home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 9

Секунду спустя их вышвырнуло из межпространственного портала, причем запулив прямо в кабинет главы ордена. Хьюго сильно ударился об пол, но тут же попытался встать, морщась от боли. Княжна остановила его мягким прикосновением руки. Присев на корточки, чародейка скептически осмотрела глубокие рваные раны на ноге священника, неодобрительно покачала головой и принялась стаскивать с себя жилетку и блузку.

— Эй, что вы делаете?! — недоуменно воскликнул де Крайто.

— Собираюсь вас перевязать. Если вы, конечно, не желаете изойти кровью, — ехидно пояснила Анна, раздирая блузку на широкие полосы. — Ах да, я, кажется, забыла — вы же не можете смотреть на мое нижнее белье… Или уже можете? — хитро усмехнулась она.

Хьюго смутился и мгновенно отвел взгляд в сторону, принявшись изучать ничем не привлекательную стену с таким вниманием, будто там внезапно возник святой лик. Княжна только многозначительно хмыкнула и взялась за перевязку.

Дубовая дверь кабинета содрогнулась под тяжелыми ударами. Священник непроизвольно дернулся из-за красноречивого звука и тут же зашипел от жгучей боли, пронзившей ногу. Девушка успокаивающе положила руку ему на плечо:

— Ш-ш-ш, не дергайтесь. Я заблокировала дверь сразу, как только мы сюда попали. Они, без сомнения, ее разобьют со временем, но не так быстро. Мы успеем уйти.

Чародейка пустила по кабинету поисковый импульс, направив его на выявление скрытых ниш, где могли бы находиться их вещи. Несколько секунд спустя Анна решительно ударила пульсаром по дальнему углу комнаты. Раздался глухой «бах», и взорам беглецов предстало развороченное нутро потайного сейфа.

— Надо же, а сейф-то гномьей работы, — уважительно протянула княжна, доставая с одной из полок железного ящика их сумки и оружие.

— Откуда вы знали, что все наше добро спрячут именно здесь? — немного опешил Хьюго.

— А где ему еще быть, как не в кабинете верховного магистра? — в свою очередь удивилась девушка. — Ведь это мессир начальник заправляет всеми делами ордена и докладывает инквизиции о своих успехах.

Между тем дверь уже начинала угрожающе трещать. Похоже, рыцари наконец-то догадались, что разворотить косяк гораздо проще, чем выбивать уплотненную магией створку.

Княжна ди Таэ распахнула высокое окно, выглянула во двор и прикинула расстояние сначала до земли, потом до ближайшей крыши. Удовлетворенно хмыкнула, заметив, что подоконник достаточно широк, и небрежно подвинула к нему кресло магистра. Хьюго молча наблюдал за приготовлениями.

«Она что, собралась прыгнуть из окна? — ошеломленно подумал мечник. — Бред! Да там же добрых пятнадцать метров до земли. А на крышу он в своем теперешнем состоянии вряд ли залезет…»

Анна между тем набросила на священника телекинетический захват и подняла его на ноги, а сама вскарабкалась на подоконник…

— Что вы задумали?! — не выдержал де Крайто.

— Забирайтесь сюда. Сначала на кресло, потом на подоконник. Не бойтесь, я вас страхую, — откликнулась княжна. — Ну же, не медлите!

— До земли — пятнадцать метров! А подняться на крышу я сейчас не смогу!

— Хьюго, поторопитесь! — напряженно прервала его чародейка. — Лезьте сюда. Прошу вас, доверьтесь мне! — Анна смотрела на него умоляющим взглядом.

Размышлять было уже некогда, ибо трещины в дверном косяке быстро разрастались в дыры… Священник, морщась от боли, взобрался на подоконник.

— Теперь обнимите меня! — Княжна по-прежнему продолжала удерживать священника телекинетической петлей.

— Что? — опешил тот.

— Обнимите меня!

— Ну, знаете ли!..

— Не время корчить из себя святую невинность! — сердито прикрикнула на него девушка. — Обнимайте!

Де Крайто, сверля ее гневным взглядом, все же выполнил требование.

— Да крепче, черт бы вас побрал! Девушек, что ли, никогда не обнимали?

— Нет! — огрызнулся Хьюго, попутно понимая — обнимать конкретную девушку в данный момент не так уж неприятно, даже учитывая тот нервирующий факт, что партнерша вцепилась в него мертвой хваткой.

