь дракон? — задумчиво проговорил Ланселот. Неплохо было бы с ним повстречаться, это развлекло бы нас, не правда ли, сэр Ростислав?

— Нет уж, спасибо! — сказала Марина. — С меня хватит той скачки в горах…

— С меня тоже, — отозвался Ростислав.

— Да, неудобно получилось, — Ланселот вздохнул. — Бежать от какой-то сотни проголодавшихся тварей, не превышающих размером вот этот сарайчик! Правда, они ничем не виноваты, мы сами всполошили их мирное логово посреди ночи… — Он покачал головой и с надеждой в голосе добавил: — Может быть, в будущем нам повезет больше?

— Ну, делать здесь явно нечего, — сказал Ростислав, поворачивая коня.

Они вернулись на дорогу и полчаса спустя уже въезжали в лес. Дорога превратилась здесь в узенькую тропинку, по которой можно было ехать только гуськом. Кони то и дело спотыкались о вылезшие из земли толстые корни деревьев, при этом в чемодане Ланселота что-то громыхало.

Неожиданно впереди послышался тонкий мелодичный звон и из-за деревьев навстречу путникам выкатил розовый толстяк на велосипеде. Увидев всадников, он испуганно вскрикнул и схватился руками за голову. Велосипед судорожно вильнул, налетел на корень и рухнул на землю.

Ланселот резко осадил коня. Ростислав и Марина подъехали ближе.

Толстяк не шевелился. Ланселот в глубоком волнении выпрыгнул из седла и склонился над незнакомцем.

— Вы живы, сударь? — спросил он. — Не дышит, кажется. Ах, какое несчастье! Это я во всем виноват! Бедняга меня испугался. Вероятно, он никогда не видел странствующих рыцарей…

В этот момент толстяк приоткрыл один глаз, осмотрел подозрительно Ланселота, открыл второй, поглядел на его спутников и, кряхтя, стал подниматься с земли.

— Фу-у-у! Ну и напугали же вы меня, ребята! Я уж думал конец, деловые набежали, клянусь метеоритом! Людей-то здесь давно не бывает…

Толстяк вытер потный лоб и отряхнул одежду. Ростислав подвел ему велосипед.

— Каким метеоритом? — спросил он.

— Чего метеоритом? — не понял толстяк. — Я говорю, деловые, думал, шалят. Тут ведь граница в двух шагах…

— А кто такие эти деловые? — заинтересовался Ланселот.

— Разбойники! — отрезал толстяк, выправляя руль.

— Неужели?! — обрадовался Ланселот. — Сэр Ростислав! Вы слышали? Здесь есть разбойники! Дорогой незнакомец! Любезный сэр! Скажите же, скорее, где их можно найти?

— А вам зачем? — удивленно обернулся толстяк.

— То есть как это зачем? А покинутые жителями селенья? А разоренные поля? Вы думаете, я не догадываюсь, чья это работа? Они ответят за все это!

Незнакомец поглядел на Ланселота с сожалением.

— Ребята, — серьезно сказал он, — ехали бы вы отсюда. Вы же видите, что вокруг делается. Нехорошее это место, недоброе. Деловым попадетесь, они с вас семь шкур спустят…

— А вы как же? — озадаченно спросил Ростислав. — Сами-то без оружия и не боитесь один…

Толстяк хмыкнул.

— Я — другое дело, — сказал он. — Я тут каждый куст знаю и то с опаской езжу… Ну, дело ваше, я предупредил, а там сами смотрите…

Он сел на велосипед и, не оглядываясь, укатил.

— Мм-да-а, — задумчиво протянул Ланселот. — Что-то странное… Ну да ладно, там видно будет.

Он вскочил в седло и тронул повод.

— Мы все-таки поедем туда? — спросила Марина.

— Еще бы! — воскликнул Рыцарь.

Ростислав промолчал.

— Да, нужно ехать, — сказал он наконец. — Возвращаться мы не можем, а другой дороги здесь нет…

Тропа скоро привела их к обширной залитой солнцем поляне, поросшей изумрудной травой. Въезд на поляну перегораживал полосатый шлагбаум. Конец его был намертво прикручен толстой цепью к массивной каменной тумбе. На цепи висел огромный ржавый замок. Рядом с тумбой из земли торчал шест с полинялой табличкой «Добро пожаловать!»

