home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 4 Морды из фиордов

Я немного подремал, вытянув ноги, в кресле, благо летел бизнес-классом. Для того чтобы выбить туда билет, Сергеичу пришлось как следует поскандалить, потому что в родной конторе в очередной раз задули свежие ветры перемен и экономии, вот наши боссы и занялись тем, что старый грубиян называет снятием пенок с говна.

Проснулся, вызвал стюардессу, попросил кофе и получил его. Уселся поудобнее и постарался включить голову. Что мы имеем на сегодняшний день? Ничего хорошего, пока что ситуация вовсю имеет нас. В некоторой стране, как иголка в стоге сена, запрятано некое изделие, тубус, который лучше не открывать. Изделие вовсю разыскивают, во-первых, естественно, штатники, во-вторых, местная полиция и контрразведка. Совсем не удивлюсь, если к этой охоте за табуретками подключились спецслужбы еще кое-каких стран, вернее, удивлюсь, если они этого до сих пор не сделали. Думаю, за здешним научным филиалом присматривали не только мы.

И еще. Просрав изделие и, как следует, оценив важность потери, америкосы поступили в лучших традициях собственных вестернов, то есть, назначили за него награду, целых семь с половиной миллионов долларов. Дурь какая-то, не начни они с самого начала гнуть пальцы, легко получили бы его за полтора. Впрочем, это уже их проблемы.

Самое, казалось бы, время порадоваться очередному успеху заклятого стратегического партнера, только что-то не очень получалось. Если объявлена награда, да еще такая, на нее наверняка клюнут, и тогда к параду идиотов присоединятся работающие по найму или на самих себя дикие команды и просто отдельные ухари. Значит, в самое ближайшее время в этой тихой стране начнется маленькая, но очень противная война по афганскому сценарию, то есть, все против всех. Если уже не началась. И очень скоро, буквально через несколько часов, в эту мясорубку влезем и мы с милым мальчуганом Дениской, который так трогательно обещал не давать меня в обиду.

Скажу по секрету, в свое время меня неплохо обучили обижать других и не давать в обиду себя самого, так что, лишние мускулы мне абсолютно ни к чему.

А, вот от дополнительной порции мозгов не отказался бы. И, вообще, не мое это задание. Вот, Кащей или тот же Грек, те бы справились на раз-два. Быстренько разыскали бы то, что спрятано, и увезли, да так, что никто бы и не понял, что, собственно, произошло. Так и носились бы дальше с визгами и воплями, увлеченно моча друг дружку. Беда в том, что ни того, ни другого задействовать уже не получится. Кащей два года назад погиб, а Грек, мой бывший дружбан, Толя Фиников, еще в конце прошлого века ушел на задание и не вернулся. Расстрелял напарника, прихватил казенную денежку и растворился без осадка. Кстати, я и был тем самым напарником.

Зажглось табло с просьбой воздержаться от несколько лет уже как запрещенного здесь курения и пристегнуть ремни. Я тут же послушно воздержался и пристегнул. Самолет плавно пошел на снижение.

* * *

Меня встречали. Приятный молодой человек в строгом темном костюме, держа в руках кусок картона с надписью RADKIN, вертел головой и нервно переминался с ноги на ногу. Я подошел поближе и поставил сумку на пол.

– Добрый день.

– Здравствуйте, Евгений Дмитриевич, – обрадовался он мне как родному, разве что, не полез обниматься. – Я Слава, Вячеслав Андрейко... – и протянул руку.

– Точно? – строго спросил я, руки не подавая.

– Шутите? – оторопел он.

– Не привык. Предъявите документы.

Мгновенно взмокнув, он принялся лихорадочно шарить по карманам. Достал платок, вытер лоб и щеки, поправил очки на носу.

– Сейчас, сию минуту. Где же он, черт, извините, – и опять полез в карманы.

– Да, шучу я, Слава... – хохотнул я и протянул руку. Пожал мокрую, как только что из-под крана, ладонь. – Пошли.

– Да, конечно, – облегченно выдохнул он. – Пойдемте, – и тронулся к выходу из зала с моей сумкой. Я степенно следовал за ним.

Состоящая из нас двоих процессия, подошла к скромному синему «Вольво» с местными номерами. Мой сопровождающий открыл багажник.

– Брось на заднее сиденье, – распорядился я, а сам открыл переднюю дверцу и уселся.

Парень поставил сумку и сел за руль. Смущенно посмотрел на меня.

