home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцать третья.


 Калант бежал быстро и легко. Меч рыцарь не обнажил. Он не знал, кто напал на лошадей и достойны ли противники отведать рыцарского меча, или это опять какое-то отребье, которое надо усмирить кулаками и пинками. Слева, и немного сзади, неслышно скользил Альдарион с обнаженным кинжалом в руке. Если кто-то встал бы на пути, эльфа, Альдарион без всякого усилия проткнул бы его насквозь. Справа, стараясь не отстать, семенил гном. В одной руке он держал дубину а другой, несмотря на то, что уже светало, поднял над головой, горящую головню, которую, несмотря на спешку, успел прихватить из костра. В крайнем случае и головня могла послужить неплохим оружием.

 На опушке, леса, куда они прибежали, не было никого кроме лошадей. Но пока Калант, Буркст и Альдарион вглядывались в лесную чащу, пытаясь увидеть там кого-нибудь, солнце взошло, и поляна предстала перед ними совсем в другом виде: трава была истоптана и избита тяжелыми сапогами, на земле валялись несколько боевых дубин, топоров и мечей, кое-где виднелись темные пятна, напоминающие пролитую кровь. С первого взгляда, можно было понять, что на этом месте недавно произошла нешуточная битва.

 Но сейчас здесь было тихо и спокойно. Вороные кобылы, которых выделил хромой Шовкр, лениво пощипывали травку. Выросшие в городе, они наслаждались простором, сочной зеленью и не чувствовали никакой опасности. А Фамогуст стоял настороженно. Он беспокойно шевелил ушами, вглядывался в темноту леса и всхрапывал.

 - Эй, вы, трусы! - крикнул в тишину леса рыцарь. - Чего вы прячетесь, как пугливые крысы? Я рыцарь Калант, Сокрушитель Троллей. Если вы благородного происхождения, выходите и обнажите свои мечи, против моего славного Калибура. А если вы простолюдины и воры, падите предо мной на колени, и я прощу вас.

 Лес не отозвался на призыв отважного рыцаря. В лесу по-прежнему стояла тишина. Никто не торопился обнажить меч, против славного Калибура. Падать на колени и каяться, тоже, никто не спешил.

 - Они сбежали, - пожаловался Калант монаху. - Они трусы и лишены всякого понятия о чести. Но кто бы это мог быть, как ты думаешь, друг мой Буркст?

 - Братья, побывавшие в этих местах, рассказывают, что нравы здесь дикие. Охотников на чужих лошадей здесь немало, - рассудил Буркст. - Кто-то хотел украсть наших лошадей. И кто-то другой тоже хотел их украсть, вот он и помешали друг другу.

 - Совершенно верно, - согласился Калант. - Дикие нравы и никакого понятия о чести. Никто не пожелал со мной сразиться. Они хотели похитить моего боевого коня... Боевого коня рыцаря! Это же надо опуститься до такой подлости.

 Рыцарь подошел к мерину, и увидел у ног своего боевого коня длинный блестящий меч.

 - Да ты, Фамогуст, кого-то обезоружил. Молодец, - похвалил он мерина и погладил его по шелковистой шерсти на шее.

 Фамогуст опустил голову и ласково потерся о плечо Каланта.

 - Дай-ка, я смотрю, кто здесь ставил свой меч.

 Рыцарь нагнулся и поднял трофей мерина. Меч был длинным, тяжелым с рукоятью покрытой костяными пластинами.

 - Такого я даже от варваров не ожидал! - возмутился Калант. разглядывая меч. - Попросить перемирия, а потом, под покровом ночи, вероломно напасть.

 - Это меч варвара? - спросил Альдарион.

 - Да. У рыцарских мечей перекрестие в виде сердца, а здесь, - он указал на перкрестие меча, - просто поперечная пластинка. И навершие у наших мечей имеет форму шара. А у мечей варваров, слегка приплюснутое кольцо. Этот меч принадлежал варвару. Чтобы рубить таким большим мечем надо иметь немалую силу. Неслабыми был у тебя противник, Фамогуст. Молодец, так и должен поступать доблестный конь рыцаря. У тебя неплохой трофей.

 Калант бросил меч к ногам боевого мерина и снова ласково потрепал его по шее, а Фамогуст, довольный похвалой и лаской хозяина, презрительно пнул свой трофей, гордо фыркнул, снова потерся головой о плечо рыцаря, и, кажется, успокоился.