Многострадальная дверь наконец рухнула, не выдержав обращенного на нее напора. Анна, резко оттолкнувшись от подоконника, полетела вниз, увлекая за собой священника. Краем глаза она успела заметить, как активируется заранее подготовленное заклятие «огненной стены», и мстительно рассмеялась. Первых, кто сунулся в комнату, испепелило на месте…

Всякая магия имеет свои, присущие лишь ей пределы действия. Левитация тоже не является исключением из данного правила.

Уже очутившись в воздухе, Анна была вынуждена признать, что пятнадцать метров полета — это все же перебор. Даже ей, мастеру воздушной стихии, оказалось сложно удержаться на такой высоте, не говоря уже о том, чтобы тащить на себе взрослого мужчину, заметно превосходящего девушку и ростом и весом. Впрочем, до соседней крыши она все же дотянула… Правда, посадка получилась весьма неудачной, да и выбранная ею крыша не могла похвастаться особым удобством — двускатная, с широкими кирпичными трубами. Кстати, об одну из них Хьюго и треснулся спиной в тот самый момент, когда они скатывались по грубому шиферу, скользя от конька к карнизу.

— Уф-ф, — со стоном выдохнул священник, пытаясь избавиться от красных пятен перед глазами. — Знаете, а ведь пилот из вас ника… — Договорить он не успел.

В следующий миг чародейка вдруг обхватила Хьюго за плечи и без предупреждения впилась губами в его губы… Де Крайто попытался шарахнуться назад, но вновь уперся спиной в трубу. Оттолкнуть от себя девушку тоже не получилось. Впрочем, а стоило ли?.. Краснота перед глазами разошлась. Жгучая боль в разорванных мышцах начала стихать. Все тело захлестнула теплая дурманящая волна, отдаваясь сладостным покалыванием в кончиках пальцев. Минуты две спустя девушка оторвалась от де Крайто и села, ловко вывернувшись из его рук.

— Ч-что это было?.. — с трудом выдавил Хьюго, все еще слабо соображающий и плохо ориентирующийся в пространстве.

— Решила поделиться с вами своей энергией, пока вы окончательно не вырубились, — тяжело дыша, откликнулась Анна, приваливаясь спиной к трубе рядом со священником. — Но признаюсь, легче зарядить сильфийский крейсер, чем вас.

— Мм?! — озадачился парень.

— Вы сопротивлялись, как могли!

— А что я, по-вашему, должен был делать? — растерянно спросил он извиняющимся тоном, пытаясь хоть немного оправдаться. — Вы набросились на меня, как вампир, как голодная волчица…

— Вы находились на грани энергетического истощения, поэтому выбирать не приходилось. Требовалось срочно предпринять нечто действенное. Поскольку пить мою кровь вы бы все равно отказались, я выбрала более… э-э-э… простой способ. Хотела еще сказать, более приятный, но не скажу. Целоваться вы абсолютно не умеете, и губы у меня скорее всего уже распухли… — Княжна осторожно коснулась их пальцем. — Мм, точно распухли…

Де Крайто взирал на нее недоуменно-ошеломленным взглядом, совершенно не понимая, чего еще можно ожидать от этой странной ведьмы.

— Сп-спасибо, — помявшись, неуверенно промямлил он, не найдя иных подходящих слов, пригодных для разрядки столь щекотливой ситуации.

— Угу, пожалуйста, приходите еще, — наобум откликнулась девушка и тут же расхохоталась, сообразив, какую глупость ляпнула. — Ладно, долой фривольности, — констатировала она, резко обрывая смех. — Пора заканчивать с этим делом и выбираться отсюда. Хьюго, сможете самостоятельно добраться до чердака или вам помочь?

Облюбованный Анной чердак оказался полупустым и до ужаса пыльным. Судя по всему, его использовали в качестве свалки. У стены бесформенной грудой набросали ворох старого тряпья, чуть дальше, страдальчески распахнув дверцы и угрожающе покосившись, стоял колченогий шкаф, да валялся на полу еще какой-то мелкий хлам. Выбрав более-менее чистый уголок, княжна проверяла, как закреплено на ней оружие, и легко ли выходит клинок из ножен, распихивала по карманам амулеты и флаконы. Кто знает, что именно пригодится ей в дальнейшем, благо рыцари не успели перерыть содержимое сумки.

