home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Южноафриканская писательница в России

Легко ли представить, что писательницу из Южной Африки печатали в нашей стране больше ста лет назад? Что Максим Горький писал о ней и публиковал ее рассказы в газете «Нижегородский листок» еще в 1899 г.? И что даже тогда, в конце XIX столетия, Горький был не первым, кто познакомил с нею российского читателя?

Но так и было. Еще в 1893 г. в петербургском журнале «Вестник иностранной литературы» был напечатан полный перевод ее романа «История африканской фермы» [252].

Потом переводили все больше и больше ее произведений. Листаешь ли тогдашнюю «Ниву» или «Русскую мысль», «Журнал для всех» или «Литературные вечера», — найдешь какой-нибудь ее рассказ. Печатали ее и в «Живописном обозрении», «Новом веке», «Мире Божьем», «Русском богатстве», «Северном сиянии», «Вестнике иностранной литературы». Выходили ее книги и в издании «для интеллигентных читателей», и в массовой серии «Книжка за книжкой». Выходили и до революции и после, в 1920-х [253]. В 1974 г. в Москве в издательстве «Художественная литература» вышло ее «Избранное» [254].

Какой же сильный и звучный голос был у этой женщины, если он так гулко отзывался в России — за тысячи и тысячи километров, с другого конца света: из краев, где теперь находится Южно-Африканская Республика, а тогда — Капская колония. И даже не из известных мест той земли: мыса Доброй Надежды или Кейптауна. На Юге Африки она смолоду жила в глубинке, можно сказать, в захолустье.

И все же это был первый голос с Юга Африки, который услышали не только в столицах — Петербурге и Москве, — но и в самых разных концах России.

Чем же заслужила такое внимание в нашей стране Оливия Шрейнер (1855–1920)? Ее считают родоначальницей англоязычной художественной литературы Южной Африки. Начиная с 1880-х годов она стала известна далеко за пределами своей родины. Ее произведения многократно издавались в Англии, переводились на немецкий, африкаанс (язык африканеров-буров), французский, голландский, чешский… Честертон назвал Шрейнер «единственным гением, которого родила [Капская] колония». Она вызывала восхищение столь разных людей, как Гладстон, Киплинг, Сесиль Родс, Чарлз Дилк, Джордж Мередит. Бернард Шоу был ее другом [255].

Так что интерес к Оливии Шрейнер в России неудивителен. Удивительно другое. В самой полной и, должно быть, лучшей из книг о творчестве писательницы дан перечень бесчисленных переводов ее книг на многие языки мира [256], но не названо ни одного перевода на русский. Упомянуто, что в 1907 г. один из сборников рассказов вышел на украинском языке. Не забыты переводы на язык эсперанто. Но ни одного русского издания! И ни слова о ее влиянии в России.


* * * | Россия и Южная Африка: три века связей | * * *