home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава одиннадцатая, в которой Джим нежданно-негаданно узнает тайну своего появления в Медландии

Сопровождаемые свитой, император, Лукас и Джим неторопливо прошествовали в тронный зал.

— Вы появились как нельзя кстати, ваше величество, — сказал Лукас, обращаясь к императору, когда они поднимались по мраморной лестнице. — Все могло бы кончиться очень скверно. Кто вам сообщил о нас?

— Какой-то малыш влетел в мои покои, — объяснил император, — и от него я все узнал. Я не имею ни малейшего представления, кто он такой, но, судя по всему, это очень смелый и умный мальчик.

— Это Пинг Понг! — в один голос закричали Лукас и Джим.

— Это сын вашего главного повара, у которого еще такое длинное-предлинное имя, — добавил Джим.

— А, вы, наверное, имеете в виду Шу Фу Лу Пи Плу? — с улыбкой спросил император.

— Да, да, — радостно подтвердил Джим. — А кстати, где, собственно говоря, Пинг Понг? — вдруг спохватился он.

Никто ничего не знал, и все кинулись на поиски.

Вскоре пропажа нашлась — малыш закутался в край длинной шелковой шторы и теперь спал самым сладчайшим образом. Все-таки он был еще грудным ребенком и здорово устал от всех треволнений дня. Видя, что друзьям уже больше ничего не грозит, он тут же удалился отдыхать. Сам император склонился над ним, взял на руки и с величайшей осторожностью понес к себе в опочивальню. Там он уложил его на свою просторную императорскую постель с балдахином.

С нежностью смотрели Лукас и Джим на своего маленького спасителя, который теперь тихонько посапывал и похрапывал на необъятной кровати, так что его легкий храп напоминал стрекотание сверчка за печкой.

— Он получит от меня достойную награду, — тихо промолвил император, — а что касается верховного бонзы Пи Па По и его приспешников, то не беспокойтесь, им достанется по заслугам.

Само собой разумеется, с этого момента у друзей началась райская жизнь. Их осыпали всеми мыслимыми и немыслимыми почестями. Всякий, кто попадался им навстречу, обязательно приветствовал их глубочайшим поклоном.

С самого утра в императорской библиотеке царил страшный переполох. В библиотеке было довольно много книг — семь миллионов девятьсот восемьдесят три тысячи пятьсот две. Все ученые мужи Китая собрались здесь, дабы в срочном порядке изучить все эти сочинения и выяснить, что же едят на обед жители Медландии и как это нужно готовить.

В конце концов им удалось собрать кое-какие сведения, каковые они незамедлительно отправили на императорскую кухню главному повару, господину Шу Фу Лу Пи Плу и его многочисленным детям и детям детей (общим количеством тридцать один), которые все, как один, были тоже поварами. В этот день обед готовил сам господин Шу Фу Лу Пи Плу. Он и его семейство первыми узнали обо всем случившемся, и теперь их прямо-таки распирало от гордости за Пинг Понга — ведь он был самым маленьким членом семьи. Все они пребывали от этого в необычайном возбуждении, и потому на кухне царила полная неразбериха.

Когда обед был готов, господин Шу Фу Лу Пи Плу нацепил свой самый большой поварской колпак — такой огромный, как пуховая перина, — и торжественно понес еду в императорскую столовую.

Джим Пуговка и машинист Лукас

Обед очень понравился друзьям (Пинг Понг еще спал и потому не принимал участия в трапезе). Пожалуй, за всю свою жизнь они ни разу не ели такой вкуснятины, — земляничное мороженое фрау Каакс, конечно же, не в счет.

Они рассыпались в похвалах кулинарному искусству господина Шу Фу Лу Пи Плу, а тот от радости покраснел как помидор.

Кстати, на сей раз им не пришлось мучиться с палочками. Были поданы настоящие вилки, ложки и ножи.

Это ученые мужи вычитали в своих книжках, как едят жители Медландии, и быстро заказали придворному ювелиру два серебряных столовых прибора.

После обеда император с друзьями вышли прогуляться на террасу. Отсюда открывался чудесный вид на весь город с его бесчисленными золотыми крышами.

