home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 7

Команданте Саграда задумчиво перелистывал ветхие желтоватые страницы фолианта, доставленного ему из Мадрида. От исписанного коричневатыми чернилами пергамента пахло засохшей кровью.

— Однако, — пробормотал инквизитор себе под нос. — Занятная книжица, здесь определенно есть чему поучиться. — Перевернув очередную страницу, сеньор Христобаль удивленно вскинул бровь. Описываемый обряд его заинтересовал. Глава инквизиции криво усмехнулся. Похоже, отделу Пшертневской недолго осталось поживать в здравии и благополучии… Но как же некстати появился в Будапеште этот проныра архиепископ Краковский! Впрочем, не суть важно. Магистр Ливонского ордена предупрежден, и сотрудников Пшертневской, осмелившихся сунуться в Мальборг, будет поджидать весьма неприятный сюрприз. Архиепископом тоже займутся, но позже. А сейчас пришло время приструнить этого выскочку, князя Эрика ди Таэ. Судя по всему, в кои-то веки Христобалю выпала уникальная возможность покончить со всем ненавистным Высоким домом сразу: княжной займутся в Мальборге, а князем… хм… к нему у инквизитора имелся давний личный счет. К тому же Эрик ди Таэ почти идеально подходил для проведения описанного в книге обряда.

Сеньор Христобаль Саграда закрыл фолиант и набросил на него кусок черной ткани, в который тот был завернут, когда его принесли. Что уж скрывать, команданте был перестраховщиком и не любил пустую браваду… Береженого, как известно, Бог бережет!

— Так, это брать… это не брать… ага, аптечка…

Князь ди Таэ молча наблюдал за тем, как сестра собирает вещи, и неодобрительно качал головой. Ну вот не умеют женщины без всяких там штучек-дрючек обходиться… Да такого немереного количества барахла хватит на три кругосветных экспедиции!

— Эрик, малая опять остается на твое попечение, — напомнила брату Анна. — По возможности загрузи ее так, чтобы некогда было в небо глянуть, не то что грустить и кукситься. Можешь даже Виктора припрячь.

— Все так серьезно? — насмешливо спросил целитель.

— Серьезней не бывает.

— Час от часу не легче, — обреченно поморщился князь. — Тут в своих чувствах разобраться не можешь, так еще и девчонку, страдающую от неразделенной любви, успокаивать придется!

— Не строй из себя циника, тебе это не идет, — посоветовала княжна. — И умоляю… прояви разумную осторожность. У меня дурное предчувствие.

— Касательно задания? — нахмурился маг.

Анна отложила дорожную сумку и опустилась на стул:

— Нет, касательно тебя.

— Конкретно — сон, видение?

— Эрик, тебе ли не знать, что ясновидец из меня, как из бегемота — балерина, — скептически фыркнула чародейка. — Нет, это просто предчувствие.

— По-моему, у тебя начинается паранойя, — упрекнул сестру Эрик.

— Пообщаешься с де Крайто, еще и не такое начнется, — удрученно вздохнула девушка. Ее обычно чистые глаза затуманились от едва сдерживаемых сердечных переживаний.

— Похоже, ты нашла с ним общий язык, — провокационно ухмыльнулся брат.

— Не знаю, что я с ним нашла, кроме неприятностей на свою голову, но с этим пора завязывать, пока не поздно, — пробормотала Анна себе под нос.

— Слушай, все хотел спросить, — чародей передвинул кресло чуть ближе к окну, — кто тебе тогда ауру штопал?

— Да ты же и штопал, — слегка удивленно откликнулась девушка.

— Э нет, дорогая сестра, я лишь подправил результат, заглаживая рубцы, — задумчиво потер подбородок князь. — Тебя кто-то штопал еще в Мадриде, это факт. Правда, довольно топорно, зато качественно.

— Эрик, не городи ерунду, ну кто меня там мог лечить! Хотя… — Анна неожиданно запнулась и досадливо закусила губу.

— Хотя — что?

