home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 88

— Дальше пойдем на веслах. — С этими словами Домел опустил парус. Покачиваясь на волнующейся глади залива Глотки, небольшой катамаран тотчас перестал слушаться руля. Домел бросил Эмсо в руки весло, приговаривая: — Работай, когда тебя не выворачивает наизнанку. И делай то и другое тихо.

Эмсо был слишком жалок, чтобы возразить. Мерно взмахивая веслом, он почувствовал неожиданное облегчение. Или, может, это была надежда — земля на горизонте казалась пределом всех мечтаний. Он чуть не рассмеялся вслух, предвкушая приближающееся избавление. От стольких вещей. Навсегда.

Когда они подошли к берегу, Скэн бесшумно спрыгнул за борт, слегка забрызгав при этом перевязанную ногу Эмсо. Домел уже оттолкнул катамаран, но Эмсо все еще сидел в нем, что-то нащупывая. Он вытащил пару седельных сумок и только после этого помог своему напарнику избавиться от легкого суденышка.

Эмсо выбрался на берег вслед за Домелом. Скрепя сердце, он не мог не отдать должное морской сноровке Скэна. Теперь ему предстояло оценить того в роли рейдера.

Точно так же, как Скэн мог убедиться в решимости Волка. Решимости бывшего крестьянина, бывшего вождя отрядов Волков. Эмсо пробормотал:

— Только потому, что я любил тебя, друг мой. Тот, кто тебя ненавидел, не смог бы причинить тебе столько боли.

Домел подошел поближе:

— Тебя все еще мутит? Что ты бормочешь?

— Это тебя не касается. Двигай.

— Я тебя, наверное, прикончу. Своими собственными руками.

— Ничего ты не сделаешь. Заткнись и показывай дорогу.

Домел схватил его за плечо, и Эмсо замер. Повернувшись спиной к свисающему над водой бревну, Скэн вполголоса приказал:

— Как только минуем это бревно, пойдем вглубь. Оттуда видна гавань и акульи челны, они стоят на глубокой воде. Их стерегут часовые-рабы, прикованные к своим постам. Их должно быть трое. Как только увидим ближайшего, ты его прикончишь. Я знаю, где двое остальных — их я беру на себя.

— Освободи их. Пусть они сражаются за нас.

— Сражаются? Они рабы.

— Пусть они умрут, сражаясь.

— Я не умираю вместе с рабами. В любом случае они знают, что происходит с теми, кто отказывается подчиняться. Или сопротивляется. Они все равно не станут сражаться.

— Обойдем их.

— Послушай меня. Им суждено умереть. Будем действовать быстро. Моим людям нужно время. Если рабы поднимут тревогу, мы вообще не сможем вывести челны из строя. Что с тобой? Они же всего лишь рабы, Эмсо.

— Они люди.

— Убей их, или ты погубишь себя. И меня.

Эмсо вздохнул, глянув на луну.

— Ну ладно, раз уж так надо. Хотя это и неправильно.

Они залегли в нескольких шагах от первого часового. Домел растворился в темноте, и Эмсо, несколько раз глубоко вдохнув, стал подкрадываться. Шелест прибрежных кустов от сильного бриза надежно маскировал его неуклюжесть. Сидящий охранник пошевелился, уставившись на освещенную луной поверхность воды. Эмсо нанес удар. Тяжелый металлический шар на рукоятке мурдата ударил охранника по затылку. Подхватив обмякшее тело, Эмсо зажал ему рукой рот.

— Ни слова. Один звук, и ты — покойник. Ясно?

Придя в сознание, охранник оцепенел. Он кивнул, круглые от страха глаза блестели.

— Я сейчас выломаю штырь, которым крепится твоя цепь. Присоединяйся к нам или беги прочь, но молча.

Тот снова кивнул. Медленно, осторожно Эмсо ослабил хватку на нижней половине лица охранника. Перепуганные глаза неподвижно уставились на него. Изогнувшись дугой, часовой отпрянул назад и попытался закричать. Раздался даже не крик, а скорее жалобный писк, остановленный мурдатом у горла. Эмсо навалился на часового, вмял того в скалистый берег. Они яростно боролись, под ними влажно хрустели камни, но часовой не оставлял попыток закричать. От черной в свете луны крови исходил легкий пар.