Путешественники осторожно обогнули шлагбаум.

Неожиданно из чащи на противоположной стороне поляны показался человек. Путаясь ногами в высокой траве, он что есть силы бежал по направлению к всадникам и махал им рукой Из леса позади него доносился громкий треск, верхушки деревьев вздрагивали в такт чьим-то грузным шагам.

— Помогите! Помогите! — кричал человек.

Сосны на краю поляны вдруг раздвинулись, и между ними показалась гигантская фигура, напоминающая человеческую, но втрое выше. Она была словно составлена из коробок, скрепленных шарнирами. Тяжелое квадратное туловище со множеством выступов, отверстий, рядами мигающих огней, суставчатые руки и ноги, толстые, неповоротливые с виду, но двигающиеся удивительно проворно, и крошечная приплюснутая голова с провалами глазниц. На плече чудовища лежал сверкающий сталью прут, длиной и толщиной напоминающий железнодорожный рельс.

— Ага! — вскричал Ланселот. Глаза его горели торжеством, усы грозно топорщились. — Может быть, меня и теперь станут убеждать, что перед нами всего лишь безобидная ветряная мельница? Ха-ха (Не угодно ли, сеньоры? Вот вам типичный великан! — и, пришпорив коня, он бросился в атаку.

Великан же, выбравшись на поляну и увидев скачущего на него рыцаря, остановился и взял прут наизготовку. Он широко расставил свои тумбообразные ноги, согнул их в коленях и сделал несколько энергичных движений прутом.

— Д-з-з-я-я-а! — прокатился над поляной его синтетический голос

«Да это же робот!» — подумал Ростислав Он поискал глазами бежавшего человека, но того не было видно, только неподалеку колыхалась трава.

Между тем рыцарь приблизился к великану и, вынув из ножен меч, прокричал:

— Так это вы, сударь, гонитесь за безоружным? Защищайтесь!

В ответ на это робот быстро сделал шаг вперед и нанес удар, однако умный конь Ланселота, толкнувшись всеми четырьмя ногами, отпрыгнул в сторону, и тяжелый прут вонзился в землю Воспользовавшись этим, рыцарь рванулся вперед и ударил мечом по руке робота, но лезвие меча со звоном отскочило, не причинив великану ни малейшего вреда.

«Ну конечно! — подумал Ростислав, бросаясь на подмогу — Он же железный, его так не возьмешь».

Робот выдернул прут из земли, отступил назад и вдруг, опершись на него, высоко подпрыгнул. Он пролетел над головой изумленного Ланселота и, едва коснувшись земли, снова пустил в ход свое оружие. Прут пронесся стальной молнией над травой, и, вскользь зацепив рыцарского коня за задние ноги, повалил его на землю. Ланселот успел выпрыгнуть из седла, но робот уже повернулся к нему лицом. Он стал действовать прутом, как копьем., стараясь пригвоздить рыцаря к земле. Тому же оставалось только уворачиваться от ударов — ответить великану было нечем.

Рано или поздно роботу удалось бы раздавить Ланселота, но за спиной его вдруг сверкнул Серебрилл. Ростислав подскакал к великану сзади и обнаружил пучок одетых в металлическую оплетку проводов, соединяющих верхний и нижний отделы туловища. Жгут то появлялся, то исчезал в выемке, открывающейся при движении робота. Ростислав, улучив момент, ударил по проводам мечом, вызвав сноп искр, языки пламени, полыхнувшие изо всех щелей, а затем — клубы едкого черного дыма.

Робот замер с поднятым над головой прутом. Ничто больше не могло сдвинуть его с места.

Конь Ланселота, прихрамывая, подошел к хозяину. Тот осмотрел его ноги, убедился, что они не повреждены, и направился к Ростиславу.

— Я вижу, вы не любите долго оставаться в долгу, сэр Ростислав, — сказал он. — Благодарю вас, от души благодарю, вы спасли мне жизнь. Должен признаться, этот монстр поставил меня в тупик — он оказался совершенно неуязвим для моего меча?! — Рыцарь пожал плечами. — Это как-то даже не по правилам!

