home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 14 Парад идиотов

Я выложил на столик кафе троих Карлов Линнеев (Карл Линней – шведский врач и натуралист, изображен на банкноте достоинством в 100 шведских крон), подумал и в духе здешнего разумного жлобства заменил одного из них на Йенни Хинд (оперная певица, ее изображение украшает банкноту в 50 шведских крон). Получилось не много и не мало, в самый раз. Аккуратно затушил сигарету и вышел из кафе.

– Куда прикажете, сэнсэй?

– Сначала в «Комфорт», потом поедем, поужинаем, – бодро откликнулся я, – заодно и поговорим.

– Хорошо выглядите, – заметил он, бросив взгляд в зеркало.

– А то.

– Можно подумать, были в отпуске.

– Догуливал неделю в счет позапрошлого года, у нас с этим строго.

Эти семь дней я был у Рут, причем, последние две ночи мы провели не только под одной крышей. После акции она буквально на себе вытащила меня из кафе, где я отсиживался. Когда я выкарабкался из-за контейнера и сменил обличие, сил аккурат хватило на то, чтобы добрести походкой ненадолго ожившего мертвеца до какой-то забегаловки неподалеку. Там я осторожно пристроил свою избитую задницу на стул и понял, что поднять ее самостоятельно уже не смогу. Тогда я и послал ей SOS и через полтора часа уже валялся на полу в маленькой комнате на первом этаже. Почему, спросите, на полу? Да потому что лежать на чем-то более мягком не мог.

Два дня я просто лежал пластом, лишь изредка отваживаясь на суворовский переход до сортира и обратно, потом, когда полегчало, принялся потихоньку бродить по дому и общаться с хозяйкой. Отсыпался впрок, когда она уходила на работу, читал или просто валялся на спине, лениво размышляя. Дождавшись возвращения Рут, активно участвовал в поедании ужина. Должен признать, никогда еще меня не кормили так вкусно. И вообще, хозяйка дома и недавняя напарница при ближайшем рассмотрении оказалась на удивление милой женщиной. Настолько милой, что за два дня до отъезда я рискнул подняться ночью к ней в спальню и не был спущен с лестницы. На следующее утро Рут позвонила на работу и сообщила, что неважно себя чувствует, а еще через сутки она отвезла меня в Мальме.

– Можно спросить? – мы сидели в крохотном кафе на окраине, до приезда Константина оставалось всего ничего.

– Да, – ответила она. – Если Центр даст добро, – подняла на меня глаза и улыбнулась, – шучу, в любое время. Буду рада.

– Не обещаю, что это будет скоро.

– Ничего не надо обещать, – она наклонилась и коснулась губами моей щеки. – Мой домашний телефон ты знаешь. До встречи. – Встала и вышла из кафе.

Вот так, никаких слез, соплей и дурацких вопросов из серии «Скажи, как твое настоящее имя?» Ее вполне устроило Хоэль, также как и меня – Рут. Она вообще не страдала исконным бабским любопытством, не поинтересовалась даже, на кой черт ей надо было в завершении акции прострелить руку этому самому Максимовскому. Я и сам, признаться, не понял... Может, ему таким способом тонко указали на допущенные ранее ошибки, может, намекнули на не ту национальную принадлежность охраны, а, может, просто прикололись. Россия – щедрая душа, у нас все может быть. И бывает.

– Что ты сказал, Костя?

– Я бы не советовал ехать в «Комфорт».

– Интересно, почему?

– Четыре дня назад туда приходил мачо в кожаных штанах, дал гостиничному детективу три тысячи крон и пообещал еще пятерку. Оставил фото человека, немного похожего на вас, просил держать ушки на макушке и позвонить, если вы появитесь.

– В кожаных штанах, говоришь? Прическа как у князя Дракулы и аккуратная черная бородка?

– С проседью.

– И что?

– Детектив позвонил через час. Мне. Я ему накануне пообещал десятку.

– Замечательно, а он не попробует срубить денег и там, и там?

– Не думаю, мужик он толковый и, потом, я его предупредил.

– Ну, если предупредил. Куда едем?

– На квартиру. Что будем делать, сэнсэй?

– Ужинать. Пива хочешь?

– Очень. Только, я имел в виду...

– Я понял, но сначала ужин. Знаешь какой-нибудь приличный пивняк?

– Sebastopol.

– Да что ты говоришь!

– Точно. Классное место.

– Поехали.

Ну вот, теперь еще и этот Мунтяну, в смысле, Цопа. Страшный в гневе и неукротимый, поклявшийся на семейном кафеле (у них так принято) зверски отомстить. Ему-то интересно, кто рассказал, что я здесь? Если так пойдет и дальше, подозреваю, в самые ближайшие дни стоит ожидать приезда очень лихих людей из Средней Азии. В восемьдесят девятом они выбили мне все зубы, а я за это кое-кого из них просто убил.

