home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 10

Хьюго стоял на коленях перед потемневшим от времени распятием в главном молельном зале своей приходской церкви и отчаянно пытался привести нервы и мысли в состояние равновесия. Сначала, доведенный до белого каления шуточками чародейки, де Крайто едва не впал в бешенство… Позор! Ведь он всегда считал, что его чрезвычайно сложно вывести из себя. А тут вдруг его ментальная броня начала давать трещины, разваливаясь под остроумными насмешками Анны ди Таэ. Чародейка настолько точно била по его болевым точкам, что священнику оставалось только скрипеть зубами от бессилия и краснеть, совсем по-мальчишески. И как назло, весь отдел покатывался со смеху, наблюдая за этими психологическими баталиями.

Святой отец пытался в очередной раз сосредоточиться на молитве, но усилия оказались напрасными: стоило лишь ему закрыть глаза, как перед его внутренним взором тут же возникало смеющееся лицо чародейки.

«Господи Единый Всевышний, заступник, обрати взор свой на сына недостойного да очисти помыслы мои и душу от скверны греховной, — жалобно взывал Хьюго, путаясь в обрывках мыслей. — Это, это невыносимо… Ее глаза, ее голос, ее тело… Господи, прости мне мысль неуместную, даруй мне силы пережить испытание… Невозможно больше… Она, она… что она со мной делает?.. Господи, спаси и помилуй. Разорви круг порочный, ибо силы мои слабнут… Разумею, что недостоин ее… Недостоин ее?! Что я несу, Господи?! За что мне кара твоя, в чем я согрешил перед тобой?.. Лучше бы она убила меня… ее руки… Господи, я ненавижу ее и…»

— Боже, я схожу с ума! — простонал Хьюго де Крайто и изо всех сил треснулся лбом о медную фигуру Спасителя на кресте.

Металл рассек кожу, кровь хлынула по лицу, зато боль принесла отрезвление. Парень ошеломленно сел на ступеньку алтаря и зажал рану ладонью. Кровь текла сквозь пальцы, заливая глаза.

— Будь ты неладна, ведьма! — прошипел священник, тщетно пытаясь унять кровотечение…

Уснуть не удалось. Покинув теплую постель, Анна потерянно стояла посреди комнаты и молча смотрела на захлопнувшуюся за Хьюго дверь.

— Надо же, какой неуравновешенный, — виновато пробормотала она. — Как легко его вывести из себя. Интересно, что он сейчас делает? Что-то его долго нет… Черт, он же совсем раздетый выскочил, а там не так уж тепло, еще простудится, ненормальный! А все шишки потом на меня свалятся! Пойти поискать его, что ли? — Завернувшись в одеяло и прихватив плед, девушка вышла из комнаты, притворив за собой дверь.

Молодой священник сидел на ступеньках перед распятием и зажимал глубокую, обильно кровоточащую ссадину на лбу. Лицо почти полностью было залито кровью, челка, обычно спадавшая на глаза, превратилась в красный колтун…

— Господи! — всплеснула руками изумленная Анна, роняя плед. — Воистину заставь дурака Богу молиться, он и лоб себе расшибет!

Парень злобно зыркнул на нее из-под слипшихся от крови волос.

— Что вы с собой сделали, святой отец? Только не говорите, что вы тайный поклонник господина Захер-Мазоха. — Княжна присела напротив раненого. — Уберите руку, я посмотрю, что можно сделать. — Девушка сочувствующе потянулась к нему.

— Не прикасайтесь ко мне! — прорычал Хьюго, отшатываясь.

— Это что еще за новости?! — возмутилась чародейка. — Немедленно уберите руку и дайте мне осмотреть рану!

Де Крайто попытался отстранить ее пальцы, но Анна щелкнула его по руке, и та мгновенно онемела. Священник понял, что пререкаться бесполезно. Эта несносная ведьма все равно добьется своего, не мытьем, так катаньем.

Аккуратно взяв его за подбородок, девушка повернула голову Хьюго в нужную сторону — так, чтобы тусклое сияние свечей падало на рассеченный лоб, и забормотала исцеляющую формулу. Парень ощутил легкое покалывание в ране и доверчиво затих, осознав, что магичка не собирается причинять ему вред.

— Уже лучше, — довольно проговорила княжна, отрывая лоскут от рукава подрясника и бесцеремонно смачивая его в чаше со святой водой. — Рану я заговорила, больше не кровоточит. Будь здесь Эрик, от вашей царапины и следа бы не осталось, а так — довольствуйтесь тем, что есть. — Девушка начала аккуратно стирать засохшую кровь с лица. Хьюго молчал, отстраненно наблюдая за ее действиями.

