home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



33

Без четверти час Пауэрскорт и Фицджеральд ждали в комнате третьего этажа в западном крыле отеля «Король Георг Четвертый». Они не зажигали свет. В комнату прошмыгнул Харди и протянул каждому по пачке влажных носовых платков.

— Могут пригодиться от дыма, — с воодушевлением прошептал он и поспешил назад — приглядывать за приготовлениями к пожару.

Пауэрскорту был известен его план. Он чувствовал себя режиссером, который уже отдал последние распоряжения для финальной сцены, но не знает, как поведут себя актеры. Задымление будет увеличиваться постепенно. Возгорание под комнатами 607 и 608 должно, благодаря горючим составам Джо Харди, произойти почти мгновенно. Главными источниками дыма станут балконы. Каждая комната в западном крыле имела небольшой балкон, выходивший на море. Все постояльцы из этой части здания были заблаговременно переведены в другое крыло. Им сказали, что возникли временные трудности с водоснабжением. Этой ночью на балконах разместили бочки с мазутом, смолой и варом, смешанными в смертельной пропорции, чтобы произвести как можно больше дыма. Когда три постояльца из комнат 607 и 608 в конце концов выйдут в коридор, на них нападет отряд из шести человек — по двое полицейских на каждого похитителя, и двое — Пауэрскорт и Фицджеральд — освободят леди Люси. Тейт пытался отговорить его, опасаясь, что личная заинтересованность помешает ему в нужный момент действовать решительно и не раздумывая.

— Только я смогу узнать ее, — возражал Пауэрскорт.

— В таком дыму, сэр, — убеждал Тейт, — вы и королевы Виктории не узнаете.

Но Пауэрскорт настоял на своем.

Часы на ратуше пробили час. Пауэрскорт посмотрел на набережную и на Западный пирс. Все было тихо. Слышалось лишь легкое ворчание Английского канала, невысокие волны которого накатывали на берег. И вот — началось. Поначалу очень медленно. Двумя этажами ниже первая из бочек, приготовленных Джо Харди, начала тлеть, испуская густой дым, потянувшийся вверх вдоль фасада здания. «Ну, это — пустяки, — подумал Пауэрскорт, — капля в море». Но тут вступили в дело другие бочки. Сначала пять, затем десять, пятнадцать, двадцать, тридцать: Пауэрскорт уже ничего не мог разглядеть.

Фасад отеля окутало дымом, западное крыло стало почти неразличимо.

Ветер, дувший с моря, удерживал дым возле здания. Вот появились первые языки пламени. Два огромных всполоха огня вырвались в ночное небо из окон верхнего этажа. Позже Пауэрскорт узнал, что это горели одеяла, которые Джо Харди специально пропитал горючей жидкостью. В тринадцать минут второго сработала пожарная сигнализация. Служащие отеля и приданные им в подкрепление полицейские побежали по коридорам, стуча в двери и призывая постояльцев скорее покидать номера.

— Пожар! Пожар! Выходите скорее!

На улице появилась первая пожарная машина, пожарные с ходу принимались раскручивать шланги.

— Давайте лестницы! — кричал один пожарный. — Поднимайте эти чертовы лестницы, да поживее!

Из парадных дверей отеля на улицу устремился поток заспанных постояльцев. Мужчины были в халатах. Пытаясь хоть как-то защититься от прохладного ночного воздуха, женщины набрасывали пальто прямо на ночные рубашки.

— Проходите, проходите поскорее!

Пауэрскорт знал, что полиция собиралась вывести всех постояльцев к западному крылу — как раз под окна номеров 607 и 608.

— Пожар! Пожар! — теперь крики раздавались уже по всему отелю. Кричали человек двадцать, а то и тридцать. — Спускайтесь вниз, спускайтесь вниз, пожалуйста!

По мере того как люди спешили к выходу, голоса полицейских становились все более настойчивыми и раздраженными. Сигнализация еще звонила — высокий непрекращающийся звук, давивший на барабанные перепонки. Прямо под окном комнаты Пауэрскорта громко закричала какая-то женщина. Потом еще одна. В конце концов целый хор воплей взлетел к шестому этажу вместе с дымом и пламенем. «Должно быть, в комнатах надо мной сейчас настоящая преисподняя», — подумал Пауэрскорт. В общей суматохе послышались свистки полицейских.

