home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Холлимион де Див

— Что-то её долго нет, — нахмурился Терен, вертя в руках бокал с вином и поглядывая в сторону входной двери.

— Не волнуйся, я думаю с ней все в порядке, — произнес я, закидывая ноги на маленькую табуретку. Мы сидели у меня в кабинете, обсуждая последние события.

Меня поразил рассказ о новом друге Хелли. Ну, малышка выдала! Это ж надо, упырь-сладкоежка! Нужно на это посмотреть.

Но как меня взбесил рассказ о вампире… Да так взбесил, что я нечаянно раздавил хрустальный бокал, который держал в руках. Пришлось идти за новым. А хотелось сходить в академию и сломать кое-кому руки.

— Может сходить её поискать? — предложил Дерек.

— Да успокойтесь вы оба, — фыркнул я, — Пускай побудет одна, ей сейчас это нужно. Вы всего час здесь сидите.

— Наверное, ты прав, — вздохнули близнецы.

А я, откинувшись на спинку кресла, продолжил размышлять, глядя на весело потрескивающие дрова в камине.

Латриэль…Не ожидал от него такого. Неужели он не понимал, что своим поступком он теряет доверие Хелли?

Да что с этим эльфом такое? Когда мы учились в академии, он таким не был. Всегда веселый, иногда серьезный, но он никогда не лгал.

Неужели его настолько изменила жизнь при дворе и статус королевского советника? Я в свое время из-за этого и смылся из империи, когда родители стали давить на меня своими традициями.

Я лучше останусь без семьи, но останусь таким, какой есть.

Кстати, близнецы с Латриэлем так и не поговорили, они его просто не нашли в академии.

Дверь в кабинет тихонько скрипнула и без стука открылась, заставив близнецов подскочить. Я остался сидеть в кресле, так как знал, что без стука ко мне вламывается только Мор.

В дверях действительно стоял тролль, держа на руках человечку, закутанную в плащ по самые ушки.

На этот раз меня сдуло с кресла. Подбежав к Тамиору, я осторожно забрал Хелли к себе на руки.

— Мор, что с ней?

— Тсс… Она просто спит, вымоталась за день. Сумрак особенно этому помог.

— Слава Хранителям, — синхронно вздохнули близнецы.

— Мор, открой, пожалуйста, дверь, я отнесу её наверх, — попросил я тролля.

— Может, мы лучше отнесем её в академию? — спросил Терен, — А то у тебя посетителей много, неудобно комнаты занимать.

— Неудобно в шкафу сидеть, ожидая ухода мужа своей любовницы! — мотнул я головой, — Я специально не сдаю ваши комнаты, от этого дохода меньше не станет. Если бы не она, их бы вообще не было.

Близнецы расслаблено плюхнулись обратно на диванчики, а я понес человечку на чердак, под недоуменные взгляды вечерних посетителей. Да и плевать на них.

Положив человечку на кровать, я аккуратно, стараясь не разбудить, снял с неё плащ и накрыл одеялом.

Какая же она все-таки красивая, не смотря на то, что немного худая и с растрепанными волосами.

Человечка пошевелилась во сне, поудобнее устраиваясь на огромной кровати, и повернулась ко мне спиной.

Опять спиной.

Как же мне добиться твоего расположения? Неужели, ты видишь во мне только друга?

— Как малышка? — поинтересовались близнецы, как только я спустился вниз и плюхнулся в свое любимое кресло.

— Спит.

— Это хорошо. Холл, разбудишь нас завтра? — попросили братья де Рен, поднимаясь со своих мест.

— Да нет проблем, — пожал плечами я.

Близнецы ушли, а мы с Мором еще немного посидели, поговорили о лошадях, которых он мне привез, но вскоре тоже разошлись.

Хеллиана

‘Пройдет и дождь, и снег, гроза,

Засоня, нам вставать пора!

О, милая девица,

Не дай мне сматериться!

Открой свои глаза,

На пытку нам идти пора!

Ведь нет на свете места лучше,

Чем то, где вянут наши уши!

В академию пойдем мой друг,

Чтоб там навек поймать всех мух!’

Песню вот с таким содержанием, старательно и громко, насквозь фальшивым голосом, напевал в ванной Дерек следующим утром.

Зараза…

Я положила на голову уже третью подушку и закуталась в одеяло, но ничего не помогало. Терен и Холл катались от смеха по подоконнику, впрочем, совершенно не собираясь затыкать этого ‘соловья’. И их совершенно не волновало, что за нашей дверью уже собрались все постояльцы таверны.

