home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцать седьмая, в которой празднуется помолвка, Джим получает неожиданный подарок и которой заканчивается эта книга

Несколько дней спустя, ясным солнечным утром, что-то около семи утра, фрау Каакс вышла на порог своей лавочки, каковую она только что открыла. Господин Пиджакер в этот момент как раз высунулся в окошко, чтобы посмотреть, брать ли ему с собой сегодня зонтик или нет.

И вдруг они оба увидели огромный красивый корабль, который покачивался на волнах в медландской гавани.

— Что это за странный корабль? — поинтересовалась фрау Каакс. — Почтовый корабль ведь намного меньше, и потом, у почтового на носу рожок, а у этого золотой единорог. Что бы это значило?

— К сожалению, я не могу вам ничего объяснить, дражайшая фрау Каакс, потому что и сам ничего не понимаю, — ответил господин Пиджакер. — Посмотрите-ка, у них целый остров на буксире! О ужас! Наверное, это охотники за островами! Сейчас они стянут нашу Медландию!

— Вы думаете? — неуверенно спросила фрау Каакс. — И что же нам делать?

Но не успел господин Пиджакер ответить на этот вопрос, как с корабля донесся чей-то радостный крик, и вот уже Джим, рискуя сломать себе шею, спрыгивает прямо на берег, не дожидаясь, пока матросы спустят трап.

— Фрау Каааакс! — кричал он.

— Джим! — воскликнула фрау Каакс.

Они бросились друг к другу в объятия и расцеловались. Вполне понятно, что на радостях они никак не могли оторваться друг от друга.

Джим Пуговка и машинист Лукас

Тем временем Лукас, Ли Ши и император тоже сошли на берег, а следом за ними матросы осторожно спустили Кристи и поставили на рельсы, которые Уже успели зарасти травой и мохом. На груди у Кристи по-прежнему красовался его большой золотой орден с голубой лентой, а сам Кристи от волнения тихонько посвистывал.

Когда господин Пиджакер, который буквально остолбенел от неожиданности, наконец осознал, кто к ним приехал, он стремглав помчался во дворец и стал бешено колотить в дверь.

— Ну иду, иду! Что там случилось? — послышался голос короля Альфонса Без Четверти Двенадцатого, который еще явно не очнулся ото сна и теперь, недовольно бурча себе что-то под нос, спускался по лестнице открывать дверь.

— Ваше величество! — завопил как очумелый господин Пиджакер, запыхавшийся от быстрого бега. — Прошу милостивейше меня извинить, но дело необычайной важности! Машинист Лукас только что вернулся, и Джим Пуговка, а с ними маленькая девочка, и почтенный господин очень благородного вида, а еще там… там корабль, на буксире — остров…

Но договорить господин Пиджакер не успел, потому что в этот момент двери дворца с треском распахнулись, и король пулей вылетел на улицу. Он бежал прямо как был, в ночной рубахе, пытаясь на ходу натянуть на себя красный бархатный халат. Правда, корону, несмотря на спешку, он все же успел кое-как нахлобучить на голову.

— Где они? — взволнованно спросил король, который впопыхах забыл свои очки.

— Минутку, ваше величество! — прошептал господин Пиджакер. — Вы ведь не можете встречать людей в таком виде!

И он помог королю как следует надеть халат, после чего они вместе помчались в гавань. По дороге король умудрился потерять свою клетчатую тапочку, так что вниз он спустился, подпрыгивая на одной ножке, потому что одна нога у него была в тапочке, а другая босая.

Что тут началось! Приветствия, рукопожатия, объятия без конца! Лукас представил друг другу императора китайского и короля Альфонса Без Четверти Двенадцатого, Джим познакомил короля с Ли Ши, ну а когда с приветствиями, представлениями и прочим было покончено, все отправились завтракать к фрау Каакс. Конечно, в маленькой кухне было немножко тесновато, все сидели как селедки в бочке. Но когда все счастливы — а в Медландии в это утро не было ни одного несчастного или грустного человека, — то теснота, как говорится, не помеха.