— Ничего… нет, это слишком, — пробормотала она, отметая навязчивую догадку о Хьюго де Крайто. «Он? Но он же не маг!..» Чародейка мысленно перебирала все доступные ей факты: его невероятная живучесть, не присущая обычному смертному, невероятное везение — там, в хранилище, и еще на крыше, где он с помощью амулета успешно отбил натиск боевого мага инквизиторов. А меч? Вполне вероятно, что священник совершенно неосознанно прячет его в складках пространства…

— Угу, — полусердито-полурадостно буркнул князь, отрывая сестру от ее мучительных раздумий, — вот, значит, как. А с де Крайто ты, по-моему, уже доигралась.

— Ты о чем? — невинно поинтересовалась Анна, снова берясь за сумку.

— Да так, брюзжание неудовлетворенного мужчины. Не обращай внимания, — отмахнулся князь ди Таэ. — Но ты это, поосторожней там…

— Ты тоже. — Чародейка присела на корточки возле кресла и погладила брата по щеке. — Обещай, что когда я вернусь, то найду тебя в целости и сохранности, умытым, одетым, накормленным и вообще довольным жизнью.

— Заметано! — согласно улыбнулся Эрик, пытаясь убедить себя в том, что малиновые пятна на ауре сестры ему просто померещились…

Княжна неторопливо пересекала площадь, примыкающую к церкви Святого Матиаша, когда ее окликнул знакомый голос:

— Анна, эй, подождите!

Чародейка недоуменно уставилась на догонявшего ее мужчину, затем присмотрелась…

— Отец Рид? А я вас и не узнала!

— С этого момента просто Рид. — Священник смущенно поправил съехавшие с переносицы очки. — Никакого официоза.

— Угу. — Анна окинула его внимательным взглядом.

Действительно, на священника он сейчас ничуть не походил: темно-синие джинсы, ботинки с высокими голенищами, черная куртка-реглан и клетчатая рубашка навыпуск, но все те же растрепанные, неровно остриженные волосы и непослушные очки. Анна в очередной раз отметила, что без сутаны он выглядит не таким уж худым и нескладным. Да, бесспорно, перед ней стоит самый обычный, ничем не примечательный мужчина — небогатый турист из категории тех, что путешествуют на своих двоих и с палаткой. На плече архонта болтался потрепанный рюкзак. Более незапоминающейся личности, чем Рид сейчас, княжна с ходу вспомнить не могла. Оставалось надеяться, что Хьюго будет выглядеть не менее банально.

Все ее надежды почили в мире сразу, едва она увидела де Крайто, поджидавшего их у входа в отдел.

— Что это? — с трудом выдавила чародейка, дергая архонта за рукав и указывая пальцем на парня.

— Хм… — Рид поправил очки. — Наш досточтимый коллега, я полагаю, — произнес он в точности таким же тоном, коим говорят: «Жаба обыкновенная».

Анна со стоном разочарования схватилась за виски.

— Вы опоздали на пять минут, господа, — сухо заметил Хьюго, одарив архонта неприязненным взглядом.

Тут в поле зрения будущих путешественников появился Эрик ди Таэ.

— Эй, ребята, пошевеливайтесь давайте, — нетерпеливо окликнул их князь. — С минуты на минуту начнется гроза, и тогда я уже не смогу вас телепортировагь.

— Эрик, — Анна подошла к брату и понизила голос, — мы не можем взять с собой его, — девушка обвиняюще ткнула пальцем в сторону Хьюго, — в таком виде. У него же крупными буквами на лбу написано «СВЯЩЕННИК».

— Ничего, придумаете что-нибудь на месте, — обнадежил ее князь. — Анна, над городом вот-вот разразится гроза. Сейчас энергия пространственных волн находится на пике возможной мощности, и я смогу забросить вас как можно ближе к Мальборгу. Позже такого благоприятного случая может уже не представиться.

— Ладно, — вздохнула княжна, позволяя себя уговорить. — Сможешь закинуть нас в окрестности Грожаны? Это всего лишь полдня пути до Мальборга, и к тому же там можно достать лошадей.

— Договорились, — кивнул Эрик. — Эй, вы двое, поторапливайтесь, а то отправлю Анну одну…

Телепорт с легким щелчком сомкнулся за их спинами, небрежно выбросив Анну со товарищи на лоно природы, посреди некошеного луга. Чуть дальше на холме виднелись аккуратные сельские домики. Грожана была одной из многочисленных деревушек, окружавших Мальборг. Но, к безмерному удивлению Рида и Хьюго, чародейка повела своих спутников не в сторону жилья, а к некоему покосившемуся сараю, расположенному в центре луга. Приблизившись к неприглядному сооружению, девушка что есть силы грохнула ногой по рассохшимся доскам и задиристо заорала:

— Пафнутий, нечисть мохнозадая, вылезай, вурдалака тебе в печенку!

