home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцать пятая.


 Кныпш когда-то работал в балагане акробатом. Особой мудростью он не отличался, так что никто не ходил к нему советоваться, даже по мелочам. Советоваться ходили к Хахаганге, женщине-змее, которая была по настоящему мудрой, гораздо умней Плешивого Дылды, хотя тот был хозяином балагана, а она всего-навсего женщиной-змеей. Но к Кныпшу относились хорошо. Он был добр, у него всегда можно было перехватить монету-другую, и не было случая, чтобы он кого-нибудь подвел. Характер у Кныпша был упорный. Уж если он задумывал чего-то добиться, то непременно добивался. Он и акробатом стал не столько из-за своих способностей, сколько из-за упорства и твердости характера. В балагане его считали умелым и удачливым. Он легко делал тройное сальто, вертел на перекладине "солнце" и на трапециях, под куполом, вытворял такое, что у зрителей дух захватывало. Но, однажды, ему тогда уже перевалило за тридцать лет, что для акробата возраст немалый, выполняя самое обычное двойное сальто с переворотом, он неудачно приземлился на оставленную на арене, каким-то идиотом, дубовую, скамеечку и сломал правую ногу. Кости срослись плохо, неровно, Кныпш оказался хромым и вынужден был забыть об акробатике.

 Хозяин балагана, вечно мрачный Рогозей, которого за глаза все называли Плешивая Дылда, хотел выгнать калеку, но за хромого заступилась женщина-змея Хахаганга. А характерец у Хахаганги был по-настоящему змеиный. Поговаривали, что и слюна у нее ядовитая. Ее побаивались все, даже сам Дылда.

 - Не надо его выгонять, - сказала Хахаганга. - Во многих балаганах есть Мудрецы. И нам пора завести этот номер. Кныпш упорный и способный, он вполне потянет Мудреца, - и посмотрела на Плешивого вприщурку.

 Рогозей поежился, но возразил:

 - Такие умники как этот, - он ткнул длинным пальцем в сторону хромого акробата, - просят подаяния на улице Стриженых Свиней или воруют черствые лепешки на базаре.

 - Дадим ему пару помощников, и он создаст хороший номер для нашего балагана, - не отступала Хахаганга.

 Плешивая Дылда не хотел верить, что из Кныпша можно сделать Мудреца.

 - Пусть катится, нам хромые не нужны.

 А Хахаганга ничего больше не сказала, просто уставилась на Рогозея зелеными глазищами. Тот застыл. Хотел отвести взгляд, но не смог.

 - Не смотри на меня так, - попросил он.

 Хахаганга взгляда не отвела и, вроде, даже улыбнулась. Или не улыбнулась, просто зубы показала. А зубов у нее полон рот, может быть раза в два, или в три больше, чем нужно человеку. Все острые, белые. Впечатляющие зубы.

 Рогозею почудилось, что если он еще немного будет смотреть в ее глаза, то завизжит и полезет Хахаганге в пасть. А она проглотит его, как змея кролика. Так что сломался.

 - Если ты за него ручаешься, пусть работает, - неохотно согласился он.

 Но характерец у Плешивой Дылды тоже был не слабый. Когда, добившаяся своего, Хахаганга отвела взгляд, он вытер пот со лба и тут же показал, что сколько бы змеюка ни щурилась, хозяин балагана все-таки он.

 - Номер, - заявил он, - серьезный, умственный. Если у него проколы пойдут, сразу выгоню.

 Отрастил Кныпш солидную бороду, а умельцы обесцветили ее, так что выглядела она, как седая. Пока борода отрастала, калека-акробат читал две умные книги. Их тоже Хахаганга где-то достала. Это были толстенные словари, в которых встречались слова настолько мудреные, что в Геликсе ни среди заморских купцов, ни среди магов, ни среди ученых алхимиков не нашлось бы человека, который бы все их знал. Когда Кныпш выучил сотню таких слов, его одели в полосатый халат, а на голову накрутили что-то вроде перевернутого сорочьего гнезда из голубой ткани. И стал бывший акробат похож на самого настоящего мудреца. Хахаганга ему еще и имя подходящее придумала: Непревзойденный Мудрец Кахангаран с плавающего острова Буридуринг.