А все дело в том, что ночью я проснулась от кошмара, и не успела отдышаться, как в моей комнате тут же очутились близнецы. Как они узнали, что мне сниться, находясь в мансарде этажом ниже, я так и не поняла, но я была им очень благодарна за заботу.

И я опять уснула, прижавшись спиной к Дереку и сграбастав руки и ноги Терена.

В таком виде нас и застал Холл, который утром пришел нас будить. Близнецы-то сразу встали, а мне открывать глаза было категорически лень. Тогда, отчаявшись, Дерек пошел на крайние меры, в виде вот такой утренней серенады.

— Ну, хорошо, я уже встала! Только я тебя умоляю, замолчи!

— О свет моих очей, неужто, ты проснулась? Явлюсь на взор тебе, но убери лишь сковородку, ведь мне сегодня на свидание идти к прекрасной деве, чьи пышные усы растреплет ветер! — еще громче заголосил дроу из ванной.

Твою ж мать…

Я не выдержала и с хохотом свалилась на пол, где уже стучали пятками Холл и Терен. Теплое одеяло, которое вновь оживили близнецы, сползло следом и недоуменно ползало по полу от меня к ребятам, пытаясь накрыть с головой то одного, то другого.

У него это не получилось, мы просто спихивали вредное существо на пол. И вот тогда постельная принадлежность разозлилась, и с тихим рыком набросилась на Холла. Я, правда, так и не поняла, каким местом оно рычало…

Аронт опешил и стал отбиваться, одеяло не сдавалось и затыкало Котику рот. Мы с Тереном забрались с ногами на подоконник, и, не прекращая ржать, начали делать ставки. Терен болел за владельца таверны, а я, из вредности, за собственное одеяло.

— Да отпусти ты меня, чудовище синтепоновое! Тьфу, зараза… Я тебя на валенки и половые тряпки пущу! Ай, волосы не трогай, это святое! Ну, всё, ты меня достало! Хана тебе, пододеяльник нестиранный! — дико матерясь, Холл, наконец, выбрался из плена кровожадного тряпичного изделия и, усевшись на него сверху, принялся молотить по нему кулаками. Одеяло жалобно взвизгнуло и попыталось выбраться.

На свою беду, из ванной вышел Дерек, одетый в одни штаны. По его загорелому телу стекали капельки воды.

Холл отвлекся на звук открывающийся двери, чем тут же воспользовалось одеяло, мгновенно выбравшись из-под аронта. И толи в поисках защиты, толи, почувствовав в себе родство с полотенцами (хех, а может, ему просто понравился обнаженный дроу), бросилось на Дерека.

Дроу, не ожидавшего такой подставы, просто снесло обратно в ванную комнату.

— А-а-а! Ты что делаешь, хренотень рюмдрыхова? Отстань! Отстань, я тебе говорю, ошибка моей глупости! Ну, всё, я тебя породил, я тебя и убью! — донеслись из ванной крики.

Испугавшись, за сохранность полюбившегося мне одеяла, я слезла с подоконника, и пошла их разнимать. Дроу в ванной пытался задушить мое одеялко, но оно не сдавалось, хрипело и пыталось вырваться.

— Дерек, ты что творишь? Ему же больно! — возмутилась я, забирая полузадушенное одеяльце. Оно тут же свернулось в компактный комочек и жалобно заскулило.

— Пошутили, называется, — почесал затылок, с еще мокрыми волосами, Дерек, — А это еще что такое?

Я повернулась в сторону, куда уставился младший дроу. За дверями стояла уйма народу. Кто в одних штанах, кто в забавных пижамах, кто в ночных рубашках, но все они, полностью загородив проход, и выглядывая друг из-за друга (а некоторые и подпрыгивая), пытались рассмотреть утреннее представление. В саму комнату они зайти не смогли, охранки, поставленные на ночь близнецами, не давали, а вот распахнуть настежь дверь они догадались.

— Мне тоже это интересно! — раздался визгливый голос, и кто-то быстро растолкав народ, подошел к двери.

О, это же магистр Галанодидодел Ксилосцефи… цефанис… цефифт… Короче, тот гоблин тощий, который меня на кладбище бросил!

Видимо он вчера не решился возвращаться в академию, боясь получить втык от директора Итрона.

Вот хмырь…

Одеяло, которому, видимо, не понравился этот субъект, одетый в смешную ночную рубашку до колен с кружевным воротником-жабо, и высокий ночной колпак, плюхнулось с моих рук на пол и, зверски зарычав, бросилось на магистра. Я еле успела поймать его за кончик хвоста (одеяло, а не магистра).

