home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 23

– Как поживаете?

– А что, есть варианты?

NN

Кхалех Данияр, бывший наследник Рода Ледяных демонов

Морально сломленный, я без единого звука сопротивления спустился из храма бога смерти вниз, сел на лошадь и поехал в стан своих врагов. Мне дали белую рубаху и кожаную безрукавку поверх нее, со мной обращались вежливо и достаточно уважительно, но это совершенно ничего не значило. Ничего.

Я дал клятву полного подчинения, и, если Повелитель дроу во имя мести решит разрезать меня по кусочкам, оживить и опять разрезать, все равно я обязан вынести все с улыбкой на устах. И, если прикажут, после того пойти и отдать жизнь за временного хозяина. Такова суть вечного обета. Судьба раба битвы – воинское служение. Но кто сказал, что я давал клятву Дарниэлю? Или что меня можно подарить ему, словно вещь?

Обычно воины гвардии Йолара совсем не помнят земной жизни. Но как Проклятый раб битвы я еще слишком молод, и, поскольку ушел к Йолару по своей воле из стана живых, память моя до сих пор до конца не стерлась. К сожалению. Поэтому в отличие от полностью беспамятного я отлично понимал, что меня ждет, и усиленно готовил к тому мое тело и сознание. А ждали меня пытки, весь арсенал изобретательных дроу. Слава дроу как палачей-мастеров давно превзошла их великую воинскую славу. И лучшие наемные убийцы тоже они. Даже вампирам не сравниться. Впрочем, пытки темных эльфов я переживу. Или не переживу… какая разница?!

За все надо платить. За предательство кровника – платить троекратно. Заслужил – прими! В голове неустанно бились прощальные слова Йолара. Если бы я мог плакать, я бы плакал. Но я не мог. Глаза мои уже давно стали сухими. Пришлось сцепить зубы и настроиться молча терпеть. Дроу меня не связывали, но среди сопровождающих находились шаман и маг. Даже захоти я бежать или сопротивляться, это было бы сложно осуществить. Но я и не хотел. Все должно когда-нибудь кончиться. Видимо, мне пора завершить круг бытия. В память гордых предков хотелось бы сделать это достойно. Впрочем, и это неважно. Своим предательством я достоинство не заслужил. Совсем наоборот. Мечтать впустую вредно.

Ехали мы быстро. Для меня дорога была тяжелой – за несколько столетий я полностью отвык ездить верхом. Было бы совсем худо, но дроу по дороге довольно часто устраивали небольшие потасовки со мной, порой присылали служанок или банщиков в номер, и я в достаточной степени восполнял травмы тела и усталость чужой энергией. Но и при этом бдительно следили, чтобы я никого не убил, присосавшись к жертве слишком сильно.

Пропылив из края в край целую страну, на шатающихся ногах мы прибыли в королевскую резиденцию Повелителей дроу далеко за полночь. Меня провели внутрь и уложили спать в богато обставленной комнате, предварительно щедро подкормив энергией дружеских тычков в плечо. Весь отряд дроу отметился.

Но стерегли меня надежно. По внешнему периметру помещения и на улице я насчитал десятка два охранников и двух магов. Сбежать не дадут, а моя природная магия в статусе Проклятого запечатана.

На столике стоял поднос со свежей выпечкой, бутылкой вина и аппетитными фруктами. Под подушкой лежало чистое нательное белье. На вешалке болтался богатый красно-алый шелковый наряд знатного демона, включая обязательную верхнюю накидку воина со знаками моего клана. Проклятые не имеют право носить клановые знаки, я его надеть не посмею, но как они сумели так быстро все организовать? На подставках в прихожей лежал полный комплект оружия, годный как для дроу, так и для демона. Комната была загодя проветрена и окурена благовониями. Каждая ваза, ковер или веточка соответствовали требовательному и изысканному вкусу моей родины – все подобрано по цветовой гамме и ничего лишнего.

Казармы бога смерти не подразумевают комфорта. Белые простыни, еда, вино, чистая одежда… такого мне не перепадало несколько долгих сотен лет.

Честно говоря, меня это потрясло. Дроу чутки настолько, что решили дать приговоренному нечто вроде права на кусочек пристойного существования перед казнью? Иногда доброта действует страшнее меча. Я говорил, что не способен плакать? Я врал. Полночи проплакал, обнимая подушку в хрустящей белой наволочке. Под утро еле-еле сумел привести себя в порядок и отключить все чувства. Если не соберусь, то демонам за меня будет очень стыдно. Не хочу, чтобы моих младших братьев или племянника дразнили «родственниками того труса».

Когда утром ко мне пришли дроу и повели в подвал, мне ничего не оставалось, как начать поэтапно себя вводить в состояние, близкое к кататонии. Еще минут тридцать – сорок, и могут делать со мною что угодно. Я выдержу.

