home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Уж если мечтать, то ни в чём себе не отказывать!

  Озаботился я, честно говоря, экипажем. Народу шлялось в порту и около немерянно. А что вы хотите? И деньги, и товары, и люди текли здесь как полноводная река. А мне нужны спецы. Штурмана, врачи, механики... абордажники и кок. Существует три вида мяса - варенное, жаренное и котлеты. Мне все равно, что жрать... дня три. Ну, может и четыре. А потом хотелось бы и нормально покушать. Это я имею в виду нормальные условия. Здесь на пограничной планете полегче с натуральными продуктами.

  Текли серые будни. Ходил я на собеседование с будущими кандидатами. Отребье почти все. А мне надо больше двух десятков экипажа и три десятка абордажников. А что есть абордажная команда? Это отмороженная элита - смертники. По любому, хлипкие душой среди них не живут.

  Да что ж за жизнь? Одни проблемы. Надо три - четыре регенерационные капсулы. Нужен кибердок, а не то угробище, что сейчас стоит у меня. Новые программы. Нужен программист. Свой. С учетом того, что я ни уха не рыла, еще в позапрошлой жизни в компах - та еще задача. Да я вообще тут во всем ничего не понимаю. Ну слегка в людях разбираюсь. Ну что ж мы пойдем самым простым путем. Заплатим спецам деньги.

  Осталось мелочь. Насколько они будут преданными членами команды? Хотя... если перефразировать всем известную поговорку: 'Куда они денутся с космического корабля?'. А что в этом есть своя прелесть. По крайней мере, удара в спину можно не опасаться.

  Две недели пролетели заполненные всякой рутиной. Из тюрьмы я вытащил хакера. Будем считать, что он и есть программер. Попался он мне совершенно случайно. Как и он сам.

  Пацан, выбрал себе гордый ник - 'Джек-Потрошитель'. В миру - Непепейбатько Иван Стефанович. Услышав фамилию, я первым делом поинтересовался его национальностью. На что получил ответ: 'Что лично он чистокровный русак'. В ответ на это я только недоверчиво хмыкнул. Ладно, после узнаем о его корнях.

  Так вот. Потрошил он на заказ чужие банки данных. Как я понимаю, сидел дома и занимался всякой ерундой. Щелкал по клавишам и лазил по чужим базам. Хорошо, хоть не мелочь по карманам тырил. Умен собака был до безобразия. Влезал - вылезал, как у себя из дома. И главное тихо, как тень. Большого ума человек. А спалился на ерунде. Взломал базу данных по чьему-то заказу. Почистил за собой, вылез. Казалось бы все хорошо. Ан, нет! 'От многия знания - многия печали'.

   Попался он, кстати, тоже от большого ума. Сделал он дело и захотелось ему выпить пивка. А дома, как на грех все кончилось. Бар был наискось через дорогу. Ну казалось бы, что может случиться за пять минут? Туда и обратно сходить. И он, не выключая компа, вышел. Дошел человек до бара, купил пива и пошел обратно. Это в идеале. А этот решил махнуть кружечку свежака на месте. Ну махнул. А потом и вторую тоже решил выпить - нести меньше. Не допил. Толкнули беднягу под руку - случайно. Нет бы, утереться и промолчать. Так - нет! Он кратко и емко охарактеризовал 'толкателя' на околокомпьютерном сленге. Оппонент может и не понял бы ничего. Ну кроме тона. Так он, видно от излишней начитанности, в конце своего спича сравнил этого амбала с 'унитазом на лыжах'.

  Когда он приземлился в первый раз возле стойки. Он сразу же попытался извиниться, проорав ему что-то эдакое интеллигентское. Ну скользь упомянув его сексуальные пристрастия и любимую позу, в которой его усиленно любили разные животные в числе которых было даже несколько маргиналов.

  Услышав этот сомнительный 'комплимент', здоровяк так оторопел, что нашему исследователю чужих родословных, даже удалось успеть сделать ему интимное предложение. Он ему предложил: 'Успокоится! И послушать Шопена...!'*. Но тот был видимо не в курсе, кто написал траурный марш и поэтому оскорбился. А может ему послышалось - упокоится? В общем, этот негодяй решил сломать оскорбителя об пол. Но, как сын своей культуры, он не мог не выразить свои мысли по этому поводу. Ведь так себя ведут в кино все супер герои. (Что вы хотите - американец). Но он был явно слабоват в словесных баталиях. И фраза его была стандартной и банальной донельзя. Не придумав ничего умнее, он схватил ударника клавиатуры за грудки и даже успел проговорить часть скучного ругательства про его маму. Видимо весь расчет был на то, что после его следующего могучего удара, субтильный оскорбитель - слышать уже не сможет. Это и стало его роковой ошибкой.