— Что вы собираетесь предпринять? — с подозрением осведомился Хьюго, наблюдая за ее точно выверенными движениями, в которых не присутствовало ни грамма обычной женской бесполезной суетливости.

— Вытащить Рида, — коротко бросила Анна.

Де Крайто обреченно вздохнул: так он и знал!

— Княжна, не делайте глупостей, — с подкупающей доверительностью попросил он. — Не рискуйте собой. Возможно, отец Рид уже давно мертв. Сомневаюсь, чтобы его оставили в живых после нашего побега.

— Он жив, — возмущенно оборвала его чародейка. — Наверное, вам невдомек, но когда долго работаешь с одним партнером, то начинаешь чувствовать его энергетические линии. Рид жив, и я его вытащу.

— Анна, это безумие! — Хьюго почти сорвался на стон. Мысль о том, что он может ее потерять, причиняла невыносимую боль. Да, раньше он не понимал, что любовь — это самая страшная в мире болезнь. Любовь подобна кори: чем позднее она приходит, тем опаснее и тяжелее протекает.

— Отец Хьюго, — голос чародейки звучал раздраженно, — зарубите себе на носу: отец Рид — мой напарник. Более того, он не единожды спасал мне жизнь, хотя абсолютно не обязан был это делать, поэтому я перед ним в неоплатном долгу!

— Я пойду с вами, — решительно откликнулся де Крайто. — Одну я вас туда не пущу.

— Святой отец, вы ранены и поэтому останетесь здесь, — не менее категорично отрезала княжна.

— Вам напомнить Мадрид? — Глаза священника сверкали гневом. — Я не имею ни малейшего желания пасть жертвой ваших разгневанных друзей и родственников только потому, что вы вознамерились свернуть себе шею, а я вас не остановил!

Анна испытующе заглянула ему в глаза. Священник едва сдержался, чтобы не отвести взгляд, но выдержал и даже не моргнул. Девушка скептически хмыкнула, словно разгадала самый большой его секрет. Нет, он боится вовсе не ее друзей. Он боится за нее саму!

«И черт с ней! — сердито сказал себе он. — У каждого рыцаря есть дама, которая вовсе не считает его рыцарем! Зато я всегда могу ее прикрыть…»

— Ладно, — вдруг покладисто буркнула княжна, отводя глаза и понимая, что в этот раз победа в поединке взглядов осталась за Хьюго. Впервые за все время их общения. — Цепляйтесь за меня, — добавила она, снова раскрывая телепорт…

Портал выплюнул их под стенами крепости на холме. Анна правильно рассчитала траекторию перемещения — их переместило как раз к основанию старого каменного виадука, той части замка, которой уже давно не пользовались и посему она считалась полностью заброшенной.

— Внутрь я пойду одна, — поставила условие княжна.

— Но…

— Никаких «но». Вы нужны мне здесь в роли караульного. Но только учтите, я не желаю повторения прошлой истории. Потрудитесь вести себя так, чтобы не случилось как в Мадриде, когда едва не погиб Виктор…

— Но, возможно, вам понадобится моя помощь? — с виноватыми интонациями в голосе предположил Хьюго.

— Понадобится, — не стала отрицать Анна. — Но отнюдь не внутри, а здесь — снаружи. — Княжна решилась на очень рискованный шаг: — Посмотрите мне в глаза. — Девушка осторожно взяла его за подбородок.

— Что? — Де Крайто попытался вывернуться.

— Хьюго, если хотите помочь, просто посмотрите мне в глаза! — настойчиво попросила княжна.

Уяснив, что она не шутит и не издевается над ним, священник перестал вырываться и встретился с княжной взглядом. В призрачных сумерках сгущающегося вечера изумрудно-зеленые глаза чародейки казались почти черными. Де Крайто почувствовал, как проваливается в этот чернильно-изумрудный омут. Анна легко проникла за ментальное поле, окутывавшее юношу, и потянулась к серебристо мерцающей нити жизненной силы, непрерывно пульсировавшей вокруг ауры священника. Мгновение — и чародейка привязала к этой нити еще одну точно такую же, свою.

— Эй, очнитесь! Вот и все, — проговорила она, встряхивая Хьюго за плечи.

— Что вы сделали? — ошеломленно выдохнул де Крайто, приходя в себя.

— Поставила на вас маячок, — усмехнулась княжна, — чтобы знать, на что ориентироваться при выходе. — Девушка поднялась и направилась к бойнице, темнеющей в стене, над их головами.