Вместо обычного тюремного уровня, пропитанного болью, кровью и ужасом, похоже, меня доставили на самый страшный, нижний уровень для особых преступников. От неприятного предвкушения все волосы на моем теле встали дыбом. Да. Меня действительно тут уважают.

На заднем плане постоянно маячил наемник-вампир, из-за происков которого я и стал когда-то клятвопреступником. Совершенно очевидно, что вамп дал Дарниэлю клятву на крови и теперь является его собственностью. Как и я. Отстраненно подумал: «Неужели нас казнят одновременно? Не хотелось бы. Лучше пусть начнут с меня. Пускай скорее закончится».

А Повелитель дроу с настоящим аристократическим садизмом все откладывал и откладывал экзекуцию. Сначала он, элегантный до безобразия в своей черно-синей одежде, блистая интересной бледностью, усадил меня за стол и налил в низкий бокал неопознанную жидкость золотистого цвета. Я было подумал: новый яд. Решил – отлично, пусть! И выпил махом, не задумываясь. Но ошибся. Это был очень странный, непривычно крепкий алкоголь. Проклятых алкогольные напитки обычно не берут, поэтому я проявил вежливость и терпеливо стал глотать все подряд, что мне предлагали.

Дальше дроу зачем-то попытался отвлечь мое внимание и принялся расспрашивать о пророчестве и льдиинах. Поскольку это секретная информация, а пытать будут все равно, я отвечал односложно и не рассказал ему ничего существенного. Тайны моего рода я могу открыть только с позволения Императора демонов, но скорее ад замерзнет, чем дроу с демонами подружатся!

Ад замерз. После периода настойчивых расспросов, когда я в конце беседы вообще потерял возможность ворочать языком, так как вошел в запрограммированное мною заранее состояние, Повелитель дроу не выдержал. Ушастый отослал прихвостней подальше и снял с себя все свои магические цацки-ограничители.

Я рухнул без сознания.

Что же… если это пытка, то очень эффективная. Безмерным страданием, разлитым в воздухе, меня прожгло до самой глубины души, свернуло в бараний рог, скрутило буквально в морской узел. Можно сказать, до этого момента мне в жизни и плохо-то никогда не было!

А Дарниэль побарабанил в задумчивости пальцами по столешнице, снова надел амулеты и послал за Повелителем демонов.

Дроу посылает за Императором демонов? Мир перевернулся!

Вскоре я понял: он не просто перевернулся – он сошел с ума! Дарниэль и Габриэль обменялись рукопожатием? Ничего не понимаю!

Явно истощенный энергетическим голоданием до крайности, Габриэль и в таком состоянии вел себя как вельможа. Он смерил меня оценивающим взглядом и сел третьим за наш стол. Его глаза были тусклыми. Кожа туго обтянула исхудавшие пальцы, а щеки ввалилились. Лицо приобрело серый оттенок, но он себе не изменил. Верховный демон невозмутимо отпил из бокала то самое золотистое нечто и повернулся в Дарниэлю:

– Говоришь, Эрика попала к льдиинам? Когда – я не говорю «если», только «когда»!.. Эрика вернется, сворачивать другому челюсть придет моя очередь. Вместе с женой ты сейчас и меня почти угробил.

Дарниэль угрюмо кивнул, принимая сказанное:

– Хочешь сатисфакции? Всегда к твоим услугам!

Демон поднял бровь и внимательно пригляделся к темному.

– Нет. Пока нет. Я не трону тебя, пока есть надежда.

– Тогда перейдем к нашему вопросу?

Император демонов обратился на этот раз ко мне:

– Властью, данной мне от рождения, приказываю тебе рассказать этому дроу все, что он захочет узнать. – Опять повернулся к Дарниэлю и устремил на него немигающий взор.

Дарниэль покорно поднялся, вспорол ладонь кинжалом и оттарабанил:

– Клянусь никогда и никому без особого разрешения, данного Императором демонов, не выдавать секреты, которые откроет мне по необходимости нынешний глава Рода Льда.

Я вяло удивился и поднял тяжелую голову. Попытался насчет главы спросить подробней, хотя в голове моей шумело и в глазах все троилось.

– Ы-ы-ык… Бдлда… – Бесполезно. Язык мне не подчинялся.

Владыка демонов присмотрелся и тонко усмехнулся:

– Дарниэль, все-то у тебя не как положено! Зачем было ему коньяк наливать? Разве не видишь, что он с собой сделал?

Дарниэль поджал губы и передернул плечами, что можно было трактовать или как «отстань», или «сам знаю, а что теперь делать?»… Вслух темный эльф спросил:

– Может, позвать родственников? Хоть тогда поверит?