Наконец часовой затих, и Эмсо тяжело скатился с него. Домел лежал на расстоянии вытянутой руки. Он тихо произнес:

— А ты — больший дурак, чем я думал. Как по-твоему, почему некоторые из них сдаются, позволяя взять себя в рабство?

— Ты когда-нибудь заткнешься? Что теперь?

— Собери лодки. Отбуксируем их с собой. Эмсо не успел подняться, когда шум гальки заставил его обернуться. Домел тоже пригнулся, вглядываясь. У самой воды их окружили бродячие собаки. Животные выжидали. При слабом свете их нервное шевеление создавало впечатление единого целого. Сквозь рычание можно было различить напряженное подвывание. Эмсо рубанул мурдатом. Стая отступила, но две собаки остались стоять, пригнув головы и рыча. Они медленно пошли на остановившихся перед ними людей. Остальные пристроились за ними.

— Кровь, — сказал Домел. — Их раздражает запах.

— Сейчас я им добавлю. — Эмсо перекинул седельные сумки через левую руку так, что его кулак был спрятан в складках кожи. Выставив такой щит, он, не произнося ни слова, угрожающе надвигался на собак. Пара псов перед ним разделилась, остальные змейкой подтягивались вперед. В животе у Эмсо похолодело. Свирепая решимость животных лишала присутствия духа.

Вожак прыгнул, раскрыв полную сверкающих клыков пасть. Эмсо выкинул руку с кожаной сумкой. Собака вцепилась в нее зубами и повисла, сдавленно рыча. Ударом сплеча Эмсо снес голову прыгнувшему на помощь второму псу. Как бы продолжая движение, он вонзил мурдат в висящего на седельной сумке. Остальные в ту же секунду исчезли в темноте. Домел буркнул:

— Хорошо, что ты захватил эти сумки. Зачем они тебе? — От возбуждения он заговорил почти в полный голос.

Эмсо осадил его:

— Потише. Крики поднимут всех твоих сородичей.

— Собаки все время дерутся и подыхают. Никто и ухом не поведет. Да здесь и некому нас услышать. Пошли, у нас есть работа. — Он протянул Эмсо козлиную шкуру, измазанную чем-то жирным. — Масло, — произнес Домел. — Дальше по берегу есть склад. Я заглянул туда. — Он забросил массивный тюк на плечо. Белоснежные зубы блестели. — Воск.

* * *

Домел стоял на палубе и улыбался. Всего акульих челнов было пять рядов, по пятнадцать челнов в каждом. Огонь пожирал первый ряд и уже принимался за второй.

Из трюма вылез Эмсо. Домел похлопал его по плечу.

— Они проснулись. Вслушайся в их вопли.

— Лодка готова? — Эмсо выглянул через борт. Домел кивнул. — Тогда в путь, — добавил Эмсо.

Постепенно пламя перекидывалось и на челны в других рядах. Огонь и ветер вздымали горящие обломки в воздух. Когда они падали на другой корабль, огонь вспыхивал с новой силой. Домел злобно рассмеялся. Эмсо бросил на него настороженный взгляд. Тот объяснит:

— Они говорят, что Домела больше не существует, даже имени такого нет. Пусть смотрят. И знают.

Скэны столпились у воды, тщетно пытаясь отыскать лодки, уведенные Домелом и Эмсо. Низко пригнувшись, те налегали на весла, чтобы поскорее добраться до темного западного побережья, подальше от толпы Скэнов.

Соскочив на берег, Эмсо и Домел возвращались, держась в тени и огибая по дуге небольшую бухту. Они одновременно остановились, вынимая оружие. Эмсо перекинул свои седельные сумки через голову, создав подобие щита, закрывающего верхнюю половину груди и спину. Домел стянул с себя одежду выше пояса, обнажив узор красно-черных татуировок. Когда толпа расступилась, освобождая путь для Слез Нефрита, Домел фыркнул и вышел вперед, туда, где было побольше света. Эмсо ковылял рядом, стараясь не ступать на перевязанную ногу и прогоняя боль.

Домел успел сделать несколько шагов, когда его наконец заметили. Первый же увидевший в ужасе выдохнул его имя. Другие зашумели, указывая на Домела. Остальные уставились, словно лишившись дара речи. Первоначальное оцепенение прошло, и толпу накрыла тишина. Воздух был пропитан испугом.