– Мне кажется, Евгений Дмитриевич, вам будет удобнее сесть назад, – робко проговорил он.

– Крути баранку, Славик, – через губу бросил я и вольготно раскинулся.

– Куда едем?

– Еще спрашиваешь, в посольство, конечно же.

Меня уже начал забавлять этот цирк лилипутов и мальчуган из его труппы, бездарно прикидывающийся сотрудником резидентуры. Настоящий В. К. Андрейко был того же возраста, но сантиметров на семь пониже и килограммов на десять пухлее. Кроме того, он был изрядно близорук, а не таскал на носу очки с оконными стеклами. И, уж конечно, не носил оружия на правом боку под пиджаком.

Можно, конечно же, было сразу послать этого красавца на хер и идти ловить такси, только... Только как-то уж слишком быстро на меня вышли какие-то совершенно левые ребята. Я, конечно же, не рассчитывал, что этого не произойдет, но, все равно, события стали развиваться чересчур стремительно. В общем, возникли вопросы, их я и собрался задать.

– Как вообще обстановка? – непринужденно поинтересовался я, закуривая.

– Нормально, – ответил «Славик» и сглотнул, видно, тоже хотел курить. Достал платок и вытер лицо, хотя в машине было довольно прохладно. – Работаем, – паренек явно нервничал.

– Наши как?

– В порядке, – я посмотрел в зеркальце заднего вида. Хвоста, вроде, не было, не считая скромного темно-зеленого «Фиата» с затемненными стеклами. Он шел за нами от аэропорта.

– Арсеньич еще не на пенсии? – человек с этим отчеством действительно дослуживал последний год перед выходом на заслуженный отдых, только, не здесь, а в Кении.

– Работает, – не моргнув глазом, ответил он.

– Все еще садовник или дослужился до старшего?

– Садовник, – кратко ответил «Славик» и свернул не туда. Пересек улицу и остановился в тупике. «Фиат» тоже замер метрах в тридцати.

– Что случилось? – забеспокоился я.

– Что-то желудок прихватило, – пояснил он. – Откройте, пожалуйста, бардачок, там таблетки, – и расстегнул пиджак.

– Сейчас, – я протянул левую руку к бардачку и тут же коротко пробил с правой. Мой спутник дернулся и затих...

* * *

– Такие, вот, дела – резидент тяжко вздохнул и положил руки на стол. На его левой ладони ностальгически синел небольшой якорек.

Еще один моряк на суше. Капитан первого ранга, который вряд ли станет адмиралом. По отзывам тех, кому я доверяю, толковый профессионал и порядочный мужик. Несколько лет тому назад ему здорово не повезло в Штатах, с тех пор он просиживает штаны здесь, на задворках, в тишине и покое. Впрочем, покой уже закончился.

– Как это было?

– Его машину несильно стукнул микроавтобус. Водитель бросился к нему извиняться, Слава приоткрыл окошко, все больше ничего не помнит. Очнулся где-то через час, и сразу же отзвонился.

– Ладно, об этом потом. Расскажи об обстановке в целом.

– Как говаривал классик, пожар в публичном доме во время наводнения, – он опять вздохнул.

Мы сидели вдвоем в очень специальном кабинете, выше горла напичканном хитрой аппаратурой, начисто исключающей возможность прослушки и подглядки.

– А поконкретнее?

– Можно и так, – он извлек из кармана два пакетика и выложил передо мной на стол. – Любуйся.

– Ух, ты, – крохотные, явно не кустарного производства, чуда специальной техники: микрофон, передатчик и магнитофон, все в одном флаконе и в двух экземплярах.

– Вот этот, – он ткнул пальцем в один из них. – Я позавчера обнаружил в своей машине. А, вот, этот – в рабочем кабинете.

– Нехило. На кого грешишь?

– Как учили, на всех.

– А если серьезно?

– Даже сам не знаю, – он развел руками.

– Сколько штыков в твоей команде?

– Шесть, я седьмой.

– Давай-ка поподробнее, Боря.

– У двоих папы работают генералами, один, есть такой Костик, мутный паренек, занимается исключительно бизнесом.

– Убрал бы.

– Рад бы, – он поднял глаза к потолку, – не дают.

– Дальше.

– Еще двое – совсем зеленые, только после учебы. Стараются, конечно, только толку от них пока, ну, сам понимаешь.

– Доверенный, получается, Славик?