 - Они удрали, - оценил обстановку Альдарион. - Услышали, что мы проснулись и разбежались.

 - А где Мичигран? - спохватился монах. - Это ведь он нас разбудил.

 - Может быть, его захватили и увели с собой,- предположил эльф.

 - Нет, - Буркст был уверен, что мага захватить не могли.

 - Мичигран не дастся, - отдал должное магу и Калант. - Он хороший боец. Я видел, как он отбивался посохом от толпы варваров. Не хуже настоящего рыцаря. Осмотри поляну, Буркст, возможно Мичиграна ранили и он где-то здесь.

 - Сейчас поищу...

 - Здесь я, - послышался негромкий голос.

 Все трое поспешили к месту, с которого отозвался Мичигран. Тот сидел, прислонившись спиной к стволу дерева. Глаза мага были закрыты, лоб заметно распух, а в центре опухоли красовалась большая ссадина.

 Услышав шаги, Мичигран открыл глаза. Первый кого он увидел, был Альдарион.

 - Ну что за жизнь? - возмутился маг. - Когда я открываю глаза, то надеюсь увидеть что-нибудь приятное: кувшин пива или золотую монету. В худшем случае - разбойничью морду Гонзара Кабана. И каждый раз вижу этого взяточника.

 - Ругается, значит, жив, - Альдарион решил не обращать пока внимание на оскорбления мага.

 - Пока не отдашь мне долг, со мной ничего случиться не может, святой Фестоний не допустит. Понял?!

 - Какая у тебя красивая шишка на лбу, - не без злорадства, отметил Альдарион.

 - Не сравнивай! - осадил его Мичигран. - Ты получил в лоб за подлое взяточничество и попытку напасть на безоружного, а я в честном бою с превосходящими силами противника.

 - Дайте я посмотрю, - Калант опустился на колени и крупными пальцами, ставшими вдруг мягкими и нежными, осторожно стал ощупывать голову мага.

 - Ты в этом разбираешься? - поинтересовался Буркст.

 - Рыцарь должен уметь не только наносить раны противнику, но и милосердно относится к поверженным, лечить их в меру своих возможностей, - сообщил Калант, продолжая осматривать мага. - А здесь просто опухоль и хорошая ссадина. Тебе крупно повезло, Мичигран. Удар дубиной вскользь, - профессионально определил он. - С кем ты дрался?

 Магу не хотелось рассказывать, что шишка на лбу вовсе не от удара дубиной.

 - В темноте я никого не разглядел, - и это было чистой правдой. - Но посох меня не подвел, и лошади, сами видите, все на месте, - Мичигран опять нисколько не покривил совестью. - Варвары навалились на меня - еле отбился ( здесь маг был несколько не точен, но стоит ли осуждать человека, который совсем недавно врезался лбом в ствол дерева). Потом я потерял сознание от сильного удара. А когда очнулся, никого здесь не было...

 - Наш покровитель, святой драконоборец, дважды рожденный Фестоний поддержал тебя в трудную минуту и ослабил удар варвара, - объяснил монах. - Лицезрел ли ты его в этот раз?

 - Было темно, святой отец, и я не смог его лицезреть, - ушел от соблазна, похвастаться еще одной встречей со святым, Мичигран. Но ответ его был достаточно гибким и, при желании, можно было считать, что Фестоний снова принял участие в драке. Предприимчивый монах так и решил.

 - Святому драконоборцу, дважды рожденному Фестонию, не было необходимости вновь являться тебе. Он нагнал на варваров страх праведный, и они бежали, - объяснил Буркст.

 - Так наверно и было, - согласился Мичигран. - Вероятно, у святого Фестония есть в отношении меня какие-то серьезные планы. Вообще-то, - не удержался маг, - он мог нагнать небесный страх на варваров до того, как меня огрели дубиной...

 Мичигран окончательно оправился от удара и был явно настроен порассуждать о своих дальнейших взаимоотношениях со святым драконоборцем, но монах этого допустить не мог.

 - Не богохульствуй, сын мой, - оборвал он мага. - Святой Фестоний дважды сохранил тебе жизнь, и ты должен быть дважды ему благодарен.

 - Так я о нем ничего плохого и не говорю. Хороший святой. Он мне нравится. Мне варвары не нравятся. Только вчера встретились, а они уже два раза пытались мне черепушку сломать. Разберемся с драконом, спасем принцессу, накормим ее халвой, и я за этих варваров примусь всерьез, - пообещал Мичигран. - Взяли манеру - бить по голове. Она у меня крепкая, но если все время по ней бить - не выдержит, - пожаловался он.