– Как вам здесь? – Костя прикончил кружку, достал платок и вытер усы, если бы они у него были.

– Недурно, – снисходительно ответил я. – Но, не более того, – Рут, если честно, готовит много лучше здешнего шеф-повара. – Закажу-ка я еще пива, присоединишься?

– А, может, ну его? Купим упаковку «Холстена» и на квартиру. Там все и обсудим.

– Под селедочку?

– Не совсем понимаю причину вашего веселья, сэнсэй.

– Думаешь, станет легче, если я начну рыдать?

– Сами, между прочим, учили, что не стоит недооценивать противника.

– Не забыл?

– Все помню, даже ту подлянку.

Костя имел в виду закрытие программы за полмесяца до конца обучения и разгон слушателей чуть ли не по округам. Не спорю, иначе не назовешь. Набрали, понимаешь, толковых ребят, помучили, как следует, учебной программой, отсеяли негодных, а остальных обучили основам ремесла. Неплохие, кстати, были парни, тот же Костя, тогда его, правда, звали Антоном. Володя Стрельцов, старательный был парнишка. Еще этот, как его, Витя, невысокий такой, симпатичный блондин. В общем, обучили, а потом взяли и послали на хрен. Ребята тогда даже нажрались с горя.

– Ты в курсе, что этот красавец, Мунтяну, неделю назад устроил шухер в ресторане?

– Не совсем в ресторане и не шухер. Просто натрескался в хлам в одной забегаловке под названием бар, обиделся за что-то на официанта и запустил в него стулом.

– Попал?

– Попал в зеркальную стенку, побил стекла и расколошматил несколько бутылок.

– Орел, – я открыл две бутылки по ноль тридцать три и протянул одну Косте.

– Мерси, – схватил и присосался.

– Отзовитесь, горнисты, – мрачно молвил я. – Скажи-ка мне, дружище, с какой такой радости ты вчера так натрескался?

– Что, сильно заметно?

– А ты как думаешь?

– Не знаю, с радости ли, – он умоляюще посмотрел на меня.

– Держи, лишенец, – я передал ему еще одну емкость. – И, все-таки?

– Двадцать семь лет, – он вздохнул, – вчера стукнуло.

– Пожил, однако, – мы чокнулись бутылками, – подарок с меня. Что бы ты хотел?

– Возьмите к себе.

– Ты это серьезно?

– Серьезнее не бывает, – он добил содержимое бутылки и закурил.

– Ничего не могу обещать, – и тоже полез за сигаретами, – и, вообще, не я это решаю.

– Понятно, – проговорил он и зацепил еще бутылку.

– Но, – я сделал паузу. – Но поговорить, когда все закончится, кое с кем могу. У нас в последнее время сильно народу поубавилось, может, и возьмут тебя, алкаша.

– Я не алкаш, – он опять приложился. – Честное слово.

– Верю, – я сорвал пробку с очередного «Холстена». – Что пил вчера, водку?

– Ее родимую.

– Водка – яд, трезвость – норма жизни, – я протянул к нему свою бутылку. – За трезвость! – мы чокнулись посудой.

– Хорошо-то как! – Костя отставил в сторону бутылку и потянулся за следующей.

– Не части. Скажи мне лучше, ты знаешь, где этот красавец остановился и как называется бар, где он так красиво выступал?

– Обижаете, сэнсэй. Живет в пансионе класса «полторы сраных звезды» возле Фредерисбергского парка, шумел в кабаке под названием «Бар» через дорогу.

– Источник?

– Местная полиция, – он вопросительно посмотрел на меня, дождавшись кивка, взял еще бутылку.

– Там, помнится, у вашего резидента кореша трудятся.

– Не только у него, – скромно опустил глазки.

– Замечательно. Ты его посмотрел?

– Конечно.

– Сколько с ним народу?

– Двое, – он хмыкнул, – такие же придурки.

– Поселились вместе с ним?

– В одном клоповнике класса «четверть звезды» в получасе езды.

– Конспираторы, однако.

– Не то слово.

– Как далеко от того бара полицейский участок?

– Примерно, в полукилометре, но приезжают, если что случится, минут через десять.

– Почему?

– Бармен им постукивает, вот, и не хотят «палить» источник. А к чему это?

– Терпение, мой друг... – я взял две последние бутылки и «раздал патроны». – Сейчас допьем эту прелесть и спать. Завтра по плану «мокруха».

– Будем делать больно?

– Хуже. Этот хрен объявил мне кровную месть. Значит, завтра мы его...

– Зарэжэм? – Костя схватил со стола вилку и сделал выпад.

– Закроем.


Глава 13 Грязные танцы | Притворщик-2, или Сага о «болванах» | Глава 15 Гоп-стоп в салуне, или вендетта по-молдавски