«Ну что ей за дело до меня? — удивленно думал он. — Хоть тогда, на пустыре, хоть сейчас?» — И тут в его душе зародилась робкая надежда, волной прокатившаяся по телу.

— Эй, да вас всего колотит! — обеспокоенно воскликнула княжна. Подхватила оброненный плед и набросила ему на плечи: — Так лучше? Эх, хорошая мысля приходит опосля! Нужно было сразу вас укрыть, здесь довольно прохладно.

Священник мрачно глянул на нее из-под спадающей на глаза челки: «Издевается или нет? Кажется, нет… Почему? Эх, снова тупик…»

— Хьюго, раз уж я испортила вам вечер, — продолжила Анна, — так давайте хотя бы угощу вас ужином… — Вытянутые вперед руки чародейки по локоть исчезли в пространстве. — Вам с капустой или с мясом? — весело поинтересовалась она.

— Что? — не понял де Крайто, потрясенно наблюдая за ее непонятными манипуляциями.

— Пирожки, конечно! — откликнулась княжна, извлекая из ниоткуда блюдо с пирогами и две кружки глинтвейна. — Угощайтесь!

— Вы… где вы это взяли? Украли? — возмущенно отреагировал он, отпихивая упоительно благоухающее печево.

— Как вы могли такое подумать! — изобразила праведный гнев Анна. — Чтобы я, представитель Высокого дома, княжна ди Таэ, чародей в статусе мастера!.. Конечно, я это украла! — весело рассмеялась чародейка. — Давайте налетайте! В кондитерской возле площади Вёрёшмарти отличная выпечка!

Анна искоса поглядывала на сидящего рядом священника. И угораздило же ее наткнуться на человека с полным отсутствием чувства юмора. Похоже, он отнюдь не такой сильный противник, как считал Эрик. Но княжна ди Таэ никогда не бросала начатую игру на полпути.

— И не нужно так сердито молчать, — усмехнулась она. — Ну что вы такой бука? — Девушка попыталась потрепать его по волосам. Пальцы Хьюго мгновенно сомкнулись у нее на запястье.

— Не. Прикасайтесь. Ко. Мне, — глухо проговорил он, отчеканивая каждый слог. — Никогда.

Княжна вполне могла вырваться, но не стала этого делать.

— Ну-ну. Вам, значит, можно хватать девушку за руки, а как ей погладить вас по голове — так нельзя? — возмущенно воскликнула чародейка.

Хьюго смерил ее уничижительным взглядом, но руку отпустил. Анна смотрела ему прямо в глаза. Де Крайто, не выдержав, отвернулся.

— Вы не похожи на священника, — серьезно произнесла княжна, поднимаясь на ноги.

— Какое вам…

— Вы не дослушали! — оборвала его чародейка. — Вы не похожи на священника, и поэтому у меня есть к вам просьба.

— Что еще вам нужно?! — вспылил де Крайто.

— Перестаньте меня бояться, — спокойно ответила Анна и вышла прочь из зала, оставив священника в полном недоумении переваривать пирожки и услышанное.

— Странная женщина, — пробормотал опешивший Хьюго, влюбленно глядя вслед удаляющейся княжне ди Таэ. — Восхитительная, неповторимая женщина…

Экран аппарата связи в кабинете госпожи Пшертневской предупреждающе мигнул, и на нем появилось изображение Виктора. Байкер, как всегда, был небрит, растрепан и мрачен.

— О, проснулись, — недовольно буркнул динамик голосом Виктора.

— И вам доброе утро, — приветливо поздоровалась госпожа кардинал. — Что у вас там случилось?

— Что случилось, что случилось! — сердито передразнил мужчина. — Инквизиция тут случилась! И четыре трупа за сутки!

— Чьи трупы? Инквизиторов? — ужаснулась госпожа Пшертневская.

— Если бы! — разочарованно хмыкнул байкер. — Знаете, а я ведь тут ни черта в одиночку не сделаю! Может, Миласа и хороший аналитик, но боец она никакой, а я не могу одновременно доводить до ума дело и закрывать ее от стрел! Короче, так, — байкер резко сменил тон с раздраженного на мрачно-деловой, — Милку я отправил домой. Если все пучком, то она должна с минуты на минуту появиться в отделе. А взамен нее мне тут нужен кто-то из бойцов, и чем скорее, тем лучше, иначе за исход дела я не ручаюсь. Пока здесь только четыре трупа, но, если мы все это не свернем, наберется гораздо больше. Гарантирую.