Пожарные громоздили перед отелем свои лестницы и, взбираясь по ним, подбадривали друг друга.

Пауэрскорт распахнул дверь. В комнату ворвались огромные клубы дыма. Вверх по лестнице дым становился все гуще. Через минуту Пауэрскорт уже с трудом различал гвардию, состоявшую из полицейских и пожарных, которых послали арестовать похитителей. За его спиной возник пожарный с брандспойтом.

— Пожар! Пожар! — кричали в разных концах отеля.

«Ну, теперь-то они должны выйти, — пробормотал про себя Пауэрскорт. — Клянусь Богом, такого им не выдержать. Они должны выйти». Но если засевшие в комнатах 607 и 608 люди не захотят выйти, придется брать их штурмом. А что, если они умерли?

Из адского пламени неожиданно появился Харди. Он указывал наверх. Маленький отряд Пауэрскорта начал медленно подниматься по лестнице. Он прислушивался к любому шороху, доносившемуся с верхних этажей, но различал лишь крики полицейских и приказы, которые отдавали стоявшие на улице пожарные.

Они добрались до пятого этажа. Но сверху по-прежнему никто не спускался. А вдруг они выпрыгнули из окна? Пауэрскорт знал, что внизу под окнами дежурят полицейские, готовые поймать любого, кто решится на прыжок. Но высота-то немаленькая! Только бы они не промахнулись! Густой темно-серый, почти черный, дым все еще выливался на лестницу. Перила с противоположной стороны были почти неразличимы. Пауэрскорт поспешно достал один из влажных платков, припасенных Джо Харди, и замотал им лицо. Нет, долго ему так не выдержать. Где-то рядом, невидимый в темноте, надсадно кашлял Джонни Фицджеральд. У Пауэрскорта кружилась голова. Похитители должны вот-вот выйти. Никто не выдержит долго в таком дыму. Раздалось еще несколько сигнальных свистков. Пауэрскорт пожалел, что невнимательно слушал объяснения инспектора и не запомнил хорошенько, что означает секретный код.

Из-под двери на пятом этаже были видны отблески языков пламени. С улицы донеслись вопли и отдаленные крики, которые Пауэрскорт не смог разобрать. В наполненной дымом ночи продолжала звонить сигнализация.

Вдруг сверху послышался какой-то стук, словно кто-то натолкнулся на стену. Неизвестный громко выругался по-немецки. «Может, нам следует подняться по лестнице?» — подумал Пауэрскорт. «Подождем, пусть они спустятся, — решили Харди и пожарные, — подождем их тут. Так мы сохраним за собой инициативу». Сверху доносились все новые и новые звуки. Харди заранее объяснил Пауэрскорту, как люди спускаются по лестнице в дыму.

— Одной рукой вы стараетесь держаться за перила, а другой опираетесь на человека, идущего рядом с вами.

Сколько человек спускалось сейчас вниз? Один? Двое? Трое? Пауэрскорт не знал. Призрачные силуэты были едва различимы сквозь дым. Он услышал, как на верхнем этаже раздался громкий свисток. Пожарный у него за спиной внезапно выступил вперед и включил свой брандспойт. Сила водяной струи сбила спускавшихся с ног, люди упали на спину и покатились вниз по лестнице. В дело вступили гвардейцы. Пауэрскорт видел, как они схватили тех двоих и поспешно потащили по лестнице. Но это были лишь двое мужчин. «Мерзавцы, — пробормотал про себя Пауэрскорт, — подлые мерзавцы! Неужели они оставили леди Люси одну в этом котле? Вдруг они убили ее, а затем сами попытались спастись бегством?»

Задыхаясь, кашляя и отплевываясь, Пауэрскорт и Фицджеральд кинулись наверх в комнату 607. Сзади до них донесся долгий предупредительный свисток полицейского. Казалось, он звучал целую минуту. «Это сигнал к окончанию пожара и прекращению подачи дыма», — вспомнил Пауэрскорт. Когда они добрались до шестого этажа, то едва могли двигаться. Казалось, дым забил им все легкие. «Еще немного, и я потеряю сознание». Джонни бросился вперед. Вместе они ворвались в комнату 607. Там все было в дыму.