  Субтильный славянин имел не только острый язык, но не менее острую заточенную отвертку сантиметров двадцати пяти. Оказывается 'совершенно необходимую для нормальной работы компьютера'. В общем, незадачливый здоровяк отхватил все двадцать пять сантиметров хакерского инструмента в брюхо.

  Тем самым, компьютерный гений еще раз доказал, превосходство ума над грубой силой.

  Хулитель прогресса упал гордо, но быстро и практически замертво. В общем, участия в дальнейшей дискуссии он не принимал. А вот в обсуждении перспектив дальнейшего здоровья нашего бедолаги, сразу же приняли живейшее участие приятели упавшего бойца. Но почему-то обсуждали в основном ногами. Но это уже он помнил весьма смутно. Спасли его знакомые - вмешавшись в спор.

  Строптивая жертва не нашла ничего лучше, пока шла драка, выползти из бара и ломануться в свой дом. На пороге дома он потерял сознание, прямо в прихожей. Так и не успев захлопнуть дверь. Видимо ботинки, гордо выставленные в дверь, и подвигли полицейский патруль, проходящий мимо поинтересоваться происхождение этого натюрморта. Они же и вызвали скорую помощь. А пока ее дожидались и заглянули от нечего делать в работающий комп. Процедура сканирования, на предмет запрещенного была стандартной. И какого же было удивление сержанта, когда его наручный комп в ответ на запрос выдал красный сигнал о содержании запрещенных программ. И понеслось. После исследования даже обнаружили, куда он в последний раз лазил.

  Все это он поведал мне в комнате для свиданий. Плача и стеная о погубленной молодости и в знак раскаяния вырывая волосы у себя под мышками. Шучу. Он проклинал свой пацифизм и пофигизм.

  В итоге, ему теперь светил нехилый срок. После того как всплыли подробности его второй работы, отвертка могла показаться детской шалостью в песочнице. А того что у него нашли, хватало на твердый пятерик каторги. Отбывали ее в каких-то болотах, ближе к экватору и смертность там от местной живности была весьма впечатляющей. И те к кому он последний раз заходил, тоже отчего-то желали посмотреть спектакль про кремацию с 'Джеком-Потрошителем' в главной роли'. Все это он прекрасно сознавал. Как и то, что дожить до каторги он банально может не успеть.

  - Ну что умник? Пойдешь ко мне в экипаж?

  - А что есть варианты?

  - Есть. Выбор есть всегда. Можно сдохнуть в болотах, добывая активные биоматериалы. Или 'самоубиться' в камере. Пока сокамерники вежливо отвернуться в сторону.

  - А те, у кого я вскрыл базу? Они как? А закон?

  - Что-то много вопросов. Я тебе скажу один раз. С 'Ольта' выдачи нет.

  - Ольт - это что?

  - 'Ольт' - это мой корабль и мой манор на данный момент.

  - А что такое манор?

  - Слышишь, ты, жертва излишнего образования. Ты потратил уже десять минут моего времени на дурацкие вопросы. Пойдешь ко мне в слуги?

  - В куда?

  - Согласно коронному уложению короля Вассиана-'Основателя' - наказывать слугу благородного сьерра может только он сам, - отчеканил я статью уложения наизусть.

  Ну и что из того, что оно здесь неизвестно? Я-то знаю! И могу в доказательство своих прав 'не больно зарезать' засомневавшегося. А это главное.

  Надо было видеть рожу ошарашенного 'злодея'. Из моей фразы он понял только общий смысл. То, что можно куда-то свалить.

  - Ну? Я жду. Принесешь мне клятву верности. И все. Подробности потом.

  Думал он не долго. Смышленый.

  - Да! Я согласен.

  - Жди...

  Купил я ему свободу. Хоть и дорого. Инспектор Альберт Смит оказался милейшим человеком. Он так трепетно любил деньги, что обещал и в дальнейшем идти навстречу столь щедрому и благородному человеку как я. И сообщить, если появятся кандидатуры нужные мне. Особенно подробно он интересовался, какие именно специалисты, и какого возраста меня в особенности интересуют. Нисколько не удивлюсь, если через день-другой у него в застенках 'ну совершенно случайно' окажутся нужные мне. Заказные дела будут всегда.

  Часть команды я набрал через агентство и уже отправил на 'Ольт'. А с Джульеттой договорился, что она прикинется ветошью и заодно послушает, не завелись ли у кого крамольные мысли по ограблению доверчивого меня.