«По крайней мере теперь у меня появился шанс, что я смогу вернуться из трансформации, даже растратив всю свою ауру», — мрачно подумала Анна, пытаясь найти оправдание этому безумному, только что совершенному ею поступку. А затем она сняла с пояса тонкую веревку, оканчивающуюся стальной «кошкой», и, закинув крюк на бойницу, полезла вверх по стене…

Коридор буквально купался в волнах непроглядной тьмы, несмотря на висящие через каждые пять метров лампы, помещенные в зарешеченные плафоны. Наверное, так получалось потому, что потемневшие от времени грубо отесанные камни глушили и без того неяркий красноватый свет, испускаемый светильниками. По коридору, зависнув в полуметре над полом, бесшумно неслась чья-то смазанная фигура, оставляя после себя лишь погибель и разрушение. Фигура вела за собой смерть. Ее ждали здесь, и она это знала. А те, кто ждал, отлично знали, что она придет. Не знали только, что придет она для того, чтобы убивать, и ее невозможно будет остановить. Ведь архангелы обнажали оружие только для причинения смерти… Черные крылья трепетали за спиной, разгоняя затхлый воздух подземелья. Крылатая смерть с бледным золотом некогда роскошных волос. Ангел мести, не знающий жалости. Никогда не будите спящего зверя, если не уверены, что сможете спастись от него. Кровь тяжелыми каплями стекала с мрачно мерцающего лезвия, оставляя влажные следы на плитах.

Альвус бесформенным месивом расплескался на полу, так и не успев понять, откуда обрушился на него этот страшный удар. Тяжелая, окованная металлом дверь, которая отделяла коридор от пыточной, с грохотом рухнула на каменные плиты. Возле дальней стены, на цепях, изломанной куклой висел архонт. Он даже не дернулся, когда дверь с жутким шумом обрушилась на пол, высекая искры. Его некогда пепельные волосы побурели и слиплись от засохшей крови. С пронзительным воплем крылатый ужас пронесся через все помещение и в два удара разрубил тяжелые звенья, едва успев подхватить освобожденного архонта. Лицо Рида стало похоже на жуткую маску, обезображенное многочисленными синяками и ссадинами. Дыхание сбивалось, хриплыми неравномерными толчками вырываясь из его груди.

Анна сгребла избитого товарища в охапку и рванула прочь из этого мрачного обиталища рыцарей Ливонского ордена, достойных лишь смерти и поругания. Ведь подобные бессердечные твари не имеют права называться людьми!

Добравшись до бойницы, через которую она проникла в крепость, чародейка остановилась и приняла свой нормальный облик. В голове звенели сотни колоколов, ноги подкашивались. Княжна едва не упала. Привалившись к стене и одной рукой поддерживая архонта, второй нашарила на груди флакон и, зубами выдрав пробку, влила в себя содержимое. Колокольный звон под черепом прекратился. Девушка с трудом подтащила Рида к бойнице. Он по-прежнему находился без сознания и с каждой минутой дышал все тише и медленнее. Княжна взглянула на бортик — «кошка» с веревкой все еще висела там, где она ее оставила.

— Псс, Хьюго, вы здесь? — тихо позвала она.

— Здесь, — тут же донеслось снизу. — С вами все в порядке?

— Да, я сейчас спущу Рида. Держите…

— Анна, я могу чем-то помочь?.. — встревоженно спросил Хьюго, когда чародейка, уже очутившись внизу, бегло осматривала лежащего на камнях архонта. Похоже, на Риде не осталось ни одного живого места: все его тело было покрыто синяками, кровоподтеками, ссадинами. Имелось даже несколько глубоких ран. Сначала Анна сочла архонта мертвым, но потом ей все же удалось нащупать слабое биение его пульса.

— Помочь? Да нет, пожалуй. Но если вам противно, можете отвернуться. — Девушка полоснула себя ножом по запястью и, поддерживая архонту голову, прижала кровоточащий порез к его губам.

Несколько минут тот никак не реагировал, но затем Анна почувствовала, как в запястье впились острые клыки. Архонт едва уловимо вздохнул, глотки стали чаще… Чародейка не прерывала процедуру, решив вместо положенных по кодексу четырех глотков дать Риду столько, сколько тому понадобится. Впрочем, он сам остановился на шестом глотке. Анна перетянула платком искусанное запястье, напряженно следя за другом. Архонт со стоном открыл глаза.