— Люси! — крикнул Пауэрскорт. — Люси!

Но ответа не последовало. Через соединительную дверь они ползком пробрались в смежную комнату.

— Люси! Люси!

Единственный звук, долетевший до них, доносился со стороны улицы. Леди Люси в комнате не было.

В дверях показались четверо пожарных.

— Обыщите комнаты, — приказал Пауэрскорт, и только после этого позволил великану пожарному отнести себя вниз. На третьем этаже их ждал Мэтью из местной пожарной команды. Рядом с ним, скорчившись, сидел Джонни Фицджеральд.

— Пожалуйста, обыщите комнаты, пожалуйста, — попросил Пауэрскорт, собрав последние силы. — Они могли запереть ее в шкафу или спрятать под кровать — куда угодно.

Еще четверо пожарных кинулись наверх. У Пауэрскорта начался приступ рвоты. Он едва мог дышать.

— Немедленно отправляйтесь на свежий воздух, — сказал пожарный. — А то вам станет еще хуже. Ждите нас у парадного входа, я сразу же сообщу вам результаты поисков.

Поддерживая друг друга, словно двое пьянчуг, Пауэрскорт и Фицджеральд стали спускаться вниз по лестнице. «Возможно, это наше последнее сражение», — думал Пауэрскорт. В скольких битвах им приходилось участвовать, но сейчас победа нужна была ему как никогда. Выйдя на улицу, они увидели, что дым уже рассеивался, на стенах западного крыла появились огромные темные пятна, ковры почернели от дыма, но отель медленно возвращался к нормальной жизни. Зимний сад, тот самый, где всего шесть часов назад оркестр исполнял музыку Бетховена, и столовая зала, залитая лунным светом, ожидали посетителей, которые вскоре придут сюда завтракать. Пауэрскорт уселся прямо на тротуар перед парадным входом. Ему хотелось расплакаться. Он подвел Люси. Как, должно быть, она обрадовалась, когда услышала их музыку. И он не оправдал ее ожиданий!

Вернулся Мэтью, взгляд его был печален.

— Мы обыскали каждый уголок, но пока никого не нашли. Поиски продолжаются. Я послал наверх новую смену.

Джонни Фицджеральд помог другу встать на ноги и перевел его на другую сторону улицы. Повсюду были полицейские. Постояльцы постепенно собирались у парадного входа, ожидая, когда им позволят вернуться в свои номера. Они громко переговаривались друг с другом, делясь воспоминаниями о спасении из огня. Пауэрскорт посмотрел на море. Западный пирс, береговая линия, роскошные отели, рыбацкие лодки, лежащие в ряд на берегу, — все было так же, как час назад. Но за этот час мир Пауэрскорта изменился навсегда.

Он перевел взгляд на отель. Лишь на западном крыле видны были следы пожара. Издалека донесся какой-то шум. Свист все продолжался — серия коротких резких сигналов.

Старший констебль, возвышаясь над толпой, стоял напротив внушительной парадной двери «Короля Георга Четвертого». Он смотрел на крышу.

— Тише! — гаркнул он. — Именем закона, тише!

Люди примолкли. Пожарные продолжали переговариваться на языке жестов. Пауэрскорт слышал у себя за спиной плеск волн, мягко накатывающих на берег.

Свистки продолжались, они становились все громче. Доносились какие-то крики, но Пауэрскорт сперва не мог разобрать, о чем шла речь. Он решил было, что оглох на пожаре, но тут слух вернулся к нему.

— Пауэрскорт! Пауэрскорт!

Он не видел, откуда его окликают. Джонни Фицджеральд указал ему на крышу. На противоположном конце западного крыла стояла группа людей. У одного из них был свисток. Свист прекратился. Пауэрскорту показалось, что он узнал в человеке, отдававшем приказы, инспектора Тейта. В центре группы стоял кто-то совсем маленький, его было почти не видно за спинами дюжих полицейских.

— Пауэрскорт! Пауэрскорт! — человек, похожий на Тейта, указывал на маленькую фигурку, которую теперь вывели вперед.

Раздался еще один крик, слабый тонкий крик, который относило в море.

— Фрэнсис! Фрэнсис! — женщина наверху помахала ему. Она махала ему из последних сил.

