home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 6

Библиотека родового особняка клана ди Таэ неспроста считалась самым уютным уголком в доме и давно уже получила официальный статус места для посиделок, облюбованного всеми чародеями семьи. Удобные кресла, мягкое освещение, успокаивающая обстановка. Именно поэтому Анна и привела сюда расстроенную Арьяту. Через несколько минут появилась низенькая, приветливо улыбающаяся Тори с кружкой травяного чая. Передав ее княжне, старая карлица так же бесшумно откланялась.

— Вот, выпей, Тори специально для тебя приготовила. — Чародейка сунула кружку девочке. — И расскажи наконец внятно, что там у тебя случилось и каким боком в этом оказался замешан отец Рид?

Срываясь временами на всхлипы, ведьмочка подробно поведала всю историю своей несчастной любви, начиная со стычки в переулке и заканчивая сегодняшней сценой с кактусом. Анна задумчиво потерла подбородок. Эх, не догадалась она проверить ауру ученицы раньше! Пустила все на самотек. Нет, ну влюбилась девочка в человека, то есть в архонта, который ее спас, и что? Классический случай… К тому же отец Рид обладает ни с чем не сравнимым обаянием и не влюбиться в него совершенно невозможно, особенно если тебе пятнадцать лет…

Княжна, прищурившись, окинула ученицу изучающим взглядом. М-да… Все оказалось гораздо серьезней, чем она предполагала. Серебристо-огненная аура девчонки горячечно полыхала ярко-малиновыми пятнами. А это могло означать только одно — неразрывную связь пары.

— Господи, Рид, дурак крылатый, ну чем он думал?! — осуждающе пробормотала себе под нос Анна.

«Тем же, чем и ты, когда связывалась с де Крайто!» — ехидно подсказал внутренний голос.

«Так, ладно, — подумала про себя княжна, — Арьяте знать про связь совсем не обязательно, во всяком случае пока. А с Ридом нужно серьезно поговорить завтра же!..»

«Ты, главное, с Хьюго поговорить не забудь», — снова вставил свои пять копеек внутренний голос. Анна мысленно цыкнула на него и подсела к Арьяте.

— Вот что, солнце мое, прекращай киснуть и марш спать. Сегодняшнюю тренировку я отменяю. А с отцом Ридом я сама завтра с утра поговорю. И, как любит сказануть Виктор, не боись, детка, все будет пучком!

А о том, что именно после этой фразы все неприятности обычно и начинаются, чародейка предпочла не вспоминать…

Госпожа кардинал Злата Пшертневская находилась в препаршивейшем расположении духа и, как результат, пребывала в глубокой задумчивости. Подперев ладонью подбородок, женщина уныло смотрела в окно, за которым уже сгустились сумерки. Причина этого состояния была до банальности проста и в то же время восхитительно непроста. Причем она имела конкретное имя: князь Высокого дома Эрик ди Таэ, целитель в статусе мастера, чародей, дуэлянт, наглец и бог знает кто еще в одном лице.

Знаки внимания, оказываемые ей князем, безусловно, льстили госпоже Злате, но она упорно старалась не показывать этого, раз за разом напоминая себе, что Эрик ди Таэ при всех своих достоинствах не любит ощущать себя кому-то обязанным и воспринимает в штыки любое проявление симпатии, кажущееся ему корыстным или неискренним. Но… Может, не стоило сегодня вести себя с ним столь резко? Да, иногда она перегибает палку, точно иллюстрируя меткое определение Виктора: «Она не женщина, она начальник». Нет, с князем определенно нужно поговорить, извиниться как-то…

Глава спецотдела резко поднялась. Насколько госпожа Злата помнила, в последний раз она видела Эрика совсем недавно, когда тот пересекал задний двор. Наверняка в настоящий момент они с Виктором тренируются, палками машут и все такое… Женщина порывисто вышла из кабинета, хлопнув дверью.

На заднем дворе, впрочем, никого не обнаружилось, но из комнатки над гаражом доносился подозрительно громкий смех на три голоса.