Рид и Хьюго недоуменно воззрились сначала на чародейку, а потом на мохнатое нечто, сей же миг материализовавшееся на рассохшейся колоде возле сарая. Внешне пресловутый Пафнутий походил на сильно уменьшенную копию обычного деревенского мужика: в домотканой рубахе, посконных полосатых штанах и миниатюрных лапоточках, сплетенных из ивового лыка. Ростом нечистик едва ли достигал Анне до колена, зато недовольства, нарисованного у него на лице, уж точно с лишком хватило бы на всех троих путников.

— Ну чего надыть? — мрачно осведомился конюший,[8] сверля княжну бусинками глаз.

— Сеновал на четыре дня и чтоб ни души, — ухмыльнулась чародейка.

— Тьфу на тебя, бесстыдница! — возмущенно всплеснул ручками нечистик. — Ну ладно еще тот в очечках, вроде ничего так. А второго зачем приволокла? У него же на лбу написано, что, окромя Девы Марии, в его жизни больше никого не было!

Хьюго даже перекосило от такого комплимента.

— Успокойся, Пафнутий, — посмеиваясь, отозвалась Анна, — я шучу. Мне нужны лошади. Три штуки в полной сбруе к завтрашнему утру.

— А что мне за это будет? — заинтересованно подался вперед нечистик.

— А что тебе надо?

— Кофейку бы, а то вышел весь, — мечтательно протянул конюший. — Да смотри, не той бурды разводной, что в прошлый раз принесла, — ворчливо добавил он, — а ентого, в зернышках, чтоб молоть да в турке варить. С пенкой, с ароматом.

У взирающего на это представление Рида медленно отвисла нижняя челюсть, а Хьюго ошеломленно тер веки кулаками, отказываясь верить собственным глазам.

— Ишь какой, чтоб мед ему, да еще и ложкой, — ухмыльнулась княжна, заговорщицки подмигивая своим спутникам. — Ладно, уговорил, организую тебе кофе в зернышках. Но чтобы и лошади нам достались хорошие, а не клячи какие-нибудь. Да, и про сеновал… Мы тут до утра останемся.

— Тьфу, распутница белобрысая!.. — сплюнул себе под лапоточки конюший.

— Пафнутий, лошади должны быть к утру! — строго прикрикнула на него Анна.

Конюший мрачно хмыкнул и исчез.

Княжна осторожно протиснулась в темный проем входной двери и махнула рукой остальным, приглашая следовать за ней. Насчет ночевки в сарае чародейка явно не шутила. Внутри кривобокое сооружение оказалось неожиданно чистым и уютным. Приятно пахло свежим сеном, а для освещения девушка развесила под крышей несколько световых пульсаров.

Сеновал в сарае действительно имелся, но залезать туда чародейка не стала. Просто надергала сена из укрепленных на стенах яслей и расстелила поверх него одеяло. Мужчины последовали ее примеру.

— Я надеюсь, все умеют ездить верхом? — спросила княжна ди Таэ, усаживаясь на одеяло.

Хьюго молча кивнул. Рид неопределенно закашлялся:

— Хм, Анна, в последний раз я влезал на лошадь лет эдак десять назад, и не скажу, чтобы от этого действа сохранились хоть сколько-нибудь приятные воспоминания.

— У вас или у лошади? — язвительно поинтересовалась девушка.

— У обоих! — признался архонт. — Но иного выхода, я полагаю, нет?

— Правильно полагаете! — проказливо прищелкнула языком княжна. — В этой части Нейтральной зоны принято передвигаться верхом. Придется соответствовать местным обычаям, так мы привлечем меньше внимания.

— Мм… — Рид страдальчески покосился на Хьюго. — По-моему, мы не можем не привлекать внимания, пока отец Хьюго с нами.

Де Крайто попытался строптиво огрызнуться, но Анна его осадила:

— Он прав, Хьюго. Из нас троих вы больше всего выделяетесь. У вас только что на лбу не написано «священник». Нужно что-то сделать с вашим внешним видом.

