home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 29 Уход не через вход

По официальной версии я с самого раннего детства смертельно боялся воды. До хрипа в горле, колик в желудке и рези в подмышках. Никогда не принимал ванну, а в душ ходил непременно в надувном спасательном жилете. Даже соответствующая запись в личном деле имеется. Так решило высокое руководство, когда принимало меня на службу.

На самом деле с водой у меня довольно-таки неплохие отношения. В школе я несколько лет не без успеха отзанимался плаванием и даже выплыл в перворазрядники. На этом мои успехи, правда, и закончились. Для того чтобы чего-то добиться в плавании, неплохо иметь приличный рост, большие ладони и ступни ног. Всем этим вместе природа меня здорово обделила. Конечно же, я не карлик, надо мной не смеются на улице и невоспитанные детишки не тычут пальцем. Метр семьдесят восемь вполне достаточно для того, чтобы считаться человеком среднего роста, но этого крайне мало, чтобы добиться хоть чего-нибудь приличного на водной дорожке. Короче, из секции меня отчислили за полнейшую бесперспективность, и я по молодости лет здорово это переживал. Потом, когда увидел, как мужик моего роста выигрывает олимпийские игры, понял, что дело не только в росте. Просто, моих способностей в этом виде спорта в аккурат хватило на первый спортивный разряд.

Контору мои хилые успехи в рассекании водного пространства заинтересовали и меня направили на учебу. Сначала в Ломоносов под Ленинградом. Сейчас ни того, ни другого города уже нет, вернее, они существуют, но под другими названиями. Там я и получил первичную классификацию «офицер-водолаз» и впервые спустился под воду в бассейне ЛЭБ (Ленинградской экспериментальной базы) Сорокового института ВМФ СССР. Спуски проводились четыре раза в неделю по утрам, а после них мы, офицеры различных родов войск, помниться, дружно шли по рельсам на станцию. Там располагалась отличная и недорогая блинная, где мы от пуза лопали блины, как следует запивали их пивом, а потом, не менее дружно направлялись в Сороковой институт, дремать на теоретических занятиях. За месяц водолаза из меня, конечно же, не сделали, но первичные навыки вколотили намертво.

Потом я провел три месяца на базе «Сатурн» в Казачьей бухте Севастополя, где тренируется спецназ. Там я впервые увидел, на что способны боевые дельфины. Сразу скажу, на очень и очень многое. Если кто расскажет вам за пивом с водочкой, как он героически резал их, наберите в ближайшем биосортире полный рот дерьма и смело плюньте в рожу этому герою. На самом деле у человека против дельфина под водой ровно столько же шансов, сколько у самого дельфина на ринге против Валуева и обоих братьев Кличко одновременно. Представьте себе организм до трехсот кило весом (и такие встречаются), около трех метров длиной и развивающий скорость под пятьдесят километров в час. Представили? Там же, в Казачке, мне рассказали об одном нашем парне, классном боевом пловце, убитом боевым дельфином, из тех, что охраняли базу ВМС США в Камране.

А еще я стажировался на Черном море в бригаде военно-морского спецназа под Очаковым и в школе водолазов все в том же Севастополе. Скажу честно, настоящего боевого пловца из меня не получилось, да, и не могло, но кое-что под водой я умею.

– А как же твоя водобоязнь, Стас? Если честно, никогда в нее не верил.

– Что я тебе, бешеная собака, чтобы воды бояться? – огрызнулся я.

– Значит, все-таки, не боишься?

– Опасаюсь, – со сдержанным достоинством ответил я, – ты, вот, тоже, когда дорогу переходишь, опасаешься, как бы не раздавили.

– А чего там опасаться? – удивился Толя. – Подожди зеленого света и шагай на здоровье по переходу.

– Давненько вы, гражданин Фиников, на Родине не были – молвил я с укоризной – Совсем, можно сказать, оторвались от корней.

– А что такого?

– Ничего особенного. Просто в Москве сейчас пешеходов на «зебре» и при зеленом свете давят с особым цинизмом.

– Ужас.

– Точно, самый настоящий, – согласился я. – Скажи-ка мне лучше, дружище Грек, сколько у тебя при себе налички?

– Тысячи полторы в местной валюте.

