home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Арман Лесток (1692 – 1767)

Этот непревзойденный мастер закулисных интриг, граф, государственный деятель, придворный медик и фаворит родился в 1692 г. Герман (или Арман – на французский манер) Лесток оставил во Франции старинное, но обедневшее поместье с портретами своих именитых предков и отправился искать счастья при дворах европейских государей. Заслужив там репутацию «аптекаря и хирурга», Лесток в 1713 г. появился при дворе Петра I. Отличаясь щегольством, обходительностью и приятной внешностью, Арман очаровал буквально всех и приобрел расположение самого императора. Он был неплохим медиком, но гораздо больше – повесой и беззастенчиво пользовался вниманием женщин. При этом постоянно сидел без денег и был известен как завзятый кутила. Петр I закрывал глаза на шалости своего аптекаря, оплачивал его карточные долги, но это не могло длиться вечно. Пробыв примерно семь лет при русском дворе, Лесток так и не научился осознавать грань ему дозволенного и в результате был отправлен в казанскую ссылку с формулировкой «за обольщение дочери знатной персоны».

После смерти императора Петра Екатерина I, по некоторым сведениям, также одаривавшая Лестока своей благосклонностью, вернула провинившегося фаворита ко двору и снова сделала его придворным хирургом.

Неунывающий интриган, авантюрист и повеса, Лесток заслужил безусловную симпатию опальной цесаревны. Он всегда был в курсе последних сплетен, знал, где можно раздобыть денег, и близко общался с посланниками европейских держав при русском дворе. К Елизавете Арман Лесток был вхож в любое время и, по словам современников, «весьма с ней фамильярен». Со временем из «сердечного друга» он превратился в доверенное лицо, востребованное более по своим профессиональным качествам, нежели по личным. Именно к нему часто обращалась цесаревна с просьбой прописать снадобье от «любовных недугов», происходивших от ее новых «симпатий». Лесток не был ревнив или мстителен, удачно совмещая европейское пренебрежение к условностям с истинно русской ленью. Ему нельзя было отказать в известном политическом чутье. Именно поэтому, не довольствуясь сложившимся положением вещей, он деятельно вмешивался в закулисные дворцовые интриги. Являясь по сути одним из вдохновителей дворцовой авантюры 1741 г., он до самого последнего момента только обнадеживал и подталкивал цесаревну к активным действиям, обещая ей поддержку европейских посланников и их королевских домов. Окончательный же выбор был за самой Елизаветой, и когда наступил благоприятный момент, Лесток не преминул им воспользоваться. За свои неоценимые услуги лейб-медик после благополучного исхода дворцовой авантюры получил неограниченный доступ в покои императрицы, оплату всех своих долгов и материальные пожалования. Кроме того, предприимчивый Лесток обрел возможность большого влияния на государственные дела. Многие придворные пользовались его протекцией при решении личных вопросов, за что, по свидетельству современников, выкладывали немалые суммы. По слухам, этому Лесток научился еще у Екатерины I. Известно, что жена Петра не гнушалась за свое ходатайство перед самодержавным супругом или передачу в нужный момент особой челобитной брать с сановников гонорар в виде комиссии со «стоимости дела» и аккуратно откладывала полученные деньги впрок. Собранные за годы супружества средства она размещала в двух европейских банках, и только ее скандальная связь с камергером Виллемом Монсом положила конец этой идиллии. Разгневанный Петр I арестовал счета неверной жены и конфисковал их содержимое. Говорят, что лейб-медик был причастен к приключению императрицы и от неминуемой расправы его спасло только чудо. Влияние Лестока при дворе было настолько велико, что буквально все стремились заручиться его поддержкой. Суровый вице-канцлер А. Бестужев-Рюмин вынужден был находить с ним общий язык, хотя и считал лейб-медика тайным агентом иностранных держав. Время показало, что вице-канцлер был прав. Классическая галльская веселость сочеталась у Армана Лестока с истинно немецкой практичностью. Понимая, что прежние заслуги забываются, а сегодняшний почет не может длиться вечно, Лесток вел свою дипломатическую игру с иностранными посланниками и их государями. Профранцузская политика, к которой он склонял императрицу, имела простое объяснение: историческая родина выплачивала фавориту пенсию, которую он исправно получал, не довольствуясь придворным жалованьем и различными побочными доходами. Такое двуличие возмутило принципиального Бестужева, и он окружил Лестока пристальным вниманием, не имевшим ничего общего с личным расположением. Из добытых им сведений явствовало, что означенный лейб-медик, кроме того, интриговал в пользу Пруссии, в результате чего получил от нее титул графа и пенсию. Возмущению канцлера не было предела. Но императрицу это, казалось, не особенно волновало, и только в 1745 г. Бестужев получил прямые улики служебной неверности фаворита. Предъявленная им императрице изъятая у А. Лестока переписка с представителем Франции маркизом Жаком Шетарди привела к опале Лестока и высылке маркиза за пределы страны. К измене Лестока Бестужев отнесся, как к личному делу. Он по-прежнему собирал компрометирующие материалы на вероломного фаворита, и через три года его усилия вновь увенчались успехом: допущенная в секретной переписке неосторожность привела лейб-медика к аресту и обвинению в государственной измене. Бестужев торжествовал. Императрица, если это было необходимо, умела отличать личное от государственного. Тайная канцелярия, в застенки которой был брошен А. Лесток, прямым ходом вела к смертному приговору. Но милостью императрицы Арман и на этот раз избежал жестокой казни. Опального фаворита заточили в крепостные казематы, а в 1753 г. отправили в ссылку в Великий Устюг. Только распоряжение императора Петра III, сменившего Елизавету на российском престоле, освободило ссыльного лейб-медика. Император, большой поклонник Пруссии, любезно вернул злополучному фавориту отнятые за его провинности имущество и звания. Умер Арман Лесток в 1767 г. В петербургской топонимике фамилия Лесток увековечена в названиях Лештукова моста (через Фонтанку) и одноименного переулка рядом с театром имени Г. Товстоногова. Это объясняется тем, что придворный лейб-медик имел в свое время в том районе пожалованные ему участки земли.


Василий Иванович Чулков (1709 – 1775) | Фавориты правителей России | Алексей Григорьевич Разумовский (1709 – 1771)