Магистр по-девичьи взвизгнул, и, как в попу ужаленный, ломанулся вниз по коридору, под радостный ржач публики.

Интересно, у нас всегда по утрам будет такой цирк?

— Хелл, вы на пары опаздываете! — спохватился вдруг Холл.

Ох, ё…

 

Весьма и весьма опаздывая, я неслась по коридору корпуса Огня, когда услышала какие-то голоса в одном из закоулков. Причем, интонации были не совсем доброжелательные.

Резерв у меня полностью восстановился за ночь, а после той гадости, что заставил меня утром в спешке выпить Холл, он просто бил через край, и я решила посмотреть, что же там происходит. Отсутствие близнецов, которые сейчас были на занятиях по своим стихиям в других корпусах, меня не смущало. Что я, маленький ребенок, в самом деле?

Картина, представшая перед моими глазами за углом под лестницей, позитивных эмоций не вызывала. Три девицы, сидевшие тогда, на проверочной работе магистра Пилата, с Друсилией, зажали в самый угол под лестницей какую-то бедную, дрожащую от страха девчушку.

— Мы тебе сказали уходить из академии! Почему ты все еще здесь?! — рявкнула взбешенным тоном страшная, как моя жизнь, высоченная девица в фиолетовом платье из муслина и со светлой косой в мою руку толщиной.

— Я не могу! Мне нужно учиться, — почти прошептала девчушка, из светло карих глаз которой, уже текли слезы.

— А нам наплевать! Такие отбросы как ты, нам здесь не нужны! Ты больше не зайдешь в нашу комнату! — заявила вторая, одетая в сиреневую амазонку для верховой езды.

— Но я же тоже там живу, — попробовала возразить девчушка, еще больше вжимаясь в стену.

— Ты, мерзкая полукровка, запомни, мы ЭЛИТА, и только нам решать, можно ли тебе вообще жить! — высокомерно рассмеялась третья, та, что отвечала на проверочной за Друсилию. Точнее, объясняла, откуда взялись на ней царапины.

— Эй, элита углов и переулков! Я вам не помешаю? — я решила, что пора вмешаться, и небрежно сунув руки в карманы, вырулила из-за своего укрытия. То бишь из-за угла.

— Это ты, — синхронно повернулись ко мне девицы, легко… ой, извиняюсь, некультурного поведения.

— Ага. Вы не ждались, я приперлась.

— Уходи, это не твое собачье дело, — бросила мне девица в фиолетовом платье.

— Хранители, ну до чего тривиально, — закатила я глаза и облокотилась на стену, скрестив руки на груди, — Сейчас я скажу, что это моё дело, а вы начнете меня посылать. Я пошлю вас, потом вы на меня наброситесь все втроем, я быстренько вам накостыляю, и вы убежите, что бы построить коварные планы мести. Может, сразу перейдем к драке?

— Она блефует! Я сама слышала, как учителя обсуждали поединок, они говорили, что резерв у неё не скоро восстановиться! — скороговоркой проговорила правая рука Друсилии, обращаясь к своим подругам.

— Ты в этом так уверена? — я зажгла на ладони огненную розу.

— Это ничего не значит! Нас больше, — задрала подбородок девушка в амазонке, с высокой прической и тонюсенькой длинной косичкой. Кхм, волосы накладные что ли?

— Ну, так вперед, девушки! А то я и так на лекцию опаздываю, — подбодрила я их.

Девицы переглянулись и одновременно атаковали ползучими ядовитыми лианами.

Хех, их что, Друсилия под себя тренировала, что ли? Она ж у нас маг земли. А судя по тому, что они не произнесли само заклинание при вызове, а обошлись ментальным приказом, тренировала она их долго и упорно.

Я легко отразила ползучую гадость чарами помех. Лианы сбились с курса и поползли к своим отправительницам. Те мгновенно растерялись и принялись прыгать на одном месте, то и дело повизгивая.

— Inverto statim — улыбнулась я, предвкушая будущую пакость.

Девицы тут же попадали на пол. С первого раза у них встать не получилось, юбки помешали, а вот до второго дело не дошло, их оплели собственные лианы.

Ой, а откуда они такие ругательства услышали? Я же вроде молчала…

Так, что там дальше по плану? Ах, да…

Заклинанием я убрала лианы, позволив тем самым, разъяренным девицам встать. Ой, какие они потрепанные! А ведь яд от лиан еще не подействовал, значит, красные волдыри и желтые пятна на них вскоре появятся.

Девицы бросились на меня, но тут же изменили траекторию, нарвавшись на простенькое заклинание страха.