Над травой показалась голова спасенного Увидев дымящийся остов робота, он поднялся на ноги и вытер пот со лба. Это был молодой, крикливо одетый парень, только одежду его покрывали пятна грязи и какие-то мокрые разводы.

— Вот это класс! — воскликнул он с восторгом — Как же вы его, а?

— Откуда здесь взялся робот? — спросил его Ростислав.

Парень махнул рукой:

— Да это мой. Кучу денег за него отдал. Думал, наконец-то кайф наступит! А он, кретин, взял и свихнулся. Да еще нет бы в городе, там бы его быстро обесточили, так дождался, гад, пока я один буду, да в лесу — и давай меня по болотам гонять! Еле ушел. Если бы не вы — крышка бы мне. Очень просто! Видали, какая у него железяка? Хлоп — мокрое место… И как назло, гарантия уже истекла, ничего не докажешь… Но вы молодцы! Прямо орлы. Это же надо — такого бульдозера в усмерть ухайдакали!

— Так значит, это механизм? — спросил Ланселот, и в его голосе прозвучал оттенок разочарования. — А я — то принял его за великана!

— Да чего же вам еще? Вон ведь оглобля какая! Великан и есть. Специально такого заказывал…

— А зачем? — спросила Марина, подъезжая ближе. — Зачем вам такой? Да еще с дубиной…

Парень посмотрел на нее и вдруг смутился…

— Да так, на всякий случай… Мало ли что? По хозяйству опять же… Да! А вы, собственно, кто будете и куда направляетесь?

Ланселот отрекомендовался молодому человеку и представил ему своих путников. Тот ужасно обрадовался.

— Путешественники?! Ну, полный кайф! Так я вам знаете что? Я вам устроиться помогу. Поживете у нас, пообсмотритесь. Может еще уезжать не захотите!

— О, спасибо вам! — сказал Ланселот. — Но прошу вас, не утруждайте себя. Мы устроимся как-нибудь.

Парень усмехнулся.

— Э, нет, ребята. Здесь это не так просто. Вас ведь никто не знает, и ночевать бы вам сегодня, как миленьким, на улице, если бы не я. Считайте, что вам крупно повезло, потому что Леопольда (он указал на себя пальцем) в Деловом Центре каждая собака знает. Пошли!

Город со странным названием Деловой Центр был невелик по площади, но зато сильно разросся ввысь. Здания громоздились друг на друга, оставляя лишь узкие ущелья, на дне которых двигались автомобили.

Лошадей оставили у знакомого Леопольда, заведовавшего ипподромом, и в город въехали на такси. Рыцарь только прихватил свой чемодан, в котором, как он сказал, был его гардероб.

Такси остановилось у подъезда гостиницы «Центральная». Путешественники вышли из машины.

— Я сам расплачусь, — сказал им Леопольд и не захотел ничего слушать. — Дуйте прямо в отель, я сейчас догоню.

Однако, едва шедшие впереди Марина и Ростислав толкнули большую зеркального стекла дверь, навстречу им выскочил швейцар.

— Куда? — сердито закричал он. — Нету мест! Говорят вам — нету! — он с беспокойством оглядел улицу. — Идите отсюда. Тут знаете, какие люди посещают? А вы лезете!

— Однако вы не очень-то радушно встречаете гостей, — заметил Ланселот. — Не понимаю, как вас держат на этой работе? Поверьте, я объездил немало стран, и в какой бы гостинице, отеле, постоялом дворе, корчме или харчевне я ни останавливался, везде мне попадались исключительно вежливые, предупредительные швейцары. Мой вам совет…

— Ой! — сморщился швейцар. — Ну я не могу — иностранец! Да ты на себя-то погляди! Короче: или вы моментально испаряетесь, или я вызываю наряд…

И он вытолкал бы непрошенных гостей на улицу, но тут подошел Леопольд.

— Здорово, Базилио! — сказал он, протягивая швейцару руку. — Все бдишь? Да проходите, проходите, ребята, чего испугались?

— А, Леопольд! — обрадовался швейцар. — Привет. Эти с тобой, что ли? А чего ж они мне мозги пудрят? Ну, заходите…

Через несколько минут путешественники уже располагались в трех лучших номерах гостиницы. Просторные, пышно обставленные комнаты, мягкие постели с крахмальными простынями, ванные комнаты, отделанные узорчатым кафелем, заставили их быстро забыть неприятный эпизод со швейцаром Базилио.