Они уселись под тентом и принялись болтать о том о сем. Потом Джим сбегал вниз к локомотиву и принес игру «Мельница». Друзья объяснили императору правила, и они принялись играть. Император хотя и старался изо всех сил, все же почему-то частенько проигрывал. Это его нисколько не огорчало, и даже наоборот — очень радовало, потому что в душе он думал: «Если эти чужестранцы так удачливы в игре, то, может быть, они так же удачливы в жизни? А вдруг они действительно сумеют освободить мою Ли Ши!»

Чуть позже к компании присоединился Пинг Понг, который наконец выспался. А потом подали какао с пирожками, как это принято в Медландии. Император и Пинг Понг впервые в жизни пробовали какао с пирожками, и надо сказать, им все очень понравилось.

— Когда вы думаете отправиться в драконий город? — спросил император, после того как с едой было покончено.

— Хоть сейчас, — ответил Лукас. — Надо только собрать кое-какие сведения: что это за драконий город такой, где он находится и все в таком роде.

Император одобрительно кивнул:

— Сегодня вечером, друзья, вы узнаете все, что известно об этом городе в Китае.

Затем император и Пинг Понг повели друзей в императорский парк, так как до вечера еще было много времени. Они показали гостям разнообразные достопримечательности, например китайские каскады и фонтаны. Вокруг прогуливались горделивые павлины с длинными хвостами, переливавшимися зеленым и фиолетовым цветом, голубые олени с серебристыми рогами доверчиво подходили к незнакомцам, они были настолько ручными, что на них даже можно было прокатиться верхом; попадались здесь и китайские единороги, гладкие шкуры которых отливали мягким лунным светом, и могучие буйволы, покрытые длинной волнистой шерстью, и белые слоны с белоснежными бивнями, украшенными алмазами, и миниатюрные обезьянки с забавными мордочками, и много-много еще разных диковинных зверей.

К вечеру все вернулись на террасу, а после ужина, когда уже совсем стемнело, перешли в тронный зал. Здесь уже все было готово к торжественной встрече.

Тысячи фонариков из пестрых драгоценных камней освещали тронный зал, где в ожидании Лукаса и Джима уже собрались самые ученые из всех ученых мужей Китая. Всего их было двадцать. Они принесли с собою книги и древние свитки, в которых содержались разнообразные сведения о драконьем городе.

Можно себе представить, какими учеными были эти мужи, если даже в такой стране, как Китай, где самые малые дети по своей смышлености и разумности любого нормального взрослого за пояс заткнут, они удостоились звания ученейших из ученых. Их можно было спросить о чем угодно, например о том, сколько капель в море, или какое расстояние отделяет Луну от Земли, или почему Красное море называется Красным, или где водится какое-нибудь самое экзотическое животное, или когда произойдет солнечное затмение. На все эти вопросы им ничего не стоило ответить прямо с ходу. Эти ученые мужи были удостоены звания «Цвет Учености». Правда, на Цветы они, честно говоря, смахивали очень мало. От Усердных занятий и постоянной зубрежки да долбежки одни из них превратились в сморщенных, скукоженных стариков с огромными лбами, другие же от долгого сидения непомерно растолстели и стали этакими пузанами с маленькими пухлыми ножками и огромными сплющенными попами. А некоторые из-за того, что им все время приходилось тянуться за книжками, которые, как назло, стояли на самых верхних полках, скорее напоминали макаронины, чем «Цвет Учености», настолько они были тощими и длинными. У каждого из них на носу красовались огромные очки в золотой оправе, по которым легко было узнать важную персону.

Выждав, пока все двадцать три Цвета Учености поприветствуют императора и его гостей (а приветствие состояло в том, что каждый из «Цветов» поочередно бухался на пол), Лукас приступил к своим вопросам.

— Прежде всего мне бы хотелось узнать следующее, — начал он, раскуривая свою трубочку. — Откуда, собственно говоря, стало известно, что принцесса находится в драконьем городе?