Схватившись за кончик куцей косички пробегающей мимо меня девицы, я прошептала вслед визжащим девицам:

— Emplumio.

Косичка, вместе с высокой прической осталась у меня в руках, а кожа на открытых спинах девиц, неярко засветилась, подтверждая, что заклинание сработало.

— Девушки! Что за шум? А ну быстро на занятия! — распахнулась дверь в коридоре и какая-то пожилая преподавательница загнала этих неадекватных в аудиторию.

— Ничего себе! Ты же их опозорила! — ко мне, хихикая, подошла девчушка, которая наблюдала за всей баталией из своего угла.

— Фигня война, главное маневры! Смотри, что будет дальше, — подозвала я поближе девушку, и мысленно считая: ‘Раз, два, три, четыре, пять!’

— Та-да-да-там! — воскликнула я, указывая на дверь, которая тут же распахнулась, и оттуда вылетели все те же девицы, но под такой громогласный хохот, который, наверно, услышали во всех корпусах!

А причина, собственно, вот в чем: трое очаровашек, одна из которых с коротким ежиком зеленых волос (низзя экспериментировать с магической краской, если у тебя руки не из того места растут!), а двое других с дикой истерикой на перекосившихся лицах. И все трое покрыты гнойными красными волдырями и желтыми пятнами, а по всей коже, не закрытой платьями, у них пошли ярко-желтые перья.

Ой, извиняюсь, не только там! Когда они пробегали мимо нас, оказалось, что у них выросли милые петушиные хвостики, которые прорвали платья им на пятой точке.

Я с диким хохотом сползла по стенке. Рядом со мной сползла девчушка, вытирая выступившие от смеха слезы.

— Ой, я не могу, — простонала она.

— Я тоже, — постаралась я взять себя в руки, с трудом удерживаясь от смеха. Этому ужасно мешал дикий хохот, доносившийся из аудитории.

— За что они тебя так? — наконец, отсмеявшись, спросила я.

— Долгая история. Спасибо тебе.

— Не за что. У тебя сейчас какая лекция?

— Управление огнем, — ответила девчушка, поудобнее перехватила тетрадки.

— У меня тоже. Идем, там все и расскажешь.

 

— Таким образом, систематическое воспроизведение заклинания позволяет… О! Хе-хе! Мой любимый овощ пожаловал! — оборвал свою лекцию магистр Пилат, как только мы вошли в аудиторию, — Ну, заходите, коли пришли! А чего опаздываем?

Я замерла на месте, пытаясь не заржать, вспомнив причину опоздания. Девчушка тоже скорчилась от смеха за моей спиной.

— Так-с… Что то тут не так, — почесал затылок магистр, — Пойду-ка проверю. А вы марш на места! И чтоб ни звука!

Декан торопливо покинул аудиторию, подозрительно на меня посмотрев.

Мы с девчушкой упали на последнюю парту, не обращая внимания на недоумевающих адептов.

— Ну рассказывай, — уставилась я на девушку. Кстати, при ближайшем рассмотрении оказалось, что глаза у нее не просто карие, а орехово-золотистые с багровым-красным зрачком. Такого же цвета кудрявые волосы обрамляли худенькое очаровательное личико с пухлыми губками. Да и сама девчонка была такая худенькая, что поневоле возникал вопрос: Как её ветер не сдувает? И ростом она мне всего по плечо.

Девчушка немного помялась, и расправив складки на подоле тоненького, простого кроя ситцевого платья, начала рассказ.

Девчушку звали Аилиния, и она учится в квадриуме вместе с теми девицами (хотя сейчас правильнее сказать — с перепелками).

В целом, девушек с такой историей как у неё, довольно много. Если бы не одно но…

Аилиния жила в среднеобеспеченной семье с дедушкой и отцом, мать бросила их сразу после её рождения. Дедушка учил её магии, отец работал плотником у какого-то богача, а она сама подрабатывала в таверне.

Но потом умер дедушка, и у её семьи пошла полоса неудач: богач разорился и отец Аилинии лишился работы. Те девицы частенько приходили в таверну и постоянно издевались над молоденькой разносчицей, а после того, как они ушли в очередной раз не заплатив, владелец её выгнал. Они долго не могли найти работу, и вскоре у них за долги забрали дом.

В Эллидаре очень сложно найти работу, если не имеешь постоянного жилья, семья Аилинии убедилась в этом на собственном опыте. Когда же у них совсем не осталось выбора, им пришлось пойти в Квартал бедных рыбаков. Кое-какую работенку они нашли: отец то там, то сям, а девушка пошла в местную таверну. Вскоре им дали место для жилья в хибарке, прилегающей к зданию питейного заведения. Так они худо-бедно и жили.