Домел шагнул вперед. Заглушая рев пламени, он прокричал:

— Старуха! Посмотри на меня. Ты говорила Скэнам, что божество уничтожило меня. Вот он я. Ты говорила им, что божество пошлет их за победой на акульих челнах. Вот они, подожженные моей рукой. Я, Домел, бросил вызов твоему божеству. Победил его. Посмотри на меня и признай свою ложь.

Эмсо придвинулся к Домелу:

— Только Домел знает мое имя. Никто другой здесь не посмеет его произнести.

Из толпы вылетела стрела, пролетев над головами пары воинов. Не успел затихнуть ее свист, как послышался рев Лорсо:

— Нет! Взять их живыми. Они оскорбили нас и наше божество. Они нужны мне живыми. Взять их!

Приказ Лорсо словно спустил доведённых до бешенства Скэнов с цепи. Они бросились вниз, к берегу.

Эмсо запустил руку в переднюю сумку. Слева от него стоял Домел, вид его был ужасен. Подняв свой меч, он приставил его к горлу. Эмсо крикнул ему:

— Нас не возьмут. Я позаботился об этом. — Эмсо протянул товарищу один из двух предметов, похожих на затупленные зеленые металлические камни для пращи. Домел в недоумении уставился на них. — Тейт называет их гранатами. — Времени было в обрез. Показывая принцип действия, Эмсо выдернул кольцо, придерживая чеку. Домел повторил его движения. Эмсо сказал: — По моему сигналу отпустишь эту металлическую штуку. Не оплошай. Встретимся в Далекой Земле.

Спокойствие и уверенность Эмсо подействовали на Домела. Он зажал гранату в левом кулаке. Правая держала меч. Эмсо отковылял на несколько метров в сторону. На его лице застыла спокойная улыбка. По иронии судьбы колдовство чужаков, пришедших в Олу, должно сослужить ему последнюю службу. Если, конечно, эта странная металлическая штука сработает.

Словно буруны, Скэны рассыпались вокруг своих жертв. Они лишь отражали удары и уворачивались, не решаясь убить. Эмсо и Домел дрались насмерть. Вылетевшая из толпы кожаная веревка затянула вокруг них петлю. Меч Домела упал на землю. Эмсо взмахнул мурдатом, пытаясь разрубить путы, но один из нападавших прыгнул вперед, перехватив его руку.

Эмсо и Домел скрылись под грудой Скэнов.

Слезы Нефрита ликовала при виде происходящего.

— Мы их заполучили. Теперь Домел увидит, что Сосоласса…

Груда тел все росла. Один за другим раздались два оглушительных взрыва, и в небо полетели куски обожженного человеческого мяса. Слезы Нефрита закачалась. Отпрянув назад, она споткнулась и упала прямо в объятия Джалиты. Через мгновение до нее донеслись нечеловеческие крики.

Кто мог, пятился назад, забыв про убитых и корчащихся, стонущих раненых. Многие с визгом бросились бежать. Некоторые с молитвами упали на колени. Лорсо бежал к месту кровопролития, выкрикивая приказы, требуя, чтобы жертвам была оказана помощь.

Слезы Нефрита облокотилась на поддерживающие ее женские руки. Джалита быстро пришла в себя, тихо прошептав:

— Сейчас самая ответственная работа — за женщинами. Теперь, как никогда, нужно божество. Скэнам нанесена обида. Разум людей притуплён болью, расшатан страхом. Святости божества брошен вызов. Сила могущественнейшего вождя под сомнением. Пришло время начать все создавать заново.

Взяв свой посох и выпрямившись, Слезы Нефрита повернулась лицом к Джалите. Лицо старой женщины было залито светом огня, луна отражалась в ее запавших глазах. Она тяжело выдохнула. В ее дыхании слышались звуки леденящего ветра, холодной мглы, которая разрушает разум и подталкивает в лапы дурманящего сна, длящегося вечность. Потрясение ушло на второй план. Взгляд каждой из женщин проникал другой в самую глубину души. Слезы Нефрита улыбнулась и промолвила:

— Да, моя Джалита. Мы действительно должны все начать создавать заново. О да.


Глава 87 | Ведьма | Глава 89