 Дали Кныпшу двух подручных, и стал он работать Мудрецом: угадывал, разгадывал, предсказывал и давал советы. Угадывать и разгадывать было просто: смотрел на подручных и по их жестам, движениям, мимике говорил все правильно. С предсказаниями и советами обстояло сложней. Но Кныпш, и верно, оказался сообразительным. В свои предсказания и советы напускал столько тумана, что заблудиться в них было проще, чем в дремучем лесу. Если сбывалось его предсказание, то всем становилось ясно, насколько умен и всеведущ Непревзойденный Мудрец из балагана. А когда не сбывалось, то оказывалось, что сам, просивший совета, виноват: поступил не точно так, как посоветовал Мудрец; или звезды не так сложились; или ветер дул не с той стороны; или птица не вовремя пролетела... Кныпша сильно зауважали. Появилась у него слава Мудреца и Провидца, и многие шли в балаган только ради того, чтобы испросить у него совета. Или, просто, хоть бы увидеть его.

 За три года такой работы Кныпш услышал столько похвал, что и сам уверовал в свою мудрость и, даже, в то, что он может предвидеть будущее и предсказывать его. И от этого стал Кныпш свысока поглядывать на своих товарищей. Он, как и раньше, мог дать в долг пару монет, но смотрел при этом так, что брать у него взаймы перестали. И разговаривать он стал с другими актерами балагана небрежно. Вел себя так, чтобы все почувствовали, кто он, а кто они все.

 Окончательно уверовав в свою исключительность, Кныпш решил уточнить отношения и с хозяином балагана. Весь доход от его мудрости шел в карман Плешивой Дылде, а ему, Непревзойденному Мудрому Кахангарану, с плавающего острова Буридуринг, платили лишь немногим больше, чем другим работникам балагана.

 Он пришел к хозяину и потребовал восстановления справедливости.

 Для Плешивой Дылды это было настолько неожиданно, что тот, вначале, даже не понял, чего Кныпш хочет.

 - Мои предсказания дают балагану большой доход и по справедливости я должен получить не меньше половина этого дохода, - объяснил Кныпш.

 Это Рогозей понял.

 - Ты сам такую глупость придумал или тебя какой-нибудь идиот научил? - поинтересовался он.

 Кныпш объяснил, что это решение - плоды его размышлений и совершенно серьезно потребовал восстановления справедливости в монетах.

 Плешивая Дылда понимал справедливость совсем по другому и решил избавить Непревзойденного Мудреца от вредных заблуждений.

 - Справедливо это когда доход получает хозяин, - по-хорошему объяснил он Кныпшу. - А ты только работник, и я плачу тебе столько, сколько считаю нужным.

 - Нет, - заупрямился Кныпш. - Я не просто работник, я Мудрец и могу предвидеть будущее. Поэтому должен получать не меньше чем ты.

 Дылда не мог с этим согласиться и напомнил Кныпшу, что тот вовсе не мудрец, а туполобый акробат, со сломанной ногой, и что он, Рогозей, только по известной всем доброте своей, назначил Кныпша Мудрецом и пригрел хромого бездельника на своей груди, иначе тот бы сейчас просил милостыню на улице Стриженых Свиней.

 Вот так столкнулись между собой два понятия о справедливости.

 Рассерженный Кныпш заявил Рогозею, что тот жалкое ничтожество и должен гордиться, что в его балагане работает такой Мудрец, как Кныпш.

 В ответ, не менее рассерженный Рогозей, сообщил, что у левой задней ноги рыжего кота, который прыгает через горящий обруч, мозгов больше, чем в голове Кныпша. А еще он очень нелестно отозвался о родителях, и других родственниках бывшего акробата, ближних и дальних. И даже о Хахаганге, которая уговорила его оставить в балагане возомнившего о себе идиота.

 Кныпш решил напугать хозяина и пригрозил, что если его требование не будет удовлетворено, он уйдет из балагана.

 Рогозею невыгодно было расставаться с прибыльным номером, но чувство хозяина взяло вверх и он предложил Кныпшу катиться на свой дурацкий плавающий остров Буридуринг.

 Тогда Кныпш обозвал хозяина Плешивой Дылдой и Неадекватной Функцией. И тут оказалось, что, несмотря на бороду, халат и некоторый опыт работы Мудрецом, Кныпш далеко не всегда мог предвидеть будущее.