  Коробка моя стояла сейчас на верфях. Вот пусть команда заодно и проконтролирует что и как. Чем мне нравились мои внуки... (Да, внуки. Пусть и пра, пра, пра. А чего? Так и есть!) А пошли они по пути унификации космических кораблей. Множество блоков было взаимозаменяемых. Поэтому ремонт во время войны не занимал много времени. Вырезали кусок из корпуса и вставляли другой. Из модулей можно было собрать корабль на коленке за несколько недель. Торговые суда переоборудовали в военные транспорты за считанные дни. Технология была отработана. Кстати о гравитации. Гравы и антигравы тут изобрели. Но практическое применение было в основном на космических кораблях и 'цивилизованных планетах'. Очень дорогая технология. Но рассказывать про принцип действия не буду. Хотя и мог бы.

  Начав постигать суть, столь увлекательной проблемы, в пересказе Джульетты... Я едва не вывихнул себе челюсть, когда мне начали объяснять про массу покоя... инерцию... собственно гравитацию... и про разно направленные потоки каких-то глюонов. Глюки - знаю. Глюоны... - не знаю.

  Если в первых четырех предложения еще был какой-то смысл. (Отдельные слова я все-таки слышал). То в конце пятого я зевнул с таким хрустом и подвывом, что сразу понял - наука. Наука - это очень хитрая штука! И от ее знания очень хочется спать и ни фига не понятно. Ну тупой я. Ту-пой! Ни разу у меня не математический склад ума. И нет высшего образования*. А вот чужими мозгами, грех не воспользоваться.

  Сидел я на веранде бунгало и от нечего делать болтал с Симом.

   - Слышь Сим? Вот не везет мне катастрофически. Вот у остальных? То в тюрьме сидят, то злодеи их какие-то преследуют, то мстят или борются за выживание, то прекрасных принцесс освобождают. А я? У меня ведь сейчас все есть. Могу даже ничего не делать. Просто жить, как средний класс. Денег хватило бы. Но не могу. Сильно знакомо. Сопьюсь я на фиг. Нет, нет и нет! Шило у меня в попе. Чувствуешь Сим, какой я толерантный? Даже не матерюсь.

  - Толерантность - это когда жопа красная от злости, а голова улыбается и кивает, - тут же объяснил мне трудное слово он.

  - Будем мы жить, как сможем. Да? Не, не буду я прикидываться борцом с мировым злом. Просто сделаю, что смогу и все. Заодно и заработаю. А то, что от этого людям жить станет лучше. Пусть это будет им бонус. Сдохну хоть с пользой. Что-то меня вечно раздражает. Зудит, как комар на границе сознания.

  - Ты на кого шуршишь, пакетик?! - тут же раздраженно раздалось в моей голове.

  - Нет! Это совсем не ты Сим. Ты мой друг, и имел я в виду совсем не тебя. Ты даже на смерть пошел вместе со мной.

  - Вай, маладец! - с тягучим акцентом похвалили меня в голове. - Каждый испорчен в меру своих возможностей.

  - Идиот! - я отчего-то разозлился. - Это вовсе не означает, что ты исправился и стал нормальным! Не можешь разговаривать нормально?

  - Могу.

  - Ну, и...?

  - Известны случаи, когда онанизм полностью заменяет секс, но то, что секс полностью заменяет онанизм - враньё! - проникновенным тоном голубого ведущего поведала мне эта сволочь.

  - Я так и знал... с тобой говорить о тонких материях или о метаниях моей трепетной души говорить бесполезно. Все! Заткнись! Я иду спать.

  - Мы идем.

  - О-о-о... скотобаза... Я убил бы тебя, если б мог. Ты неисправим...

  *Высшее образование - это очень полезная вещь: оно позволяет нам убедиться, как мало знают другие люди.

  Перлы из женских романов.

  Разодрав глаза, Мэри обнаружила, что лежит, обмотавшись вокруг Райта.

  Вся ее фигура говорила, что она слушает его не только ушами, но и глазами.

  Глубоко в его груди она услышала смех.

  Две родинки возле правого девичьего виска весело прыгнули в сторону!

  Джон и Мэрри никогда не встречались. Они были как две колибри, которые тоже никогда не встречались.

  Его мысли ворочались в его голове, соединяясь в звенья и разъединяясь, как трусы в сушилке без антистатика.

  Ее фигура была самой обычной, женской: по бокам два выпуклых бугра, а в середине вогнутый.

  Ей поднесли бокал вина, а ему рюмку водки с водкой.

  Надев рубашку и красивые брюки с расстегнутым воротником, он вышел из дома.


Глава 11 | Джок. Награжденный Тенью. Третий шанс | Глава 13