– Это все?

– А зачем мне больше? – удивился тот. – Понадобятся деньги, воспользуюсь банковской карточкой...

– Какой?

– Например, этой.

– Давай сюда, – я выхватил у него пластиковую карточку и засунул себе в бумажник.

– По-моему, – грустно молвил Грек, – это называется ограбление. Совсем вы там, в России одичали.

– Это наша Родина, сынок.

– Точно, – согласился он, – она самая, – вздохнул. – Ты бы хоть пин-код спросил, деревня. Привыкли там у себя...

– Спасибо, что напомнил. Обязательно спрошу, но чуть позже. Сейчас я наведу красоту и смотаюсь на пару часов в город на шопинг. Остаешься на хозяйстве. Если будешь хорошо себя вести, обещаю романтический ужин.

– При свечах?

– Непременно, а еще с ванной и презервативами.

...Я внес в квартиру две здоровенные сумки, вышел и вскоре вернулся еще с одной.

– Обалдеть, – молвил Грек, – это все мне?

– Не угадал, – ответил я, – тебе только вот это, – достал упаковку свечей и выложил перед ним на стол. – Как обстановка?

– Без происшествий, ваше превосходительство, – четко отрапортовал он. – И, все-таки, зачем свечи?

– Держи, – я извлек из шкафа тубус и положил на стол перед ним. – Зажги свечку и обработай стеарином.

– Где?

– Сам догадаешься. А потом у нас по плану испытания в открытом море. Роль моря в нашем случае исполнит ванна. Так, что, вечерок предстоит нескучный.

– Не возражаю, – Толя зажег свечу. – Как романтично. Слушай, Стас, покажи, что купил, интересно же.

– Да, ради бога, – я открыл сумку и начал выгружать на диван пакеты. – Здесь маска, тут дыхательная трубка, вот ласты.

– Это все?

– Ну, конечно же. Надену и поплыву.

– Куда?

– Для начала в Турцию, а оттуда уже, – самолетом, пароходом или трамваем.

– А, если серьезно?

– Если серьезно, любуйся, – я открыл сумку и извлек пакет. – Начнем с одежки.

– Что это?

– Так называемый «мокрый» гидрокостюм, по-иностранному, «wetsuit». Перевести?

– Спасибо, не надо. Лучше расскажи.

– Не вопрос, – я вытащил из пакета темно-синий комбинезон, – повторяю, для сухопутных крыс: монокостюм, тип «мокрый», сделан из неопрена...

– Погоди, почему мокрый? Он, что, пропускает, воду?

– Обязательно, но при этом сохраняется теплозащита, так что, не замерзну.

– Понятно. Приходилось нырять в таком?

– Ни разу, – сознался я.

Когда-то, лет двадцать назад, я спускался под воду в отечественной «Чайке», позже в «Нептуне» и «Дельфине», некультяпистых с виду, но надежных и качественных костюмах. Этот, пару часов назад прикупленный мной, был гораздо компактнее и, что самое главное, его можно было надеть и снять самостоятельно.

– Думаешь, справишься?

– Куда я денусь, – отмахнулся я. – Итак, продолжаю, тип костюма – «Балтик», толщина покрытия пять с половиной миллиметров. Обрати внимание, молния на костюме спереди, очень удобно.

– Какой-то он тонкий. Ты не замерзнешь?

– По идее, не должен...

– А, что, нельзя было купить что-нибудь понадежнее?

– Можно, – охотно согласился я, – из хайпалона или титаниума.

– Тогда, почему?

– Потому что, – любезно пояснил я, – их за наличку не купишь.

– А этот, значит, купил?

– Точно, – подтвердил я, – а еще теплоизолирующий шлем, я не очень утомил тебя?

– Нисколько, – любезно ответил Грек, – продолжай, мне безумно интересно.

– Итак, шлем, носки, боты, пятипалые перчатки.

– Что еще?

– Акваланг марки «SCUBA» – раскрыл следующую сумку и показал. – С одним баллоном на десять литров.

– Это много или мало?

– В самый раз, больше не понадобится.

– Воздух в баллон закачал?

– Прямо в магазине и за очень небольшие деньги.

– Дальше.

– Дальше – по мелочам: мягкий грузовой пояс...

