home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 22

Следующим утром Лорсо стоял на носу своего челна и смотрел, как шестерка черных коней втаскивала тяжелую повозку на ровный участок берега как раз за каменистой прибрежной чертой. Лорсо презрительно фыркнул. Кони! С выпученными глазами, тяжело ступающие огромными копытами, они могли искалечить человека, просто наступив на него в своем вонючем возбуждении. Отвратительно.

Груз на повозке был накрыт. Лорсо рассеянно подумал, что это за груз, который нужно укрывать в столь ясный день?

За его спиной Жрец Луны произнес:

— Доброе утро, Лорсо! — Скэн испуганно вздрогнул. Когда он обернулся, на него с берега с извиняющимися улыбками смотрели Жрец и какой-то Речной. — Не хотел тебя напугать, — сказал Жрец. — Хочу представить тебе Сариса, — и он кивком головы указал на Речного. — А все это, — он указал рукой на коней и повозку, — часть сегодняшнего представления. Что тебя беспокоит?

— Ничего. Просто я думал, что это такое.

— Жрец Луны желает показать нам чудеса! — сказал Сарис.

— Чудеса? — Подойдя ближе к корме, к тому месту, где просвет между корпусом челна и берегом был наиболее узким, Лорсо одним движением спрыгнул на берег.

Жрец засмеялся.

— Весьма акробатично!

— Что? — спросил Лорсо. Он заметил, что Речной, этот Сарис, так же озадачен, как и он сам.

Жрец побледнел, казалось, что он подавился.

— Это слово из моего прошлого, — произнес он, — еще до того, как меня призвала моя Мать и я родился заново. Мы называли людей, которые могли так ловко прыгать «акробатами», а то, что они делали, — акробатикой. Я позабыл, что вам это слово неизвестно.

Сарис с умным видом кивнул.

Лорсо слишком болезненно относился к своей хромоте, чтобы поддерживать этот разговор.

— А где эта твоя страна, Жрец Луны? Скэны торгуют повсюду, где вода соприкасается с сушей. Даже очень далеко, в стране Найонов. Никто из тех, с которыми мы ведем торговлю, не слышал об этой стране. Нам известно, что твои друзья перешли к Гэну Мондэрку…

— Никогда так не говори! — Заметное замешательство Жреца при вопросах о его родине перешло в ярость при упоминании о Гэне Мондэрке. Лорсо ликовал — ему удалось выбить из равновесия этого самовлюбленного наглеца. Потом он со страхом подумал, что рассердил божество, но, вспомнив, что находится под покровительством Сосолассы, успокоился.

Жрец все бушевал.

— Когда-то я был обыкновенным человеком, а моя родина так далеко отсюда, что вы не можете себе этого даже представить. Да, я действительно прибыл с другими мужчинами и женщинами. Я никогда не присоединялся подобно другим к Гэну Мондэрку. Эти дураки находятся под влиянием Сайлы! — Жрец, задыхаясь от душившей его ярости, замолчал.

Лорсо смотрел, как неожиданно меняется цвет лица Жреца. Вместо яростно-красного оно приобрело землистый оттенок. Придя в себя, Жрец холодно заметил:

— Вы увидите, как опасно потерять мое расположение! — и горделиво удалился.

Какое-то время оставшиеся вдвоем мужчины переминались с ноги на ногу. Наконец Лорсо ухмыльнулся.

— Возможно, я его немного расстроил, вот на столько, — и он поднял руку, на которой кончики большого и указательного пальцев почти соприкасались.

— Мне кажется, что больше. — Сарис настороженно посмотрел вслед удалявшемуся Жрецу. — Он очень опасен.

Поддерживая беседу, Лорсо внимательно разглядывал вождя Людей Реки. Он пригласил его поесть вместе с ним. На Сарисе была плотно облегающая куртка без рукавов, оставляющая почти открытым мускулистый торс. Одна рука была серьезно повреждена. Широкие брюки Сариса напоминали, по мнению Лорсо, юбку. В отличие от остальных предметов его одежды, головной убор выглядел как новый. Широкие поля прекрасно защищали от непогоды и солнца, а тулья была достаточно высокой, чтобы спасать от жары. Со второго взгляда Лорсо понял, что вместо ленты на тулье — змея. Ее голова с разинутой пастью смотрела вперед.