— Н-да? — скептически процедил сквозь зубы молодой священник. — Мне что, пойти головой о стену побиться?

— Ну зачем же так жестоко? Скажем, я могу просто вас поцарапать, — ехидно откликнулась чародейка и добавила уже более серьезно: — Прошу, для начала избавьтесь от этого дурацкого плаща. Он выдает вас в первую очередь — пилигримничать здесь не принято… Ну же! Или, может, мне самой его с вас содрать?

Хьюго одарил чародейку испепеляющим взглядом и принялся распутывать завязки плаща. Когда плащ оказался свернут и благополучно засунут в рюкзак, Анна и Рид недоуменно уставились на де Крайто. Выяснилось, что на юноше красуется черная форменная рубашка с белой вставкой в воротнике.

— Хьюго, вы издеваетесь?! — негодующе воскликнула княжна. — Видно, придется мне взяться за вас лично!

Чародейка мгновенно очутилась напротив него и резко рванула пальцами ворот рубашки священника. Раздался треск, несколько пуговиц с глухим стуком покатились по земляному полу. Анна отступила на шаг и полюбовалась результатом. Небрежно разодранный ворот чародейку вполне удовлетворил. Она неопределенно хмыкнула. Хьюго ошеломленно пялился на нее.

— Что вы себе позволяете?! — наконец выдохнул он.

— А чего бы вы хотели? — томно спросила княжна, проводя пальцем по обнажившейся груди священника.

Архонт деликатно кашлянул у нее за спиной.

— Рид, вы, я так понимаю, тоже этого хотите? — насмешливо поинтересовалась девушка.

— Избави меня бог от подобного! — заполошно замахал тот руками. — Просто не слишком ли вы увлеклись?..

— Зависть — порок, — назидательно проговорила Анна, обходя Хьюго кругом. — Де Крайто, нужно что-то сделать с вашими волосами — они слишком заметные. К тому же так свободно выставлять их напоказ могут только маги. Это своеобразный знак отличия. Но сейчас нам совсем не нужны подобные демонстрации…

Только теперь Хьюго заметил, что чародейка убрала свою гриву в невзрачную прическу, закрутив их так, чтобы никто никогда не догадался, какой они на самом деле длины.

— Не беспокойтесь, стричь вас я не собираюсь, — усмехнулась княжна ди Таэ. — У меня рука не поднимется портить такие роскошные волосы. — Анна легонько провела кончиком ногтя по его шее и ключице. — Присядьте, пожалуйста.

Рид, увлеченно наблюдавший за происходящим, время от времени закусывал губу, пытаясь сдержать рвущийся наружу смех. Хьюго же, наоборот, выглядел напряженным до предела.

Между тем Анна уверенным движением сдернула с его волос кожаный шнурок, и золотисто-русая грива беспрепятственно рассыпалась по плечам священника.

— Кхм, что бы еще такого сделать плохого?.. — задумчиво протянула чародейка, проводя руками по длинным густым волосам де Крайто. — Они такие мягкие… Хьюго, вам несказанно повезло, не у всякой девушки такие волосы. Боже, это невероятно… — Анна осторожно разделила гриву на несколько прядей. — Одно прикосновение к ним сводит меня с ума… Они такие… такие… Это же просто китайский шелк!

Хьюго залился краской смущения. Что эта ведьма с ним делает, черт возьми!

— Мм… это же просто пик мечтаний! Они текучие, словно ртуть, и легкие, как пух… — Чародейка осторожно переплетала пряди, убирая роскошную гриву в банальный колосок. — Боже мой, эти волосы… Хьюго, вы не поверите, но мне хочется зарыться в них лицом и сидеть так вечно…

Де Крайто страдальчески закусил губу. Краснеть дальше у него уже не получалось, ибо было некуда — молодой священник и так уже стал просто пунцовым. Анна завершила плести косу и закрепила ее все тем же кожаным шнурком.

— Все, — наконец проговорила она, — готово! — и перекинула косу Хьюго через плечо.

Де Крайто недоуменно уставился на сей шедевр парикмахерского искусства, затем поднял глаза на чародейку, которая уже успела перебраться на свое одеяло и теперь лукаво посматривала на него. Рид продолжал тихо давиться смехом.