Отвечать вызвался ученый из разряда макароноподобных. Он поправил очки на носу и сказал:

— Дело обстояло так, достопочтенный чужеземец: год тому назад наша любезная принцесса Ли Ши, чья красота может сравниваться с красотою утренней росы, проводила свои каникулы на взморье. Однажды она бесследно исчезла. Никто не знал, что с нею случилось. Эта страшная неизвестность продолжалась до тех пор, пока один рыбак не выловил случайно в бурных водах Желтой реки бутылку с запиской. Это произошло две недели тому назад. Желтая река вытекает из Полосатых красно-белых гор и огибает наш город со стороны главных ворот. Найденная бутылка представляла собою игрушечный рожок для игрушечных пупсов, какими обыкновенно играют маленькие девочки. В этом самом рожке и было обнаружено письмо, написанное нежнейшей ручкой нашей розоподобной принцессы.

— Не позволите ли нам взглянуть на это письмо? — попросил Лукас.

Ученый муж покопался в своих бумагах и наконец извлек крошечную записку, свернутую в трубочку. Лукас развернул записку и прочитал вслух:

«Дорогой незнакомец, нашедший эту бутылку, кто бы ты ни был, прошу тебя, отнеси как можно скорее эту записку моему отцу Пунг Гингу, достопочтенному императору китайскому. „13“ поймали меня и продали фрау Зубпер. Здесь еще много других детей. Пожалуйста, спасите нас, потому что нам очень плохо здесь. Фрау Зубпер — это драконша. Мой теперешний адрес:

БЕДЛАНДИЯ

Старая улица, 133.

Третий этаж налево.

Фрау Зубпер

для принцессы Ли Ши».

Прочтя письмо, Лукас погрузился в размышления.

— Зубпер… Зубпер… — бормотал он. — Бедландия… Где-то я уже все это слышал.

— Бедландия — это название драконьего города, — пояснил ученый. — Мы нашли упоминание этого города в одной из древних книг.

Тут Лукас вынул трубку изо рта, его будто осенила какая-то догадка.

— Вот так-то, дело принимает интересный оборот, — сказал он, присвистнув от удивления.

— Почему? — полюбопытствовал Джим.

— Слушай, что я тебе расскажу, Джим, — необычайно серьезно начал Лукас. — Настал момент, когда ты должен узнать одну большую тайну — тайну твоего появления в Медландии. Ты был тогда еще совсем маленьким и потому ничего не помнишь. Тебя прислали в Медландию в посылке.

И Лукас рассказал Джиму все, как было, а у того от удивления глаза становились все шире и шире. Под конец Лукас взял листок бумаги, на котором он изобразил, как выглядел адрес на посылке.

— А там, где обычно пишут адрес отправителя, стояла только цифра тринадцать. — На этом Лукас закончил свой рассказ.

Император, Пинг Понг и все ученые мужи выслушали его с величайшим вниманием, а потом сравнили адрес, который стоял в письме Ли Ши, с тем, который нарисовал Лукас.

— Нет никакого сомнения, что в данном случае мы имеем дело с одним и тем же адресом, — заявил один из ученых (из породы толстопузых, пухлоногих и плоскопопых). — Разница заключается лишь в том, что у принцессы Ли Ши адрес написан, по всей вероятности, правильно, а на посылке адрес писал некто, не слишком владеющий грамотой.

— Значит, фрау Каакс мне не мама? — вдруг спросил Джим.

— Да, — ответил Лукас. — Это ее и саму очень огорчало.

— Но кто же тогда моя мама? Фрау Зубпер? Как ты думаешь? — осторожно спросил Джим через некоторое время.

Лукас задумчиво покачал головой.

— Едва ли, — ответил он. — Ведь фрау Зубпер из драконов, судя по тому, что пишет принцесса. Надо было бы сначала докопаться до того, кто такие эти «тринадцать». Ведь это они запихали тебя в посылку.

Но кто такие «13», не знала ни одна душа, даже Цветы Учености!

Вполне понятно, что Джим страшно разволновался из-за всей этой истории. Еще бы, как же тут не разволноваться, если на тебя вот так, с бухты-барахты, сваливаются такие важные новости.