Госпожа Злата устало потерла лоб. Виктор, безусловно, прав: Миласа не боец. Но ведь и порученная им миссия изначально не являлась боевой операцией — просто наблюдение и контроль.

— Ладно, — вздохнула госпожа кардинал, — найду я вам бойцов, ждите под вечер.

Экран АВС погас. Глава спецотдела откинулась на спинку кресла и взглянула на отца Рида и Эрика ди Таэ, сидящих за столом для совещаний. Двое мужчин напряженно прислушивались к ее разговору с Виктором, но едва ли поняли хотя бы половину.

— Эрик, Анна скоро появится? — поколебавшись, спросила госпожа кардинал.

— Думаю, минут через сорок, — неуверенно откликнулся князь. — Я послал ей сообщение.

— Отлично. И свяжитесь кто-нибудь с отцом Хьюго, пусть тоже придет.

— Что? — возмутился отец Рид, подпрыгнув на стуле. Кажется, он уже догадался о непростой комбинации, выстроившейся в голове его начальницы. — Вы хотите отправить княжну ди Таэ вместе с мечником? Вы с ума сошли! Да они же друг друга поубивают! Почему не отправить с ней меня? Мы напарники, и к тому же я раньше работал с Виктором…

— Рид, вы нужны мне здесь! — приказным тоном оборвала его глава спецотдела.

— Но госпожа кардинал!..

— Я сказала — нет! — категорично отрезала госпожа Пшертневская. — Профессора не будет еще несколько дней, и поэтому ты мне нужен здесь!

— Кхм, — вежливо подал голос Эрик, намереваясь вмешаться, — я поддерживаю отца Рида, госпожа кардинал. Хьюго не командный игрок, и это может добавить нам проблем, а их уже и так немало.

— Зато Хьюго де Крайто — боец! — отрезала госпожа Злата. — К тому же там найдется кому поставить его на место…

Анна с Арьятой быстро шли по утренним улицам Будапешта. Княжна торопилась поскорее попасть в отдел, обеспокоенная сообщением от брата. Мокрая брусчатка поблескивала каплями дождевой воды и целыми лужами. Контуры зданий скрадывал плотный туман. Несмотря на то что стояла уже середина июня, погода отнюдь не торопилась радовать теплом. Арьята зябко куталась в видавшую виды брезентовую штормовку и шмыгала носом — сказывалось недавнее купание под струями холодного ливня.

— Ну как ты находишь нашего священника? — поинтересовалась у девочки Анна, шагая широко и размашисто.

— По-моему, он хороший, — осторожно ответила ведьмочка, подпрыгивая и поправляя лямки гитарного чехла. Инструмент больно стукнул ее по позвоночнику, вернее по его самому чувствительному отростку, расположенному ниже поясницы. — Ой! — вскрикнула ученица.

— Вот именно, что «ой»! — рассмеялась Анна, приняв этот вскрик в качестве исчерпывающего мнения спутницы. — Ага, бесспорно, хороший, когда спит зубами к стенке.

— Да нет… — Арьята смутилась и поспешила исправиться: — По-моему, он действительно хороший, иначе не пустил бы нас на ночь. К тому же он вам нравится…

— Что? — не поняла княжна. — Интересно, в каком это месте он мне нравится? И вообще, с чего ты взяла?

— А по вам видно, — лукаво усмехнулась девочка, бегом догоняя неосознанно ускорившую шаг княжну. Лужа так и брызнула у нее из-под ног.

— Ну-ну, какая глазастая, — скептически фыркнула чародейка, сворачивая на площадь, расстилающуюся перед церковью Святого Матиаша, где базировался отдел. — Смотри зрение себе не испорти.

Они в два прыжка взлетели на высокое крыльцо. Арьята что-то слабо вякнула насчет своей нелюбви к религии, догмы которой ей так наглядно преподали инквизиторы, но Анна усмиряюще шикнула на ученицу и потащила ее за собой.

— О, а вот и Анна, — обрадованно заметил князь ди Таэ, когда чародейка и девочка вломились в кабинет госпожи Пшертневской. — Гм, а что это за молодая особа с тобой?

— Господа коллеги, позвольте представить вам… — Княжна сделала широкий жест рукой. — Ученица Высокого дома ди Таэ Арьята-менестрель.

— Даже так! — потрясенно воскликнул Эрик. — Анна, когда ты успела?