Хьюго молча сверлил этих двоих взглядом.

— Что такое, вам не нравится? — насмешливо осведомилась Анна.

Де Крайто мрачно сплюнул, завернулся в одеяло и улегся спать, повернувшись к ним спиной.

— Страшный вы человек, Анна, — задумчиво произнес Рид, разглядывая красноречиво напряженную спину Хьюго.

— Не завидуйте. Лучше отращивайте такую же гриву — я и вам косичку заплету, могу даже с бантиком.

— Нет уж, избавьте меня от подобного счастья. И рубашку на мне рвать тоже не надо, — откликнулся архонт, педантично расправляя складки своего одеяла.

— Ой-ой, какие мы стеснительные, — подначила княжна.

— Не-а, — давясь зевком, ответил он, — просто не подействует…

Будапешт погрузился в сплошную пелену ливня, звучно хлеставшего по мостовым упругими струями. Молнии ежеминутно разрывали темное небо, прошивая его серебряными трещинами. Летние сумерки благодаря грозе быстро уплотнились, превратившись в ночь. Внезапно в темном переулке по ту сторону площади у церкви Святого Матиаша сверкнули два красных хищных глаза. Казалось, эта тварь соткалась прямо из плотных дождевых струй. Черная, поджарая, высокая, уверенно стоящая на когтистых лапах, с длинной, сильно вытянутой мордой, тварь принюхалась и чуть повернула голову. В пелене хлещущего дождя трудно уловить окружающие запахи, да они ей и не нужны. Она игнорирует все посторонние ароматы, кроме одного — запаха чабреца с примесью магии. Так пахнет предназначенная ей жертва. Живая плоть, в которую нужно вонзить клыки, чтобы растерзать. Да, это трудно, зато потом можно будет досыта лакать вкусную теплую кровь, наслаждаясь обещанной наградой. Тварь принюхалась еще раз. Тварь почуяла жертву и вышла на охоту…

Госпожа Злата стояла на крыльце церкви Святого Матиаша, уныло наблюдая за струями ливня и не решаясь ступить на мостовую. Капли весело цокали по камням мостовой, обрызгивая туфли женщины и заставляя ее нерешительно переминаться с ноги на ногу. Зонт она благополучно забыла дома, а домой еще нужно как-то попасть. Ага, легко сказать — попасть… Гулять под ливнем госпоже Пшертневской абсолютно не хотелось.

— Любуетесь дождем? — раздался сзади насмешливый вопрос.

Госпожа Пшертневская резко обернулась и едва не столкнулась с Эриком ди Таэ.

— Говорят, если смотреть на льющуюся воду — это успокаивает, — невозмутимо продолжил он. — Но я думаю, у вас просто нет зонта.

— Можно подумать, у вас он есть, — фыркнула госпожа Злата.

— А мне он и не нужен, — мило улыбнулся князь. — Все равно я сегодня собираюсь ночевать в отделе, ибо телепортироваться в такую грозу — это самоубийство. А до моего особняка отсюда далековато.

— Предлагаете мне сделать то же самое? — скептически осведомилась госпожа кардинал.

— Нет, предлагаю провести вас домой. В кресло вмонтирован генератор силового поля, и дождь за него не проникает. Генератора хватит минут на пятнадцать, как раз пересечем площадь. Радиус действия около двух метров, так что рискуете промочить только ноги.

Госпожа Пшертневская задумалась. Стоять на крыльце ей надоело, ночевка в отделе тоже не прельщала… Похоже, князь, как всегда, прав.

— Ладно, уговорили, — благоразумно вздохнула она. — Включайте ваше поле.

— Если боитесь промочить ноги, можете сесть ко мне на колени, — невинно предложил Эрик.

— Нет уж, спасибо, — лукаво усмехнулась госпожа кардинал.

— Ну, не хотите — как хотите. — Князь ди Таэ осторожно свел кресло вниз, максимально сокращая дистанцию между собой и начальницей.

Крупные капли глухо стучали по прозрачному куполу силового щита. Кресло с тихим гулом скользило над мокрой брусчаткой, по которой бежали мутные ручьи дождевой воды. Госпожа Злата размеренно шагала рядом. Ноги у нее промокли моментально, но она предпочла этого не замечать.