– Получается, – согласился он, – хотя ты в праве не доверять ни ему, ни...

– Не вставай в позу. Скажи лучше, ты адмирала Терехина помнишь?

– Андрея Степановича?

– Его самого.

– Спрашиваешь.

– Передает привет.

– Мерси.

– На здоровье. Кстати, как у вас, у водоплавающих называется адмиральская звезда?

– Муха.

– Велено передать, что если все пройдет, как надо, прилетит и сядет тебе на плечо.

– Иди ты!

– Уже в пути. Что творится в городе?

– Выражаясь суровым языком отчетов и сводок, обстановка в столице сложная и напряженная. Второй зам здешнего полицмейстера – из флотских, когда-то ходил ХО (ХО – Executive officer (англ.) – старший помощник командира). на эсминце. Лихой, говорят, был моряк, разбил ту миноноску при швартовке всмятку... Мы с ним, – скромно добавил он, – слегка сошлись на почве общего военно-морского прошлого. Встречаемся иногда, выпиваем.

– И?

– Здешняя столица по населению и площади меньше Мытищ. Такой тихий и сонный городок среди фиордов. Народец тоже не особо буйный. Преступного элемента с гулькин хрен и весь он насквозь «просвечен». Если что случается, раскрывают обычно сразу, по горячим следам. А тут...

– Что тут?

– За последние трое суток шесть трупов.

– Раскрыли?

– Хрен. Ни малейшей, понимаешь, зацепки. И, что интересно, все убитые – приезжие. Теперь еще и твой прибавился.

– Не думай обо мне плохо, – я встал и подошел к компьютеру. Настало время, как говаривал прежний гарант конституции, когда был в состоянии хоть что-то выговорить, как следует поработать с документами.

Подключил нужную программу, напечатал в поисковике «Назим Сулейманов» и нажал ENTER.

Так, так, что у нас здесь? Назим Сулейманов, 1959 года рождения, татарин из Узбекистана. Крупный светловолосый и, что интересно, светлоглазый человек на фото, больше похожий на скандинава, чем на азиата.

В восьмидесятом окончил факультет специальной разведки рязанского воздушно-десантного. Следующие два года провел в Афганистане. После этого отучился в нашей академии, далее – Ангола и Эфиопия. Недурно.

В девяносто втором присягнул на верность республике Узбекистан. В том же году в спешном порядке оттуда свалил, едва не угодив под трибунал за слишком творческое отношение к казенным сумам и тинам. Три года потом служил казахам, еще два – таджикам. До Туркмении наш интернациональный гвардеец так и не добрался.

Ушел в бизнес, по имеющимся данным, приторговывал оружием. В девяносто восьмом попытался закрепиться в России, не получилось. В том же году уехал в Европу, набрал команду и принялся наемничать

В связях с террористами и религиозными радикалами не замечен. Громких дел в послужном списке не имеет, но и старушек по подъездам не грабит и в средствах особо не церемонится. В общем, не шпана, но и не Осама бин Ладен. Крепкий профессионал среднего уровня. Какого, спрашивается, черта он во все это влез?

Во внутреннем кармане пиджака мелодично затренькал трофейный телефон. Я включил громкую связь.

– Да.

– Почто мальчонку покалечил? – спросили из трубки низковатым с легкой хрипотцой голосом. По-русски и без малейшего акцента.

– Плохо себя вел, – любезно ответил я, – было сказано сидеть тихо, а он стал махать руками.

– Нехорошо.

– Кто бы спорил.

– Поговорить бы.

– Хочешь совет, Назим?

– Свалить из страны?

– Вприпрыжку, как добрый кенгуру.

– Рад бы, дорогой, но чуть позже.

– Тебе жить.

– Ладно, договорим, когда увидимся.

– Как скажешь.

Мы с Борисом переглянулись и синхронно пожали плечами.

– Ни хрена не пойму, – молвил он, задумчиво разглядывая фото, – и что он во все это полез?

– Аналогично, коллега, – отозвался я. – Знаешь, что, сдай-ка ты этого деятеля своему корешу.

– Не вопрос. Чего еще изволите?

– Изволю. Сообщи мне хотя бы одну приятную новость.

– Запросто, – он чуть заметно улыбнулся, – этой ночью к нам прибывает «болван». Слышал о таких?

– Краем уха. 1


Глава 3 Команда молодости нашей | Притворщик-2, или Сага о «болванах» | Глава 5 Старый друг страшнее новых двух