— Отбила ее вчера у патруля инквизиции, — устало откликнулась девушка, падая на ближайший стул. — Когтями и зубами.

— У инквизиции?! — в один голос ошеломленно воскликнули госпожа Злата и только что вошедший отец Рид.

— Час от часу не легче! — простонал священник, горестно всплескивая руками. Пенсне тут же слетело у него с носа и плюхнулось на пол. — О! Мои очки!

Девочка подняла чудом уцелевшие линзы и подала ему.

— Спасибо, дитя мое, — добродушно откликнулся отец Рид, водружая очки на нос. — Как тебя зовут?

— Арьята. — Ведьмочка изобразила смущенную пародию на реверанс. Гитара снова звучно шлепнула ее по спине. Все присутствующие невольно рассмеялись.

— Прелестное имя для прелестного ребенка, — рассеянно улыбнулся архонт.

Девочка в недоумении воззрилась на странного долговязого священника, пытаясь понять, насколько этот субъект нормален. Анна усердно пыталась скрыть усмешку, наблюдая за этой сценой и вспоминая свою первую встречу с отцом Ридом.

— И все-таки для чего вы меня вызвали? — наконец вспомнила чародейка.

— У Виктора возникли проблемы, — лаконично проинформировала госпожа Злата. — Дела в Мадриде осложнились, ему необходима помощь. Я решила отправить к нему вас и… — Закончить фразу она не успела.

Дверь приоткрылась, и в кабинет проскользнул Хьюго де Крайто.

— Вызывали, госпожа кардинал? — Священник усиленно делал вид, будто не замечает Анну.

— Да, — кивнула госпожа Пшертневская. — Хьюго, вы прибыли весьма вовремя, не придется сто раз повторять. Так вот, у Виктора возникли проблемы, и я решила отправить в Мадрид вас, Анна, и отца де Крайто.

Княжна закашлялась от неожиданности, Хьюго уставился на начальницу непонимающим взглядом. Он едва успел приоткрыть рот, намереваясь задать вопрос…

— Это не обсуждается! — мигом пресекла все возможные поползновения госпожа Злата. — Так сложились обстоятельства.

— Ладно, — с деланым равнодушием буркнула Анна. — Главное, чтобы отец Хьюго держал себя в руках.

— То же самое можно сказать и о вас, — холодно парировал де Крайто, наконец-то соизволивший заметить скромно примостившуюся на стуле княжну.

— В таком случае вы отправляетесь немедленно! — подытожила госпожа кардинал.

Выходя на улицу, Анна вдруг заметила отца Рида и мечника, деликатно уединившихся за углом подсобного помещения. Судя по бурной жестикуляции архонта и насупленному лицу Хьюго, разговаривали они явно не о цветочках и бабочках. Княжна поспешно прошла мимо, прибавив своему облику сосредоточенности и сделав вид, будто не заметила этой вполне очевидной стычки. До ее слуха долетели сбивчивые обрывки реплик:

— …если с ней по твоей вине что-то случится, — шипел архонт, приперев де Крайто к стене, — если на ней хоть царапина появится, я тебя в порошок сотру, сволочь такую!

— Смотри, тварь, как бы мне не пришлось сделать то же самое с тобой! — холодно парировал Хьюго. — Не лезь в мои проблемы. Предупреждаю: ты нечисть, а нечисть я уничтожаю.

— Ты слишком много на себя берешь, мальчик! — резко оборвал его отец Рид и пошел прочь.

Анна только осуждающе покачала головой, молчком наблюдая скандальную сцену.

Арьята сидела на ступеньках церкви, уныло попинывая подвернувшийся под ногу камешек и прижимая к себе чехол с гитарой так, словно та была единственным существом, небезразличным к последующей судьбе ведьмочки. Десять минут назад девочка попрощалась с княжной ди Таэ и теперь ждала, что же произойдет с нею дальше. Судя по пессимистично насупленному милому личику Арьяты, на хорошее она надеялась мало. Нет, она, конечно, понимала — начальству не откажешь, работа есть работа, но… Детские обиды ведь еще никто не отменял, не так ли?

— Извини, все получилось так неожиданно, — сожалеющим тоном говорила Анна, просительно заглядывая ведьмочке в глаза. — Мне очень жаль. Но не переживай, пока я нахожусь в отъезде, эстафету наставничества примет Эрик, мой брат. Ты же ученица не лично моя, а всего дома ди Таэ. А когда я приеду, то тоже подключусь к твоему обучению. Лады?