— Как прошла отправка наших сотрудников в Мальборг? — спросила госпожа кардинал, дабы разбавить натянутую тишину.

— Все нормально. Мы как раз успели до грозы. Завтра к полудню они доберутся до города. Но, честно говоря, я не испытываю особого восторга от того, что мы ввязались в столь опасное мероприятие, — с сожалением вздохнул маг. — Можете считать это приступом паранойи, но я чувствую, что добром дело не кончится.

— Я всецело с вами согласна, князь, — эхом откликнулась госпожа Злата. — Но мы добровольно согласились участвовать в секретной операции, и вы, смею заметить, стали первым, кто сказал «да».

— Будем считать, что у нас не оставалось иного выбора, — подытожил князь ди Таэ. — Кстати, мы уже дошли до вашего крыльца. Сейчас я уберу поле, а вы быстренько перебирайтесь под крышу.

Князь отключил купол, госпожа Пшертневская шагнула на крыльцо…

— Черт! Я намок! — возмущенно воскликнул маг.

И правда, лишившись защиты силового поля, он в тот же миг попал под хлещущие с неба потоки и вымок до нитки.

— Эрик, как же вы непоследовательны! — иронично фыркнула госпожа кардинал, всплеснув руками. — Вы специально не залетели на крыльцо?

— Господи, я дурак! — захохотал он, запрокидывая голову. — Я идиот! Тупица! Ха-ха-ха… забыл элементарную вещь! Нет, даже не подумал! Ха-ха-ха!

Госпожа Злата, вначале с недоумением взиравшая на хохочущего князя, почувствовала, что ей все труднее сдерживать улыбку, так заразительно Эрик смеялся. Секунду спустя они хохотали уже вдвоем. И тут…

Черная смертоносная тварь соткалась прямо из дождевых струй, летящей стрелой прошив неутихающий ливень. Эрик инстинктивно дернул кресло в сторону и понял, что опоздал, опоздал на сотую долю секунды. Грудь и плечо обожгло огнем… От резкого толчка кресло накренилось, и чародей полетел на мостовую, расплескивая мутные дождевые ручьи. Тварь атаковала вновь. Князь сорвал с волос заколку, швырнул в распластавшуюся в прыжке тварь, но промахнулся. Заклятие хлопком вспыхнуло над мордой чудовища, не причинив ему никакого вреда. Князь ди Таэ больше ничего не успевал сделать. Мгновение — и тварь вопьется ему в горло.

Вдруг грохнул выстрел… Монстр так и не смог завершить прыжок. Противно взвизгнув, он неуклюже шлепнулся на мостовую, конвульсивно дернулся и затих, вытянувшись на боку в каких-то пятнадцати сантиметрах от князя. Эрик тяжело обвалился на спину. Над ним, сжимая в руке еще дымящийся «Смит и Вессон», стояла госпожа Злата.

— Прекрасный выстрел, госпожа кардинал, — облегченно похвалил князь ди Таэ.

— Разрывная серебряная пуля в голову — это конец… И пожалуйста, перестаньте называть меня «госпожа кардинал»! — Женщина помогла ему сесть, и маг пролевитировал себя обратно в злополучное кресло, морщась от боли. Кимоно у него на груди оказалось разодрано в клочья — тварь задела его во время первой атаки.

— Нет, ну надо же! Мне опять испортили любимое кимоно! — искренне возмутился князь, рассматривая понесенные потери.

— Заходите в дом! — скорее потребовала, чем пригласила женщина. — В таком виде я вас никуда не отпущу. Нужно хотя бы царапины промыть…

Плотно задернутые бархатные шторы надежно отгораживали комнату от шумящего за окном дождя, превращая его во всего лишь приглушенный, ненавязчивый звуковой фон, что придавало и так на редкость интимной атмосфере еще больше уюта и комфорта. В этом будуаре все настраивало на романтичный лад: обстановка, цвет золотисто-песочных обоев, меховой плед и старинный журнальный столик, инкрустированный сандаловым деревом. Очевидно, хозяйка этого жилища обладала весьма утонченным вкусом. Покажи мне свой дом — и я скажу, кто ты. Не так ли?