Габриэль провел пальцами по крылу, будто стирая дорожную пыль:

– Вряд ли… он решит, что вражеские происки, и закроется окончательно.

– Я обойдусь без того, что ты для него предлагаешь, – решительно сказал Дарниэль. – Спорим?

– Спорим! – отозвался Император демонов.

– На что? – деловито поинтересовался дроу, в глазах его появилось первобытно-дикое выражение.

– Ну-у, выбери сам что-нибудь разумное. – Демон выглядел слегка раздраженным. Он прижимал к себе правую руку так, словно она была недавно поломана, а он не имел достаточной силы ее зарастить. Решительно, с Императором происходит что-то не то! Впрочем, не мое рабское дело о том волноваться. Да и времени на то не осталось…

– Вот это! – Дроу черкнул пару слов и протянул листок демону.

Тот мельком просмотрел. Сказал:

– Согласен. Но я – исключение!

– По рукам! – Они хлопнули по рукам, скрепляя договор.

– Ладно, будем работать по сценарию. – Демон встал из-за стола. Наклонившись к Дарниэлю, шепнул ему на ухо: – Все-таки дай парню чего его душа просит, иначе ты от него ни хоря не добьешься. Твои наручники я зачаровал, он не сможет в них перекинуться. Штрымп забери, я думаю… – Вдруг спохватился: – Ой!

На пороге возник штрымп:

– Чего изволите, ваше величество?

– Ничего, – строго ответил Габриэль. – Сгинь, нечистая сила!

– С вас пять золотых за срочность и три за ложный вызов, – заявил хвостатый житель Бездны.

– Да я тебя-а!.. – взревел возмущенный правитель. – Совсем обнаглел!

Штрымп, исчезая, успел невозмутимо заметить:

– А что такое?.. Мне на жизнь тоже зарабатывать надо…

Габриэль поднял глаза к потолку, изображая высшую степень досады. Огорченно вздохнул и высказался, не адресуя никому конкретно:

– Утешает одно… треть этого вымогательства вернется в мою казну. Спасибо Эрике!

При звуках имени повелительницы темных эльфов дроу болезненно перекосило.

Габриэль, уже исчезая в воронке телепорта, повторил:

– Дроу, не тяни! Дай парню чего он ждет! Сестру я пришлю позже! – и пропал.

– И что мне с тобой делать, хмарь ты неверующий? – риторически спросил дроу. Вызвал вампира. – Расскажи ему, что знаешь о моем брате.

Наемный убийца блистал ухоженностью и здоровьем. Волосы состриг лесенкой, по моде дроу надел на голову кожаный обруч – ему шло. Дорогие сапоги, шелковый плащ, лайковые перчатки, хорошего качества оружие… На груди медальон – знак высочайшего покровительства правителя дроу… Словом, не бедствует. Судя по всему, носферату хорошо живется под рукой Дарниэля, и казнить его за наше общее преступление пока никто не собирается. Может, и мне влиться в тесный коллектив? Вижу, охрана совсем не против демона в своих рядах. Как говорится, в тесноте, да не в обиде? Буду гонять чаи за столом, наедаться дармовой энергией всех желающих моего общества селянок и процветать? Неужто выйдет хуже, чем в мрачных Йоларовых казармах, где меня одолевал вечный, неукротимый голод, который невозможно утолить в отсутствие источников? В мире живых находиться заманчиво. Весьма.

Вот только в рабство я больше не пойду. Вопрос закрыт.

Вампир долго рассказывал о побратиме: дескать, тот жив, гуляет где-то между мирами… По его словам выходит – я не убивал кровника.

Я слушал его повествование словно сквозь ватное одеяло и не чувствовал себя тут в безопасности. То ли потому, что мои чувства внезапно отказали, то ли из-за непривычного ощущения потери равновесия, но я клыкастому кровососу не поверил ни на гран.

Дроу жив? Почему же он тогда не вернулся? Валениэль любил свою семью. Чтобы он после ранения и не возвратился домой? Невозможно! И вряд ли бы он поленился со мной поговорить.

Я вконец отчаялся. Скорее всего, я пал жертвой дровского коварства. Твари играют мною, чтобы свести с ума! Попытался здраво оценить происходящее и пришел к выводу: рассудок – это все, что у меня осталось. Если я не хочу окончательно с ним расстаться и превратиться в хмарь, безумного демона-убийцу, погрязшего в Хаосе, мне придется отвергать все, что мне откроют дроу. Или я сломаюсь.

Дроу посмотрел на меня, подвигал ушами, поснимал свои амулеты, потом отдал приказание, указывая на кольца в стене:

– Становись!

Я из последних сил сам подошел и встал, самостоятельно засунув в кандалы руки и ноги. Уж на это мужества и достоинства у меня хватит!