— Как бы то ни было, но теперь у нас есть еще один не менее важный повод отправиться в драконий город. Мы должны не только освободить принцессу Ли Ши, но и узнать тайну Джима Пуговки.

Погрузившись в раздумья, Лукас выпустил несколько клубов дыма, а потом сказал:

— Вот ведь как странно! Если бы мы не приплыли в Китай, мы бы никогда не напали на след этих злодеев, что засунули Джима в посылку.

— Да, — согласился император. — За всем этим кроется какая-то страшная тайна.

— Мы с Джимом обязательно раскроем ее, — решительно сказал Лукас тоном, не терпящим возражений. — Где же находится этот драконий город, эта Бедландия?

Теперь выступил вперед еще один ученый, из разряда скукоженных и крупнолобых. Это был главный придворный географ, и он знал наизусть все карты мира.

— Достопочтенные чужеземцы, — начал он с довольно-таки унылым видом. — Местоположение драконьего города, к сожалению, никому не известно. Ни один смертный не знает, где он находится.

— Это понятно, — ответил Лукас, — иначе почтальоны бы его уже давно нашли.

— Мы можем только предположить, — продолжал ученый, — что он находится где-то за Полосатыми красно-белыми горами. Ведь бутылочка с письмом от принцессы была найдена в Желтой реке. Если исходить из того, что бутылка плыла вниз по течению, то драконий город должен находиться где-то в верховьях Желтой реки. К сожалению, мы совершенно не представляем себе, где берет свое начало Желтая река, нам только известно, что она вытекает из глубокой пещеры Полосатых гор.

Лукас сидел, погруженный в свои мысли, и только все пыхтел трубкой, так что огромные клубы дыма постепенно заволокли весь потолок тронного зала.

— Можно ли как-нибудь попасть в эту пещеру? — спросил он наконец.

— Нет, — ответили ученые, — это совершенно невозможно. Там очень сильное течение.

— Но ведь река должна откуда-то вытекать! — воскликнул Лукас. — Как можно попасть на ту сторону Полосатых гор, чтобы поискать там истоки Желтой реки?

Ученый-географ разложил перед Лукасом и Джимом гигантскую карту.

— Это карта Китая, — принялся объяснять ученый. — Границу Китайской империи, как это хорошо видно по карте, образует всемирно известная Великая Китайская стена, каковая тянется по всей территории Китая, за исключением побережья. В стене имеется пять ворот: северные, северо-западные, западные, юго-западные и южные. Если ехать через западные ворота, то сначала можно попасть в Лес Тысячи Чудес, а за ним уже начинаются Полосатые красно-белые горы, которые еще называют Венец Мира. К сожалению, преодолеть эти горы нет никакой возможности. Но вот здесь, несколько южнее, есть небольшое ущелье под названием Долина Сумерек. Это единственный путь, позволяющий пройти через Полосатые горы. Но Долина Сумерек славится тем, что в ней раздаются какие-то жуткие голоса и душераздирающие звуки, которые не может вынести ни один человек. За Долиной Сумерек, по всей видимости, располагается бесконечная пустыня. Мы называем ее Край Света. Больше, к сожалению, я ничего не могу вам рассказать, ибо за пустыней начинаются уже неизведанные земли.

Лукас внимательно изучил карту, а потом снова на некоторое время задумался.

— Если ехать через Долину Сумерек и все время держать курс на Север, — сказал он через некоторое время, — то в конце концов мы обязательно выйдем где-нибудь к Желтой реке. И тогда нужно будет только идти все время по течению, пока не обнаружится драконий город. Если только он, конечно, на самом деле стоит на Желтой реке.

— Мы не можем это утверждать со всей определенностью, — осторожно заметил ученый, — но мы предполагаем, что это так.

— Ну что ж, в любом случае мы должны попытать счастья. Хорошо бы нам, конечно, иметь на всякий случай карту. У тебя еще есть вопросы, Джим?

— Да, — ответил Джим. — Я хотел узнать, а как вообще выглядят драконы?

На этот раз вперед выступил еще один ученый из разряда пухлоногих-плоскопопых.