— Простите, Злата, мне так неудобно, что я все же напросился к вам на ночной кофе, — усмехнулся Эрик, сидя на кровати в комнате для гостей. Ему уже довелось побывать здесь ранее — несколько месяцев назад, когда он отлеживался после ранения в бок.

— На войне нет места условностям, — кисло улыбнулась женщина. — К несчастью, мое предчувствие оправдалось!

— Какое предчувствие? — насторожился Эрик.

— С тех самых пор, как мы впутались в историю с убийством гиперборейской делегации и в распри с инквизицией, я ожидала неприятностей, — пояснила госпожа Пшертневская. — Которые и не заставили себя ждать. Откуда взялась эта адская тварь?

— Не знаю. — Князь попробовал недоуменно пожать плечами, но тут же скривился от боли. — Но, судя по исходящим от нее энергетическим эманациям, там не обошлось без мага, причем сильного, состоящего в статусе мастера. Как-то не вяжется это все с местью инквизиции, не находите?

— Я запуталась, — честно призналась госпожа кардинал. — Серый орден искореняет магию, а не практикует ее. У меня слишком мало информации, поэтому любые выводы сейчас окажутся преждевременными. Но я очень рада, что этому чудовищу не удалось искоренить кого-то из нас…

— Чего не скажешь о моей одежде, — иронично усмехнулся целитель.

Наименее пострадавшей и наиболее чистой частью его гардероба являлись брюки, которые он просто высушил заклинанием. В них же он сейчас и сидел. Грудь и правое плечо князя пересекали четыре вспухшие кровоточащие полосы, оставленные когтями твари.

— Не говорите глупостей! — откликнулась госпожа Пшертневская, опускаясь рядом на пуф и окуная спонж в антисептический раствор. — Сейчас немного пощиплет… — Женщина начала осторожно промывать рану.

Эрик вздрогнул и едва сдержался, чтобы не закусить губу. Подобной реакции он от себя никак не ожидал.

— Что такое? Больно? Я же предупредила: перекись имеет свойство щипать. Неприятно, но, безусловно, терпимо.

— Н-не в этом дело, — отрывисто выдохнул князь ди Таэ. — Думаю, будет лучше, если я сам себя обработаю. — И он забрал у нее спонж.

Госпожа Злата посмотрела на него с легким удивлением, но промолчала. А поскольку обрабатывать раны самому, не имея зеркала, было весьма проблематично, маг то и дело промахивался и в итоге вообще выронил ватный шарик.

— Знаете, давайте лучше это сделаю я, — не выдержала госпожа Пшертневская. — Вам же неудобно. Примите хотя бы раз предлагаемую помощь! — Она решительно взялась за промывание оставшихся ран. Перекись противно зашипела.

Эрик сидел напряженный, словно натянутая струна. Нет, это невозможно, он так больше не выдержит! Князь ди Таэ резко шарахнулся в сторону, подальше от руки госпожи Златы.

— Эрик, что-то не так? — удивилась она, вздрогнув от неожиданности.

— Не так? Не так! — Князь закрыл лицо руками. — Все не так! Да разве вы не понимаете, что делаете со мной, Злата?! — вскрикнул он. — То, что я передвигаюсь в кресле, еще не означает, что я не мужчина! — глухо выдавил маг, поднимая глаза на госпожу Пшертневскую. — И на вас как на женщину реагирую соответственно!

— Думаю, любой женщине будет приятно, если на нее соответственно прореагирует такой мужчина, как вы, — спокойно произнесла госпожа Злата. Она прекрасно уяснила ситуацию.

— Беда в том, что вы — отнюдь не любая для меня! — сдавленно произнес Эрик. Его била крупная дрожь.

— Думаю, мне лучше уйти, а вам — успокоиться и хорошенько выспаться, — все тем же ровным тоном ответила госпожа Злата.

— Да… Действительно, так лучше… Идите… Все в порядке, не беспокойтесь. — Князь ди Таэ отвернулся.

Госпожа Злата встала и направилась к двери, но стоило лишь ей взяться за ручку…

— Нет, не уходите! — Маг смотрел на нее умоляющим взглядом приговоренного к смерти. — Останьтесь, прошу вас, хотя бы пока я не усну… Проклятый стресс…

— Хорошо. — Она вернулась и вновь села на пуф. — Хорошо, я останусь. А теперь спите, так действительно будет лучше для нас обоих.