 Рогозей вытерпел, когда его обозвали Плешивой Дылдой. В конце концов, он был и длинным и плешивым. А номер Кныпша давал неплохой доход. Но в "Неадекватной Функции" почувствовал смертельное оскорбление. Он скрежетнул зубами и объявил, возомнившему себя мудрецом, идиоту, что тот сам и есть Неадекватная Функция. А если Кныпш немедленно не уберется из Геликса, то Рогозей переломает ему все кости. В доказательство серьезности своих намерений, Дылда ухватил Непревзойденного Мудреца одной рукой за шиворот, второй - за штаны, легко поднял его, вынес из комнаты, и выбросил за порог, в дорожную пыль.

 После такого, оставаться в Геликсе Кныпш не мог. Следовать совету Плешивой Дылды и отравляться на плавающий остров Буридуринг он тоже не собирался, ибо не знал, где тот находится и, вообще, сомневался в том, существует ли такой остров. А идти в Неокс к гномам не имело смысла. Гномы были слишком прижимисты. За советы и пророчества они норовили расплатиться старыми гвоздями, заявляя при этом, что гвозди изготовлены из самого лучшего железа, а потому, не менее ценны, чем монеты. Поэтому Непревзойденный Мудрец решил, что его место в гуще народа, который любит его и поддержит в трудную минуту. Во главе народа он еще вернется в Геликс, и с позором изгонит из города Плешивую Дылду.

 Жить в каком-нибудь определенном поселении Мудрецу не хотелось. Кныпш понимал, что в поселении к нему быстро привыкнут и не станут относиться так трепетно, как он этого заслуживает.

 "Мудрец не должен быть постоянно на виду. Он должен время от времени являться и изрекать. Надо жить недалеко от какого-нибудь поселения, - решил Кныпш. - Пусть все знают, что Мудрец живет в уединении, предается размышлениям и ведет праведный образ жизни. И пусть народ почтительно приходит к нему за советами и пророчествами. И приносит свои дары. А уж он поможет всем, кому это нужно".

 Подходящее место Кныпш знал. Это была небольшая роща, как будто специально обустроенная для уединения Мудреца. Раскидистые деревья давали приют многочисленным птицам, услаждающим слух нежным щебетом. Заросли боярышника, малины, ежевики и шиповника пестрели сочными ягодами и разноцветьем бабочек. Тихо журчал неширокий ручей с прозрачной ключевой водой, берега которого густо заселили крупные, величиной с ладонь ромашки. А в центре рощи стояли высокие скалы с просторными и сухими пещерами. В каждой из этих пещер можно было поселиться и, при желании, обустроить ее так, что пребывание там станет удобным и даже приятным. И, что очень важно, невдалеке от рощи находились три поселения, жителям которых представится полная возможность навещать Кныпша, оказывать ему знаки уважения, а так же пользоваться его мудрыми советами и предсказаниями. И снабжать его свежими продуктами.

 Чтобы вести достойный образ жизни: не отвлекаться на будничные заботы и иметь достаточно свободного времени, для размышлений, Кныпш подобрал себе в ученики, воровавшего на базаре, сироту-мальчишку. Настоящее имя мальчишка было Велд, но на базаре все его называли Тихоня. Не за нрав, конечно, а за то, что он умел тихо и совершенно незаметно пробраться в любую лавку и так же тихо унести оттуда то, что ему хотелось. Из-за этого таланта злые лавочники стали обвинять паренька во всех нераскрытых кражах, которые случались на базаре. И, как это нередко случается, более всего, в тех, к которым юный умелец не имел никакого отношения. Однажды хозяева лавок устроили настоящую охоту на паренька, а поймав, жестоко избили. Возмущенный такой несправедливостью Тихоня раздобыл несколько крупных осиных гнезд, уложил их в мешок, принес на базар и бросил под ноги толпе. Базар опустел в считанные минуты. А больше всего досталось хозяевам лавок, которые не могли оставить без присмотра свой товар.

 Тем же вечером его поймали и снова избили.

 К тому времени, когда Кныпш окончательно рассорился с Плешивой Дылдой, обстановка на базаре настолько накалилась, что Тихоня почувствовал острую необходимость покинуть место конфликта. Тут, как раз, и подоспело предложение Кныпша. Беспризорный мальчишка вполне подходил к должности слуги и ученика. А Тихоня решил, что покидающий город Мудрец, это как раз то, что ему сейчас нужно. И, уж, если он мог обводить вокруг пальца хитрых и жадных лавочников, то с Мудрецом из балагана он, тем более, управится. Мальчишка охотно принял предложение Кныпша.