— Что за балаган опять устроил там этот клоун Виктор? — проворчала себе под нос госпожа кардинал и направилась к гаражу, естественно, не из пустого любопытства, а для выяснения подробностей.

Поднявшись по лестнице, госпожа Злата без стука распахнула как всегда незапертую дверь и буквально ворвалась внутрь. Ее взору предстало невероятное зрелище… Небольшое помещеньице личных апартаментов байкера оказалось заполнено каким-то гадко пахнущим дымом. Из колонки в углу доносился завлекательно-хрипловатый голос Джима Моррисона, поющего о том, что все люди чудаки. Виктор возлежал на кровати, отец Рид сломанной куклой сидел в углу комнаты, бормоча какие-то любовные стихи, а кресло с Эриком плавно покачивалось где-то в районе потолочной лампочки. Все это выглядело совершенно ненатурально и даже откровенно аномально.

— О! — Байкер соизволил заметить госпожу Пшертневскую. — Госпожа кардинал, добро пожаловать на вечеринку!

— Что вы себе позволяете! — взорвалась госпожа Злата. — Что за балаган вы здесь устроили?! Немедленно прекратите этот цирк и потрудитесь объяснить, что здесь происходит!

— Кайф, госпожа кардинал. — Виктор блаженно зажмурился, выпуская дым в потолок. — Большой кайф!..

— Клоун! Прекратите ерничать!..

— Злата, вы взвинчены, это следствие крайней усталости… — Эрик переместил кресло поближе к ней. — Ваши нервы…

— Я сама позабочусь о своих нервах, князь! — отрубила начальница. — Я хочу знать, что здесь происходит! Вы что, пьяны?!

— Ничуть. Успокойтесь, Злата…

— Я не успокоюсь, пока не услышу внятного объяснения!..

— Закурите, успокойтесь, и я все вам объясню. — Эрик протянул ей сигарету.

Госпожа Пшертневская, слабо соображая, что делает, машинально затянулась. В легкие хлынул отвратительный дым. Госпожа Злата закашлялась, перед глазами моментально поплыло, она пошатнулась, чтобы тут же быть подхваченной князем ди Таэ. Эрик осторожно устроил ее у себя на коленях.

— Тихо, тихо, — ухмыляясь, проговорил он. — Я же вас предупреждал: переутомление до добра не доведет. Вы себя совсем загоняли, нужно расслабиться. Вы курите, курите, помогает…

— А… — Госпожа Злата ощущала себя так, будто ее огрели подушкой по голове, причем очень пыльной подушкой. — Нужно расслабиться, — пробормотала она, машинально затягиваясь вновь и вновь.

Через пять минут смех грянул с новой силой, и психоделический Моррисон уступил место более развязному Тому Кейферу, голосом мартовского кота вещавшему о такой длинной, такой холодной зиме…

Утро следующего дня началось для Эрика ди Таэ более чем странно. Перво-наперво он обнаружил, что спит в кресле, которое, несмотря на специальную разработку, все же для этого не предназначалось. И хотя все тело затекло, а в голове звенела дурная пустота, Эрик чувствовал себя чудесно и уютно. Наверное, оттого, что на коленях у него кто-то сидел. Кто-то теплый и мягкий…

Следующий сюрприз настиг мага в тот миг, когда он открыл, а точнее, с трудом разлепил глаза. Тут же выяснилось, что князь изволил почивать, едва ли не уткнувшись носом в глубоко расстегнутый ворот женской блузки, из которого выглядывала весьма симпатичная грудь в кружевном бюстгальтере. Переведя взгляд чуть повыше, князь ди Таэ обнаружил, что обладательницу симпатичного бюста он знает, и даже более чем… Если выражаться еще точнее, то целитель обнаружил, что у него на коленях мирно посапывает Злата Пшертневская, которую он крепко обнимает за талию. Не сказать чтобы это открытие доставило ему неприятные ощущения, нет, оно скорее несло в себе эффект неожиданности… Хотя разве не именно об этом он мечтал все последнее время?