А вот тут-то и наступает то самое но…

— Однажды ночью на улице раздался взрыв, снесший множество домов, в том числе и таверну. Хорошо хоть в тот момент нас с отцом не было дома. Но жить нам больше было негде. Тогда отец и отправил меня в академию, а сам попросил пристанища у какого-то старого знакомого. Но мне опять не повезло, я попала в квадриум к НИМ, — закончила рассказ Аилиния, грустно вздохнув.

— Угу… — пошкрябала я подбородок, — Один вопрос: ты иритари?

— Лишь на половину, — улыбнулась девчушка, — Я не могу питаться эмоциями, как моя мать.

— Вопросов больше не имею. Слушай, но нужно же что-то с ними делать!

— А что я могу? — всплеснула руками Аилиния, — Они меня даже в комнату не пускают! У них есть власть, а я… я никто!

— Эй, выбрось такие мысли из головы! — положила я ей руку на плечо, видя как её глаза наполняются слезами, — Таких, как они нужно воспитывать. Без этого они совсем задерут нос.

— Ты так говоришь, как будто уже кого-то воспитывала. Не считая сегодняшнего раза, — фыркнула Аилиния, вытирая слезы.

— Нууу… Не совсем я, но вот с этим красавчиком уже проводили воспитательные беседы, — кивнула я на Луксора, сидевшего с гордым видом на первой парте, слушая восхищенное щебетание двух девиц по соседству.

— А что с ним не так?

— Посмотри истинным зрением, — посоветовала я, разглядев на вампире морок, который прикрывал лиловые синяки на носу, под глазами, и на всем подбородке. Видимо перелом ему залечили, а последствия убрать не смогли.

— Кто его так? — ахнула иритари.

— Мои друзья. Хочешь, расскажу? Ну, слушай, — я полушепотом начала сплетничать с Аилинией, увидев в её глазах живой интерес.

Мы не переставали хихикать даже тогда, когда в аудиторию вошел магистр Пилат, звучно шлепая ботинками по каменному полу. И чем мне тут же не понравилось выражение его лица. Наверно своим красным цветом.

Ой, мама, он что, на меня злится?

Магистр Пилат рухнул за преподавательский стол и уставился на меня. Я постаралась слиться со стенкой за моей спиной.

— Я вот что хотел сказать, — заговорил декан, но резко замолчав, вдруг хрюкнул и расхохотался, — Ой, я не могу! Это ж надо!

Адепты начали переглядываться, силясь понять, что происходит преподавателем.

Мы же с иритари одновременно уткнулись лбами в парту, в десятый раз за сегодня пытаясь не заржать.

— Эх, ладно, идите. Думаю, вы сами скоро все узнаете, — отсмеявшись, отпустил всех адептов магистр, — Адептка Валанди, задержитесь, пожалуйста.

— Ты внучка архимага Валанди? — спросила Аилиния, собирая свои тетради с парты.

— Угу. Подожди меня, пожалуйста, — попросила я, подходя к преподавательскому столу.

— Хорошо, — кивнула иритари и скрылась вслед за остальными адептами за дверью.

— Хеллиана, что ты натворила? — пытаясь сделать грозный вид, спросил магистр.

— Небольшой курятник, — пожала я плечами.

— Это я заметил, — хохотнул магистр, — Но зачем?

— Они сами виноваты! Так издеваться над бедной девчонкой! — вспылила я.

— А вот с этого момента поподробнее, — нахмурился магистр.

Ну, я и выложила ему все, что видела сегодня.

— Магистр Пилат, а можно её поменять местами с Друсилией? — чуть позже спросила я.

— Хелли, это не вполне возможно. Но я попробую поговорить с директором. А ты точно уверена, что вы уживетесь с ней в одном квадриуме?

— Точно, — кивнула я. Если я с двумя эльфийскими принцами ужилась, то, что говорить о молоденькой девочке? К тому же, я чувствовала себя виноватой. Ведь из-за меня она лишилась своего последнего дома.

— Что ж, сделаю все, что в моих силах, — пообещал магистр и махнул рукой в сторону входной двери, — Иди на занятия, там тебя уже твои друзья ожидают.

— Заранее спасибо, — улыбнулась я и поспешно ретировалась в коридор, где меня уже действительно ждали близнецы и Аилиния.

Эхе-хех, надеюсь, они между собой поладят.


Глава 11 | Друзей не выбирают. Эпизод I | Глава 13