Особенно радовалась неожиданному комфорту Марина. За трое суток скитаний, ночевок в горах, длинных и опасных переходов она успела порядком соскучиться по благам цивилизации.

Приняв душ, усталые путешественники прилегли отдохнуть и проспали на пуховых перинах до самого ужина. Леопольд назначил им встречу вечером в гостиничном ресторане.

Выйдя из номера, Ростислав встретил Ланселота, который, по-видимому, уже давно прохаживался в коридоре. Свой дорожный костюм рыцарь сменил на строгий черный сюртук, снежно-белую рубашку с высоким твердым воротничком, перехваченным атласным галстуком, серые, в мельчайшую клетку панталоны и лакированные туфли. В руке он держал глянцевитый цилиндр, изящную трость с золотым набалдашником и пару белейших перчаток.

Ростислав с удивлением глядел на Ланселота и уже готов был задать ему какой-то вопрос, но вдруг свет блеснул в стеклах рыцарского пенсне — эта открылась дверь марининого номера. Ростислав оглянулся и замер. Марина, отдохнувшая и посвежевшая, была сейчас еще красивее, чем обычно. Она не могла, подобно Ланселоту, сменить наряд, но блузка ее сверкала белизной, оттеняя полученный за дни путешествия дивный загар, а волосы пышной кудрявой волной поднялись над головой.

Ланселот поклонился и сделал шаг вперед, желая сказать какой-то, учтивый комплимент, но поперхнулся, не найдя слов, и густо покраснел. Ростислав испытывал то же самое. Он стоял неподвижно и молча смотрел на Марину, но сердце его колотилось, как во время сражения с псауком.

— Ну что же вы? — сказала Марина. — Идемте, нас ведь ждут!

Они спустились в ресторан и сразу же увидели Леопольда, разговаривающего у стойки с лысым человеком в фартуке и черной футболке, сильно перепачканной красками. Оба сидели спиной ко входу, весело смеялись и поэтому не заметили сразу Марину и ее спутников.

Ростислав услышал обрывок их разговора:

— Или вот еще был случай, — говорил лысый. — Подрядились мы в одном доме культуры делать бронзовое литье для отделки зала. Ну, смотрим — высота шесть метров, кто туда полезет проверять? Взяли упаковочный пенопласт, вырезали на нем всю эту отделку, бронзовой краской покрасили, прилепили под по. толком и докладываем — готово!

— А получили как за бронзу?

— Ну конечно!

Леопольд и лысый расхохотались и вдруг увидели Марину.

— Привет, привет! — сказал Леопольд. — Присаживайтесь. Лысый поднялся со своего места и, удивленно глядя на Марину, стал поспешно вытирать руки фартуком.

— Это Касьян, — представил его Леопольд. — Художник на все руки. И оформитель, и декоратор, и портретист, и аферист… То есть, я хотел сказать — офортист, или как оно там?

Лысый махнул на него рукой и сам обратился к Марине:

— Я в восторге, мадемуазель! Могу вам сразу сказать, — вы произведете у нас переворот!

— Какой переворот? — не поняла Марина.

— В моде, разумеется! Это же прелестно! Особенно вот эти брюки с заклепочками… Поверьте мне, как специалисту: пройдет совсем немного времени — и мы все, как один, выйдем на улицу в таких брюках. Какой шик! А расцветка! А фактура! А эта элегантная потертость на швах! Я вижу, у вас тонкий художественный вкус.

Марина, порозовела.

— У нас многие так ходят, — сказала она.

— Не может быть! А впрочем, конечно Ведь это чудо что такое!

Сказав это, Касьян раскланялся с рыцарем и Ростиславом, но взгляд его то и дело возвращался к марининым джинсам.

— Ладно, — сказал Леопольд. — Хватит трепаться. Ты видишь, люди с голоду помирают! Ужинать пора.

Касьян извинился, сказал, что еще подойдет попозже, и отправился в дальний конец зала, где принялся колдовать над кусками фольги и отрезками, ткани, декорируя стену под уголок морского дна. Путешественники и Леопольд расположились за столиком неподалеку.