Лорсо отшатнулся. Сарис это заметил и понял, что вызвало такую реакцию Скэна. У него появилась уверенность в себе. Сорвав с головы шляпу, он протянул ее Лорсо.

— Мне говорили, что там, где ты живешь, нет ядовитых змей, — в его словах звучала насмешка.

Лорсо расставил ноги, как будто для того, чтобы нанести удар мечом. Его рука опустилась на оружие.

— Тебе правильно говорили. Они убивают людей. Зачем носить змею на себе?

Сарис непринужденно засмеялся.

— Змеи — священные животные Жреца Луны. Он позволяет носить шкуру священной змеи только избранным.

— Избранный обязательно должен носить шкуру?

Задумавшийся Сарис стал серьезным.

— Жрец никогда об этом не говорил.

— Хорошо. У Скэнов свои священные животные.

— Жрец с уважением относится к этим вещам. Он позволяет всем придерживаться любой веры, лишь бы они признавали верховенство культа Луны. Он утверждает, что все божества и духи подвластны его Матери.

По спине Лорсо бежали струйки пота. Он очень хотел, чтобы здесь оказалась Слезы Нефрита. Как он мог представить, что Сосоласса подвластен Матери-Луне? Если он это признает, то Сосоласса его убьет. Хотя Лорсо ее приемный сын, Слезы Нефрита пойдет к ритуальному камню и исполнит Песнь Проклятий для Лорсо. Вызываемые Песнью Проклятий духи всегда были в море прямо под поверхностью воды, мокрые, холодные, всегда готовые схватить и утащить вниз живого человека.

Сарис понял, чем озабочен Лорсо.

— Если бы меня беспокоили противоречия между моей религией и культом Луны, я бы промолчал. Если Жрец не требует, чтобы ты признал Мать-Луну, то зачем вообще об этом говорить?

Слезы Нефрита предупреждала, что для этого союза интриги станут таким же обычным делом, как дождь. Лорсо относился к переговорам как к охоте на зверя. В этой игре преимущество было не у самого быстрого или умелого, а у того, кто был самым осторожным.

Он сменил тему.

— О каком чуде ты говорил?

Реакция Речного была неожиданной. У него вдруг расширились глаза. Лорсо был уверен, что заметил в них выражение страха.

— Это сюрприз Жреца. Позже, как раз перед закатом. Нам нужно время, чтобы собрать людей.

Сарис указал вверх по течению. Посмотрев в ту сторону, Лорсо увидел два судна Людей Реки, на которые он раньше не обратил внимания. Их серые деревянные корпуса и блеклые коричневатые паруса прекрасно сливались с коричнево-зеленой водой и выжженными солнцем скалами на северном берегу. Но это было единственное, что он мог сказать об этих судах хорошего. Тяжелые, прочные, они были построены для черной работы. Они перевозили торговцев, грузы, скот или рыбаков. Лорсо, скрывая свое презрение, подумал о том, с какой легкостью его челн промчался бы мимо такой неуклюжей посудины.

— Сколько людей приедет послушать Жреца? — спросил он Сариса.

— Сотни. Люди Реки — большое племя, пусть даже не все мы признаем культ Луны. Не все прибывшие воспримут Жреца. А многие воспримут. Жрец говорит, что каждый вновь обращенный приведет к нам еще двоих.

Эта мысль заинтриговала Лорсо. Отношение Скэнов к иным верованиям было совсем другим. Если такая вера защищала верующих от Скэнов и Сосолассы, она была хорошей. Если же побеждал Сосоласса, его могущество обращало побежденных в рабов. Это было просто и понятно.

— Чем мы будем заниматься до этой церемонии? — Лорсо даже не пытался скрыть свое нетерпение. — Разве она так необходима для меня и моего экипажа? Мы могли бы за это время договориться о времени нападения, о наших задачах. Жрец понимает, что ни один Скэн не собирается падать в обморок и провозглашать его божеством. Мы прибыли сюда, чтобы вести переговоры о войне и добыче.

Сарис спокойно ответил:

— Ты сильнее своих воинов, Поработитель. Твой экипаж провел всю ночь с женщинами-рабынями Летучей Орды. Многие еще с ними. Сомневаюсь, чтобы они помышляли о войне и добыче! — При этом у него был такой вид, будто он случайно надкусил что-то гнилое.