Девочка в ответ лишь молча кивнула, пытаясь не расплакаться от разочарования. А что ей еще оставалось?

И вот теперь Арьята сидела и ждала неизвестно чего. Чувствовала себя бродячим котенком, только подобранным и снова выброшенным на улицу. Нет, Анна ни в чем не виновата, но… Девочка и сама не заметила, как успела за столь короткий срок основательно привязаться к своей покровительнице. И вот теперь чародейка уезжает… Эх, ну почему Арьята такая невезучая?

«Господи, ну зачем я приняла предложение Анны стать ученицей дома ди Таэ? — размышляла ведьмочка, терзая нив чем не повинный камешек. — Сейчас бы уже была далеко от города, а так… Сижу и жду у моря погоды. Какой он хоть, этот Эрик?» Не сказать, чтобы Арьята совсем уж ничего не знала о теперешнем главе Высокого княжеского дома ди Таэ, но до сегодняшнего дня у нее как-то не возникало желания познакомиться с ним лично. Князь считался персоной незаурядной, и слухи о нем ходили самые разные и не всегда добрые. А теперь ей, похоже, опять некуда деваться…

— Отчего ты грустна и безрадостен взгляд? Что прошло, то уже не воротишь назад, — вдруг певуче прозвучало прямо над ухом Арьяты.

Та подскочила от неожиданности и едва не уронила гитару. Возле нее, добродушно усмехаясь, сидел в гравикресле красивый светловолосый мужчина. Девочка вспомнила, что уже видела его в кабинете госпожи Пшертневской.

— А… э… я ничего… я наставника жду, — заикаясь от волнения, пробормотала она.

— Ясно, — с улыбкой кивнул маг. — Ну тогда давай знакомиться. Я князь Высокого дома Эрик ди Таэ, целитель в статусе мастера и с этого момента — твой наставник. — И мужчина протянул ей руку.

Арьята застыла столбом… Как, этот красавец в инвалидном кресле — и есть Эрик ди Таэ?! После всего того, что она о нем слышала! Эрик ди Таэ — калека?! Данный факт не нуждался в ином подтверждении, ибо был налицо, но никак не укладывался у нее в голове. Девочка машинально пожала протянутую руку.

— Тебя что-то смущает? — поинтересовался князь.

— Н-нет, — сконфуженно выдавила Арьята. — То есть да… ну… Как мне вас называть?

— Не обращай внимания на кресло. — Эрик прекрасно понял, что на самом деле смутило маленькую колдунью. — За частью не увидишь целого. А называть можешь как угодно, хоть горшком, только в печь не сажай.

— Но это же вопиющее нарушение субординации! — ахнула ведьмочка.

— И что? — приподнял бровь князь. — Мы сами загоняем себя в рамки допустимого. А потом удивляемся — ой, нас осуждают. Лично я не признаю условностей. Я живу как положено, а положено у меня на все!

Арьята вымученно улыбнулась. В его-то положении он еще и шутит? Невероятно! Вот это сила воли!

— Слушай, ты, наверное, голодная? — озаренно воскликнул князь ди Таэ.

— Нет, совсем нет! — запротестовала девочка, невольно сглатывая наполнившую рот слюну. Предательское воображение сработало против нее, тут же нарисовав пленительное видение огромной тарелки с горячим мясным гуляшом, приправленным паприкой, и ломоть свежего мягкого хлеба. В животе у Арьяты громко заурчало… Девочка смущенно прижала к нему ладошку и покраснела.

— Сомневаюсь, чтобы Анна позаботилась о завтраке, — продолжил князь, воспитанно делая вид, будто не замечает бестактной выходки ее желудка. — А учитывая, в каком месте вы сегодня ночевали… Думаю, сейчас самое время отправиться домой, перекусить и поспать. У меня сегодня выдалась суматошная ночь, и вряд ли следующая окажется лучше. Пойдем. — Эрик щелчком раскрыл телепорт.

Арьята обрадованно подхватила гитару и доверчиво последовала за новоявленным учителем, умудрившимся произвести на нее самое благоприятное впечатление. И вовсе никакой он не грозный и страшный, а очень даже симпатичный и деликатный. И не по частям, а в целом! Да, жизнь, похоже, готовится заиграть новыми, яркими красками!