— Я придворный профессор зоологии и могу вам предоставить наиточнейшие сведения о любых животных мира. Что же касается вида драконов, то тут, должен признаться, науке еще очень многое неясно. Все описания, которые доступны нам, страдают неточностью и противоречивостью. Вот перед вами несколько рисунков, но насколько они соответствуют действительному облику этих животных, мне судить очень трудно.

С этими словами он развернул перед Лукасом и Джимом плакат с изображением драконов.

Джим Пуговка и машинист Лукас

— Ну что ж, — весело сказал Лукас, — когда вернемся, мы вам сможем дать более точное описание этих зверюг. А пока главное мы узнали. Благодарим вас, господа ученые!

Двадцать три ученейших мужа Китая снова распластались на полу в знак глубочайшего почтения к императору и его гостям. Затем они собрали свои бумаги и удалились.

— Скоро ли вы намерены отправиться в путь? — поинтересовался император, когда они остались одни.

— Я думаю, завтра утром, — ответил Лукас, — лучше всего — до восхода солнца. Дорога нам предстоит долгая, так что мешкать тут нельзя.

Затем он обратился к Пинг Понгу:

— Будь столь любезен и приготовь мне, пожалуйста, лист бумаги и конверт с маркой. Карандаш у меня есть. Мы хотели бы написать письмо в Медландию, прежде чем отправимся в драконий город. Кто его знает, что с нами может случиться.

Когда Пинг Понг принес все необходимые письменные принадлежности, Лукас и Джим написали длинное письмо. Они объяснили фрау Каакс и королю Альфонсу Без Четверти Двенадцатому, почему они покинули Медландию. Потом они рассказали, что теперь Джим все знает о посылке. И что они отправляются в драконий город Бедландию, чтобы освободить принцессу Ли Ши и узнать тайну Джима. В конце они просили передать привет господину Пиджакеру. Лукас подписал письмо, а Джим пририсовал рядом черную рожицу.

Затем они положили письмо в конверт, надписали адрес и спустились все вчетвером на площадь, где висел ящик для писем.

На залитой лунным светом площади одиноко стоял паровоз Кристи.

— Хорошо, что я вспомнил! — сказал Лукас, обращаясь к королю и Пинг Понгу. — Кристи нужна свежая вода. Да и углем неплохо бы запастись. Ведь когда отправляешься в неведомые края, никогда не знаешь, удастся ли раздобыть подходящее топливо.

В этот самый момент на пороге кухни появился господин Шу Фу Лу Пи Плу. Он вышел полюбоваться на луну. Заметив чужеземцев в компании императора и Пинг Понга, шеф-повар сердечно поприветствовал их.

— Любезный господин Шу Фу Лу Пи Плу, — обратился к нему император. — Вам ведь, наверное, будет не трудно дать нашим гостям воды и угля из кухни?

Шеф-повар с готовностью бросился выполнять поручение императора, а вся компания поспешила ему на подмогу. Лукас, Джим, шеф-повар и даже сам император принялись таскать ведрами воду и уголь для паровоза. Пинг Понг тоже не сидел сложа руки, хотя его ведерко было совсем крошечным, не больше наперстка.

Скоро уже тендер был до самого верха наполнен углем, а котел — водой.

— Ну вот, — довольный, сказал Лукас, — большое спасибо! Теперь пора на боковую.

— Разве вы не будете спать во дворце? — удивленно спросил император.

Но Лукас и Джим решили спать у себя в паровозе. Во-первых, в нем очень уютно, объяснили они, а во-вторых, они уже так привыкли.

На том все пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись кто куда. Император, шеф-повар и Пинг Понг пообещали прийти рано-рано утром, чтобы попрощаться с друзьями и проводить их в долгий путь.

Лукас и Джим забрались в кабину машиниста, Пинг Понг со своим отцом отправились к себе на кухню, а император скрылся за воротами дворца.

Скоро они все уже крепко спали.


Глава десятая, в которой Лукас и Джим попадают в беду | Джим Пуговка и машинист Лукас | Глава двенадцатая, в которой начинается путешествие в неведомые края и друзья впервые видят Венец Мира