— Где же вы пропадали? — спросила фрау Каакс, разливая кофе по чашкам. — Я просто сгораю от любопытства! Вы, наверное, повидали много всего! Кто такая фрау Зубпер? Она хорошая? А почему она не приехала с вами? Ну рассказывайте!

— Да, да, расскажите! — подхватили господин Пиджакер и король Альфонс Без Четверти Двенадцатый.

— Не торопитесь! — попытался защититься от града вопросов Лукас. — Всему свое время. Мы все вам расскажем.

— Да, — сказал Джим, — после завтрака мы вам лучше сначала покажем остров, который мы притащили с собой.

Завтрак продолжался недолго, потому что от волнения ни у кого не было аппетита. По пути в гавань фрау Каакс наклонилась к Лукасу и тихонько сказала:

— У меня такое чувство, что Джим за это время здорово повзрослел.

— Да уж, наверное, — ответил Лукас, попыхивая трубкой. — От таких приключений повзрослеешь.

Матросы тем временем поставили новый остров на якорь и укрепили его стальными тросами, так что он теперь вплотную примыкал к Медландии и можно было без особого труда перепрыгивать с одного берега на другой. Конечно же, они не забыли выполнить задание, которое дал им Лукас, — прежде чем укреплять остров, посадить на дне под ним отростки коралловых деревьев, как велела сделать драконша. Через несколько лет, объяснил им Лукас, из этих отростков вырастут настоящие высокие коралловые деревья, которые будут снизу подпирать остров, благодаря чему он станет таким же прочным, как и Медландия.

Предводительствуемое Джимом, все общество ступило на новую землю и немножко погуляло там. Места было не слишком много, но зато все выглядело очень симпатично.

Отличное решение проблемы! — воскликнул король Альфонс Без Четверти Двенадцатый. — Кто бы мог подумать! Теперь мне не нужно ломать себе голову! Первый раз за долгое время я наконец смогу спать спокойно.

А когда Джим сообщил, что он решил назвать остров Ново-Медландией, радости короля не было границ. Покраснев от гордости, он сказал:

— В будущем меня будут называть «король Соединенного королевства Медландии и Ново-Медландии».

По дороге к дому фрау Каакс король Альфонс Без Четверти Двенадцатый отвел в сторону императора китайского и предложил ему установить телефонную связь между Пекином, столицей Китая, и Медландией. Императору очень понравилась эта идея, потому что они смогут запросто болтать по телефону сколько душе угодно. Он отправился к капитану корабля и велел ему плыть в Китай, а на обратном пути в Медландию проложить по морю телефонный кабель. Корабль тотчас же отправился в море, а император вернулся на кухню фрау Каакс, где все общество собралось вокруг Джима и Лукаса и с интересом слушало рассказ об их приключениях. Друзья подробно рассказали все по порядку, начиная с той самой ночи, когда они на Кристи вышли в море, и кончая тем, как они плыли обратно в Медландию.

Всякий раз, когда дело доходило до каких-нибудь особо опасных моментов, фрау Каакс бледнела и только все тихонько повторяла: «Ах ты Боже мой!» или «Батюшки мои!» Даже теперь, когда уже все, казалось, было позади, она продолжала волноваться и беспокоиться за своего маленького Джима. Единственным утешением служило то, что Джим в конце концов вернулся домой жив и здоров и теперь сидел цел и невредим против нее.

Прошло что-то около недели, и корабль вернулся обратно. Матросы, как им было велено, протянули по дну телефонный кабель. Один конец подсоединялся к бриллиантовому телефону в тронном зале императорского дворца, другой — к золотому телефону короля Альфонса Без Четверти Двенадцатого. Император решил проверить, как работает связь, и для начала позвонил Пинг Понгу, чтобы справиться, все ли в порядке в Китае. Да, все в порядке, успокоил его Пинг Понг.

Потом все обсудили день помолвки принцессы Ли Ши и Джима. Решено было отпраздновать ее через месяц. А пока фрау Каакс вечерами все что-то кроила и шила, готовила детям какой-то сюрприз. Ведь шитье было ее страстью.