Эрик задумчиво окинул взглядом комнату. На дверке шкафа болталась кардинальская форма. Теперь становилось понятно, почему госпожа Злата сидела у него на коленях в светлой юбке и блузке. Продолжая осмотр, маг немедленно наткнулся взглядом на отца Рида и Виктора, спавших в обнимку на кровати байкера. А поскольку спать на этой развалюхе вдвоем можно было, только слившись в страстных объятиях, то Эрика немедленно начал душить смех. Возведя очи горе, князь ди Таэ окончательно убедился в том, что вечеринка удалась: с одинокой лампочки под потолком свисали на ремешках туфли госпожи Пшертневской.

Первым спонтанно вспыхнувшим желанием было убраться отсюда, причем поскорее и подальше. Доставить госпожу Злату домой и уже там, приведя в чувство, наплести семь мешков дерюжных кружев про переутомление и потерю сознания на рабочем месте. Но тут госпожа кардинал беспокойно шевельнулась и открыла глаза. Длинные каштановые волосы шелком рассыпались по плечам, на щеке отпечатались следы от складок на кимоно князя ди Таэ. Госпожа Злата, сонно щурясь, уставилась на Эрика. Сообразив, на ком сидит, она попыталась вскочить, но чародей ее удержал.

— Ш-ш-ш, тихо. Не думаю, что это хорошая идея, — полушепотом проговорил он. — Последствия курения cannabis sativa обычно таковы, что в момент пробуждения вы можете испытать чувство дезориентации в пространстве. Так что сидите. К тому же вы ничуть меня не стесняете — наоборот, приятно. — Эрик ухмыльнулся, став похожим на довольного жизнью кота.

Госпожа Пшертневская недоуменно окинула взглядом комнату, припоминая вчерашний вечер, и с полустоном-полувсхлипом уткнулась лицом князю в грудь.

— Эрик, заберите меня отсюда, — умоляюще простонала она. Ее колотила едва сдерживаемая истерика.

— Тсс, тише, дорогая, тише. Конечно, заберу. — Князь ди Таэ покрепче обнял шокированную женщину и, осторожно развернув кресло, направил его к выходу.

Зная, что отец Рид — пташка ранняя, а посему появляется на рабочем месте одним из первых, Анна решила прийти в отдел чуть ли не на рассвете. К тому же Эрик вчера так и не вернулся домой, из чего княжна сделала вывод, что они с Виктором нашли-таки подходящий способ выпустить пар. Она ни за какие коврижки не намеревалась отказывать себе в удовольствии понаблюдать за последствиями этого мероприятия.

Итак, сказано — сделано. Но помещение отдела встретило чародейку крепко запертыми дверями. Княжна иронично усмехнулась, довольная собственной прозорливостью, и отправилась во двор… Поднявшись по лестнице, ведущей в комнатку над гаражом, Анна осторожно протиснулась в приоткрытую дверь и застыла на пороге. М-да… Жилище байкера всегда пребывало в состоянии благородного хаоса, но то, что предстало ее глазам сейчас, превосходило любой уровень человеческого восприятия. Особенно нездоровые мысли вызывали болтающиеся на лампочке женские туфли и спящие в обнимку на одной кровати отец Рид с Виктором. Анна оперлась о дверной косяк, задумчиво созерцая представший ее глазам бардак. Н-да, ребята вчера определенно повеселились… Причем, судя по туфлям и свисающему со шкафа кардинальскому одеянию, княжна смутно догадывалась о том, кто конкретно исполнил роль главной звезды вчерашнего вечера и где сейчас находится Эрик.

Отец Рид потихоньку выплывал из мутного конопляного забытья, возвращаясь в реальность. Исходя из того, что его самочувствие было неопределенным, что-то явно складывалось не так… Не то чтобы он ощущал себя совсем уж неудобно, но скорее непривычно, хотя было довольно уютно. Архонт с трудом разлепил глаза, увидел перед собой какие-то размытые пятна и, тихо выругавшись, зажмурился, перестраивая зрение: искать очки где-то в недрах своей сутаны ему очень не хотелось. Кстати, а почему он улегся спать в сутане?! Отец Рид открыл глаза и на несколько секунд впал в ступор. Мало того что он спал в сутане, так еще и в обнимку с полуголым байкером, который, судя по всему, не испытывал никаких неудобств, крепко к нему прижимаясь.