 - Сейчас как, встать можешь? - спросил Калант.

 - Конечно. Лоб болит, но все остальное в норме. Пару глотков пива и я снова буду готов сразиться с целой Ордой.

 Альдарион, пока продолжался этот разговор, внимательно оглядывал окрестности, прислушивался к каждому шороху. В лесу эльф видел и слышал намного лучше и больше, чем его спутники. Когда эльф убедился, что опасения его оправданы, он подошел к Каланту.

 - Благородный рыцарь, - Альдарион говорил негромко, но так, чтобы спутники его услышали, - за теми кустами, - он легонько кивнул в сторону зарослей боярышника, - прячутся варвары.

 Маг подобрал посох и быстро поднялся, монах приготовил дубину, эльф вынул кинжал. Все трое ждали, что скажет рыцарь.

 - Варвары всегда были трусами и всегда прятались, увидев кого-нибудь из рыцарей, - Калант говорил громко, так чтобы в кустах его услышали. - Буркст, у тебя головня еще не потухла?

 - Горит, мой рыцарь.

 - Брось ее в те кусты, - показал Калант на заросли боярышника. - По-моему они достаточно сухие, чтобы изжарить всех, кто там прячется с недобрыми намерениями.

 - Ты что, с ума сошел, разрази меня гром! - раздался из кустов боярышника знакомый голос. - Живых варваров изжарить собрался!?

 - Это ты Бахаррак? - не удивился Калант.

 - А кто же еще, разрази меня гром! - отозвался предводитель варваров. - Конечно я!

 - Чего ты прячешься?! Выходи и я, не обнажая свой славный меч Калибур, повергну тебя на землю ударом кулака. Или ты боишься?!

 - Никого я не боюсь! И тебя не боюсь! У меня тоже есть кулаки и они не меньше твоих, разрази меня гром! Сейчас выйду. Только драться я с тобой не могу, мне ногу испортили. Ну-ка, помоги встать! - приказал кому-то назир. - Так... А теперь пойдем...

 За кустами послышались какие-то непонятные звуки, потом на поляне показался Бахаррак. Он подпрыгивал на правой ноге, левая беспомощно висела. Опорой назира Орды слева служил Катык, с трудом поддерживающий могучего хозяина.

 Сам Бахаррак был по-прежнему в коротких кожаных штанах, а, кроме того, на нем теперь красовался, в тон штанам, черный кожаный жилет, расшитый серебряными нитями. На перекинутой через плечо перевязи болтались пустые ножны меча. Самое интересное зрелище представлял лоб варвара. В центре его выделялась высокая шишка. А вокруг нее расползались неровные пятна: ближе к центру - темно-синего цвета, затем светло-зеленого и, наконец, желтого.

 - Ногу покалечили! - пожаловался Баррак. - Дубиной по ноге, разрази их гром! Наступить на нее не могу... Стой, разрази тебя гром! - приказал он рабу и осторожно уселся на землю. - Это же мой меч! - обрадовался назир, когда увидел оружие, которое недавно заинтересовало рыцаря. - Катык, давай сюда мой меч, разрази его гром! Я тебя сейчас этим мечом зарублю. Ты должен был подобрать его и принести мне! А ты его не принес и будешь за это наказан, разрази тебя гром!

 - Хозяин, - попытался оправдаться Катык, - я же спасал тебя от демонов. Они могли убить тебя. Я, твой верный раб, взял тебя на руки и унес от опасности. Горе мне несчастному, но мне некогда было искать твой меч. Моя преданность, твоя щедрость и твое великодушие...

 - Я что приказал тебе, подлый раб, разрази тебя гром! - прервал нытье раба Бахаррак.

 Катык бросился к мечу, но Фамогуст наступил на оружие копытом, показывая этим, что не намерен отдавать свой трофей.

 - Отдай меч, хозяин велел! - приказал мерину Катык и потянулся к рукояти.

 Фамогуст покосился на него, сердитым черным глазом, фыркнул, приподнял вторую ногу и нацелил копыто в лоб рабу.

 Катык отшатнулся.

 - Хозяин, он не отдает, - пожаловался раб. - Вели ему, чтобы отдал.

 - А ты возьми, разрази тебя гром! - проревел Бахаррак.