Скрывая гнев, Лорсо ограничился коротким кивком. Он пошел в направлении, указанном Сарисом. Когда он наконец подошел к расставленным в широкой красивой долине повозкам, то весь покрылся потом. Лорсо знал о тяжелых повозках с высокими колесами, но тем не менее, когда один из Скэнов спрыгнул с такой повозки, он издал возглас изумления: колесо было на голову выше воина!

Лорсо насчитал около двадцати повозок. Он был уверен, что десяток из них, те, что были ярко раскрашены, предназначались для женщин. Эти повозки были накрыты разноцветными полотнами, натянутыми поверх специальных рам. На одной из них была изображена взошедшая над горами луна. На второй — тигр, устремившийся за убегающим оленем. На третьей были нарисованы только красные, желтые и белые розы разного размера. Колеса и упряжки также были раскрашены.

Лорсо почувствовал на себе чей-то взгляд.

Пытаясь казаться невозмутимым, он сделал вид, что рассматривает что-то на своем сапоге, а на самом деле в это время оглянулся назад. Он осмотрел склоны справа и слева от себя. Там густо росли деревья вперемежку с кустами и повсюду можно было затаиться, но не было никаких признаков опасности.

Вдоль тропы, ведущей в долину и к повозкам, густо рос кустарник. На тропе и кустах виднелись следы от огромных колес. Подумав, что ведет себя как испуганный молодой олень, Лорсо отбросил мысли о взгляде, нацеленном ему в спину, и двинулся в сторону повозок. Но он знал, что заметил нечто непонятное.

Нацеленная ему в грудь стрела пролетела так близко, что вспорола широкую блузу. Острый как бритва наконечник скользнул по внутренней стороне правой руки и ушел в кустарник. Вскрикнув, Лорсо упал в кусты, зажав левой рукой небольшой порез, и выхватил меч. Проклиная себя, что не захватил собственный лук и стрелы, он осторожно поднял голову.

Далеко от него вверх по склону горы бежал человек. Это расстояние поразило Лорсо. Неудивительно, что стрела промахнулась. Было странно, что она вообще пролетела возле него.

Крик Лорсо был услышан. Из повозок вывалились Скэны и несколько женщин. Появились кочевники Летучей Орды. Один из них взлетел на спину коня, ничуть не озабоченный отсутствием седла и уздечки. Огрев коня рукой по крупу, он галопом примчался к Лорсо.

— Рана серьезная? — спросил кочевник, и, не дожидаясь ответа: — Кто это сделал? Речной?

На его лице появилось огорчение, когда Лорсо признался, что не имеет понятия, кто на него напал. Оно сменилось радостью, когда Лорсо добавил, что нападавший удирает по склону горы и указал на карабкавшуюся через камни фигурку.

— Охота! — воскликнул кочевник. — Человек! Самая хорошая дичь! Жаль, что тебя ранило. Рана вроде несерьезная. Мы тебе его добудем. Позову остальных! — И кочевник умчался.

Тут подбежали первые члены экипажа. Рану Лорсо осмотрели и забинтовали. Задолго до того, как последний из Скэнов присоединился к Лорсо, группа верховых кочевников устремилась вверх по склону горы. Их крики и вопли прокатились эхом по долине. Скэны наблюдали со стоическим вниманием воинов, анализирующих опасность, с которой, возможно, когда-нибудь придется столкнуться. Казалось, что крепкие широкогрудые кони кочевников не признают земного притяжения. Глядя, как они карабкаются напролом вверх по склону горы, Лорсо подумал, не когти ли у них вместо копыт? Всадники вцепились в своих коней, как демоны, и спрыгивали, только когда конь, казалось, вот-вот опрокинется назад. Спешившись, воины помогали коням. Иногда они тянули их вверх за уздечку. Некоторые подталкивали плечом своих скакунов сзади, помогая им выбраться на следующий уступ.

Одновременно вторая группа кочевников с воплями понеслась вокруг восточного склона горы. Лорсо решил, что они направились, чтобы отрезать беглецу путь к отступлению на юг.

Лорсо почти посочувствовал глупцу, попытавшемуся его убить.


Глава 21 | Ведьма | Глава 23