— Нежнее, милашка, — сквозь сон пробормотал Виктор.

— А-а-а! — разорвал тишину пронзительный вой отца Рида.

— А-а-а! — хрипловато поддержал его вопль едва очнувшегося товарища.

Архонт шарахнулся назад и рухнул с кровати. Виктор мгновенно переместился по ложу куда подальше. Анна, стоявшая у дверей, хохотала, согнувшись чуть ли не вдвое.

— Ребята, — зааплодировала она, — браво, бис!

— Что… что вчера было? — потерянно простонал архонт. — Ничего не помню. О боже, Виктор, ты?.. — На его помятом лице нарисовалось горестное отчаяние.

— Нет, слава богу! — протестующе буркнул тот.

— А что, собственно, здесь вчера произошло? — поинтересовалась княжна. — Я вижу, вы неплохо развлеклись.

— О да! — мечтательно выдохнул байкер. — Клянусь великим Элвисом, я надолго это запомню! Одни только ножки госпожи кардинала чего стоят!..

— А они чего-то стоят? — невинно осведомилась Анна.

— Скажем так, Эрику крупно повезло, — фривольно ухмыльнулся Виктор. — Крошка, ты не сваришь нам кофе? А то в голове гудит, как в чугунном котле…

— Здесь что, присутствовала Злата? — с тихим ужасом в голосе пролепетал отец Рид.

— А то! — подтверждающе осклабился оружейник.

— Мне конец, — простонал священник.

— Слушай, я от нее такого не ожидал, — признался байкер.

Тем временем княжна направилась в уголок, заменяющий байкеру кухню, и теперь растерянно вертела в руках какую-то помятую, покрытую нагаром посудину.

— Слушай, у тебя такая турка странная, — многозначительно протянула она.

— Китайская, — горделиво пояснил Виктор, — двадцатый век, династия Дрянь!

— Понятно. Так что тут было-то? — Чародейка все-таки засыпала кофе в турку и теперь колдовала над одноконфорочной электроплиткой. — Слушайте, колитесь добровольно, пока я не применила пытки.

— Она тут такие пьяные звезды зажигала, мама не горюй! — Виктор наконец встал с кровати и, пошатываясь, отправился умываться.

— …и зажига-а-а-а-ать, — донеслось через пять минут снизу из душевой, — пьяные звезды мне без тебя-а-а-а-а так будет сложно-о-о-о-о…

Анна только осуждающе покачала головой. Отец Рид по обыкновению стенал и рвал на себе волосы. Впрочем, вдоволь насладиться привычным моральным самоистязанием чародейка ему не позволила, сунув в руки кружку с кофе. Через пару минут вернулся Виктор, заметно посвежевший, с мокрыми волосами и полотенцем через плечо. Цапнул свой кофе и уселся на кровать.

— А ты почему так рано заявилась? — спросил он княжну.

— Вообще-то из-за Рида, — откровенно призналась Анна. — У меня уже в печенках сидят его неловкие выходки.

— Вот! — Виктор наставительно поднял вверх указательный палец. — Он всегда так: может и коня на скаку остановить, и в горящую избу войти… В общем, ведет себя, как баба!

— Экх-х-кх… — Архонт поперхнулся горячим напитком. — Из-за меня? А что?.. О нет! Арьята…

— Она самая, — сердито кивнула Анна. — А вы хороши, довели мне вчера девочку до истерики! Еле успокоила. Святой отец, где же ваше милосердие? Ну признайтесь, что вам мешает ответить на ее чувства? Вы же не из белого духовенства!

— Анна, она же еще ребенок! — покаянно простонал отец Рид.

— Она уже давно не ребенок, — категорично опротестовала девушка. — Чтобы вы знали: чародеи взрослеют намного раньше обычных людей.