 За неповиновение хозяину, рабу грозило суровое наказание. Но копыто Фамогуста по-прежнему угрожающе висело в воздухе, и Катык понимал, что оно способно раздробить ему голову не когда-то потом, а прямо сейчас. Раб застыл.

 - Отдай ему меч, Фамогуст, - пожалел раба Калант.

 Мерин посмотрел на хозяина, проверяя, не ослышался ли он, действительно ли рыцарь приказал отдать врагу трофей?

 - Отдай, - подтвердил Калант. - Тебе он не нужен, твои копыта не хуже хорошего меча.

 Боевой мерин тряхнул гривой, лениво переступая ногами, повернулся к рабу крупом, поднял хвост и сбросил рядом с мечом несколько дымящихся яблок. Таким образом, он подчеркнул свое презрение к врагу и то, что если бы не приказ рыцаря, он ни за что не отдал бы трофей.

 Катык с опаской ухватил меч и положил его у ног хозяина.

 - Ты что, опять хотел у нас лошадей увести? - спросил варвара Калант.

 - А как же, разрази меня гром! Нам без лошадей нельзя. Мы должны мчаться как ураган, все сметая на своем пути, разрази нас гром! Во славу богини Шазурр, Жестокой, Беспощадной и прекрасной в гневе своем.

 - А Фамогуст не дался.

 - Взнуздали бы мы твоего мерина, разрази его гром! Не таких обламывали.

 - Чего же вам помешало?

 - А ты не знаешь? - Бахаррак забыл про больную ногу, хотел встать, но тут же снова опустился и сжал зубы, чтобы не застонать. - Охранники твои помешали, разрази их гром!

 - Нет у нас никаких охранников, - сообщил простодушный рыцарь.

 - В секрете держишь, - не поверил ему варвар. - Тайная охрана, разрази меня гром, это неправильно. Охранники на виду должны быть. При такой охране, разве мы полезли бы к лошадям, разрази их гром! Да ни в жизнь! Мы, варвары - умные. Если нам что не по зубам - не лезем. А теперь что получилось?! Ногу мне испортили и Орду разогнали, разрази ее гром! Со мной только один полудурок и остался. Это теперь все мое войско, - кивнул он на раба, - разрази его гром!

 - Гы-ы! - довольно заулыбался Катык и погладил рукоять ржавого меча. Ему понравилось, что он теперь войско Бахаррака.

 - Как они выглядели? - спросил Буркст.

 - Одинаково выглядели: дубины у всех здоровенные, разрази их гром!

 - Одеты во что? - не отставал монах.

 - Во что одеты? - Бахаррак с недоумением глянул на Буркста. - Мне это без разницы. Во что хотели, в то и оделись, разрази их гром! Я их одежду не разглядывал.

 - Они увидели, что вы хотите забрать наших лошадей и вызвали вас на честный бой? - заинтересовался подробностями сражения рыцарь.

 - Какой честный бой! - возмутился варвар. - Они в засаде прятались, разрази их гром! Мы еще и к лошадям не подошли, как они из кустов повыскакивали и с деревьев посыпались. Все с дубинами. Мы же такого не ожидали. А много ли нужно времени, чтобы дубиной огреть!?

 - Вы сами всегда неожиданно нападаете, - напомнил Бахарраку Мичигран. - Вы и на нас неожиданно напали.

 - Так мы же варвары. Мы как хотим, так и нападаем. А все другие должны воевать по правилам, разрази их гром! Сначала переговоры надо вести. А эти молчком высыпали и сразу в дубины.

 - И тебя не побоялись, дубиной огрели? - спросил рыцарь.

 - А я о чем!!! Я как раз к твоему Фамогусту шел, подходящий для меня мерин: крепкий и масть хорошая. Так на меня сразу двое налетели. Разрази их гром!

 - Люди, гоблины, гномы? - Буркст пытался выяснить, кто же все-таки напал на варваров.

 - Я и не понял, разрази их гром! Один высокий, другой пониже. Высокий сходу дубиной по руке меня шарахнул, да так, что я меч выронил. Вот, посмотри: - Бахаррак показал рыцарю правую руку, кисть которой покраснела и распухла. - Разве так можно, разрази его гром! Я теперь этой рукой даже раба ударить не могу! Я на него прикрикнул: "На кого дубину поднимаешь, выродок старого козла! Разрази тебя гром!" - А он как будто и не слышал, дальше побежал. Понимаешь, ему все равно: назира он ударил или простого варвара. Надо было ему голову отрубить. Я нагнулся, чтобы поднять меч левой рукой, а тут второй, который пониже, меня дубиной по ноге. Я и сел... Маг твой меня посохом в лоб двинул. А эти - два раза дубиной! Ты скажи им, что так нельзя. Они что, вовсе не думают?! Я все-таки назир, разрази их гром!