 Тихоня не был злопамятным, но обид не прощал. Уходя с базара, он густо смазал дверные ручки, у лавок своих злейших врагов, собачьим дерьмом. Можете себе представить, к чему это привело...

 Они обставили пещеру всем самым необходимым и завели огородик. А потом к ним как-то заглянула коза: крупная, белая, лохматая, с большими грустными глазами и внушительными рогами. Она появилась рано утром и, не подходя близко, долго наблюдала за Кныпшем и Тихоней. Вечером, когда Мудрец и его ученик пили чай у костра, коза подошла и дружески мемекнула. Тихоня предложил ей кусок лепешки. Коза с достоинством приняла подарок, неторопливо сжевала его и улеглась возле них.

 - Умное животное понимает, насколько почетно пребывать возле источника мудрости, - объяснил Кныпш ученику.

 Тихоня считал, что козу заинтересовала не мудрость учителя, а лепешка, но говорить об этом он не стал.

 Козу мальчишка назвал Гельмой.

 Тихоня, который, не помнил ни отца, ни матери, у которого не было, ни братьев, ни сестер, привязался к козе. Он скармливал ей лакомые кусочки, приводил в порядок лохматую шерсть, ласково почесывал под мордочкой и за ушами. И разговаривал с Гельмой, доверяя ей свои мысли и мечты. Умная коза внимательно слушала его и, кажется, все прекрасно понимала.

 Гельма тоже привязалась к Тихоне, признала в нем друга. Она постоянно сопровождала мальчишку. И горе тому, кто пытался обидеть его. Не задумываясь, она бросалась на обидчика, пускала в ход внушительного размера рога и довольно крупные, острые зубы. Она же взяла под охрану и территорию на которой они проживали. У козы был удивительно острое чутье. Задолго до появления гостей она выбегала на разведку и смотрела, кто собирается навестить Мудреца. Всех прибывающих Гельма делила на три категории: хороших, никаких и врагов. Хорошими коза считала тех, кто ласково обращался с ней. Самым хорошим был, конечно, Тихоня. Никакими, коза определила большинство поселян. Они, как правило, вообще не обращали на козу никакого внимания. Варвары были врагами. От них постоянно исходила опасность. Гельма держалась от варваров подальше и при первой возможности старалась сотворить им какую-нибудь пакость.

 Был у Гельмы и один большой недостаток. Если кто-то из посетителей оставлял без присмотра свое имущество, она немедленно подбирала его и принималась усердно жевать. Коза жевала все, до чего могла дотянуться. Это было ее увлечением, ее страстью. Она жевала все, кроме вещей принадлежащих Тихоне и Кныпшу.

 Обязанности определились сами собой: огородом, приготовлением пищи и другими необходимыми работами занимался Тихоня; коза давала молоко, охраняла территорию и присматривала за посетителями; а Кныпш сидел на удобном валуне возле пещеры, или в самой пещере, в просторном кресле, которое мальчишка сколотил для него из досок, украденных в ближайшем поселении, и думал. По вечерам он высказывал плоды своих рассуждений ученику. Тихоня далеко не во всем соглашался с Мудрецом, но никогда не говорил ему об этом. Кроме того, Кныпш обучал мальчишку премудростям жизни и хитростям простейшей акробатики. А также помог запомнить несколько десятков красивых и умных слов. Когда Тихоня спросил, что означают эти слова, Мудрец просветил его: "Нет необходимости знать, что они означают. Главное вовремя произнести умное слово - и толпа у твоих ног..." А еще, и это было неприятней всего, Кныпш заставлял ученика каждый день умываться и чистить ботинки.

 Мудрец старался привить хорошие манеры и козе. Гельма благонамеренно выслушивала его поучения и тоже никогда с ним не спорила. А что коза при этом думала, по выражению ее морды, понять было совершенно невозможно.

 В окрестных поселениях очень быстро узнали о том, что Несравнимый Мудрец оставил погрязший в грехах город и поселился рядом с ними.

 Поселяне обрадовались и повалили к Мудрецу советоваться. Они, постепенно, настолько привыкли советоваться, что сами думать почти перестали. Теперь, если надо было решить, куда везти продавать сыр: в Геликс или Неокс, шли к Мудрецу. Когда надо было выбрать какого вола резать: рыжего или пегого, спрашивали у Мудреца. Раньше они сеяли овес в дни, когда земля прогреется. Но если рядом Мудрец, как же с ним не посоветоваться: сеять овес, или еще не сеять?