– На фига?

– Чтобы не всплыть, когда не надо. Часы, компас, наручный глубиномер, фонарь с аккумулятором и ножик.

– Все?

– В общем, да. Компенсатор плавучести для контейнера и подводный буксировщик, к сожалению, покупать не стал, стремно. Ах, да, едва не забыл, несколько детских надувных кругов для купания и, как обещал, презервативы. Кстати, самого большого размера. Продавец в аптеке смотрел с уважением и обещал, что подойдут и слону.

– А это еще зачем?

– Помнишь загадку: влетают в аптеку мужики и начинают скупать вазелин и гондоны. Кто они, по-твоему?

– Ясно, кто... – Толя хмыкнул.

– А, вот, и нет. Это, к твоему сведению, не педерасты, а байдарочники. Вазелин, для того, чтобы не стереть в кровь трущиеся части тела, а в презервативы закладывается все, боящееся влаги, на случай, если лодка перевернется. Теперь понял?

– Ага, – он наклонил свечу и принялся капать стеарином на тубус, – а надувные круги, если я правильно понял, для изделия?

– Браво, – я пару раз хлопнул в ладоши. – Общение с интеллигентным собеседником пошло тебе, Грек, на пользу. Умнеешь на глазах.

– Сам чувствую, – согласился он, – буквально на глазах. Постой, а кто этот собеседник?

– Ну, за удачу – Толя выпил, а я просто промочил губы. Перед завтрашним погружением пить не стоило, да и обжираться тоже не рекомендовалось. Самое гадское, что есть хотелось зверски. Это у меня всегда так, когда нервничаю.

– Надо чаще встречаться, – изрек эту оригинальную мысль, не удержался и забросил в пасть кусок колбасы.

– Точно.

– Интересно, а когда мы увидимся в следующий раз? – я потянулся за сигаретами, но отдернул руку: курить тоже следовало через раз.

Грек хохотнул.

– Через двадцать лет, как мушкетеры у Дюма.

– Столько не протянем.

– Куда мы денемся, – он потянулся к пачке, но, увидев мою перекошенную от страданий физиономию, проявил солидарность. – Скажи лучше, как все это будет?

– Подойдет яхта, и будет ждать между скалами в фиорде, мы подъедем и остановимся неподалеку. Потом я натяну на себя костюм и уплыву. Собственно, все.

– И это будет, небось, «Пелорус» Абрамовича?

– Размечтался, у того корыто размером с хороший фрегат, еще не во всякий фиорд влезет. Скромнее надо быть, товарищ.

– Тогда, что?

– Скромненькая посудинка польской постройки конца восьмидесятых, раза в три короче «Пелоруса».

– Крохотная?

– Не очень, больше тридцати метров длиной. Водоизмещение около двухсот пятидесяти тонн.

– Это много или мало?

– Это в самый раз.

– Ну, – Грек все-таки закурил. Я плюнул и присоединился. – Что дальше?

– Я погружаюсь, а ты заводишь мотор и уезжаешь.

– Куда?

– На фиг.

– А если на яхте все пойдет не так?

– Один черт, ты мне ничем помочь не сможешь, если я успею сбросить изделие в воду, ты его потом найдешь.

– Это как?

– Элементарно, Ватсон, я прикреплю к тубусу маячок. Целую неделю он будет подавать сигналы.

– Где достал?

– Не поверишь, купил.

– Последний вопрос, как зовется эта яхта?

– «Апис».

– «Апис», это жертвенный бык из мифологии, если я не ошибаюсь.

– Точно.

– Ничего себе название – он налил себе. – Лично мне не нравится.

– А лично мне не из чего выбирать – я зевнул. – Все, начинаю новую жизнь.

– Поясни.

– Полноценный сон, здоровое питание, физические упражнения. Нам, дайверам, иначе нельзя.

– Ясно дело – согласился Толя и опять, сволочь такая, с удовольствием закурил.

– Поэтому поручаю тебе наблюдение, а сам иду в койку. Прошу по пустякам не тревожить, в случае пожара выносить бережно.


Глава 28 Байки из схрона, ягоды в ягодицах | Притворщик-2, или Сага о «болванах» | Глава 30 Героико-валидольная