 - Значит, на тебя напали двое? - не отставал Буркст.

 - А я что говорю?! - Бахарак сердито посмотрел на монаха. - Они все парами бегали. Одного бы я сразу пришиб...

 "Они все парами бегали..." Буркст вспомнил учителя по бою на дубинках, брата Корба. Тот всегда напоминал: "Парами, только парами. Даться дубинками всегда надо парами. Первый идет вперед и крушит врагов, не оглядываясь. Что не успеет сделать первый, доделает второй".

 Бахаррак говорил еще что-то, жаловался на кого-то из напавших на Орду, но Буркст уже не слушал его.

 "Значит, это были монахи, - решил он. - Их пресветлость, отец Хоанг, послал отряд, который оберегает нас от излишних и неожиданных опасностей. Могу ли я рассказать о своей догадке Каланту и Мичиграну? Г-м-мм... Пожалуй, не следует этого делать. Если Коордиатор не сказал об отряде мне, значит, он не посчитал нужным, чтобы мы об этом знали. А планы их пресветлости я нарушить не волен".

 - Дальше что было? - продолжал тем временем расспрашивать Бахаррака Калант.

 Что дальше... Варвары народ отчаянный, но такого, чтобы их дубинами охаживали, терпеть не могут. Так что брызнули все в лес.

 - Охранники куда потом делись?

 - Кто их знает, разрази их гром! Разогнали Орду и опять в кусты. Ты их позови, они выйдут.

 - Эй! Охранники! - прокричал Калант в сторону леса. - Выходите, поговорить надо.

 В лесу было тихо. Никто не выходил.

 - Выходите, друзья мои, - стал уговаривать рыцарь. - Я поблагодарю вас за хорошую службу. А наш монах Буркст благословит ваше усердие.

 В лесу по-прежнему было тихо.

 Калант так и не понял, кто напал на варваров. Но рыцаря это не озаботило. Незнакомцы помогли отряду. Так и должно быть. Он был уверен, что все должны помогать благородному рыцарю в его добрых деяниях.

 - С тобой что теперь делать? - спросил он у Бахаррака.

 - А что со мной делать... Езжайте своей дорогой, разрази вас гром! Я посижу здесь, мои далеко не убежали, скоро вернутся. Соберу Орду. А там видно будет.

 - Нельзя его оставлять. Он, когда соберет Орду, опять за нами следом потащится, чтобы лошадей украсть, - напомнил Альдарион. - Его повесить надо.

 - Чего ты к нам привязался? - спросил у варвара маг. - Не можешь где-нибудь в другом месте лошадей найти?

 - Это ты меня по лбу палкой стукнул, разрази тебя гром! - узнал варвар Мичиграна.

 - Я, - ухмыльнулся маг.

 - Он еще и улыбается, - ожег Мичиграна сердитым взглядом Бахаррак. - Голову я тебе отрублю, вот и перестанешь улыбаться, разрази тебя гром!

 - Не должен ты мне голову рубить, - возразил Мичигран. - У нас драка была, я первый успел ударить. Все по честному. Можешь рыцаря спросить.

 - Мне рыцарь не указ. Я назир Орды! Понял?! Бесстрашный и беспощадный! Богиня Шазурр Кровавая, Неумолимая и прекрасная в гневе своем, мне покровительствует. А ты меня, как какого-нибудь гнома - палкой по лбу! Отрублю тебе голову, и никогда не будешь назиру палкой в лоб тыкать, разрази тебя гром!

 - Повесить его надо, - стоял на своем эльф. - Я и дерево подходящее недалеко видел. И этого раба тоже надо повесить.

 - Может быть Альдарион и прав, - задумался рыцарь. - Может быть тебя повесить надо...

 - Не можешь ты меня повесить, разрази тебя гром! Ты рыцарь и безоружного убить не можешь, а я сейчас с тобой драться не могу. И раз я ранен то ты, рыцарь, должен меня пощадить, и накормить.

 - Ты прав, - к неудовольствию остальных, согласиться Калант. - Буркст, надо накормить Бахаррака. Пойдемте к экипажу. У нас там и еда есть и костер горит.