 Поселяне приходили не с пустыми руками. Они были достаточно разумны и понимали, что от щедрости дара зависит весомость совета и полученная от этого совета выгода. А Тихоня по секрету рассказывал им, какие подношения Мудрецу наиболее приятны. Благодаря этому, в продуктах для питания и в простой одежде Кныпш и его подопечный не нуждались.

 Из придорожных кустов выглянула белая рогатая голова и уставилась на путников немигающими глазами.

 Первым ее заметил эльф:

 - Дикая коза!

 - Это Гельма, - поправил его Бахаррак. - Она у них вместо собаки. Не коза, а прорва какая-то, разрази ее гром! Жрет все, что увидит. У Кремнехлеба кожаную куртку сжевала, только один рукав и остался. А в кармане у него золотая монета лежала. Кремнехлеб за ней гонялся, хотел зарезать и монету забрать. Так она хитрая, ее разве поймаешь... Я тебя сейчас! Разрази тебя гром! - рявкнул он.

 Голова козы исчезла.

 - Побежала докладывать Мудрецу, шкура лохматая. Она всегда так, всех встречает... Эй, ты, смотри рога не потеряй! - крикнул он вдогонку козе и расхохотался... - Сейчас будет развилка, так надо направо повернуть, - сообщил он рыцарю - Как выедем на поляну, сразу скалы увидим, разрази их гром! А в скалах пещеры. Три или четыре, я их не считал.

 - Мудрец в пещере живет? - спросил Альдарион.

 - Ага. Он и мальчишкой в самой большой устроились, разрази их гром! Если кому-то, по позднему времени, переночевать хочется, или еще чего, он в свою пещеру не пускает, но можно в маленьких приспособиться. Только никто там не задерживается. Поселяне, разрази их гром, все трусы и бездельники, побаиваются, как бы Мудрец их подленькие мыслишки не разгадал.

 - Что за мальчишка при нем? - заинтересовался Мичигран.

 - Ха! Скоро увидите. Тихоня его зовут. Но он такой же Тихоня, как и я! - Бахаррак посчитал свою шутку удачной и расхохотался.

 - Гы-гы-гы, - поддержал хозяина Катык.

 - Нахальный, разрази его гром! Этого щенка утопить надо, пока маленький.

 - А если вырастет, то что? - полюбопытствовал Мичигран.

 - Если вырастет, тогда уж вешать придется, - и снова заржал, да так громко, что Фамогуст с удивлением посмотрел на варвара.

 Добрались, наконец, до развилки и умный мерин, не ожидая команды рыцаря, повернул направо. А вскоре отряд выехал на большую поляну, и все увидели, почти рядом, скалистую гряду. И пещеру, вход в которую был затянут пологом. Невдалеке от пещеры находился и мальчишка.

 Тихоня выглядел лет на двенадцать-тринадцать. Был он худощав, остролиц и длиннорук. Светлые, давно нестриженные волосы свисали ему на плечи. Одет Тихоня был в просторную синюю рубаху, короткие, по колено, штаны из грубой холстины и черные кожаные, начищенные до блеска башмаки с большими медными пряжками. Даже тени нахальства, о котором предупреждал Бахаррак, в облике паренька нельзя было заметить.

 Правда, занятие мальчишки не совсем походило на тихое и мирное. Шагах в пятнадцати от него, на широкой доске, цветными мелками была нарисована противная бородатая и совершенно лысая голова. Тихоня швырял в нее камнями. Рядом с ним стояла большая белая коза, которая, надо думать, уже сообщила о приезжих и сейчас наблюдала за занятием паренька. Услышав топот лошадей, мальчишка мельком глянул на гостей и продолжил заниматься своим увлекательным делом. Коза же, наоборот, уставилась на приехавших и не сводила с них глаз.

 - Вот он, тот самый разбойник, разрази его гром! - представил Бахаррак паренька. - Он у Мудреца слугой работает, репу и лук выращивает, козу пасет...

 - Не слуга, а ученик, - оборвал его, не оборачиваясь, Тихоня. - Ты, Бахаррак, до сих пор этого так и не сообразил, - и запустил камнем в лоб нарисованной роже.