— Рид, миленький, очнулся! — Княжна горячо обняла спасенного узника.

— А… Анна… — ошеломленно выдохнул тот. — Ай, пусти, больно же! Господи, впервые вижу, чтобы ведьма так переживала за священника… — пробормотал он, когда девушка наконец прекратила его тормошить.

— Я, конечно, рад, что вы так трогательно обрели друг друга, — желчно заметил де Крайто, наблюдая за всем происходящим, — но, похоже, к нам пожаловали гости.

Анна тихо выругалась — со стороны северной башни к ним спешил отряд из десятка рыцарей.

— Уходим отсюда! — отрывисто бросила она, помогая Риду подняться.

Прямо в нескольких метрах от них что-то просвистело в воздухе и рвануло, обдав каменной крошкой. Рыцари явно вознамерились их взорвать. Грохнуло еще раз, теперь уже ближе, и еще… Третий взрыв оказался сильнее всего. Их накрыло взрывной волной. Перекрытие старого виадука с треском рухнуло, и наступила тишина. Секция каменной арки, под которой они стояли еще секунду назад, лежала беспорядочной грудой камней. Отброшенный ударной волной, Рид с трудом сел, в голове гудело. Архонт ошалело водил глазами туда-сюда… Хьюго нигде не было.

— Господи, де Крайто… — вдруг хрипло выдохнул Рид, дрожащими от волнения пальцами пытаясь дотянуться до обнаружившегося рядом тела, густо присыпанного каменной крошкой.

Княжна ди Таэ лежала подле архонта, скорчившись в комок от острой чужой боли, накатывавшей на нее волнами смертоносного прилива.

— Анна! — Священник помог ей сесть. — Слава господу, это вы! А где…

— Он жив… — с трудом проговорила она. — Де Крайто жив, хотя и ранен, и скорее всего довольно серьезно.

Внезапно один из каменных блоков обвала дрогнул и скатился вниз. Из образовавшегося проема, пошатываясь, вылез Хьюго, весь в крови пополам с пылью.

— Ну что? — хрипло буркнул он в ответ на шокированные, наполненные непониманием взгляды друзей. — Давайте убираться отсюда, пока они не заметили, что мы живы…

Теплый июльский вечер незаметно опустился на Будапешт, принеся с собой долгожданную благодатную прохладу, наконец-то сменившую так нежданно-негаданно свалившуюся на город жару. Княжна ди Таэ сидела на подоконнике в крохотном кабинете, который делила с Ридом.

После их возвращения из Мальборга прошла уже целая неделя. Так уж получилось, что единственным участником задания, прибывшим домой в наиболее целом состоянии, стала именно она. Больше всего ранений выпало на долю Рида. Хьюго пострадал чуть меньше, но и ему досталось порядочно. Поэтому первые два дня после их возвращения работы у Эрика было невпроворот. Нормально пообщаться с братом и узнать последние новости она смогла только вчера. Впрочем, кое-что ей удалось выяснить у Арьяты. Но, к сожалению, не все и без подробностей. К тому же девочка часами просиживала в лазарете, то помогая Эрику и Профессору, то общаясь с выздоравливающим отцом Ридом. Причем архонт, как отметила княжна, получал от этого едва ли не большее удовольствие, чем сама Арьята.

Анна вздохнула. Кажется, в этот раз повезло всем, кроме нее. В плане общения, естественно. Пойти, что ли, навестить Виктора, поплакаться на свою поганую судьбу, уткнувшись в патлатую байкерскую шевелюру…

Двери приоткрылись, и в кабинет проскользнул Рид:

— Привет.

— Привет. А что, Эрик уже разрешил тебе вставать? — поинтересовалась Анна.

— Что-то вроде того, — проказливо усмехнулся архонт.

После поездки в Мальборг они как-то незаметно перешли на «ты».

— Анна, — священник устроился в кресле возле окна, — расскажи мне, что тогда случилось в Мальборге?

— Ты о чем? — Ей очень не хотелось развивать предложенную им тему.

— Когда Хьюго завалило обломками, — уточнил Рид.

Чародейка молчала, что-то обдумывая, потом медленно произнесла:

— Ты действительно хочешь это знать?

— Да.

Княжна вздохнула:

— Помнишь, как я вытащила тебя из пыточной?..