Через несколько минут дыхание князя сделалось ровнее, напряженное лицо разгладилось — он провалился в глубокий сон.

«Уснул», — осознала госпожа Злата, едва сдерживаясь, чтобы не погладить его по руке. О том, как им предстоит вести себя завтра, она предпочла не думать. Скорее всего они сделают вид, что ничего не случилось. Да, скорее всего они именно так и поступят. И плевать на то, что это совсем не так. Плевать на их неискренность, бросающуюся в глаза всем и каждому. Все равно никто ничего не скажет…

Эрик так и не понял, потерял он сознание или все-таки уснул. Так или иначе, но сейчас он потихоньку приходил в себя. Князь никогда не любил спать на спине — совершенно беспомощная поза. А тут надо же — уснул и проспал таким образом всю ночь. Возле него, свернувшись калачиком, мирно посапывала Злата Пшертневская. Князь ди Таэ почему-то ничуть не удивился этому факту. Осторожно убрал шелковистую темно-каштановую прядь, упавшую ей на лицо.

— Вот и разобрались… — тихонько сказал он сам себе.

Женщина беспокойно шевельнулась и открыла глаза.

— К… к… князь… — ошеломленно прошептала она.

Лилия в темной воде.

Звездный свет

Запутался

В темных прядях

Волос твоих… —

мечтательно процитировал маг, вновь убирая упавшую ей на лицо прядь. — Японская поэзия пятнадцатого века, между прочим. В моем исполнении — только для вас!

— А… мм… — Госпожа Злата шокированно села.

Эрик подтянулся на руках и последовал ее примеру, без всякого стеснения продолжая в упор разглядывать госпожу Пшертневскую. Женщина смутилась под его пристальным взглядом, залившись конфузливым румянцем.

— Простите, не нужно было мне здесь оставаться, — извиняющимся тоном пробормотала она. — Как ваши раны?

— Я готов получать их ежедневно, лишь бы почаще просыпаться вот так, рядом с вами, — улыбнулся ди Таэ.

— Эрик, вы невыносимы! — вспыхнула госпожа Злата.

— Разве что вперед ногами! — шутливо отозвался князь, притягивая ее к себе.

— Эй, что вы делаете?.. — растерянно прошептала она.

— То, что давно должен был…

Эрик был почти уверен, что сейчас получит пощечину, но… Похоже, прежней дистанции, разделяющей их, уже не существовало. Губы Златы, алые и сочные, будто спелая малина, приблизились, тесно прижались, обволакивая своей теплотой и сладостью…

От двери раздались ленивые аплодисменты, и до боли знакомый хрипловатый голос ехидно произнес:

— Браво, князь! Я в вас не сомневался! Госпожа кардинал, не стесняйтесь…

Эрик и госпожа Злата мгновенно повернулись на звук, издав одно и то же, совершенно синхронное чертыханье. Возле двери стоял ехидно скалящийся Виктор, лениво опершийся о косяк. Из-за его плеча с любопытством выглядывала Арьята, поднявшись на цыпочки.

— Сгинь, нечисть! — разъяренно завопил Эрик.

— Виктор, вы давно здесь стоите? — куда более тактично осведомилась госпожа кардинал.

— Если честно, не очень. То, что происходило до поцелуя, я не видел.

— Как вы вообще сюда попали, хотела бы я знать?! — запоздало возмутилась госпожа Пшертневская.

— Через дверь, — немного удивился Виктор. — Вообще-то там не заперто.

— А Арьяту зачем сюда притащили? — саркастически прищурился князь.

— Ну вообще-то это она вас искала, — не менее нахально усмехнулся оружейник. — Вы вчера не вернулись домой, девочка беспокоилась. А я видел, как вы отправились провожать госпожу Злату, ну и…

— Все с вами ясно, — едва сдерживая смех, откликнулся Эрик. — А теперь оба — марш в коридор! Дайте хоть одеться!

— Угу! — Виктор цапнул Арьяту за руку и потянул за собой. — Мы вас внизу подождем. Спуститесь, когда закончите… Эй, я имею в виду одеваться!.. — завопил байкер, едва успев увернуться от летящей в него подушки.


Глава 6 | Чужое проклятие | Глава 8