 - Слышали, как он разговаривает со старшими... - возмутился Бахаррак. - Вот надеру тебе уши, и сразу поймешь, как с назиром варваров говорить надо, разрази тебя гром! У него глаза голубые, - сообщил он спутникам, - притворяется тихим и добрым. Вы ему не верьте. Все время смотрит чего бы стащить. Прошлый раз, когда мы здесь были, он выудил из кармана у Медной Башки золотой браслет с красным камнем. Да так ловко, разрази его гром, что тот и не заметил, а пропажу почувствовал только через два дня.

 - Нужен мне ваш браслет, - презрительно бросил мальчишка, не оборачиваясь. Он швырнул камень, попал в лысину и потянулся за следующим снарядом. - Пропил Медная Башка где-нибудь свой браслет или в кости проиграл. И все на меня свалил. А заступиться за сироту некому.

 - Ага, заступиться за него некому, разрази его гром! - возмутился Бахаррак. - Вы посмотрите, как он камни швыряет. Ни одного промаха. Таким камнем любую голову разбить можно. Это он еще молодой. А вырастет - в разбойники пойдет. Попомните мои слова.

 - Да уж в варвары меня не заманишь, - парнишка сплюнул и залепил очередной камень в бороду роже. - Насмотрелся я на твоих варваров, Бахаррак. Скукотище... Тупые они все, как булыжники, поговорить не с кем. Им бы только жрать, а о флоре и фауне никто представления не имеет.

 - Слышали, разрази его гром!? Щенок еще, а какими словами ругается... А ты помалкивай, когда с тобой старшие говорят, а то велю Катыку, он тебя так выдерет, что забудешь для чего задница нужна, - пригрозил Бахаррак.

 Парнишка обернулся, с интересом посмотрел на Катыка и подобрал подходящий камень. Катык понял его правильно и быстро укрылся за экипажем.

 - Один такой хотел выдрать, так его теперь никак найти не могут, - с явным сожалением сообщил мальчишка.

 - Ладно, с тобой потом разберемся, - решил варвар. - Зови Мудреца, разрази его гром! Нам с ним поговорить надо.

 - Вот удивил, - приготовленный для Катыка камень Тихоня запустил в рожу и снова попал. - Всем с Мудрецом поговорить надо.

 Коза подошла к экипажу и попыталась заглянуть в него.

 - Иди отсюда, разрази тебя гром! - замахнулся на нее Бахаррак. - Вы ее близко не подпускайте, - посоветовал он спутникам. - Все что увидит - сожрет. Никакого спасения от нее нет. Иди отсюда, холера рогатая!

 Коза презрительно посмотрела на него, отошла к мальчике и громко мемекнула. Ее протяжное и звонкое "Ме-ме-е-е-е!" прозвучало достаточно выразительно. Фамогуст, не питавший симпатии к варвару, понял ее и одобрительно фыркнул.

 - Слышали! Разрази ее гром! - возмутился варвар. - Она ведь, это, тоже ругается! Шкура барабанная!

 Тихоня, тем временем, с интересом разглядывал гостей. У эльфа в самом центре небольшого лба темнела здоровенная шишка - след хорошего удара. Точно такая же по размеру, отливающая нездоровой синевой выпуклость украшала лоб варвара. Совсем свежая красная опухоль светилась на лбу раба. И у мага красовалась почти такая же отметина.

 - Вы что, бодались?! - большие голубые глаза мальчишки засветились тихой радостью.

 - Не твое дело, разрази тебя гром! - осадил его Бахаррак.

 Но у Тихони появилась масса важных вопросов.

 - А кто кого перебодал? Это у вас игра такая, или поспорили, у кого лоб крепче? С Гельмой не хотите попробовать? Бахаррак, ставлю свои новые башмаки против малой медной монеты, что она тебя перебодает...

 - Заткнись, разрази тебя гром! - потребовал Бахаррак.

 - Гельма, он не хочет с тобой бодаться, - сообщил козе Тихоня. - Ты не бойся, - посоветовал он варвару. - Надо же разобраться, у кого лоб крепче: у тебя или у козы.

 - Я тебя зарублю, - не выдержал Бахаррак, - и эту заразу тоже! Разрази вас гром! - он стал выбираться из экипажа.

 - Руки коротки, - не испугался Тихоня. Он поднял камень и взвесил его на ладони. Камешек будет покрепче твоего лба, Бахаррак. Это точно. И Гельма добавит.

 - Ме-е-е-е, - подтвердила коза и наклонила голову, готовясь атаковать врага.