Ужин оказался превосходным. Марина и Ростислав ели и нахваливали. Расторопность и вежливое внимание официантов заставили оттаять даже Ланселота, который после недоразумения со швейцаром был настроен несколько скептически.

— Хорошо тут у вас! — сказала Марина, потягивая через соломинку ледяной фруктовый сок.

— Хорошо? — переспросил Леопольд и усмехнулся как-то криво. — Хорошо-то оно хорошо… если не дурак Да еще если люди верные рядом… А в одиночку — пропадешь!

— Совершенно справедливо, — сыто отдаваясь сказал Ланселот — Друзья — вот главное наше достояние!

— Во-во, — кивнул Леопольд. — Друзья — это да, достояние К столику снова подошел Касьян.

— Ну, как вам здешняя кухня? — спросил он.

— Она превосходна! — за всех ответил Ланселот. — И вообще, здесь очень мило…

— Марина, — продолжал Касьян, — мне бы хотелось услышать ваше мнение о моей работе. Может быть, совет или замечание, словом — окиньте это свежим взглядом. А то здешняя публика воспитана на такой, знаете, халтуре…

Марина улыбнулась ему и посмотрела на стену.

— Мне нравится, — сказала она — А вот там у вас, где голубой фон, это корабль?

— Да, затонувший корабль Между прочим, доски на переднем плане настоящие. И сундук. Видите, он развалился и золото высыпалось прямо на дно. Совсем как настоящее.

— Мм-да, — задумчиво произнесла Марина. — Но, по-моему, серебро было бы лучше… Или хотя бы серебряный кувшин, чуть в стороне… Понимаете, серебряное на голубом… это смотрится

— Как-как? — Касьян ухватил себя за подбородок и прищурился на стену. — Ах ты, черт возьми! — пробормотал он. — Вот оно! Ну, конечно же, серебряное на голубом! Ах я осел!

Он снова повернулся к Марине, и в глазах его играло веселое изумление.

— Поразительно! Слушайте, это же поразительно! И как же… Ну, вот что: имейте в виду, я вас первый открыл. Вы будете иметь успех. И какой успех! Ого! Сегодня же мы едем на телевидение. Сейчас же!

— На телевидение?! — Глаза Марины расширились. — Но я… мне… видите ли, у нас мало времени, да?

Она повернулась к Ростиславу и умоляюще посмотрела на него.

— Дело в том, что нам нужно торопиться, — сказал тот. — Мы разыскиваем своих друзей…

— Ха-ха! — рассмеялся Касьян. — А я вам что предлагаю? Неужели вы знаете более надежный способ кого-либо разыскать, чем выступление по телевидению? Ваши друзья увидят Марину и моментально найдутся!

— Он прав! — воскликнул рыцарь.

Марина сияла от счастья.

— Я только оденусь и возьму машину, — сказал Касьян, снимая фартук. — Через десять минут жду вас у подъезда.

— Ой, — забеспокоилась Марина, когда он ушел. — Я тоже зайду к себе в номер. Мне нужно поправить прическу. Вы не скучайте, мальчики, завтра я вам все расскажу!

Она поднялась со своего места и упорхнула. Леопольд посмотрел ей вслед, затем подмигнул Ростиславу и Ланселоту.

— Вот что, ребята, неплохо бы и нам поразвлечься, а? Как насчет того, чтобы сходить в одно приличное место? Народ там дошлый, с понятием. Про своих порасспрашиваете, может, и найдется следок…

Ростислав сразу согласился, рыцарь не возражал, и было решено выступать немедленно

— Только ты это, — шепнул Леопольд Ростиславу, — меч-то свой возьми на всякий случай.

— Зачем? — удивился Ростислав.

— А на всякий случай. У нас тут люди, знаешь, разные попадаются, может и пригодится… Да и не стоит в гостинице такую вещь оставлять…

Огромный зал с белыми колоннами был полон народу. Рыцарь и Ростислав с трудом продвигались сквозь толпу вслед за Леопольдом. В шуме и суете никак нельзя было понять, чем занимаются все эти люди. Они говорили все разом, спорили о чем-то, кто-то кого-то уговаривал, некоторые ругались. В одном месте внимание Ростислава привлекла странная сцена. Маленький тщедушный человечек вертел в руках ботинок, тщательно его разглядывая и словно бы даже принюхиваясь к чему-то. Над ним с угодливой улыбкой склонился наголо остриженный верзила.