— Психологически, возможно, да, но…

— Рид, это серьезно! — прервала его Анна. — Ну что вам мешает?

— Я не человек! — привел священник самый весомый, по его мнению, аргумент.

— И что? Мало ли сейчас смешанных пар? К тому же Арьята — маг. Это многое решает.

— Но… но… я же значительно старше нее! Как это будет выглядеть со стороны?! — не сдавался архонт. — Я уже в том возрасте, когда согласие женщины пугает больше, чем отказ!

— Что? Святой отец, у моих родителей разница в возрасте составляла двенадцать лет! — парировала княжна. — Господи, ну какие ваши годы?! Сколько вам? Тридцать? Тридцать пять? И…

— Анна, — отец Рид со стоном провел рукой по лицу, — мне триста пятнадцать лет!

— Э?..

Повисла секундная пауза.

— Кх-кх, а вы неплохо сохранились… — прокашлялась Анна ди Таэ, понимая — дело приняло настолько серьезный оборот, что дальше оставалось только истерически хохотать.

Виктор старательно прятал усмешку за кружкой с кофе. До этого момента он являлся единственным, не считая Златы Пшертневской, кто был в курсе истинного возраста архонта.

Госпожа кардинал безвольно обвисла в глубоком мягком кресле своей гостиной, находясь в предынфарктном состоянии. Князь ди Таэ, восседавший напротив нее в неизменном гравикресле, тщетно пытался успокоить оконфузившуюся начальницу. Пузырек с валерьянкой опустел уже наполовину, а никакого положительного результата он так и не добился. Госпожу Злату по-прежнему колотило.

— Господи, какой позор… — в очередной раз повторила она, зациклившись на навязчивой идее. — Я никогда себе этого не прощу!..

Эрик молча наблюдал за ней. По его подсчетам, эта фраза была произнесена за последние полчаса как минимум раз двести. Хотя, честно говоря, после миновавшей ночи его уважение к Злате возросло многократно под воздействием одной глобальной мысли: это сколько же нужно иметь мужества, чтобы быть женщиной?!

— Это ужасно… — пробормотала госпожа Пшертневская.

— Могло получиться и хуже, — спокойно заметил князь ди Таэ.

— Куда уж хуже, — глухо простонала госпожа кардинал, закрыв лицо ладонями.

— Ну, например, там могло не оказаться меня, — усмехнулся он.

— Князь!

— Я весь внимание, госпожа кардинал.

— Вы… Вы наглец и хам! Господи, что я несу…

— Мне уйти? — поинтересовался ди Таэ.

— Нет! Эрик, нет… — Госпожа Злата впилась в него умоляющим взглядом. — Вы, пожалуй, сейчас единственный, кого я могу видеть… Но…

— Я буду нем как рыба, — торопливо поклялся чародей. — От меня никто ничего не услышит.

— Не в этом дело… Эрик, я хочу знать, что конкретно вчера произошло, и каким боком я к этому причастна.

— Я бы не советовал углубляться в подробности, — вздохнул князь ди Таэ. — Так легче для вас и не будет травмировать вашу психику.

Госпожа Злата строптиво вздернула голову:

— Нет, рассказывайте! Уж лучше я узнаю это от вас, чем от Виктора, с его ехидными комментариями.

— Вы думаете, мои комментарии окажутся менее ехидны?

— По крайней мере я услышу их тет-а-тет! — не отставала женщина.

Князь вздохнул и сдался:

— Ладно, слушайте… — Эрик начал рассказ.

С каждой произнесенной им фразой госпожа Злата бледнела все сильнее…

— …а потом вы решили станцевать на тумбочке, — увлеченно живописал князь ди Таэ. — Не скажу, что это была удачная идея, но результат мне понравился. У вас великолепная пластика. Правда, закинуть туфли на лампочку — это уже перебор. Но все же я никогда не видел, чтобы под Тома Кейфера так танцевали стриптиз…

Госпожа Пшертневская удрученно застонала, схватившись за голову:

— Господи, господи, какой кошмар…

— Не стоит так убиваться, это всего лишь действие наркотика, — утешил ее целитель. — А что естественно, то не безобразно!