Император и Ли Ши поселились на это время в королевском дворце. Конечно, им там было всем тесновато, но они нисколько не страдали от этого, потому что им очень нравилось жить в Медландии. Даже маленький дворец из голубого фарфора, в котором принцесса проводила каникулы, не мог, пожалуй, сравниться с этим островом.

Но вот пролетел и месяц. Настал день помолвки. Сначала они получили подарки, которые приготовила им фрау Каакс. Джиму она сшила голубой комбинезон машиниста — точно такой же, как у Лукаса, только поменьше. Ну и, конечно, к нему прилагалась настоящая фуражка. Для маленькой принцессы она сшила чудесное свадебное платье с длинным шелковым шлейфом и фатой. Само собой разумеется, и тот и другая тут же натянули свои обновки.

А Ли Ши подарила Джиму трубочку — точно такую же, как у Лукаса, только это была совсем новая и размером поменьше. Джим в свою очередь подарил Ли Ши изящную маленькую стиральную доску. Принцесса необычайно обрадовалась такому подарку, потому что до сих пор она ни разу в жизни ничего подобного в руках не держала — такой высокой особе это просто не полагалось, а ведь она, как и все китайцы, очень любила стирать.

Потом дети поцеловались, а король Альфонс Без Четверти Двенадцатый от имени всего Соединенного королевства Медландии и Ново-Медландии объявил помолвку Джима Пуговки и принцессы Ли Ши состоявшейся. Подданные принялись бросать в воздух шляпы, а император китайский закричал во все горло:

— Ура молодым! Ура! Ура!

Джим Пуговка и машинист Лукас

А матросы зарядили большую пушку, которую они привезли из Китая, и дали оглушительный залп. Вся команда высыпала на борт поприветствовать жениха и невесту. Они радостно кричали, махали им руками, смеялись. Джим и Ли Ши, взявшись за руки, торжественно прохаживались тем временем по Соединенному королевству.

Когда стемнело, вся Медландия и Ново-Медландия озарились светом тысячи фонариков. А потом взошла луна. Море в этот день было спокойным, и потому все пестрые огоньки отражались на его поверхности. Незабываемое, сказочное зрелище.

Фрау Каакс ради этого случая постаралась на славу и кроме обычного ванильного мороженого да праздничного земляничного приготовила еще и шоколадное.

Все признали, что мороженое фрау Каакс самое вкусное на свете. Даже капитан, который все же много где бывал на своем веку, согласился с этим. А он просто так говорить не будет.

Джим как раз вышел на берег, чтобы в тиши полюбоваться иллюминацией. Он стоял, погруженный в созерцание этой великолепной картины, как вдруг чья-то рука легла ему на плечо. Он обернулся.

Это был Лукас, который молча поманил его пальцем.

— Пойдем-ка со мной, Джим, — с видом заговорщика сказал Лукас.

— А что такое? — спросил Джим.

— Ты давно уже мечтал иметь свой локомотив, старина. Подходящий костюм у тебя как раз есть, — усмехнулся Лукас.

У Джима забилось сердце.

— Локомотив? — переспросил он, сделав большие глаза. — Настоящий локомотив?

Лукас приложил палец к губам и загадочно подмигнул. Затем он взял Джима за руку и повел его к небольшой железнодорожной станции, где уже стоял Кристи, радостно выпуская пар.

— Слышишь? — спросил Лукас.

Джим прислушался. Он мог различить только пыхтение Кристи. Но что это там еще? Или ему только почудилось? Нет, точно! Чье это тихое посапывание? А вот теперь раздался какой-то робкий, довольно писклявый свисток!

Джим удивленно посмотрел на Лукаса. Тот, продолжая улыбаться, кивнул и подвел Джима к тендеру Кристи. Джим заглянул внутрь и увидел крошечный локомотивчик, который смотрел на него огромными глупыми дитячьими глазами. Он старательно выпускал пар, так что у него получались настоящие маленькие клубы. По всему было видно, что это очень хороший локомотивчик, потому что он изо всех сил старался как следует держаться на колесах и даже самостоятельно подъехать к Джиму, хотя по дороге он все время падал. Но это совершенно не портило его настроения.