Сильфийский воздушный парусник грациозно скользил меж облаков, плывя по небу так же свободно, как его морской собрат рассекал бы водную гладь океана. Тонкий корпус из золотистого дерева уверенно пронзал нежную лазурь небес, насыщенную солнечным светом. Косые паруса, натянутые веерами, чуть подрагивали от ветра…

Анна с самого детства любила путешествовать на сильфийских кораблях. От подобных полетов она получала ни с чем не сравнимое ощущение невесомого парения, доступного лишь птицам. Ее здесь никогда не укачивало — не то что в человеческих воздушных лайнерах, неустойчивых и неповоротливых. Скорее наоборот, она осознавала, что попала в свою стихию. Вот и сейчас княжна расслабленно сидела в кресле на нижней палубе «Эоловой арфы», из-под опущенных ресниц с любопытством наблюдая за разместившимся напротив нее священником. Хьюго спал.

«Странное дело, — подумала чародейка, глядя на тонкое, словно точеное лицо де Крайто, — он не расслабляется даже во сне. Постоянно на взводе. Как он до сих пор не свихнулся?.. Жить столько лет, не имея возможности обрести покой хотя бы во сне…» Она вспомнила слова Эрика: «Не человек, а сплошной сгусток ментальной боли». Но есть ли за этой болью что-то еще? Это ей предстояло выяснить. Разминка окончена, пора сыграть по-крупному. Главное, чтобы победа не оказалась равна поражению… Но как же он красив, черт возьми!

В дверь каюты деликатно постучали, и чародейка наконец оторвалась от художественного созерцания Хьюго де Крайто. В каюту заглянул капитан — сильф с волосами цвета морской волны и лазурными раскосыми глазами. Весь в черном. За его спиной зеленоватыми сполохами поблескивало энергетическое поле, которое люди по недоразумению назвали крыльями.

— Мы находимся над Мадридом, госпожа, — мелодично прожурчал он. — Будите вашего уважаемого спутника, будем садиться.

— Благодарю вас, Эорлин-ши, — откликнулась княжна и потянулась к Хьюго, чтобы растолкать его.

— Не нужно меня трогать. Я не сплю, — вполголоса сообщил тот, не открывая глаз, когда рука Анны почти коснулась его плеча.

Чародейка досадливо закусила губу. Княжна была уверена, что, когда Эорлин-ши заглянул в каюту, священник спал. Неужели его почти брезгливая реакция возникла как отклик на ее движение, а точнее, на желание к нему притронуться? Хм… Обидно…

— А-а-а, медведь, пусти, раздавишь! — восторженно заверещала Анна, когда на посадочной площадке Виктор сгреб ее в охапку, приподнял и закружил. — Ты бы брился хоть иногда! — Она потерла щеку в том месте, где ее мельком царапнули его губы и подбородок. — Колючий, как бешеный ежик!

— Ну извиняй, не до того мне сейчас, — виновато фыркнул байкер, отпуская девушку. — Кстати, а где ты посеяла наш четырехглазый компьютер?

«Где Рид?» — читалось в его вопросе.

— Одолжила во временное пользование.

«Он нужен в отделе!» — подразумевал ее ответ.

— Представляешь, вместо нашего милого и доброго Рида мне достался этот бука! — Анна демонстративно ткнула пальцем в сторону Хьюго.

— Вижу, — помрачнел Виктор. — Привет, малой.

Хьюго в ответ наградил байкера хмурым взглядом исподлобья.

— Детка, надеюсь, ты привезла с собой шелковые кисточки?

— Зачем? — Княжна недоуменно воззрилась на Виктора.

— Чтобы обивать гроб, в котором нас по завершении миссии в Будапешт повезут, — мрачно хохотнул Виктор. — Ибо этот красавчик — не архонт. Он вряд ли кого убьет, защищая нас, — ну если только соблазнит.

— Да пошел ты в ад! — сердито послал его донельзя уязвленный Хьюго.

— Не переусердствуй с пессимизмом. — Анна успокаивающе похлопала байкера по плечу. — Поверь, Хьюго — это еще не самая страшная проблема. К тому же он обещал не пакостить.

Де Крайто смерил княжну и оружейника испепеляющим взглядом и буркнул что-то вроде: «За собой следите».

— Вот-вот, — многозначительно хмыкнул Виктор, — я не пессимист, а мрачно настроенный реалист. К тому же я просил прислать бойцов, а не самоубийц и не садистов! Этот парень имеет гадкую привычку мучить людей под предлогом того, что желает им добра…

— Ладно, проехали, — поспешила прервать его княжна, заметив, как перекосилось от гнева лицо Хьюго де Крайто. — Поведай-ка мне лучше, что здесь происходит. А то в отделе никто толком ничего не рассказал. И давайте наконец уберемся с посадочной площадки!