— Разве такое забудешь! — уважительно усмехнулся он.

— Чтобы продержаться в облике так долго, как пришлось в тот раз, я завязала на Хьюго свою жизнь. Сделала его своим энергетическим якорем.

Архонт потрясенно уставился на нее, будучи не в силах произнести что-либо вразумительное.

— И… и что? — наконец смог выдавить он. — Господи! Тот приступ! Когда его завалило камнями!.. — вдруг понял Рид.

— Да, — подтверждающе кивнула Анна. — Теперь любое его ранение будет отдаваться во мне спонтанным приступом боли. Если он умрет, умру и я.

— Господи, зачем ты это сделала, ma daeni?

— У меня не осталось выбора, Рид! Ты умирал, и я намеревалась вытащить тебя как можно скорее, причем любой ценой.

— А он? Если все случится наоборот…

— Ничего, — успокоила его Анна. — С Хьюго не случится ничего страшного, если он сам того не захочет. Возможно, он испытает приступ временной слабости, и все.

— Господи, ну почему все так?! Почему этой сволочи ничто не грозит, а ты должна умереть?! — бушевал преданный архонт, не замечая, как предательски побледнело лицо княжны.

— Рид, успокойся, — ровно откликнулась она. — Пойми, у меня нет иного выхода. Если Хьюго погибнет, мне лучше будет умереть сразу. Эта связь, пользуясь более привычными словами, можно сказать, является высшей формой проявления любви. Но все же это нечто более глубокое. Это сама жизнь! Связь неразрывна. Если один из связуемых гибнет, второй обречен на медленное и мучительное умирание. Конечно, лишь в том случае, если партнер добровольно принимает на себя всю меру ответственности за судьбу своего напарника. А Хьюго… — княжна печально улыбнулась, — он же меня ненавидит!

— Нет-нет! Должен найтись какой-то другой выход! Я не верю, что вы, чародеи, за столько лет не нашли выхода, — протестовал Рид.

— Выход — смерть! — жестко отчеканила княжна. — Именно поэтому состоящие в любовной связи чародеи обычно завязывают свои жизни друг на друга, дабы смерть обоих стала мгновенной в случае гибели одного из них. Существует, правда, еще вариант — отречение. Но выполнить это нереально.

— Почему?! — Рид едва не рвал на себе волосы от отчаяния.

— Потому что слова отречения должны быть произнесены умирающим в лицо тому, от кого он отрекается. А во время гибели партнеры не всегда находятся рядом. Поэтому смерть — это единственный возможный выход. — Анна замолчала, откинувшись на торец рамы.

— Что ты наделала, ma daeni… — уныло пробормотал архонт. — Но клянусь небом, я не допущу вашей гибели…

Пожелтевшие от времени пергаментные страницы, хрупкие и гибкие одновременно, пахнущие кровью и вереском, поющие странную песнь, кричащие голосами тысячи душ, покорные воле листающей их руки, с тихим шорохом опускались одна на одну, раскрывая знания, скрываемые веками, обнажая во тьме скалящийся череп вместо тонкого лица. Посеребренные сединой черные волосы читающего чуть шевелились, повинуясь дыханию непонятно откуда взявшегося ветра. Тонкий палец следовал за рядом коричневых букв, сливавшихся в причудливую вязь, складывающих жуткую картину жизни и смерти в самых изощренных проявлениях и того, и другого.

Сеньор Саграда оторвался от изучения фолианта и сделал несколько пометок на лежащем рядом листе. Сверился с рукописью, что-то добавил и закрыл книгу, щелкнув витиеватыми серебряными застежками. Эта книга отнимала у него слишком много жизненной энергии, забирая молодость и здоровье. Впрочем, он уже выяснил все, что ему было нужно. И потраченные на изучение фолианта силы с лихвой окупятся. Ведь это как раз тот случай, когда цель полностью оправдывает средства, особенно когда цену за эти средства можно платить не самому. Свое личное проклятие всегда можно передать кому-то другому, чужому человеку — другу или недругу. Команданте Христобаль мрачно усмехнулся своим мыслям. Свою цену он давно уже заплатил, теперь настала пора сделать так, чтобы по его счетам платили другие. Он вновь перевел взгляд на испещренный пометками листок и, взяв ручку, жирной чернильной линией вычеркнул два слова: «крылатый лорд»…


Глава 8 | Чужое проклятие | Глава 10