— Люси! Люси! — По щекам Пауэрскорта текли слезы радости. — Держись, Люси! — кричал он вверх на крышу. — Я иду! Я иду!

Лорд Фрэнсис Пауэрскорт спешил исполнить свое последнее задание.

Джонни Фицджеральд оглядел толпу, собравшуюся на крыльце, и отправился на поиски старшего констебля.

— Мои поздравления, сэр, — сказал Джонни, проходя вместе со старшим констеблем через главный вход. — Скажите, сохранили ли вы чрезвычайные полномочия, те, которыми наделил вас премьер-министр?

— Теперь они мне больше не нужны, — усмехнулся старший констебль.

— Но если я правильно помню, они действительны сорок четыре часа, — не уступал Фицджеральд.

— Чего, собственно, вы от меня хотите? — насторожился старший констебль.

— Ну, — улыбнулся Фицджеральд, — полагаю, в вашей власти нарушить правила лицензионной торговли. Уж больно они строгие, позвольте мне заметить. Не могли бы вы попросить нашего приятеля управляющего мистера Хадсона открыть бар? Прямо сейчас, чтобы лорд Пауэрскорт и леди Люси смогли выпить по бокалу, когда спустятся с крыши, понимаете?

Старший констебль рассмеялся и похлопал Джонни по плечу.

— Отличная идея! Силою чрезвычайных полномочий, которыми наделен, я потребую, чтобы бар открыли немедленно.

И он прошествовал в сторону кабинета администрации отеля.

— Куда запропастился этот Хадсон?! — кричал он по дороге. — Именно теперь, когда он так нужен!

Двое улыбающихся полицейских отвели Пауэрскорта на крышу. Они очутились прямо за спинами инспектора Тейта и его людей. Леди Люси казалась изможденной, под глазами у нее залегли темные круги, а лицо было в копоти. Пауэрскорт поспешно обнял жену.

— Старший инспектор Тейт, — сказал он, — позвольте мне от всего сердца поблагодарить вас и ваших коллег за спасение Люси. Отныне я перед вами в неоплатном долгу. Но как вам это удалось?

Полицейские смущенно переговаривались.

— Знаете, сэр, — начал Тейт, — я считал, что нам надо занять позицию на крыше прямо над комнатой шестьсот семь. Если бы негодяи узнали, что с балкона можно попасть прямо на крышу, они могли бы воспользоваться этим для побега. Они ведь могли это проверить, как только вселились, так, на всякий случай. — Тейт замолчал и помахал своему коллеге внизу на улице. — Поэтому мы поджидали у люка. Когда дым в коридоре у номера шестьсот семь сгустился, мы спустили в комнату нашего человека, который спрятался за буфетом. У него был с собой моток веревки, как у той женщины в лабиринте на Крите, или на Родосе, или где там еще. Одно потягивание означало — они поднимаются, два — спускаются. По его сигналу мы поняли, что похитители начали спускаться вниз, и бросились в комнаты. Леди Пауэрскорт была там. Кажется, она приняла меня за вас. — Старший инспектор Тейт покраснел. — Она с таким жаром обняла меня, милорд. Но леди Пауэрскорт была совсем слаба. Ей необходим был свежий воздух, поэтому мы перво-наперво вывели ее на крышу. Теперь, кажется, ей лучше.

— Я всем вам бесконечно благодарна, — сказала леди Люси.

Пауэрскорт с волнением слушал этот знакомый голос.

— Думаю, леди Люси лучше еще немного побыть здесь на свежем воздухе, — строго посоветовал Тейт. — Внизу еще слишком дымно. Да и сами вы не в лучшей форме, милорд.

Старший инспектор Тейт улыбнулся. Леди Люси обняла на прощанье каждого из своих спасителей.

— Люси, Люси, я так счастлив! У меня просто нет слов!

Леди Люси лишь улыбнулась в ответ. Она обвела взглядом необычную обстановку: наверху возвышались трубы, повсюду были протянуты провода и какие-то кабели. А внизу простиралось до самого горизонта серебристо-серое море. Словно полированное стекло.

— Теперь, когда мы одни здесь под луной и звездами, — прошептала леди Люси, — тебе, Фрэнсис, и не надо ничего говорить.


предыдущая глава | Банк хранящий смерть | cледующая глава