— Что ты знаешь о Сарагосской рукописи, детка? — спросил Виктор после того, как они прибыли в город и удобно устроились в небольшом тихом кафе.

Хьюго держался чуть поодаль, строил из себя независимого чужака, сидел за соседним столиком и усиленно налегал на тушеную рыбу в горшочке, но Анна не сомневалась, что он прекрасно слышит весь их разговор.

— Сарагосская рукопись. Она же проклятый Сарагосский манускрипт, — вслух рассуждала княжна. — Магический трактат, посвященный некромантии высшего порядка. Считается самой опасной книгой даже в кругу посвященных, не говоря уже о некромантах среднего и низшего порядка, которые и открыть ее не смогут, не то что прочитать.

— Почему? — подал голос якобы занятый рыбой мечник.

— Пришибет сразу! — Анна кровожадно оскалилась. — В лепешку расплющит и по стенке размажет. У нее же столько степеней защиты, что не снилось даже знаменитому швейцарскому банку.

— Ничего себе! Интересно девки пляшут! — изумленно присвистнул байкер, забыв о кружке с пивом.

— А ты этого не знал? — удивилась в свою очередь княжна.

— Откуда?! Я думал, что это всего лишь очередная древняя писулька, принадлежащая каким-нибудь серо-буро-малиновым эльфам и иже с ними! — небрежно хмыкнул Виктор.

— А что, собственно… Стоп! Мы что, здесь находимся из-за рукописи? — шокированно расширила глаза девушка.

Хьюго перестал есть.

— Из-за нее, детка, из-за нее родимой, — прохлюпал байкер, снова вернувшись к пиву. — Хе, видел я эту рукопись! Размером полметра на полметра и пять сантиметров толщиной. Ну и талмуд, скажу я тебе, — «Камасутра» отдыхает!

— Виктор, а теперь медленно и подробно объясни: откуда выплыла рукопись, и каким боком это касается нашего отдела? — вкрадчиво осведомилась княжна, готовясь услышать самые сногсшибательные факты. — Она же считается утерянной еще со времен войны.

— Считалась! — авторитетно поправил байкер. — По легенде, ее создали сарагосские некроманты. Не без помощи самой Бледной девы, конечно, — важно изрек он.

Анна вздрогнула. Ей показалось, что при этих словах по теплому помещению кафе неожиданно прокатилась волна пронизывающего, неизвестно откуда взявшегося холода, от которого кровь стыла в жилах. А ближайшее окно, выходящее на залитую солнцем улицу, сразу покрылось тонкой паутинкой изморози, внезапно расползшейся по стеклу. Чародейка испуганно моргнула. Все вокруг оставалось прежним — уютным, безопасным, летним. Что это — предостережение судьбы или Анне просто почудилось?

— В общем, в годы войны книгу якобы перевозили морем и якобы случайно затопили! — Виктор интонациями выделил это «якобы», подчеркивая сомнительность изложенных фактов. — Много лет о ней не было ни слуху ни духу, к облегчению всего мира. А несколько месяцев назад рукопись нашли гипербореи и задумались, к чему бы ее приспособить. Понимая, какую страшную силу рискуют пробудить, они отправили делегацию с письмом, адресованным церкви. В письме была изложена просьба подыскать более надежное хранилище для проклятой рукописи. Но письмо исчезло, а делегацию — уничтожили…

— Точно, отравили! — вскрикнула Анна. — Мы занимались этим делом, но безрезультатно. Отдел так и не смог разобраться в произошедшем. Выявленная нами ниточка оборвалась.

— От нас утаили часть информации, — растолковал байкер. — Мы ничего не знали о письме и поэтому буквально искали иголку в стоге сена. Мы ходили вокруг да около…

— А что случилось дальше? — нетерпеливо перебил его Хьюго, окончательно позабывший о давно остывшей рыбе.

Виктор наградил его насмешливым взглядом:

— Хороший вопрос! Ответа на него не знает никто. Гипербореи сообщили, что доставили рукопись на сушу, но везущая манускрипт делегация тоже пропала, как в воду канула. Естественно, вместе с рукописью. После этого ее искали многие — хранители, церковь, инквизиторы, но так и не сдвинулись с мертвой точки. К всеобщему удивлению, эта книга сама обнаружилась месяц назад в запасниках одного из мадридских музеев. Черт ее знает, как она в это место попала… Возможно, рукопись зашвырнул туда умирающий гиперборейский маг, наугад создавший телепорт. Впрочем, это уже неважно, ведь раритет нашелся! И все бы ничего, но сотрудник, попытавшийся ее раскрыть, скончался на месте. Свидетели утверждают, что книга выпила его душу. По счастью, один из работников музея раньше сотрудничал с нашим отделом. Он-то и сообщил в Будапешт о зловещей находке. Госпожа кардинал в свою очередь связалась с хранителями и договорилась о немедленной передаче им данной книги как особо опасного артефакта. По закону подобные редкости всегда попадают под надзор хранителей. Но и тут не обошлось без инцидентов: еще до ритуала передачи книгу дважды пытались похитить. Непонятно кто, но, предположительно, для того, чтобы продать как древность. Передача должна была состояться четыре дня назад. В церемонии участвовали четыре хранителя, руководство музея и мы с Миласой в качестве наблюдающей стороны…

— Но передача так и не состоялась? — совсем запуталась Анна.

— Отчего же, очень даже состоялась! — Виктор гневно стукнул кулаком по столу. — Считай, из моих рук — в никуда. Прямо в разгар вечеринки — пардон, церемонии — в зал без приглашения ворвался элитный отряд инквизиции, не сказав ни здрасьте, ни до свидания. Устроили погром со всеми вытекающими последствиями. Народ покрошили, а рукопись куда-то снова улетучилась, элементарно выпорхнув в окно. Фьють — только ее и видели! — Пальцы байкера изобразили некий бессильный жест. — Прямо какой-то блуждающий «Летучий голландец», а не манускрипт. В результате у меня на руках четыре трупа и пропавшая рукопись. И как тебе такой расклад?

Анна тихонько застонала.

— Эй, ты что, подруга? — забеспокоился байкер, подавая чародейке стакан воды.

— Ничего. Значит, книга попала в лапы инквизиции?

— В том-то и дело, что нет! — Виктор смущенно поскреб в затылке. — Фигня с нею полная образовалась! Книга опять исчезла. Полагаю, ее все же украли те, кто уже пытался это сделать. Инквизиторы потом долго ругались… Честно тебе скажу, даже я таких слов не знаю.

— Они как-то объяснили свое вопиюще беспардонное поведение? — напрямик спросила Анна.

— Вот еще! — ненавидяще гоготнул байкер. — Дескать, нет у меня полномочий совать нос в их дела. А коль суну — мне его быстренько укоротят. И баста. Дескать, они мир от зла защищают. Только кто же им поверит? — Вопрос прозвучал риторически и ответа не предусматривал.

— Самое худшее из зол то, которое прикидывается добром! — подвел логичный итог Хьюго.

Виктор одобрительно кивнул, всецело соглашаясь с выводами священника.

— Трупы чьи? — деловито поинтересовалась княжна.

— Хранитель и трое музейщиков. Причем один из них — это тот патриот, который связался с отделом, — печально пояснил Виктор. — Жалко мужика.

— Плохо, — вздохнула Анна. — Очень плохо. Хранители еще в Мадриде?

— Да. И сказали, что без книги отсюда не уедут, но помогать нам ее искать не станут. Себе, мол, дороже. Да и нейтралитет у них по закону.

— М-да. Знакомая ситуация. У нас все любят загребать жар чужими руками. Как думаешь, для чего рукопись понадобилась инквизиции?

— А ты сама-то как считаешь? — язвительно фыркнул байкер. — Что у нас делают с еретиками и их творениями, детка? Правильно, сжигают. И бред это все, что рукописи не горят. Горят, да еще так, что треск стоит.

Анна только страдальчески возвела очи горе. Да, рукописи не горят, особенно такие, как Сарагосский манускрипт. Ведь разве можно убить саму смерть? А эта книга намного хуже смерти, ибо она — очередное проклятие, подсунутое их несчастному миру. Чужое проклятие, которое срочно нужно остановить, любым способом и любой ценой. Пока оно не попало в руки преступников. К тому же и осознание данного факта настораживало княжну больше всего, она ни капельки не верила в благие намерения треклятой инквизиции.

— Господи, ну почему ты принимаешь на службу таких глупцов? — язвительно пробормотала княжна, намекая на дремучую наивность байкера.

Хьюго одобрительно хмыкнул.

— Не унывай, крошка! — Виктор весело похлопал ее по плечу. — Не такой уж безнадежный я глупец! Пока я вас тут ждал, мне удалось кое-что узнать. А посему прямо сейчас мы отправимся на встречу с одним очень интересным курьером. Его послал тип, который кое-что мне должен…


Глава 9 | Чужое проклятие | Дипломатия любви