Вампир приблизился, проверил надежность фиксации и отошел.

– Выйдите! – тихо сказал правитель дроу.

Все вышли. Дроу с непередаваемой ухмылкой заявил:

– А теперь ты познаешь настоящую пытку и глубину моего коварства, раз уж тебе так этого хочется и ты в это веришь. Когда раскаешься – кричи! Мы придем тебя спасать. – Дроу еще раз криво ухмыльнулся и вышел.

Предисловие меня немножко покоробило. Стало как-то не по себе. С другой стороны, что они могут сделать Проклятому, который умирает и возрождается?

Когда в комнату ввалилась толпа мужчин и женщин в передниках, таща с собою манекен, портновские ножницы, рулоны ткани и прочие швейные принадлежности, я насторожился. Когда толпа веселых закройщиков принялась меня обмерять где ни попадя – у меня началась паника. В то время как портнихи стали натягивать на меня только что раскроенные вещи и скалывать булавками в огромном количестве, у меня стал развиваться опасный психоз. На финальной отделке моих будущих костюмов галуном и кружевами я сломался и заорал не своим голосом:

– ПОМОГИТЕ!!! СПАСИТЕ!!! РЕЖУТ!!!

– Не режут, а кроят и шьют! – оскорбленно заметил главный дроу-портной, с моей точки зрения – лицо откровенно неправильной ориентации. Откуда я взял? А видели бы вы, с каким чувственным пламенем в глазах он меня обмерял и недошитые вещи самолично на мое распятое тело натягивал! А его синие стрелки под глазами?! А жемчужно-белая помада? А румяна? А пудра? А духи?..

– ЧЕСТИ ЛИШАЮТ!!! – заорал я еще громче.

Четыреста лет назад у нас, демонов, такого не было. Мне казалось, времена сексуальных экспериментов со своим полом и у дроу, и у демонов давно прошли вместе с более примитивной культурой. Думалось, мы давно перешли на следующий виток эволюции!

Через минуту дверь отворилась, в кабинет невозмутимо проследовал Дар с приближенными.

– Ну что? Пытать тебя дальше?

– НЕТ! – громко крикнул я. Всхлипнул: – Не надо!

– Теперь говорить будешь?

Я простонал:

– Что угодно, только избавьте меня от ЭТОГО! – головой указывая на нежно-розовые костюмы с отделкой из мелкого жемчуга и белого кружева.

Дар расстроенно поцокал, разглядывая портновские шедевры:

– Да-а-а… Голубиэль, даже для тебя это слишком жестоко. Тот розовый доспех разгневанной королевы дурно повлиял на твое воображение.

Главный портной довольно поклонился.

– Зато быстро и эффективно! – Облизнулся. – Жаль, работа с клиентом быстро кончилась… Я такие фасоны для него придумал… такие фасоны… – Он продемонстрировал эскизы темно-синих штанов с огромной прорезью в виде сердечка на ягодицах.

Нас с дроу передернуло одновременно.

– И вот это… – мечтательно закатил глаза этот самоубийца, показывая эскизы облегающих рубашек с вырезанными спереди на месте груди большими круглыми декольте. Их украшала отделка – многочисленные рюши, стразы, непристойные вышивки и прочие кошмары настоящего воина.

Меня начал бить озноб. Сквозь нервную дрожь я выдавил:

– И часто вы так пытаете пленных?

Дарниэль сочувственно уронил:

– За все время – раза два… или три… – Дополнил: – У нас кроме портного вообще-то и музыканты еще имеются…

Понимая, что проиграл, проиграл окончательно и тут ничего не попишешь, я уже из принципа спросил:

– У вас осечки хоть один раз случались?

Почему-то в помещении наступила гулкая тишина. За всех горделиво ответил портной:

– Во всех случаях – ни разу! Я знаю свое дело!

Точно, самоубийца. Я же злопамятный.

– Кстати, собирайся! С завтрашнего дня ты работаешь при дворе Повелителя демонов с гарантией целостности и безопасности! – порадовал портного благодарный правитель дроу. – Габриэль проиграл спор, и теперь ты творишь что захочешь, безо всяких ограничений у них целый год. Будешь официальным законодателем мод Империи. – Глаза дроу злобно сверкнули. И погасли. – Кроме Габриэля! Свой суверенитет в одежде он оговорил отдельно!

– Ваше величество, а когда я смогу блистать при дворе светлых эльфов? – с трепетом спросил Голубиэль, любовно оглаживая портновские ножницы.

– Боюсь, никогда… – с фальшивым участием произнес Дарниэль. Пожаловался: – Их правитель не хочет со мной спорить!


Глава 22 | Выйти замуж не напасть, или Оно нам надо? | Глава 24







Loading...