— И сколько у тебя таких? — скептически спросил наконец маленький.

Верзила изогнулся еще больше и вполголоса произнес:

— Полторы тысячи пар.

Маленький плюнул на пол.

— Ладно! Беру!

И они ударили по рукам.

— Идите-ка вы, братцы, пожалуй, на галерею, — сказал Леопольд своим спутникам. — А то еще потеряетесь тут в толпе. Идите, я пока сам справлюсь, а потом вам расскажу, что и как.

Ростислав и Ланселот согласились и стали выбираться из толпы. Они уже поняли, что самим им не удастся ничего разузнать в этой давке.

Галерея была единственным во всем здании местом, достойным внимания путешественников. По стенам здесь висели фотографии и рисунки, а в стеклянных витринах была выставлена для всеобщего обозрения всякая всячина — от белья и консервов до автомобилей. Однако народу в галерее почти не было, жителям Делового Центра почему-то гораздо больше нравилось толкаться в зале.

Рыцарь и Ростислав часа полтора бродили от витрины к витрине, любуясь экспонатами. Наконец в дальнем конце галереи показался Леопольд в сопровождении того самого обритого верзилы, который на их глазах реализовал полторы тысячи пар обуви, показав покупателю один-единственный ботинок. Теперь он почтительно слушал Леопольда, с азартом ему что-то объясняющего.

Ни Ростислав, ни Ланселот не слышали, о чем был разговор, а между тем содержание его могло бы их заинтересовать.

— Взять хоть те же штаны, — говорил Леопольд. — Скоро в моду войдут такие синенькие, с заклепочками. Конечно, шить их самым первым начнет Мафусаил и сбывать будет на ярмарке по триста. А ты берешь у Мафусаила сто пар…

— По триста? — недоверчиво спросил верзила.

— По триста, по триста. Сколько спросит, столько и дашь… Теперь так. Каждую пару разрезаешь по шву и каждую половину запечатываешь в свой пакет, будто целые штаны. Знаешь, прозрачный такой пакет с мафусаиловым клеймом? Расфасовываешь и получаешь двести пакетов. Потом на ярмарке же их и сдаешь. По двести пятьдесят. Сечешь? Тут главное — быстро торгануть и испариться.

— А если на следующей ярмарке меня узнают? Это ж через две недели всего.

— Ну и что? Не пойман — не вор. Товару при тебе уже не будет — иди, доказывай!

— Хорошо, если они доказывать возьмутся, а если без слов — в зубы?

— Ну, это уж ты сам смотри. Пропусти пару ярмарок или ребят найми в охрану. Вон у меня два орла каких! Ты не смотри, что с виду они не очень. Звери! Особенно вот тот, молодой. Так с мечом и ходит везде. Чуть что не по его, сейчас — хрясь! И ищи голову наощупь.

— Да-а, — завистливо протянул верзила. — Ну ладно, пойду загляну в контору. Пока!

Он удалился, а Леопольд подошел к Ростиславу и Ланселоту.

— Пока по нулям, — сказал он. — Но вот этот парень, с которым я сейчас говорил, обещал кое-что разузнать. Завтра еще придем, а сейчас — айда домой!

Они снова протиснулись сквозь толпу и уже добрались было до выхода, как вдруг Ростислав, поглядев куда-то в сторону, вскрикнул:

— Ой! Да ведь это же…

— Что такое? — обернулись к нему Леопольд и Ланселот.

— Да нет, показалось, — произнес Ростислав в сильнейшем волнении. — Вот что: вы идите, а я сейчас. Я быстро!

Он нырнул в толпу и обеими руками стал прокладывать себе путь в другой конец зала. Рыцарь и Леопольд решили подождать его на улице и отправились дальше.

Оказавшись на свежем воздухе, Леопольд шумно вздохнул:

— Фу! Чертова душегубка! И чего туда столько людей набивается? И главное — все по своей воле!

Он вдруг осекся, потому что из-за угла быстро выкатились четверо молодых людей, держащих руки в карманах.

— Вот он! — закричал один из них. — Попался, голубчик!