— О Эрик, почему вы меня не остановили?! — вскрикнула женщина, срываясь на всхлип.

— Ну вообще-то я сам вам это и предложил, — смущенно отозвался князь. — И признаюсь честно, ничуть о том не жалею. Кстати, у вас найдется что-нибудь пожевать? Есть хочется ужасно.

Госпожа Злата устремила на него негодующий взгляд.

— Вы уж извините, — поспешил продолжить он, — я не специально. К сожалению, последствия курения cannabis sativa таковы, что, когда человек приходит в себя, ему очень хочется есть, — обезоруживающе усмехнулся князь. — Поэтому нужно срочно позавтракать, а то вдруг война, а мы голодные?

Глава спецотдела лишь подавленно кивнула, наповал сраженная его логикой.

Около половины восьмого утра в дверь будапештской квартиры Вилдара Криэ настойчиво позвонили. Профессор, на ходу раскуривая только что набитую трубку, поспешил в прихожую. Посетителем оказался среднего роста мужчина в черном костюме и черной же рубашке. Длинные темные волосы, изрядно посеребренные сединой, он носил стянутыми в хвост. На плече раннего гостя болталась видавшая виды кожаная сумка. В общем, он не обладал ничем необычным, кроме, пожалуй, звучного имени и весьма солидного церковного сана.

— Здравствуй, Вилдар, — радостно проговорил Ингвар, архиепископ Краковский.

— Инек! Сколько лет, сколько зим! — Отец Криэ обрадованно обнял старого университетского товарища. — Какими судьбами? — Профессор провел закадычного друга в квартиру, более всего напоминавшую уменьшенный вариант большой библиотеки святого синода. — Ты здесь как, по делам патриарха или в кои-то веки решил навестить подзабытого друга? — спросил отец Криэ.

— Скажем так, я в кои-то веки решил навестить старого друга в связи с делами патриарха, — дипломатично усмехнулся Ингвар.

— Ясно. Что-то случилось?

— Случилось. Для начала открою тебе, что я прибыл в Будапешт не официально, а как частное лицо…

Выслушав товарища до конца, Профессор задумчиво выбил трубку в пепельницу и принялся неспешно набивать ее вновь.

— Знаешь, что я тебе скажу, Инек, — проговорил он наконец, — следовало сразу обратиться в отдел, а не тащиться ко мне.

— Я решил, что будет лучше, если меня сначала выслушаешь ты. Все же Злата Пшертневская…

— Именно к Злате Пшертневской мы сейчас и направимся, — перебил его отец Криэ. — Пошли!

Час спустя почти весь отдел собрался в кабинете госпожи Пшертневской. Профессор с удивлением отметил, что все его коллеги, за исключением Хьюго де Крайто, который немного запаздывал, выглядят как-то потасканно. Отец Рид оказался расхристан больше, чем обычно, постоянно ронял очки, и вообще возникало ощущение, будто у него развилась явная дезориентация в пространстве. Виктор, облюбовавший подоконник согласно своей всегдашней привычке, с мрачным видом дожевывал упаковку анальгина и прижимал ко лбу стакан с холодной водой. У главы спецотдела отчетливо просматривались темные круги под глазами, а князь ди Таэ вел себя заторможенно, настолько сонно и устало, что, кажется, с трудом удерживался от того, чтобы не задремать прямо в кресле. Единственной, кто в этой компании свежеподнятых из могил зомби смотрелся бодрячком, была Анна ди Таэ. Правда, он еще не видел Хьюго.

— А что, собственно говоря, вчера произошло? — рискнул спросить Профессор, послушавшись голоса своей интуиции.

— Мрачняк, — глухо откликнулся с подоконника Виктор. — Вчера произошел глобальный мрачняк на нервной почве…

— Н-да… — сметливо протянул отец Криэ. — И судя по всему, вы все дружно успокаивали нервы… Пили?