Джим Пуговка и машинист Лукас

Джим погладил карапуза.

— Это сыночек нашего Кристи? — спросил он тихо. Он был глубоко тронут.

— Да, — ответил Лукас. — Я хотел тебе сделать сюрприз, вот и не говорил пока ничего.

— Это что, теперь мой локомотив? — задыхаясь от счастья, закричал Джим.

— Ну а чей же еще? — ответил Лукас, попыхивая трубкой. — За ним нужно хорошо ухаживать, чтобы он как следует рос. Года через два он уже будет такой, как Кристи. Как же назвать малыша?

Джим взял паровозик на руки и погладил его. Подумав некоторое время, он сказал:

— Может быть, Максик?

— Ну что ж, это хорошее имя для паровоза, — согласился Лукас и шепнул: — Знаешь, давай пока его оставим в тендере. С Кристи ему будет покуда лучше.

Джим осторожно поставил Максика обратно в тендер, а потом вместе с Лукасом вернулся к обществу и рассказал, что он сейчас получил в подарок. Джим пригласил всех пойти и посмотреть на его Макса. Малыш вызвал бурю восторга. Но на него это не произвело ни малейшего впечатления, потому что он в этот момент уже давно спал и сладко сосал свою соску.

Прошло несколько дней, и император китайский вместе с принцессой Ли Ши отправились в обратный путь, потому что принцесса, само собой разумеется, пока оставалась жить у отца. К тому же принцесса мечтала о занятиях в школе, — конечно, в обычной, настоящей школе, а не в драконьей. А в Медландии, как известно, школы не было. Но детям ничто не помешает видеться достаточно часто, потому что корабль будет совершать регулярные рейсы между Китаем и Медландией. Ну и, кроме всего прочего, они смогут разговаривать по телефону, если только, конечно, король Альфонс Без Четверти Двенадцатый не будет в этот момент болтать сам. Вполне понятно, что телефон ему будет нужен довольно часто, ведь как-никак между двумя странами будут установлены дипломатические отношения.

Так в Медландии скоро потекла обычная мирная жизнь. Господин Пиджакер в котелке и с зонтиком под мышкой прогуливался по острову. Он по-прежнему оставался исключительно подданным и радовался тому, что королю есть кем править.

Лукас разъезжал на своем паровозе по извилистым путям с одного конца острова на другой. И время от времени он принимался петь на два голоса, особенно хорошо это получалось в туннелях, ведь там такое эхо.

Джим большей частью занимался своим Максиком, и у него уже просто не хватало времени на то, чтобы дразнить господина Пиджакера или кататься с горы на попе. Потихоньку он становился взрослым.

По вечерам Лукас и Джим любили посидеть на бережку. Заходящее солнце отражалось в водах бескрайнего океана, а его свет ложился блестящей золотистой дорожкой, которая тянулась, искрясь и сверкая, от самого горизонта к тому месту, где сидели друзья. И они уносились взглядом по этой дорожке туда, в неведомые Дали, к загадочным странам и землям, в бесконечное никуда.

Изредка кто-нибудь из них вдруг говорил:

— Помнишь, тогда у господина Ланя? Как он там сейчас, интересно?

А другой подхватывал:

— А помнишь еще, как мы ехали через Черные Скалы и Пасть Смерти, когда уж думали, что все, конец?

И они всерьез подумывали о том, что пора бы им, пожалуй, снова отправиться в путешествие. Ведь они должны еще разгадать множество загадок… Когда-нибудь они непременно узнают, откуда пираты похитили Джима Пуговку, когда он был еще совсем маленьким. Но для этого друзьям нужно было отыскать Чертову Дюжину, которая по-прежнему разбойничает на море, и победить ее. Ну а это — задачка не из легких.

Вот так и сидели они рядышком, и строили планы на будущее, и глядели на морские просторы, прислушиваясь к мерному шуму прибоя.

Джим Пуговка и машинист Лукас

Джим Пуговка и машинист Лукас


Глава двадцать шестая, в которой все дети покидают Китай, а медландские путешественники ловят плавучий остров | Джим Пуговка и машинист Лукас |