— Здорово, Леопольд! — сказал другой, приближаясь. — Наконец-то встретились, теперь уж поговорим!

Он вынул руку из кармана, и за ней потянулась толстая блестящая цепь.

Леопольд одним прыжком спрятался за спину Ланселота.

— Вы что? — заорал он визгливо. — Я вас знать не знаю! Идите отсюда, а то хуже будет! Где же Ростислав, черт бы его побрал? — добавил он тихо. — Ведь сейчас бить будут…

Парень все приближался, раскручивая цепь так, что она слилась в сверкающий круг.

— А ну, папаша, посторонитесь, — сказал он Ланселоту. — Сейчас этот тип меня живо вспомнит.

Но рыцарь не двигался с места.

— Прежде чем сразиться с вами, юноша, я хотел бы получить некоторые объяснения…

— Да чего ты с ним цацкаешься, Митяй! — закричали другие нападавшие. — Хочет получить, пусть получает! Не видишь разве — он из той же компании!

— Зубы заговаривает! Тоже, наверное, мошенник…

— Обоих проучим! Врежь ему, Митяй!

Подбадриваемый криками, Митяй бросился на рыцаря, но тот легко уклонился от крутящейся цепи и, перехватив поудобнее свою трость, нанес молниеносный удар.

Митяй вскрикнул, цепь вырвалась из его рук и, пролетев несколько метров, угодила в витрину. Стеклянные брызги хлестнули по тротуару, дождем посыпались мелкие осколки.

— Уй-юй-юй! — взвыл Митяй, прижав к животу ушибленную руку. Ланселот опустил трость и пожал плечами, как бы говоря: «Вы сами этого добивались!»

Тут открылась дверь и на крыльцо вышел Ростислав. Он был мрачнее тучи, все его старания ни к чему не привели, разыскать человека, показавшегося со спины таким знакомым, ему не удалось. Но, подняв глаза на Леопольда и рыцаря, он вдруг увидел обступивших их людей и сразу понял, что что-то неладно.

Один из нападавших в этот момент уже вооружился короткой свинцовой дубинкой и пытался добраться до Леопольда сзади, тогда как двое других отвлекали Ланселота, размахивая палками, выломанными из какого-то забора.

— В чем дело? — громко крикнул Ростислав, хватаясь за рукоять меча. — Что здесь происходит?

— Наконец-то! — радостно завопил Леопольд. — Руби их! Ломтиками настрогай! Я отвечаю!

— Ребята! — испугался один из парней. — Этот с тесаком тоже за них!

— Охрану завел, гад! — захныкал, размазывая по щекам слезы, Митяй. — Ну, погоди, мы увидимся еще! Пошли мужики, ну их к черту! Чтоб их метеоритом придавило!

Все четверо быстро скрылись за углом.

— Кто они такие? — спросил Ростислав у Леопольда. — Ты их знаешь?

Вместо ответа Леопольд радостно хлопнул его по плечу.

— Здорово мы их, а? Просто блеск! — Он повернулся к рыцарю и, схватив его руку, принялся трясти ее что есть силы. — Спасибо тебе, сэр! От верной смерти спас! А уж я в долгу не останусь, вы ж меня знаете!

Ланселот промолчал. Он поглядел в ту сторону, куда убежали нападавшие, и задумчиво погладил бородку…

Прошло несколько дней. Ростислав и Ланселот объездили, сопровождая Леопольда, весь город, но ничего нового узнать не удалось. Марину они почти не видели, все ее время было занято репетициями: известный режиссер Стоп Кадр предложил ей роль ведущей в популярной телепрограмме «Ой, кто это?»

Однажды за завтраком рыцарь, обращаясь к Леопольду, сказал:

— Скоро неделя, дорогой, друг, как мы пользуемся вашим гостеприимством, гуляем с вами по городу, занимаемся розысками, не имея возможности хоть чем-нибудь отплатить вам за столь любезное внимание…

— Ой, ну что вы, ребята! — отмахнулся Леопольд. — Да я только при вас стал понемногу на ноги подниматься. Ей-богу!