— Зачем напиваться и ползать, если можно покурить и полетать! — расплылся в блаженной улыбке архонт.

— Какой вы догадливый, Криэ, аж противно! — Виктор, поморщившись, догрыз последнюю таблетку анальгина и запил водой. — Мы не пили, мы воздали должное моему гербарию.

При упоминании гербария госпожа Пшертневская виновато покраснела.

— Не вижу в том ничего криминального! — поспешил на выручку начальнице отец Рид. — В травах содержится множество полезных витаминов, минералов, ферментов и антиоксидантов. Организм очень радуется, когда все это в него попадает…

— Точно! — проказливо ухмыльнулся князь. — То-то вчера, после того как вы попробовали травы, ваш организм так обрадовался, что ржал без остановки минут двадцать!

При этой реплике Профессор чуть не поперхнулся табачным дымом.

— Интересно, где носит чертова де Крайто?! — вскричал байкер, стремясь отвлечь внимание отца Криэ.

Тут дверь кабинета распахнулась, и на пороге возник Хьюго.

— О, наконец-то, не прошло и полгода! — желчно выдал отец Рид.

— Наверное, наш паренек бросал в реку виагру и смотрел, как встает солнце! — не отставал от друга байкер.

Молодой священник, проигнорировав подколку Виктора, молча вошел и пристроился у стены. Впрочем, красноречиво поползшие вверх брови парня явно свидетельствовали о том, что вид коллег его порядком удивил.

— Итак, — Профессор председательски пыхнул трубкой, — раз все в сборе, начнем. Для затравки позвольте представить вам моего давнего друга владыку Ингвара, архиепископа Краковского.

— Если не ошибаюсь, — откликнулась госпожа Злата, — мы с ним уже пересекались раньше, хоть и не были друг другу представлены. Досточтимый архиепископ, насколько мне известно, является советником по особо важным делам при патриархе Нейтральной зоны?

— Так и есть, госпожа кардинал, — вежливо откликнулся Ингвар Краковский, кланяясь. — Вы не ошибаетесь.

— И что же привело вас в Будапешт?

— Проблемы, возникшие в Мальборге, маленьком пограничном городке на окраине Польши.

— А конкретнее? — напряглась госпожа Пшертневская, нюхом опытной дипломатической ищейки почуяв нечто неладное.

— Где-то с месяц назад ко мне стали поступать жалобы от представителей иных рас относительно своевольных действий рыцарей Ливонского ордена, чья резиденция находится в Мальборге, — начал излагать архиепископ. — Подобные жалобы — обычное дело. Я отправил туда своего человека — разобраться. Спустя неделю он исчез. А четыре дня назад из Мальборга прибыл гонец от местной гильдии краснолюдов. Он сообщил, что рыцари ордена провели в городе несколько карательных операций, в результате чего погибло много иных. Вдобавок он привез мне вот это. — Архиепископ выложил на стол фотографию.

Госпожа Злата побледнела от ужаса, рассмотрев изображение… На снимке был запечатлен изуродованный, чудовищно распухший мужской труп.

— Н-да, жутковатое зрелище, — пробормотал себе под нос Эрик, с любопытством заглядывая ей через плечо.

— Я знаю, — кивнул Ингвар. — Это ксендз Марек Забродский, человек, которого я посылал в Мальборг. Все произошедшее — дело рук ордена, а следовательно, инквизиция тоже причастна. Ливонский орден находится под ее юрисдикцией.

— Вы поставили в известность святой синод? — резко спросил Хьюго.

— Нет, сын мой, пока информацией об этом злодеянии владеет лишь патриарх. Именно он поручил мне связаться с вашим отделом и провести расследование. Никто, кроме него, не знает, куда я поехал и зачем.

— Когда в прошлый раз мы получили подобное задание, — госпожа кардинал задумчиво переплела пальцы, — то при выполнении потеряли большую часть отдела. Я не вправе заставлять своих людей помогать вам. Поскольку мы являемся частью Дипломатического корпуса лишь де-юре, то есть юридически, а по документам проходим как работники архива, то фактически у нас нет никакой защиты, способной уберечь от мести инквизиторов. Если мои сотрудники откажутся ввязываться в это болото, я не стану их заставлять.