 Бахаррак понимал, что нельзя сейчас связываться с мальчишкой: камни Тихоня бросает метко, да и у козы рога острые. А великая богиня Шазурр, Ужасная и Кровожадная помогает только беспощадным и удачливым. Она не станет покровительствовать вожаку, которого бьют камнями нахальные мальчишки и бодают бешеные козы. Но и отступить Бахаррак тоже не мог. Он оглянулся на спутников, надеясь, что те станут его уговаривать не трогать паршивца.

 Но спутники не собирались облегчать варвару жизнь. Они с интересом ждали, как будут разворачиваться события.

 - Смотрите, Бахаррак, кажется, решил бодаться, - маленькие глазки гнома блестели от предвкушаемого удовольствия.

 - Вруби этой козе, как следует, - поддержал варвара Мичигран. - Слишком много она о себе воображает.

 - Голову держи пониже, - посоветовал Альдарион, - и бей в середину лба, туда, где рогов нет. Она не устоит. Считай - ботинки твои.

 Бахаррак не отвечал им. Просто он еще раз пожалел, что не отрубил магу голову при первой встрече. И монаху тоже, и эльфу, разрази их всех гром! Остановиться он уже не мог. Он медленно двигался к Тихоне и козе, к своему позору...

 Выручил варвара Калант.

 - Подожди, - преградил он Бахарраку дорогу. - Не следует тебе сражаться с малыми и беззащитными. Победа над ними не принесет тебе славы.

 - Мне слава не нужна, мне надо растоптать этого гаденыша, разрази его гром! - Бахаррак облегченно вздохнул. Но, чтобы не терять лицо, делал вид, что хочет добраться до мальчишки.

 - Ты сейчас разгневан и можешь совершить необдуманный поступок, о котором потом будешь сожалеть, - рассудил рыцарь. - Несколько позже, когда ты успокоишься, мы разберемся. Лично я уверен, что ученик Мудреца, благородный юноша, с нежным именем Тихоня, не хотел сказать ничего обидного, и ты неправильно его понял. А если в его речи прозвучало что-нибудь неприятное для тебя, то он выскажет по этому поводу свои искренние сожаления.

 Теперь Бахаррак мог отступить без потерь. Что он охотно и сделал.

 - Тогда конечно, разрази его гром! Не буду ему сейчас голову рубить. Пусть выскажет сожаления. И козу сейчас не трону.

 Тихоня никаких сожалений высказывать не собирался. Тихоня собирался выдать варвару несколько хороших слов, которые считались крайне оскорбительными даже у нищих на геликском базаре. И камень парнишка держал так, что в любой момент мог запустить его в голову Бахаррака. Но и его остановил рыцарь.

 - Меня зовут Калант, Сокрушитель Троллей, - со всей присущей ему вежливостью представился рыцарь. - У нас, благородный юноша, по имени Тихоня, действительно важное дело к Мудрецу, иначе мы не решились бы его побеспокоить.

 Тихоня по-прежнему подозрительно поглядывал на Бахаррака но, в ответ на вежливое обращение рыцаря, повел себя более приветливо.

 - Я не могу сейчас попросить Непревзойденного, чтобы он вышел, благородный рыцарь, - глаза паренька, как и предупреждал варвар, оказались небесной голубизны. И убедительно подтверждали, что хозяин их говорит только правду.

 - Почему? - поинтересовался рыцарь.

 - До полудня Непревзойденный Мудрец размышляет, и никто не должен его беспокоить. После полудня он выйдет и выслушает твою просьбу.

 - Зови, иначе я вытащу его сюда за бороду, разрази его гром! - не выдержал Бахаррак.

 - Вытащи, - согласился Тихоня. - Для того чтобы вытащить Мудреца много ума не надо. А он потом прилепит тебе такое пророчество, что тебя даже зеленые навозные мухи станут облетать стороной.

 - Давайте подождем, - предложил Мичигран. - Не надо настаивать на немедленной встрече. Когда мудрец размышляет, беспокоить его не следует.

 - Ты прав, - согласился рыцарь. - Прервать мысль мудреца, это то же самое, что прервать поединок, на самом интересном месте.

 - Полдень скоро наступит. Мы можем пока отдохнуть и перекусить, - монах спрыгнул на землю и направился к кузову экипажа, где находились съестные припасы.

 - Раз вы так считаете, - не стал перечить Бахаррак, - можно и подождать, разрази нас гром! - ему-то, вообще, торопиться было некуда. - Давайте, пока, поедим. Окорок у вас хороший.