Леопольд был в хорошем настроении, и его вдруг потянуло на откровенность. Положив руку Ростиславу на плечо, он задушевно произнес:

— Ведь после того случая с Митяем меня уважать стали почти как самого Маэстро. Пальцем теперь не тронут, не то что раньше… Да! Как же это я забыл?…

Он вынул из кармана толстенькую пачку денег и небрежно бросил ее на стол.

— Что это? — спросил Ростислав.

— Ваша доля.

— Какая доля? В чем?

— Берите, берите. Уж я знаю, в чем.

— Пардон! Не понял… — нахмурился рыцарь. — Я имел в виду только поблагодарить и предложить услуги А тут какие-то деньги…

— Так ведь об услугах и речь! — оживился Леопольд. — Ваши услуги мне позарез нужны! А деньги что ж! Вы на них и не смотрите, разве это деньги? Это только начало.

Он придвинул стул поближе и заговорил вполголоса:

— Есть хорошее дельце. Я все стеснялся вам сказать, но если уж вы сами… Понимаете, один тип стоит у меня на дороге. Везде успевает, пройдоха, недаром его Маэстро зовут. Никак его не обойдешь, все у него схвачено. Вот бы его убрать! Тогда все возьмем! То есть не убивать, конечно, кто ж про это говорит? А исключительно припугнуть, а? Он уже слышал про вас наверняка, ему только меч теперь покажи — и все будет в порядке! Ну так как? Согласны?

Посуда вдруг подпрыгнула на столе от удара рыцарского кулака.

— Довольно! — Ланселот поднялся со своего места и гневным взглядом смерил сжавшегося в комок Леопольда. — Наконец-то, сударь, вы высказались определенно! Благодарю вас, — с этими словами рыцарь демонстративно отвернулся от Леопольда и обратился к Ростиславу.

— Я давно подозревал, что этот человек дурачит нас самым подлым образом. Только не понимал, к чему он ведет. Теперь мне все ясно: мы нужны ему как личная охрана, чтобы он мог творить свои темные делишки безнаказанно. Но этого мало. Он решил сделать нас своими прямыми пособниками. Что вы на это скажете, сэр Ростислав?

Ростислав молча встал и отступил от стола.

— Да вы что, ребята? — залепетал Леопольд. — Я же пошутил! Я же по-приятельски хотел… И в гостиницу устроил, и все такое… как родных!

— Сударь! — оборвал его Ланселот, в ярости теребя ус — Только этот денежный долг и мешает нам немедленно рассчитаться с вами как следует. Но клянусь, еще сегодня все потраченные на нас деньги будут вам возвращены, а засим потрудитесь избегать попадаться мне на глаза!

Он повернулся на каблуках и направился к выходу. Ростислав пошел за ним.

— Ну и черт с вами! Пожалеете еще, — пробормотал Леопольд, зло глядя им вслед.

— Скверная история, — вздохнул Ростислав, когда они с Ланселотом проходили по гостиничному коридору.

Рыцарь кивнул.

— И самое неприятное в ней то, — сказал он, — что вы едва не обнажили Серебрилл, защищая этого прохвоста от возмездия. Помяните мое слово, это не принесет нам удачи…

— Что же нам теперь делать?

Ланселот пожал плечами.

— Для начала добыть денег, чтобы расплатиться с этим субъектом, дождаться Марину и все ей рассказать, а потом… Ну, да там видно будет.

Два часа спустя в дверь номера Ростислава постучали.

— Войдите! — сказал он, оторвав взгляд от улицы за окном, и обернулся.

Дверь открылась, и в комнату ввалились шесть человек в одинаковых костюмах с золотыми пуговицами.

— Вы ко мне? — удивился Ростислав.

— К тебе! — рявкнул один из людей и достал из карм та, блестящие наручники.

— В чем дело? Кто вы такие? — спросил Ростислав, отступая к столу.

— Скоро узнаешь! — ответил человек с наручниками. — Надо было за гостиницу вовремя вносить!

— Отставить разговоры, — вмешался другой, по-видимому, старший. — Взять его!

Ростислав одним прыжком оказался у стола, схватил ложны и в отчаянии застонал — Серебрилла в ножнах не было!

Что-то тяжелое вдруг обрушилось на него сзади, ударил по голове, и Ростислав почувствовал, что падает в пустоту…


Глава 3 | В королевстве Кирпирляйн | Глава 5