— Но это задание — личная просьба патриарха! — огорченно воскликнул архиепископ.

— Я понимаю, — виновато развела руками госпожа Злата. — Что скажете, господа дипломаты?

— Гм… — Эрик задумчиво потер подбородок. — Как бы мне ни хотелось, но отстраниться от этого не получится. Мы уже настолько далеко залезли в болото под названием «инквизиция», что нужно либо утонуть, либо пройти его насквозь. Скажу сразу — тонуть я не намерен. К тому же меня настораживает эта фотография: мне не нравится, ни что с этим несчастным сделали, ни, прости господи, как это сделали.

— Я присоединяюсь, — лаконично добавила Анна.

— Думаю, есть смысл, — с хрипом выдавил изрядно позеленевший отец Рид, рассмотрев наконец фотографию достаточно близко.

— Нет, ребята, надо ввязаться, — присоединился Виктор, — и руки гадам поотбивать, чтобы впредь неповадно было так над людьми изгаляться.

Хьюго де Крайто только молча кивнул. Лишь Анна заметила, что его колотила крупная дрожь, и он в ярости сжимал кулаки.

— Ладно. — Госпожа Злата тяжело вздохнула. — Вопрос номер два: что конкретно от нас требуется, если и так известно, что инквизиция причастна?

— Собрать доказательства. Но сделать это нужно наименее заметно и по возможности вообще не афишировать ваше участие в деле, — ответил архиепископ Краковский.

— То есть вы требуете полной неофициальности? — переспросила госпожа кардинал.

— Да. Мы уже пытались действовать официально, и вы видели, что из этого вышло.

— Возможно, есть смысл мне самой отправиться в Мальборг, — задумчиво произнесла госпожа Пшертневская.

— Вы что, с ума сошли?! — не сдержался Эрик ди Таэ.

— Отнюдь, — слегка удивленно откликнулась госпожа Злата. — Я родилась и выросла в Польше, прекрасно владею языком и разбираюсь в особенностях местного менталитета.

— Это не аргумент! — парировал князь. — Я тоже знаю польский, и Анна знает, и Рид с Профессором. Даже Виктор с пятого на десятое на нем изъясняется, ругается так точно. Отец Хьюго, полагаю, тоже им худо-бедно оперирует.

— Эрик прав, — поддержал чародея Профессор, — о вашей поездке не может быть и речи! Вас слишком хорошо знают в лицо.

— В общем-то я могу поехать, — встряла в разговор Анна. — Я знаю язык, обычаи, более того, я знаю город. Мне доводилось бывать в Мальборге раньше и не составит труда затеряться среди местных.

Князь ди Таэ нахмурился, но промолчал: в конце концов Анна — боевой маг и не зря получила звание мастера в шестнадцать лет вместо положенных двадцати.

— Полагаю, есть смысл и мне отправиться с вами, — рассеянно заметил отец Рид, поправляя съезжающие очки.

— Я тоже еду, — категорично заявил доселе молчавший де Крайто.

Все недоуменно уставились на него.

— Хьюго, — вкрадчиво проговорила чародейка, — вам напомнить, что приключилось в Мадриде?

— Не нужно, княжна, у меня прекрасная память, — резко парировал он, почему-то заливаясь румянцем. — А вот вам, похоже, следует припомнить, что могло бы произойти, не вмешайся я вовремя!

Предчувствуя начинающуюся свару, госпожа Злата поспешила вмешаться:

— Так, вопрос решен. Команда подобрана, никто ничего против не имеет. Вы отправляетесь сегодня вечером, но не как сотрудники отдела, а как гражданские лица. Поэтому настоятельная просьба к вам, святые отцы, — госпожа Пшертневская смерила оценивающим взглядом Рида и Хьюго, — сменить сутаны на что-нибудь более… э-э-э… цивильное!


Глава 5 | Чужое проклятие | Глава 7