 Катык помог Бахарраку подняться, привел его в лагерь и посадил возле костра. Буркст направился к экипажу за едой.

 - Его еще и кормит будут! - возмущался эльф. - Он хотел нас ограбить и убить, а мы его кормить должны... Даром... Да ему, в Геликсе, в самой захудалой таверне черствую лепешку даром бы не дали. Заставили бы заплатить.

 Бахаррак и не глянул в его сторону.

 Вернулся Буркст. Он расстелил на траве холстину, потом положил на нее лепешку и кусок сыра.

 - А мы ему отдаем наш лучший сыр, купленный, между прочим, за полновесные монеты... - продолжал недовольный эльф.

 - Это в самый раз, разрази вас гром! - одобрил еду Бахаррак. - И мясо дайте. Я мясо люблю.

 - Буркст, дай ему мяса, - велел рыцарь.

 - И еще одну лепешку, - потребовал Бахаррак.

 - И лепешку, - подтвердил Калант.

 Альдарион не выдержал такого и ушел к экипажу.

 Буркст был согласен с эльфом. Он недовольно пробормотал, что если всем, варварам, которые хотели их убить, давать мясо, то скоро и самим есть станет нечего. Но, Каланта послушался, ушел к экипажу и возвратился с куском окорока, и еще одной лепешкой.

 - Хороший у вас окорок, разрази вас гром! - отметил, вонзая зубы в мясо, варвар. - Давно я такого хорошего окорока не ел. У нас ведь как: бычка какого-нибудь поймал, разрубил его на куски, испек на костре и ешь. А окорок, это совсем другое дело, разрази его гром! Не у всякого поселянина окорок найдешь. А у вас хороший...

 - Ты чего не ешь? - спросил у глотающего слюну Катыка Мичигран. - Тоже, наверно, проголодался.

 Катык ничего не ответил. Он смотрел, как Бахаррак рвет зубами мясо, потом откусывает кусок лепешки. Но сам даже и не потянулся к еде.

 Бахаррак наслаждаясь едой глянул на раба... Хмыкнул... Оторвал ломоть лепешки и бросил Катыку. Хмыкнул еще раз, отломал кусок сыра и тоже бросил рабу.

 - Ешь! - сказал он. - Разрази тебя гром! А еще бы глоток пива, так совсем бы хорошо. Найдется у вас для раненого назира глоток пива?

 Ни Мичигран ни Буркст не стали бы поить нахального варвара пивом. Да еще лучшим пивом в Геликсе. Не из жадности. Просто нечего поить хорошим пивом варвара, который, все равно, ничего в нем не понимает и не сумеет оценить его превосходнейшие качества. Но Калант, имеющий весьма смутное представление о достоинствах замечательного напитка, велел выдать Бахарраку и пива. Недовольный этим Буркст даже не вынул кувшин из экипажа. Он наполнил глиняную кружку и принес ее варвару.

 Тот, не смакуя, как это положено делать с волшебным напитком, из владений Гонзара Кабана, просто в несколько глотков, как воду, осушил кружку. И еще раз удостоился презрительного взгляда монаха. Мичигран же окончательно убедился, что варвары народ совершенно дикий и доверять никому из них ни в коем случае нельзя.

 А Бахаррак громко рыгнул, - подтверждая этим, по варварским обычаям, что он насытился и благодарен хозяевам, утер ладонью губы и лоснившийся от жира подбородок.

 - Теперь другое дело, разрази вас гром! - объявил он. - Хорошая у вас еда. На! - бросил он остатки окорока Катыку.

 Раб схватил кость с огрызком мяса и впился в нее зубами.

 - Вы чего сюда забрались, разрази вас гром! Куда едете? - полюбопытствовал Бахаррак.

 Буркст помнил совет их пресветлости, что не следует никому говорить, куда идет отряд, и вместо ответа сам задал вопрос:

 - А вы куда идете?

 - Ну, мы-то, понятно, по делу, разрази нас гром! Грабить и разрушать... Как ураган!

 Но разве мог рыцарь Калант не рассказать на какое славное и опасное дело он собирается, какой подвиг намерен совершить.

 - Мы идем сразиться с драконом, избавить от него мирных поселян и освободить из заточения прекрасную принцессу! - гордо объявил он.




Глава двадцать вторая. | Эти заманчивые сокровища дракона | Глава двадцать четвертая.