 - Вы чем собираетесь расплатиться за совет или пророчество? - спросил Тихоня у Каланта. - Не знаю что тебе нужно, благородный рыцарь. Но пророчество стоит дороже, чем совет.

 - Мы можем заплатить золотыми монетами, - решил Калант, который видел, что Буркст взял у варвара несколько золотых за исцеление ноги.

 - Это нам ни к чему, - отказался Тихоня. - Если у нас заведется золото, эти, - он кивнул на Бахаррака, - ограбят. Чтобы добыть золотые монеты они и проклятья мудреца не побоятся. Нам бы что-нибудь попроще. Мудрец, можно сказать, месяцами одними овощами со своего огорода питается.

 Гельма с удивлением посмотрела на мальчишку. Лично ее овощи вполне устраивали.

 - Рассчитаемся, - Буркст, рассматривал запасы провизии, прикидывая, что не жалко отдать Мудрецу. - Послушаем, что твой учитель скажет, потом и рассчитаемся. Может быть, он такое нам выдаст, что мы и сами знаем.

 - Это будет зависеть от того, какое настроение будет у Непревзойденного Мудреца, смиренно объяснил Тихоня. - Если дар хороший, то и настроение поднимется. А от хорошего настроения пойдет хорошее пророчество - это и козе понятно.

 - М-е-е, - подтвердила Гельма.

 - Хм... - монах намек уловил, и сообразительность мальчишки оценил. - А как ты думаешь, головка хорошего сыра может поднять у Мудреца настроение?

 - Ну... - Тихоня помнил, что варвар похвалил окорок. Тихоне тоже захотелось вкусного окорока. - Я думаю, что увидеть хороший окорок Мудрецу будет приятно.

 Монах не собирался жертвовать окорок какому-то отшельнику, который, вполне возможно, тайный еретик.

 - Сыр способствует благочестивым мыслям и укрепляет дух, - сообщил он, как будто и не слышал об окороке.

 - Но для того, чтобы проникнуть мыслями в будущее надо употреблять в пищу мясо, - продемонстрировал свои знания Тихоня.

 - Сын мой, - монах был гораздо опытней в дискуссиях: - пост, пост и пост - вот основа благочестия, просветления разума и познания истины.

 - Но мясо служит укреплению тела, - стоял на своем Тихоня, - и придает силы.

 - Главное - сила духовная, - монах возвел очи к небесам. - Верой в святого драконоборца, дважды рожденного Фестония достигаем мы благочестия. А для укрепления воли и могущества мысли, мудрецы всегда предпочитали сыр.

 Мичигран с интересом следил за поединком.

 "Конечно, монах переспорит мальчишку, и окорок не отдаст. Но Тихоня хорош. Умен и нахален. Я в его годы был таким же... Надо помочь пареньку", - решил он.

 - Я думаю, благородный рыцарь, - обратился маг к Каланту, - хороший совет и благоприятное пророчество стоят окорока.

 - Ты как всегда прав, благородный Мичигран, - поддержал его рыцарь. - Но дело не в этом. Мы должны покровительствовать тем, кто беден, и делиться с ними своим имуществом. Таково одно из важнейших правил рыцарства. Буркст, выдай этому юноше наш лучший окорок.

 - Как прикажешь, - гном не торопился выполнять указание рыцаря. - Только дорога у нас длинная, а припасов мало. Если раздавать окорока каждому, кто их попросит, нам скоро и есть станет нечего.

 - Не пропадем. Вы, монахи, привыкли поститься, да и мы, рыцари, тоже... - напомнил ему Калант.- Я, святой отец, однажды постился целую неделю и от этого почувствовал себя просветленным.

 Буркст хоть и был монахом, но он был еще и гномом. А гномы, даже уверовавшие в святого Фестония, как известно, постов не признают. Оправдывают они это тем, что заняты тяжелым трудом, и вынуждены постоянно употреблять мясо.

 - Впереди у нас битва с драконом, и тебе, благородный рыцарь, надо сохранить все свои силы, - упорствовал гном.

 - До встречи с драконом у нас припасов вполне хватит. А после того, как мы его уничтожим, можно будет, и попоститься, во славу святого Фестония. Выдай благородному юноше окорок. Это позор для всех нас, что Мудрец питается одними овощами.




Глава двадцать четвертая. | Эти заманчивые сокровища дракона | Глава двадцать шестая.